Экстракт дофамина.

Слэш
R
В процессе
70
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 12 частей
Описание:
Что такое любовь? Можно ли жить в согласии, имея совершенно разные представления об этом чувстве? Существует ли способ исправить собственное восприятие, и если так, как дорого это обойдëтся?
Примечания автора:
Эта работа заняла у меня несколько месяцев (눈‸눈), но в целом я доволен результатом. Главы будут выкладываться раз-два раза в неделю. Жанры будут пополняться, как и присутствующие герои по мере выхода глав, дабы не портить интриги. Приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
70 Нравится 32 Отзывы 16 В сборник Скачать

Водяная ловушка.

Настройки текста
Примечания:
Следующая глава планируется в понедельник-вторник.

Фáлда — задняя пола мужской одежды (сюртука, фрака и тд), имеющая разрезанную снизу спинку.

Гарри Гудини — американский иллюзионист. Исполнял сложные трюки с побегами и освобождениями. В его арсенале также имеется фокус с аквариумом.

Дэвид Блейн — американский иллюзионист. Задержал дыхание на семнадцать минут и четыре секунды. Также прославлен своими экстремальными представлениями.

Фрустрация — несоответствие желаний имеющимся возможностям.


Пол усыпан окровавленным стеклом, — колбы, пробирки, химические стаканы. Лабораторный стол перевëрнут и преграждает путь. Он защищался. Но конфронтация бессмысленна перед вооружëнным противником. Маленькая лаборатория, — не поле для манëвров. При стрельбе в упор крайне сложно избежать пули. Колено жгëт, по коже расползается горячая жидкость, шатает. Запястья удерживает одна чужая рука, вторая вцепляется в волосы, заставляет склонить голову набок. — It would be enough. The effect is not instantaneous, but then there will be no more problem with him. [ Этого будет достаточно. Эффект не мгновенный, но больше проблем с ним не будет. ] Шеи касается игла шприца, и проникает через кожу. — I will take him. [ Я заберу его. ] ______________________________________ Опора под ногами проваливается под многочисленные авации, груз, с идущей от него к лодыжкам цепью, тащит на дно прямоугольного аквариума, поставленного на меньшее из его оснований. Уши привычно закладывает, костюм становится второй кожей, липнет всеми частями, кроме заострëнной *фалды фрака, взметнувшейся вверх. Она лëгкая. Фокусник вызывающе улыбается зрителям, взмахивает руками скованными в кандалы и ведëт нить пузырьков. « В любом волшебстве кроется хитрость и моторика. » Его любимый человек совершенно не ошибался в своих словах. Все фокусы, — не столько магия, сколько ловкость и умение дëргать за верные нити человеческих чувств. Только наблюдателям кажется, что распиленного человека в ящике скрепляют волшебными силами, что кролик появляется в шляпе по воле фокусника. И сейчас цепи не снимутся мановением ладони, — дело в маленьком ключике, надëжно спрятанном в рукаве. Однако, здорово ведь хоть на короткое время поверить в чудо? В этом серьëзном мире люди нуждаются в чуде и своëм волшебнике. Людям нравится быть обманутыми.       Всего лишь трюк, а опасность захлебнуться, и стать ещë одним в ряду неудавшихся последователей великого Гудини*, реальная. Времени мало, спешка, — исключается. Зрители должны видеть, что в своих магических силах он уверен. Ген ведëт отвлекающие манипуляции. В какой-то из них пальцы ладони ныряют под рукав костюма, и должны бы забрать ключик, но только скользят по мокрой ткани. Ключика нет. Забыл в гримëрке? Выронил по пути? И ведь даже после предупреждения ассистентки не удосужился перепроверить. Всë провалы в памяти, да замедленная реакция. На репетициях наблюдатели ловили его на обмане в самых простеньких махинациях, и слова нужные подбирать было затруднительно. « Это не та карта, Ген. Они совсем разные. » Настоящей магией становились успешные выступления. Какие тут опасные фокусы? Как он вообще догадался залезть в эту водяную ловушку?       Изнутри прошибает слабым электрическим разрядом, сердце начинает стучать быстрее. В воде этот звук разносится набатом. Цепи, кажется, становятся тяжелее тех, с какими проходили репетиции, и грозятся лишить Гена возможности стоять на ногах. Стеклянные стены давят со всех сторон, расплываются. Он вовремя отказывается от глубоко вдоха, которым хотел успокоиться. Дэвид Блейн*, вдохнув чистый кислород, смог не дышать семнадцать минут. Ген проделал тоже самое, перед фокусом, и знает, что может рассчитывать на пятнадцать. « Нужно подать какой-то сигнал. » Ещë важен самоконтроль, важно спокойствие. Под прицелами многочисленных взглядов и видеокамер, он не бьëтся панически об стекло, — сохраняет улыбку, играет цепями и обходит груз по кругу, наступает на него босыми ногами. Страху смерти не позволено обуять, и воздух из лëгких уходит достаточно медленно. Ген прячет одну руку за спину, стучит по боковой стенке, рядом со своим телохранителем, — крепким парнем в официальном костюме. Иной жест мог бы быть распознан, как очередное сценическое кривляние.       Телохранитель ненавязчиво "беспокоит"ассистентку фокусника. — Выводи всех из зала. Голоса слышатся плохо, не говоря уже о шëпоте, но Ген обнаруживает в себе способность читать по губам. — Дамы и господа, в здании был обнаружен неопознанный снаряд. Мы должны прервать представление, и попросить всех вас проследовать в главный зал, где вас через чëрный ход выведет один из наших работников. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Девушка изображает плохо скрываемый испуг, — поджимает накрашенные губы, роняет микрофон, даже выдавливает несколько слезинок. (Переигрывает, как часто замечал Ген). Нарочно. Пусть проникнутся. « Хитрый ход, Амариллис. Ни о чëм эти снобы не пекутся настолько сильно, как о собственной жизни. А уж какое искушение репортëрам заснять происходящее. » Собравшиеся в зале гости тут же вскакивают с мест и толпой ломятся через двери. Не все, но многие, — распихивают друг друга локтями, ругаются, совершенно забывают о манерах. Репортëры, подхватив камеры, подрываются следом. Амариллис подаëт знак людям за кулисами, достаëт ключ от водяной ловушки. Работники начинают опускать занавес (на случай ещë оставшихся скрытых камер).       Аквариум спроектирован несколько криво, но для сложившейся ситуации хорошо, что его можно открыть не только сверху, но и сбоку, как шкаф. — Не открывается. Девушка хмурится, обхватывает замок миниатюрной ладонью, с крашеными зелëными ногтями, и рассматривает.       Пятнадцать минут сходят до трëх. Время всегда идëт быстро, когда его так необходимо задержать. Ген прикладывается спиной к дальней стенке, заслоняет ладонью рот и нос. Он видит, словно наяву, как судьба вместе с удачей смеются в лицо, плюют на время, — ключ обламывается в замке при приложении большей силы. Может так действительно нужно? Дóлжно жить настоящим и вселенная более не намерена терпеть нахождение Гена в прошлом? В одном прошлом он не нуждался ни в чëм и ни в ком, — самый поверхностный человек, — или был прекрасно убеждëн в этом, но доволен положением дел. Другое же потянуло за собой невзаимные чувства, избыточное потребление сахара, вечную тоску, невозможность порой заснуть. Фрустрация*. Ген пребывает во втором. А к чему вообще цепляться за такое существование? Мир кругом слишком враждебный.. « Запомните, мальчики, в шоу бизнесе нет места любви и дружбе.» Знакомый женский голос. Чей?... — Ты можешь-.. — Отойди в сторону. Амариллис не успевает договорить, отбегает. Парень замахивается ногой на стекло, точным ударом нарушает целостность материала, пускает по нему ломаные линии. Одна из стен аквариума осыпается, вода потоком бежит вниз со сцены, прорывается сквозь занавес, впитывается в него. Ген дрожит, обхватывает горло ладонью, вырывает две первых пуговицы на рубашке, рефлекторно сосредотачивается на исступлëнных вдохах. По лицу, с волос, стекает вода, и он другой рукой зачëсывает чëлку. — Цук...аса.. Задохнëтся, если сейчас начнут перемещать, и это даже нет необходимости озвучивать. Телохранитель не поднимает Гена, пока грудь его не перестаëт через чур торопливо вздыматься. После миновавшего риска Цукаса несëт фокусника, вместе с грузом, в гримëрку, кладëт на диван.       Амариллис проходит за Цукасой, тянется в тумбочку, к полотенцу. — Помнишь, куда положил ключ? Ген вяло мотает головой. Цукаса осматривает помещение и находит искомый предмет. Но, держа маленький ключ в широкой ладони, он не может попасть им в замочную скважину. — Давай я. Ген забирает ключик, освобождает свои лодыжки, запястья, берëт полотенце у Амариллис и обматывает им голову, валится спиной на диван, поднимает пустой взгляд в потолок. « Это похоже на последнее предупреждение.. Что я должен делать теперь? » Но ведь он давно знает. Сколько ещë можно бояться правды? — Мне нужно уладить несколько вопросиков. Амариллис поправляет причëску, — аккуратные маленькие косички, — достаëт карманное зеркальце, проверяет, не смазалась ли тушь. Красота и изящная фигура, — важное условие превращения ложной чрезвычайной ситуации в реальную. Нужно лишь попросить мужчин и похлопать перед ними длинными ресницами. А уж с крупной взяткой работает безотказно. Она выходит из гримëрки. Цукаса переговаривается с кем-то по телефону и скоро оборачивается к фокуснику. — Ген, Луна вызвала тебя к себе. — Ожидаемо.. Можно делать ставки, как быстро я вернусь из еë кабинета с увольнительной..Ну, хотя бы коллеги порадуются. — Прекрати этот спектакль. Телохранитель сводит брови к переносице, становится действительно пугающим и садится перед Геном, скрестив ноги между собой. Коричневые волосы его спадают на сложенные на диване локти. Ген переворачивается на живот, лицом к Цукасе, и тут же испытывает дискомфорт. Пока Ген лежит, Цукаса как бы возвышается над ним, словно лев над зеброй. — Это не.. — Тебе под водой мозги промыло? В твоëм увольнении могут нуждаться два-три человека из всех. Остальным ты нужен. Иначе никто не стал бы проворачивать эту аферу. Несчастные случаи в таких выступлениях уже происходили. Цукаса на телефоне открывает фотографии мероприятий их организации, и каких-то рабочих моментов, где все, вместе с Геном, выглядят сплочëнной счастливой семьëй. Фокусник лишь тяжело вздыхает, и даже не пытается прислушаться, — верит голосу неизвестной женщины, а не прямым доказательствам, будто давно привыкший отрицать истину в угоду ей. « Моя мама знает, что делает. » — Ты можешь притворяться как-угодно, но осечки случаются даже у профессионалов, и мы знаем тебя настоящего. Цукаса убирает телефон. — Что насчёт Луны, если бы она хотела тебя выгнать, она бы уже сделала это. Все понимают, что тебе нужны эти выступления. Это будто всë, что у тебя вообще есть, помимо книг...Опасаешься окружающих, но постоянно тянешься к ним, — выслушать, подсказать, утешить. Себе не позволяешь рассказывать другим ничего, чтобы не привыкнуть к кому-либо. Не нужно обладать особыми навыками, чтобы заметить это. — Мне так комфортно. — Нам можешь лгать, но себе не лги. ____________________________________________ Луна сидит в фиолетовом кресле-мешке, сложив одну ногу на другую. У неë ко всему свой подход, и даже ранее строгий кабинет приобрëл мягкую бежевую окраску, и наполнился всякими приятными безделушками, — декоративными подушечками, маленькими плюшевыми зверюшками, лаво-лампами. Она, — мечтатель, и всë здесь подобно детским грëзам.       Ген заходит в комнату, после разрешения, садится напротив. Он так напряжëн, что кресло не проминается под спиной и походит на жëсткий стул. — Как ты себя чувствуешь? Люди похожи друг на друга, когда выражают определëнные эмоции, и грусть на лице Луны, он уже видел у Амариллис. Только Луна не переигрывает, да и вовсе не играет. Ей действительно жаль его. — ...Нормально. Привычного мягкого ехидства нет, перекрыто измождëнностью. Ген мямлит. Таким голосом говорят в центре психологической поддержки. — Я говорила только о внешности, надеясь, что остальные проблемы называть не придëтся, что ты разберëшься самостоятельно. Но видно нет..Ты засыпаешь на ходу. Ты стал слишком невнимательным для выполнения фокусов. Она не отчитывает его, не примеряет роли начальника, — беспокоится, как младшая сестра, да и выглядит не старше шестнадцати в нежно-голубой мини юбке и футболке с типичным девчачьим принтом короны. Образ дополняют жëлтые звëзды на розовой чëлке, закрывающей один глаз. Сами волосы похожи на медузу с утолщëнными щупальцами. — Я не буду выгонять тебя. Осталось недолго до того времени, когда это начнут делать зрители. Ты уже должен понимать, насколько ходишь по грани. Сейчас последняя возможность разобраться во всëм, иначе ты сам убьëшь себя. « Последняя возможность? Да...Мне придëтся приехать к нему. »
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты