Экстракт дофамина.

Слэш
R
В процессе
70
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 12 частей
Описание:
Что такое любовь? Можно ли жить в согласии, имея совершенно разные представления об этом чувстве? Существует ли способ исправить собственное восприятие, и если так, как дорого это обойдëтся?
Примечания автора:
Эта работа заняла у меня несколько месяцев (눈‸눈), но в целом я доволен результатом. Главы будут выкладываться раз-два раза в неделю. Жанры будут пополняться, как и присутствующие герои по мере выхода глав, дабы не портить интриги. Приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
70 Нравится 32 Отзывы 16 В сборник Скачать

Нерешëнная загадка.

Настройки текста
Примечания:
*Дораэмон — кот-робот из манги-сериала.

*Каомодзи — японское название смайликов.

*Птолемеевская система мира, — Птолемей считал, что земля находится в центре вселенной, и все небесные тела движутся вокруг неë. Иметь такую систему, — значит считать, что всë происходит только с тобой, что главный ты, и все события как-то к тебе относятся.

*Дыба — орудие пытки посредством растягивания тела жертвы с одновременным разрыванием суставов.
— Сыграем в его историю, но будем контролировать каждый шаг, и финал напишем сами. Нам нужно вызвать у него шоковое состояние. Большое потрясение, идущее вразрез с его убеждениями, заставит его отказаться от них. _________________________________ Схватить бы за воротник рубашки тогда, — удержать, — но юноша был слишком обескуражен словами партнëра. Они вязали руки и всë тело путами, и сгибали его в стыдливое положение покаяния идолу, от которого ни за какую молчаливую мольбу не поступало никаких подсказок, а подать голос было сродни непростительному греху. В мире семь миллиардов людей, и остальные, он уверен на все десять миллионов процентов, знают ответы на такие простые вопросы. Идол решит, что он никчëмен, и найдëт других, кому не надо разжëвывать. Зачем ему такой глупый партнëр? Впрочем, у Сенку, оказывается, было не так много попыток. И да, он уже несколько месяцев в ряду бесполезных, но разгадывать загадку не перестал. С верным ответом, Ген простит его. Вероятность существует, и в неë хочется верить. На вытянутых ногах лежит ноутбук, открыта фотография, где ребусов между ними ещë не существовало, и глаза Гена, — светло-синее небо, что одаривает спокойствием и заботой своë единственное белое облачко, и в них силуэт его, — мальчишки с взъерошенными волосами, странно растущими вверх. — ..Я не знаю, что тебе нужно.. В грудной клетке что-то беззвучно трещит, но не идëт разломами. Это болезненное ощущение преследует постоянно. Подобие въевшихся заноз тех деревьев, что втыкают свои ветви в облако, царапают, и проткнуть стараются. Оно на земле. Лишнее среди них. И даже берëт интерес, когда же наконец в плоть вопьются осколки сердца. Брови сводятся к переносице, — на облаке проявляются глубокие несуразные черты. Зубы находят на нижнюю губу, задерживают еë, как разводной мост, за которым толпятся остервенело эмоции. — Ага..Только разреветься не хватало. Горестно улыбается Сенку. Последняя преграда начинает сдаваться под натиском чувств. Кулак трëт веки с силой, в которой нет необходимости, но есть самовнушаемая военная стратегия. Удержать мост. Сенку давно принял, что лить слëзы, — бессмысленно. Начало его пути в науке состояло из взрывов, неверных расчëтов, и неработающих механизмов. Ребëнком он часто проливал эти глупые капли соли в плечо отца, что успокаивал словами о необходимости траты большего количества времени для достижения любого результата. Да, великими учëными не становятся за несколько месяцев, а вот после тысячи попыток и равного количества ошибок, в конце концов, всë начало получаться. И сейчас уже не будет никаких нерациональных эмоциональных всплесков. Нельзя. Не нужно. Держать мост. Слезами не выведешь химическую формулу, ракету не построишь, пример не посчитаешь, и Гена не вернëшь. Только мост падает, и тросы безвозвратно рвутся. Эмоции застилают глаза солëной водой, бегут по щекам, раздражают слизистую носа, и не спрашивают больше чужого мнения. Он всхлипывает, шмыгает носом, подтягивает к себе игрушку Дораэмона* и прижимается лицом к мягкому брюшку. Капитулирует. Ранее получалось, всегда получалось выиграть. Но каждый раз эмоции проигрывали Сенку бой, а не войну, и накапливались, дабы однажды прорвать баррикады. Он ещë долгое время не поднимает головы (боль в которой усиливается), стискивает мокрыми пальцами плюш, пачкает его слюнями, дышит надрывно. Раздаëтся раздражающее пиликанье уведомления. Это из ноутбука. Разве был включен звук? Сенку отникает от игрушки и собирается закрыть девайс, но подвисает. Фотографию Гена перекрывает окошко с сообщением. « Не хочешь прогуляться? » Не хочет. Он ничего не хочет и ведëт по сенсорной панели пальцем с целью нажать на крестик у уведомления, но панель от скольжения распознаëт лишнее действие, и диалог, напротив, открывается. — Ч-чëрт..Да за что м-мне это всë... Сенку дрожащими пальцами зарывается в белые пряди, приминает зелëные кончики их, тянет. « Агаа! Я знал, что у тебя высвечиваются сообщения! » Сейчас он напишет, что занят, и лучший друг отстанет. Рука тянется к клавиатуре. « Не говори мне, что занят! С тех пор как перевëлся на домашнее обучение, мы вообще не виделись! А мне нужно сказать тебе что-то важное! » Вот же.. Сенку вытирает лицо ладонью. « Если ты мне не ответишь, я приду к твоему дому и буду орать под окнами, пока не выйдешь! » — ..Дурак н-неугомонный. Однако, он почти посмеивается своим представлением орущего болвана. Это действительно может случиться. Таким как Тайджу не бывает неловко. Ну, может только при девушках, в которых они влюблены. Хроническое ощущение длинной иглы в одном из глазных яблок всë же подталкивает к вступлению в переговоры, и он печатает, прежде недолго переждав дрожь в руках. « Погуляем, погуляем. Дай мне час. Я правда должен закончить. Это важно. » « Но ни минутой больше! » « Окей. » Ноутбук переносится на пол. Сенку встаëт с футона и плетëтся в ванную, умывается холодной водой перед зеркалом. Веки покрасневшие, как и всë лицо, опухшие. Под глазами большие мешки (он спит всего пару часов в сутки), на нижней губе содрана кожа. Такое заметит даже его невнимательный друг. — Хреново... Ладно, попробуем сделать хоть что-то. После унылого пешего похода до кухни, Сенку из морозилки заимствует лëд и им протирает выдающие его состояние детали. Лëд усилит кровообращение. Должен усилить. Проверять нет никакого желания. Всë равно другими способами маскировки он не располагает. Он обувается в прихожей не сразу, — шнурки кроссовок выскальзывают из пальцев. Ещë пару дней назад здесь было темно и также тихо. Из других комнат не доносилось клацанья по клавиатуре или шума от телевизора. В голову залезла дурашливая затея. Сенку на цыпочках пробрался в спальню, выкрикнул что-то задорное и резко щëлкнул выключатель. А потом озорство сменилось озадаченностью и нервным смехом. В кровати, в помещении, никого не было. Конечно..Отец должен был быть тогда уже на Луне. Как он мог забыть об этом? Сенку выходит из квартиры, закрывает еë на ключ и спускается вниз на лифте. Погода, после пары недель знойной жары, радует японцев летней прохладой. А Сенку даже редкие солнечные лучи заставляют щуриться, раздражают глаза. Нечëткое лицо друга резко возникает совсем близко и он рефлекторно дëргается. Ну что за человек? Они же договорились встретиться в парке. — Я не мог ждать, Сенку! У него спортивное телосложение и короткие коричневые волосы, а ещë огромное количество энергии. И с этим гигантским энергетическим запасом Тайджу обнимает друга невероятно сильно, невольно заставляет упираться носом в плечо. — Тайджу..Ты не даëшь мне дышать..И можешь сломать рëбра.. Хрипит Сенку, старается отвернуть голову. — Я признался Юдзурихе, Сееенку! Тайджу практически подскакивает, прежде чем раскрыть захват. —...Неужели наконец поднакопил храбрости? Сенку чуть сгибается, руками упирается в колени, и глубоко вбирает ртом воздух. — Я уж думал...что на этот уровень ты выйдешь...только под конец школы. — Она призналась мне первой. Но это же не менее круто, да?! Всë взаимно! Сенку снисходительно качает головой. Здесь можно только посочувствовать. Юдзурихе. — Значит, она достаточно сообразительна и уже поняла, что будет ждать ещë несколько лет, если не возьмëт дело в свои руки..Но надеюсь, что в каких-то аспектах отношений ты всë же будешь первый проявлять инициативу. Теперь указательный палец Сенку направлен на друга и мерно покачивается вверх-вниз. — Даже балбесы должны чему-то учиться со временем. — Я собираюсь подарить ей цветы на первом свидании! Надеюсь, что она меня не опередит! Как думаешь?! Сенку думает, что лучший друг, сложивший руки на его плечи, вполне может сломать их. Он отвык от таких необузданных эмоций, от того, что кто-то находится рядом, и звук живой, без возможности настроить громкость, или всë вырубить. — Хе-хе-хе, ну, не должна. Но ты на всякий случай намекни ей, если у тебя на какие-то аллергия. — Раз ты так говоришь, значит так и сделаю! Тайджу избавляет его от части тяжести, поднимает одну свою ладонь и сжимает в кулак. — Я прикалываюсь, идиот. Не вздумай, — Сенку со смешком трëт переносицу двумя пальцами и шагает вперëд, еле ноги поднимает, горбится. Тайджу сопровождает его бодрыми перебежками. — Недавно у нас была контрольная по математике. Десять человек засекли за списыванием! Тайджу число на пальцах двух ладоней показывает. — ...Этот стелс они не вывезли. — Она успевала следить за каждым! — Да...Это на неë похоже...Босс файт. Качает головой Сенку. Речь у него стала с большими разрывами, словно забывается. Тайджу рассказывает ещë несколько школьных историй. Сенку их вяло комментирует, хотя каждая его странно забавляет. Должно быть, это всë эффект живого общения. Они проходят через арочные ворота парка. — Когда ты в последний раз валялся в траве? Сенку хмурится, не сразу догадывается о следующих действиях Тайджу, и слишком поздно одëргивает друга. — Пару месяцев назад...Не делай-... Тайджу уже схватил Сенку за руку и теперь тащит вперëд бегом. Упор ног ведомого в землю вовсе не помеха. — Погоди, Тайджу! Тайджу! Адреналин, как старый ковбой, вздëргивает повод на задремавшей лошадке-сознании. Он упадëт. Если продолжит сопротивляться, он упадëт, и в лучшем случае разобьëт нос. Возможности остановить Тайджу не наблюдается. Остаëтся включить ноги в непосильную для них работу, — бег. Мышцы тут же твердеют и начинают покалывать, словно он двигается против ледяного течения. — Тайджу, болван! Да остановись же! Друг несëтся на середину газона, прыгает, переворачивается в момент отталкивания, и падает на спину. Сенку приземляется на него. Голову в момент полëта заполняют рентгеновские снимки переломов разной степени тяжести, но нет. Никакой резкой боли нет. Идиот под ним, ставший чем-то вроде подушки безопасности, улыбается. Насколько же крепкие кости, а также крепкая позиция слабоумия и отваги. — Ты что, хотел убить нас?! Сил хватает лишь на то, чтобы перекатиться в сторону звëздочкой. — Прости, прости, я просто очень рад, что мы наконец встретились! Тайджу смеëтся, а Сенку внезапно отмечает исчезновение машинки, дробящей его голову изнутри столь долгое время. Он уже и забыл, каково быть, может не на десять тысяч процентов, но на сто точно, здоровым. Когда что-то болит постоянно к этому привыкаешь, и всë притупляется. — Ладно, поживи ещë на свете. Сенку ставит другу лëгкий щелбан, заводит руки за спину и приподнимается. Взгляд совершенно случайно падает на другую часть газона, и он зависает. Начинает подташнивать, по лицу пробегают капельки пота, пальцы вырывают травинки. Они там. Такие идеальные и правильные. Это из-за них он не появляется на улице. Надо бы отвернуться, но никак не получается. Похоже на влияние энергетических вампиров. А какой большой радиус действия! Руки не держат, он ударяется головой об землю и жмурится. — Сенку! Всë хорошо?! Сенку не сразу обращает внимание на зовущего и его руки под своей головой, неспеша открывает глаза. — Да.. — Тебя что-то напугало? Тайджу подсаживается близко-близко, сосредотачивается на Сенку, чьи красные расширившиеся зрачки едва не превращаются в аварийные знаки. — Нет. Здесь просто..жарко. Сенку берëтся за воротник футболки. Вещь большевата для него на пару размеров, и рисунок, — фокусник, закованный в цепи, в знаменитом ящике с водой, — тоже не должен бы соответствовать интересам юного учëного. Он трясëт ткань и выглядит это крайне неловко, особенно с последующими мурашками по телу, что вызывает прохладный ветер. Ложь выходит просто инфантильной. Этого будет недостаточно даже для не отличающегося интеллектом Тайджу. — Да, правда жарко. Когда ты вернëшься? Хром постоянно спрашивает о тебе. « Неужели прокатило? » Может, Тайджу просто привык прислушиваться к словам друга? Возможно, если бы Сенку сейчас сказал, что через несколько дней наступит конец света, Тайджу побежал бы доделывать все свои незаконченные дела, и обязательно, бонусом, сделал бы что-то дурацкое, что людям делать не страшно, когда они знают, что жить осталось считанные часы. — Если у него есть какой-то вопрос, он всегда может написать мне. Опасная ситуация миновала. Слова подбираются на автомате. Мысли не здесь. Мысли с теми, кто по другую половину парка. Кто однажды также был у ларька с мороженым, у кинотеатра, у школы и в ней, и в ещë сотне других мест. Они повсюду. Их слишком много. — Он писал! Он постоянно пишет, только ты не отвечаешь! — восклицает друг. — И вообще, это не то же самое! Ты ему нужен! Всем нам нужен! Когда уже вернëшься? Сенку не улавливает суть сразу двух фраз. Он достаëт телефон, открывает социальную сеть и листает сообщения вниз. « Он только и делает, что пишет мне? » Хром, — ученик Сенку. Юноша из неблагополучной семьи, с которым Сенку занимался по школьной программе, вплоть до тех пор, пока не удалось доказать безалаберность его родителей, лишить их прав, и подготовить ученика к необходимым экзаменам, иначе Хрому пришлось бы терять время в начальной школе. Сейчас Хром вполне способен сам осваивать школьную программу, и даже преуспевать в ней, но порой у него всë равно появляются вопросы или просто желание увидеть бывшего учителя. — Действительно..Вернусь домой и отвечу. Сенку продолжает смотреть в телефон, но лишь с целью спрятаться от Тайджу, и, может быть, друг замечает это на каком-то интуитивном уровне. Он выхватывает мобильник и откладывает в сторону. — Когда ты вернëшься в школу, Сенку? Когда всë это закончится? Сенку встряхивает головой. —... Возможно, мне понадобится ещë месяц. Он осторожен в изречениях. Точно понадобится месяц. Только совершенно точно, — не один. — Ещë месяц?! Чем таким важным ты занят?! Тайджу сжимает белые волосы на затылке. Неумышленно. Он забыл, где находится ладонь. Сенку шипит и закидывает голову назад, цедит сквозь зубы. — Нич-..Задания..Задания от Ксено. Друг убирает руки из под его головы, складывает на коленях, но нисколько не раскаивается. Сенку сам его вынудил. — Ты делаешь его работу за него или что? Сенку садится на зад, потирает ушибленную голову. — Ты не поймëшь. — Но хотел бы понять! Зачем он так изводит тебя? Тайджу выглядит сурово. Сенку мрачнеет следом. Как же он устал... С самого начала тяжело было выдерживать чужую радость и сдерживать свою зависть. « Ты превратишься в них. Как бы не был глуп, ты знаешь решение загадки на уровне инстинктов. А я останусь один. » — На всë есть свои причины. Сенку поджимает губы, отворачивает голову. — Не знаю какой должна быть причина, чтобы превращаться в ходячего мертвеца! « И всë таки, заметил. » Сенку молчит и ещë несколько минут они лежат в тишине, будто находятся на одной из планет, в чьих атмосферах недостаточно газа для распространения звука. Сенку поднимается первым, забирает свой телефон с травы. — Ну, удачи вам с Юдзурихой. Бросает он и шагает несвойственно себе широко, не оборачивается на оклик, проходит за ворота парка весь скошенный вниз. Фрагмент дороги утрачивается за закрытыми глазами, Сенку не помнит, как заходит в свой подъезд и когда успевает разуться в квартире. В своей комнате он валится на футон, отвечает Хрому на все его вопросы, слушает рассказы, и обещает вернуться. Когда-нибудь. « Good night, Senkuu. » [ Доброй ночи, Сенку. ] Приходит сообщение от научного наставника. Сенку ненадолго закрывает глаза, после отвечает без промедлений, ведь Ксено, — его связь с отцом. И вообще, учëный многое вложил в мальчишку, у которого ранее взрывалась каждая вторая ракета. « Yup. How're u getting on in NASA? How is my old man?<( ̄︶ ̄)> » [ Ага. Как успехи в НАСА? Как там мой старик? ] Сенку бегло говорит по-английски, и в сообщениях всегда пользуется каомодзи*, хотя сейчас не существует способного выразить степень его усталости и подавленности. Он лишь не хочет вызывать подозрений. Пусть до конца не уверен, волнует ли Ксено его состояние. Сенку шестнадцать и в этом возрасте он уже не принадлежит к тем детям, чья система мира определяется, как птолемеевская*. « Everything is going in the best way. Do you miss your father? » [ Всë проходит лучшим образом. Скучаешь по отцу? ] « Maybe. » [ Возможно. ] Сенку вскидывает бровь. Конечно скучает, пусть старается не слишком подавать виду. У него нет никого ближе Бьякуи, Гена, одной подруги, и одного недалëкого лучшего друга. « He asked me to convey that he loves you very much and will definitely "bring something from the Moon. " » [ Он просил передать, что очень любит тебя и обязательно "притащит что-нибудь с Луны". ] Сенку смеëтся, представляет чудну́ю картинку происходящего на Луне, (ведь отец его не обделëн чувством юмора) но вместе с этим испытывает гордость и восхищение. Бьякуя свою мечту исполнил, и Сенку однажды исполнит. « Heh. Say him that the lunar rock is enough for me. Most likely he is already planning to grab the lunar rover╰(▔∀▔)╯ » [ Хех. Передай ему, что мне хватит и лунной породы, а то небось уже луноход планирует прихватить. ] « Surely. What do matters stand? Are you cope? » [ Обязательно. Как обстоят дела? Справляешься? ] Один и тот же вопрос через день. Может быть наконец рассказать обо всëм Ксено? Рассказать о Гене? Вряд-ли наставник обратиться к Бьякуе с доносом, ему это ни к чему. Раньше, когда Сенку был совсем ребëнком, он часто беспокоил Ксено по делу и без дела, и тот вовсе не был против, но они никогда не поднимали вопрос « не мешаю ли я тебе посторонней болтовнëй? », поэтому он не мог знать наверняка. С возрастом Сенку стал более избирателен в той информации, которую необходимо обсудить, и еë теперь составляла практически только наука. Он зевает. В телефон тяжело смотреть и в ослабевших руках гаджет покачивается. « Well. » [ Вполне.] « Nobly, I didn't doubt you. I think, I can connect you with your dad this week for a little while. » [ Превосходно, я в тебе не сомневался. Думаю, что на этой неделе смогу ненадолго соединить тебя с отцом. ] « It would be nice » [ Было бы неплохо. ] Только лучше без камеры. Не нужно Бьякуе видеть его в таком состоянии. Слова расплываются, раздваиваются, телефон выскальзывает из ладоней, и Сенку отключается. Ненадолго, может на полчаса, но пробуждение даëтся очень нелегко, будто сотню лет провëл без движения и мышцы атрофировались. Он выпрямляется, поднимает с клавиш ноутбука лишь гудящую голову и ладони, а кажется, что встаëт с *дыбы. — Надо же было так уснуть.. Загоревшийся экран настойчиво терроризирует глаза. Сенку прогибается в спине, тянется руками вперëд, и подтянутым животом упирается в стол. В пояснице, в локтях, что-то щëлкает, — кости ломит. В помещении, где давно никто не открывал окон, душно. Очень хочется пить. Сенку встаëт из-за стола и распахивает окно. Немного кружится голова, так что до ванной помогают добраться стены. Там он несколько раз умывается и пьëт прохладной воды, из ладоней, сложенных в лодочку, протирает ими лицо. По возвращении за ноутбук смотреть в него становится легче. « Я давно не сверялся, что там по новостям научным. » Сенку открывает ещë одну вкладку в браузере, в поисковике вводит определëнный иностранный сайт и переходит по ссылке. | Экстракт дофамина | Название самой первой статьи не вызвает никакого отклика внутри, но в изложенный материал Сенку вчитывается уже жадно, и жадность эта нарастает по мере прочтения. Он, как помешанный, перечитывает предложение за предложением, поглощает текст, воодушевляется. Словно ученик, что раз за разом проваливал тест, вдруг получил на него все необходимые ответы. И да, они действительно здесь. — Всего лишь химическая реакция, получается что.. Поэтому их стало так много, и они все правильные. То, что выведено наукой, выведено искусственно, не может содержать ошибок. — Это так будоражит. Скрытое заявление на возможность управления человеческим сознанием. Он смотрит на время, — 1:00. У Ксено сейчас, должно быть, 11 часов утра, хотя это не особенно важно. Пустая формальность. Они могли переписываться в любое время. Оба имели ненормальный график сна.       Сенку выделяет адрес статьи синим прямоугольником, копирует, и отправляет наставнику. « Well, what extent is America mir'd in calf tenderness? » [ Ну, Насколько Америка погрязла в телячьих нежностях? ] « I do not quite understand. » [ Я не совсем понимаю. ] « Dopamine extract. » [ Экстракт дофамина. ] « Senkuu, there are five articles in the link, but none with this title or content. » [ Сенку, в ссылке пять статей, но ни одной с таким названием или содержанием. ] Может адрес был повреждëн? Сенку хмурится и возвращается к статье, чтобы сделать скрин, но на экране только сведения об ошибке. Он перезагружает сайт и это возвращает на главный экран, где всë именно так, как сообщил Ксено. — Что за фигня?.. Сенку внимательно читает названия статей, и нужной больше нет. « Может одна статья вложилась в другую? Пройдусь по всем и найду. » Слишком уверенное заявление. Он же понимает, что для такого важного сайта подобное состояние, — крайне ненормально. Сенку открывает первую статью, затем вторую, третью. Непонятный энтузиазм не утихает даже к последней, но когда и она изучена досконально, возбуждение рассеивается. « Может я пропустил ещë что-то? Она же точно была здесь. » Он проводит обзор по всей всемирной паутине, но в течении часа натыкается только на строчки из романтических-фэнтезийных книг или на научные оттиски, в которых нужной информации нет. « Хмм..Кто-то будто стëр всë. Возможно, сразу, как только я отправил еë Ксено.. » Возможно ли, что статья вообще не должна была выйти за пределы Америки? И если так, то по какой причине? — Иди спать. Сенку затаивает дыхание, втыкает пальцы в клавиатуру. Живот тягостно крутит. Хотелось бы не узнавать этот ласковый голос в который так незаметно вплетается строгость. — Пожалуйста, Сенку-чан, иди спать. Он медленно поворачивает голову и смотрит через плечо. Гена здесь быть не может, но он сидит у футона, в своей белой ночной рубашке, и методично похлопывает по нему. — Галлюцинации.. Губы Сенку вздрагивают. « Он ведь не уйдëт, пока я не усну. » Потянуть бы время, но ему хорошо известно, что при депривации сна фантомы могут становиться не такими дружелюбными. Хочет ли Сенку увидеть тот разочарованный взгляд Гена снова? Услышать те же слова? — Ладно, иду. Сенку вздыхает, выключает ноутбук и ложится напротив Гена. Прижаться бы спиной к груди, как прежде, услышать, что всë хорошо. — Спокойной ночи, дорогой. Галлюцинация склоняется над ним, касается лба губами, и лежащий засыпает. ___________________________________ Город накрыло тëмным, звëздным плащом, и даже высоченные постройки, похожие на ту, под которой в это время стояли двое парней, не могли проткнуть сей навес. Но развеять его глубинную тьму на самом деле было просто. Люди давно научились этому, закрыли свет в узком пространстве, подчинили, и сейчас этот узник освещал территорию телевизионного здания. — Кажется, идут. Шепчет один из парней, ставит руку возле плеча партнёра, (что заранее прижался к стене), наклоняется к нему вплотную, расстëгивает воротник рубашки, и прикусывает кожу на шее. Любовник отворачивает голову в сторону, терпит небольшую щекотку от чужой золотистой чëлки. Его ослепляет несколько резких вспышек и от них хочется уйти как можно скорее, но пока ещë нельзя. Златоволосый едва заметно кивает, чуть отстраняется. Его пара убирает за ухо чëрные пряди чëлки, что свисают на одну сторону, и конвульсивно прислоняется губами к губам партнëра, умело сплетает их языки, и ещë некоторое время не может отстраниться из-за чужой сильной руки на затылке. — Сейчас. Новый сигнал. Только начавший поцелуй, ещë не успел отойти от него. Дыхание сбито гораздо сильнее, чем у партнëра, и слюна течëт по подбородку. Но уже нужно уходить, и его крепко берут за руку, затаскивают в переулок между домами. Вспышки остаются позади, можно наконец перейти на шаг. — Тебе не кажется..что это было слишком большой провокацией?.. Он кашляет и останавливается, упирается дрожащей рукой в стену. — А кого нам опасаться? Своих несуществующих пар? Хохочет партнëр и подхватывает любовника на руки. — Нам нужен большой скандал! Только представь, как скоро вся Япония будет знать великого мага, — Асагири Гена, и владельца главной судоходной компании, — капитана Нанами Рюсуя! — Ну, хорошо.. Ген кладëт руки на плечи капитана, и наконец дышит нормально. — Вот и правильно! Моя мама знает, что делает! Рюсуй несëт Гена до конца переулка, а там их встречает чëрный субару. Машина, что ничем не выделяется среди потока и задние стëкла у неë тонированы. Когда все дела сделаны, не плохо бы смешаться с толпой. Со стороны водительского сиденья вылезает невысокий мужчина в чëрном фраке и открывает заднюю дверь субару. — Прошу вас, капитан Рюсуй, господин Ген. Рюсуй опускает Гена на землю и они садятся в машину. — Спасибо, Франсуа. Сегодня не будем делать никаких остановок. Поедем сразу домой. Велит капитан и удобно располагается на сиденье. Ген рядом с ним складывает руки на коленях, опустив взгляд, и задумывается о том, правильно ли всë это. « Будет паршиво сейчас отказываться, когда он так много для меня сделал.. » Рука Рюсуя ложится на его плечо и Ген тянет уголок губ в сторону. « Неважно. Вряд-ли в шоу бизнесе есть хоть один честный человек. »
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты