Всё тайное становится явным

Другие виды отношений
NC-17
В процессе
31
Размер:
планируется Макси, написано 286 страниц, 69 частей
Описание:
Рано или поздно любой секрет или тайна всё же становятся всем известны...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 102 Отзывы 8 В сборник Скачать

58 Глава. Сектумсемпра

Настройки текста
POV Гарри Две недели тренировки по квиддичу проходили просто замечательно — таких на моих памяти, как капитана, ещё не бывало. Игро­ки до того обрадовались избавлению от Маклаггена, так были довольны возвращением Кэти, что ле­тали лучше, чем когда-либо прежде. Джинни разрыв с Дином, похоже, нисколько не огорчил, напротив, она теперь стала настоящей ду­шой команды. Джинни страшно веселила игроков, изображая, как Рон беспокойно подскакивает вверх-вниз перед шестами или как я сердито даю Мак-лаггену указания, пока тот вышибает из него дух. Я, хохотавший вместе со всеми, был только счаст­лив тому, что у него имеется совершенно невинный повод подолгу не спускать с Джинни глаз. В итоге, поскольку выискивать снитч ему во время трени­ровок стало некогда, меня ещё пару раз зашибло бладжером. Сражение, бушевавшее в моей голове, — Джинни или Рон? — так и не утихло. Временами мне казалось, что Рон после пережитого им с Лавандой не станет особенно возражать, если попросить у него разре­шения ухаживать за Джинни. Но тут я вспоми­нал лицо Рона, увидевшего, как его сестра целует­ся с Дином, и проникался уверенностью в том, что, если он хотя бы коснётся руки Джинни, Рон и это сочтёт гнусным предательством. И все же я ничего не мог с собой поделать — я смеялся вместе с Джинни, возвращался с ней в замок после тренировок Как ни мучила меня совесть, я то и дело ловил себя на мысли о том, как можно было бы остаться с ней наедине: если бы Слизнорт снова устроил вечеринку, это было бы идеально, по­скольку Рона туда не приглашали. К сожалению, Слиз­норт, судя по всему, махнул на них рукой. Раз или Два я прикидывал, не попросить ли помощи у Гермионы, но приходил к заключению, что не смо­жет снести самодовольного выражения, которое не­пременно появится при этом на её лице. Мне каза­лось, что порой, когда Гермионе случается заметить, как я смотрю на Джинни или хохочу над её шутками, именно такое выражение на лице её и возни­кает. А в довершение ко всему меня мучило беспо­койство, что если мне не назначит Джинни свидание так очень скоро это сделает кто-то другой — по край­ней мере, в том, что чрезмерная популярность Джин­ни не доведет её до добра, я был с Роном полно­стью согласен. Так или иначе, искушение глотнуть ещё разок «Феликс Фелицис» донимало меня с каждым днём всё сильнее. Разве это не был именно тот случай, когда требовалось, по выражению Гермионы, «пришпорить обстоятельства»? Тихо проплывали душистые май­ские дни, но всякий раз, как мне встречался с Джин­ни, бок о бок с ним непременно торчал Рон. Я всё ждал, когда же мне повезёт, когда Рон вдруг возь­мёт да и поймёт — ничто не сулит мне, Рону, боль­шего счастья, чем любовь, соединившая его лучшего друга и сестру? Поймёт и оставит их наедине друг с другом дольше, чем на несколько секунд. Однако до окончания последнего в сезоне матча по квид-дичу надежд на это, судя по всему, не было никаких: Рон все время обсуждал со мной тактику игры и ни о чём другом не думал. В этом отношении Рон был не одинок. Острый интерес к игре Гриффиндор — Когтевран обуял всю школу — игра определяла чемпиона этого года, на­звать которого наверняка пока было невозможно. Если Гриффиндор побьёт Когтевран с преимущес­твом в триста очков (дело непростое, но, с другой стороны, я никогда ещё не видел, чтобы коман­да его летала так хорошо), то именно он и попадет в чемпионы. Если преимущество будет несколько меньшим, первым окажется Когтевран, а Гриффин­дор — вторым; проиграв сотню очков, он займёт третье место, за Пуффендуем, а проиграв больше сотни, — четвертое, и тут уж никто, думал я, ни­кто и никогда не позволит мне забыть, что именно я был капитаном Гриффиндора, когда тот впер­вые за двести лет съехал в самый низ турнирной таблицы. Подготовка к решающему матчу обладала все­ми характерными для такого события особенностя­ми: ученики соперничающих факультетов пытались при каждой встрече с противниками посильнее их застращать. Стоило кому-то из игроков показаться в коридоре, как я тут же натыкался на компанию, во весь голос репетирующую оскорбительные для меня куплеты. Выбор у игроков был невелик — либо идти себе с важным видом, снося подобные знаки внимания, либо прятаться между уроками в туале­тах, где их от всего пережитого нередко выворачи­вало наизнанку. В моём сознании исход предстоя­щей игры запутанным образом связался с успехом или неудачей его планов в отношении Джинни. Я не мог отогнать чувство, что, если Гриффиндор по­бедит с преимуществом в три с лишним сотни оч­ков, всеобщий восторг и шумная гулянка после игры смогут дать мне не меньше шансов, чем добрый гло­ток «Феликс Фелицис». Впрочем, за всеми этими тревогами он не забы­вал о другой важной задаче — выяснить, чем зани­мается Малфой в Выручай-комнате. Я продол­жал заглядывать в Карту Мародеров и, поскольку Малфоя на ней нередко не оказывалось, думал, что тот по-прежнему проводит кучу времени в комна­те. И хотя я понемногу утрачивал надежду на то, что мне удастся проникнуть в Выручай-комнату, всякий раз, проходя мимо неё, он предприни­мал такую попытку. К сожалению, в какие бы слова ни облекал я свою просьбу, дверь в комнату упор­но не появлялась. В один из последних перед матчем дней мне пришлось отправиться на ужин в одиночестве. Рона опять затошнило, и он понесся в ближайший туалет, а Гермиона убежала, чтобы поговорить с про­фессором Вектор насчет ошибки, прокравшейся, как она полагала, в её последнюю письменную работу по нумерологии. Зайдя в Большой я заметил Кэти Белл, которую окружили некоторые студенты. Я не долго думая пошёл к ней, чтобы расспросить её о произошедшем. POV закончен. Я сидела за столом своего факультета и неохотно ковыряла вилкой омлет. Я и идти на ужин не хотела, если бы не Блейз, вытащивший меня из спальни. По дороге в Большой зал он всё бубнил и бубнил. Вот и сейчас, сидя за столом парень без умолку болтал. Я не слушала его, а летала в своих мыслях. — Роза! — Блейз пнул меня ногой. — Смотри. Я повернула голову в ту же сторону, куда смотрел Блейз и замерла. У входа в Большой зал стоял испуганный Драко, боязливо смотря на Кэтти Белл, разговаривающую с Поттером. Драко побежал на выход. Гарри заметил, удаляющегося Драко и поспешил за ним. Я минуту сидела в оцеплении и быстро вскочила на ноги и понеслась за ними. Я бродила по коридорам Хогвартса в надежде найти парней. Когда я устала ходить, я остановилась и начала думать, где они могут быть. Я в голове перечислила все возможные варианты, пока не остановилась на туалете Плаксы Миртл. Я направилась туда. Подходя к нужному месту, я услышала голоса, произносящие заклинания. Поттер крикнул какое то заклинание и раздался глухой звук, как-будто, кто-то упал. Я вбежал в туалет. Моё сердце на мгновенье, как мне показалось замерло. Драко лежал на полу истекаю кровью. Я бросилась к нему. Упав на колени, я осторожно положила его голову к себе на ноги и стала гладить его по волосам. — Только не умирай, Драко. — по моим щекам потекли слёзы. — Не оставляй меня одну. — я начала плакать, не обращая никакого внимания на Поттера, стоявшего за моей спиной. Я взмахнула палочкой и тут же появился мой патронус. — Северус, нужна твоя помощь, срочно. Быстрее в заброшенный туалет. Я отложила палочку и закричала. — Ты идиот, Поттер. — Я... Я не хотел. — гриффиндорец замотал головой. — Я не знал, что это за заклинание. — Не знал? — я взбесилась. — Ты использовал его даже не зная, что это за заклинание. Ты мог его убить. — Я не хотел. — снова повтор парень. — Мне плевать. Я сама тебя убью. — Р...оз... аа... — тихо проговорил Драко. — Молчи, ничего не говори. — я погладила его по голове. — Скоро прибудет Северус, он поможет тебе. Драко уже не слушал меня. Его глаза начали закрываться. — Не смей закрывать глаза, Драко, не смей. — я сильнее расплакалась. Сзади хлопнула дверь, Гарри в ужасе оглянулся: в туалет ворвался смертельно бледный Снейп. Грубо отпихнув Гарри, он тоже опустился на колени возле меня и вы­тащил волшебную палочку и прошёлся ею по глубо­ким ранам, нанесенным заклятием Гарри, бормоча при этом похожие на какие-то песнопения магиче­ские формулы. Кровь начала униматься, Снейп стёр остатки её с лица Малфоя и повторил заклинание. Раны стали затягиваться прямо на глазах. Гарри, пораженный ужасом от того, что он натво­рил, наблюдал за Снейпом, едва сознавая, что и сам он весь пропитан кровью и водой. Где-то вверху ры­дала с подвываниями Плакса Миртл. Снейп, произне­ся заклятие в третий раз, поднял Драко на ноги. Я поднялась с ними. — Вам нужно в больничное крыло . Кое-какие шрамы, ве­роятно, останутся, но если немедленно воспользо­ваться бадьяном, возможно, удастся избежать даже этого. Провели его, Роза. Я молча кивнула и повела, аккуратно придерживая Драко за спину. Подойдя к двери, остановилась и злобно сказала через плечо полным холод­ной ярости голосом: — Тебе это так с рук не сойдёт, Поттер. Гарри и на миг посмотрел на моё злое лицо. Он медленно, подрагивая, поднялся на ноги, окинул взглядом пол. По его по­верхности, точно багровые цветы, плавали пятна крови. У Гарри не было сил даже на то, чтобы уго­монить Плаксу Миртл, которая продолжала завывать и рыдать, причем с удовольствием, становившимся всё более очевидным. Я вышла из туалета, оставив Поттера и Северуса одних. Пусть он дальше с ним разбирается. Я помогла дойти Драко до больничного крыла. Я хотела остаться с ним, но мадам Помфри нагло вытолкнула меня от туда. Я всё ещё злая побрела в гостиную, проклинания всеми возможными ругательствами Поттера.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты