Экстракт дофамина.

Слэш
R
В процессе
70
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 12 частей
Описание:
Что такое любовь? Можно ли жить в согласии, имея совершенно разные представления об этом чувстве? Существует ли способ исправить собственное восприятие, и если так, как дорого это обойдëтся?
Примечания автора:
Эта работа заняла у меня несколько месяцев (눈‸눈), но в целом я доволен результатом. Главы будут выкладываться раз-два раза в неделю. Жанры будут пополняться, как и присутствующие герои по мере выхода глав, дабы не портить интриги. Приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
70 Нравится 32 Отзывы 16 В сборник Скачать

Дофамин.

Настройки текста
Примечания:
Краткая справка.

C8H11NO2 — Дофамин, — это гормон предвкушения счастья или радости, который вырабатывается в процессе упования или получения желаемого продукта, а также совершения желаемого действия. Роль дофамина состоит в том, что он формирует зависимость от удовольствия и стимулирует человека к воспроизведению ранее полученных комфортных ощущений.

N2OC10H12 — Серотонин, — гормон счастья. Серотонин отвечает за хорошее настроение. А еще серотонин – нейромедиатор, поэтому без него (как и дофамина) невозможна никакая деятельность организма.

C43H66N12O12S2 — Окситоцин, — гормон любви или привязанности. Он влияет на психоэмоциональное состояние людей, проявляет влюбленность. Гормон выделяется при переживании положительных эмоций, связанных с родственниками или близкими людьми, повышает доверчивость, склонность к альтруизму, сочувствию и эмпатии. Так же окситоцин способствуют снижению чувства страха.
Фрагменты снов, связанные с Геном, давно выпадают из памяти. Сознанием на счастливые воспоминания вешаются крепкие замки. Достаточно и того, что по ним убиваются во время бодрствования. Организм не отдыхает, ведя борьбу с частыми кошмарами, после дурной дрëмы в доме слышны шаги и неразборчивые голоса. Возможно, просто неосознанно хочется, чтобы кто-то был рядом, но уже непонятно ни это, ни то, — реальность ли становится почвой для кошмаров или кошмары проникают в реальность?       Сенку поворачивается набок, и телефон, ранее лежавший на груди, съезжает на футон. Он никогда не ворочается во сне, так что возможность придавить собой средство связи и сломать его исключается. Подняться с бока на колени в таком состоянии тоже бывает сложно, руки кажутся слишком слабыми, но в итоге всë получается и он тянется за телефоном. Экран устройства загорается, показывает шесть часов по времени и какие-то уведомления. « Надо бы поесть что-нибудь..Мой желудок точно начал переваривать сам себя. » Мысли не подкреплены скулëжем мышечного органа или тянущей болью в нëм. Организм отчаялся ждать нерадивый разум и теперь не подаëт сигналов, которых Сенку, в общем-то, никогда и не воспринимал. Это Ген за него беспокоился, Ген писал сообщения с работы: « Земля вызывает Сенку, чтобы напомнить, что уже 2 часа и пора обедать ( ˘▽˘)っ♨ » Ген вообще о многом беспокоился, и Сенку был ему по-своему благодарен за это, хотя иной раз дожидался пока любимый человек начнëт его уговаривать и шутя угрожать. Такие провокации были чем-то, принадлежащим лишь им, и порой коллеги фокусника, видя довольную ухмылку, так и шептались о загадочном собеседнике его.       Сенку смотрит в сторону окна, что должно быть открыто, должно впускать прохладный воздух, но не впускает. « Разве я не открывал его? » Значит откроет сейчас. Он встаëт на ноги и проходит к окну, поднимает ручку, уже собирается уходить, (светлое голубое небо нисколько не заслуживает, чтобы его рассматривать), когда замечает на улице несколько вооружëнных автоматами силуэтов. « Должно быть, произошло что-то серьëзное. » Сенку вглядывается, рассматривает форму на них с каким-то боязливым недоумением. Она кажется странной, совершенно чуждой для Японии, но он никак не может определить верную страну, даже флаги других стран вспомнить не получается. Один из военных поднимает голову, смотрит внимательно на стороннего наблюдателя и следом на листок, что держит в руке. Откуда в этот тихий район могло проникнуть что-то настолько опасное, что требует вмешательства военных сил? Сенку отходит от застеклëнной проекции реального мира, — окна давно не показывают ничего хорошего, — и оставляет комнату.       В коридоре в тишину проникает знакомое ему лëгкое постукивание, — так ходят на цыпочках. Внутри растекается адреналин, стучать начинает не только в груди, но и в голове. Люди не перестают бояться своих страхов, сколько бы с ними не сталкивались, и неизведанное, — один из сильнейших. Только человек может действительно воздействовать на самого себя образами, и вовсе необязательно образами монстров. Прошлое. Прошлое, с упущенными возможностями и тайной болью, гораздо хуже. « Просто галлюцинации. Ничего более. Просто галлюцинации.» Сенку не может нащупать выключатель. Однако, так ли необходим свет? Свет не обещает спасения, но сделает незванного гостя видимым. Он пробирается по темноте, скоро замечает, что должен был уже столкнуться с дверью ванны, но всë ещë движется по коридору, начало которого затерялось далеко позади. Собственные шаги становятся в разы громче, точно эффектом тоннеля. — Включи свет. Постукивание раздаëтся совсем близко и уходит вперëд, обгоняет, ведя с собой некую жуткую мелодию и предупреждение, — странный портал в одном из направлений, его не покажут в темноте. Сенку достаëт телефон, включает на устройстве фонарик и направляет вперëд, чуть прикрыв пальцем, умышленно уменьшив диапазон света. Вот же, — ванная. Он стоит на еë границе и перешагивает порог, как черту между миром иллюзорным и реальным, и только когда дверь закрывает, впускает свет лампочки. — Ну наконец-то. Всë в порядке, дорогой? Сенку дëргается. Первое, на что смотрит, — зеркало, и Ген отражается в нëм стоящим за спиной и обеспокоенным, руки держит за собой. « Ему неудобно. Словно привык носить гораздо более свободную одежду и теперь не знает, куда сложить руки. » Часто замечал Сенку, пока они ещë жили вместе, но не спрашивал о причине носить эти узкие рубашки, вообще не спрашивал Гена о прошлом. — Ты боишься меня? Он не регулирует воду, умывается почти горячей, слишком сильно натирает зубы зубной щëткой и спешит обойти фантом со спины. — Сенку-чан, подожди. Ген плавно разворачивается и ловит Сенку за плечо лëгкой рукой, тянется поцеловать. Окружение становится грязных кислотных оттенков, стены стекают вниз. Сенку делает резкий рывок назад и ударяется спиной об раковину. — Ты не умеешь любить, Сенку. Голос фантома надламывается, как и пространство, и проходит эхом по всему помещению. Сенку жмурится, прежде чем Ген сбросит маску фальшивых эмоций, и под ней покажется презрение. Лицо и тело облепляют родные ладони, но их не пара, гораздо больше, и они давят, в стремлении не то заставить Сенку смотреть, не то выдавить ему глаза. А потом всë исчезает. Он руками опирается на раковину. Нужно немного передохнуть. Неизвестно, как скоро эти образы вернутся. « Когда это уже закончится?..» Или хотя бы перестанет вырастать в такие сильные и враждебные видения.       На кухне Сенку включает свет и настенный телевизор. По новостям могут передать о случившемся в его районе. Но нет, только бесполезная, скорей всего лживая, реклама о целебном экстракте от "хвори". [ Любовь, — это химия. Сегодня для науки наступил знаменательный день. Мы шагнули на ещë одну ступень вверх в вопросе изучения собственной природы. ] Экстракт. Одно слово запускает в голове набор определëнных предложений из пропавшей статьи. Сенку обмерает у дверцы холодильника. Всë это не могло быть лишь бредом. [ Мы разобрались не только в устройстве собственного восприятия любви, но и научились взаимодействовать с двумя совершенно любыми людьми, и проецировать на них любовные чувства друг к другу. ] Он в отрешении тянет дверцу на себя и достаëт контейнер с Омурайсу, который принëс из кафе возле парка несколько дней назад, садится за стол. [ Нам также удалось привлечь к эксперименту асексуалов и аромантиков. С их помощью выявлено, что некоторым людям необходимо больше Дофамина, чем другим, чтобы научиться любить. ] « Он странный, этот Сенку, неправильный. Какой-то фрик. Даже Тайджу и Юдзуриха вскоре станут парой, и он один останется со своими больными научными идеями. » Довелось как-то услышать Сенку в школе. Многие из его одноклассников в то время уже вели романтические отношения, и не воспринимали иной точки зрения. Только тогда юного учëного это не особенно забеспокоило. Правильный, неправильный, похожий на них или совершенно иной, какая разница? « Ты не умеешь любить, Сенку. Хватит. » Но Ген.. « А как это проявляется, когда умеешь? » Поднялся тогда вопрос. Он даже какое-то время следил за Геном и людьми, что вешались его любимому человеку на шею, пытался подражать, но так ничего и не понимал. Их Ген не отталкивал. А в действиях Сенку похоже всë равно ощущал имитацию. Теперь же выходит, что ему всегда чего-то не хватало на гормональном уровне. — Я помню формулу, я смогу повторить их исследования! И всë это закончится, ответ на загадку будет найден. « Но для чего кому-то понадобилось скрывать статью? Почему она исчезла, как только я отправил еë Ксено? Разве Ксено, будучи важным американским учëным, может быть не в курсе? Может это по его указу информация была стëрта? Допустим, какие-то неумëхи случайно слили статью в сеть раньше времени. Человеческий фактор может сыграть злую шутку со всеми. » Сенку ковыряет рис вилкой, — стало совершенно не до еды. Ксено может врать ему, ведь любого человека однажды придëтся узнать с двух сторон. « Они хотят использовать Дофамин как оружие, а сейчас только тестируют? Или выпустить патент? Тогда, получается, ведут свой эксперимент ещë и в Японии? » Это бы объяснило такое больше количество "истинно" влюблëнных пар. То, что выведено наукой, с меньшей вероятностью будет содержать ошибку.       Сенку роняет столовый прибор на стол, вспоминает вдруг, форма какой страны была на тëмных силуэтах, и не просто так один из военных внимательно рассматривал его. Американцы пришли за ним. Придëтся действовать быстрее. « Мне понадобится лаборатория. » В школе есть достаточно неплохая, но Сенку не хочет показываться там. Своим приходом привлечëт слишком много внимания, и кто-нибудь обязательно увяжется следом. Это лишняя трата времени. Он перебирает возможные варианты, пока не вспоминает знакомого химика, и вот уже звонит ему по телефону. — Джоэль? — А это смотря кто спрашивает. На той стороне явно важничают и уж слишком пользуются своим потенциалом. — Ишигами Сенку, с научной конференции. — Зачем я тебе понадобился? Ты знаешь, я не берусь за слишком лëгкие задачи. Дорожу своим временем. Несложно вспомнить, как он расправляет острые плечи, держа руки в карманах, чуть заваливает спину назад, и приподнимает голову. Как бордовая чëлка, придавленная ремнëм налобного микроскопа, немного расходится в стороны, открывает хитрый прищур глубоких тëмных глаз. — Тебе понравится. Задачка интересная. — Ты можешь это гарантировать? — На все десять миллионов процентов. К тому же, мне понадобится помощь талантливого специалиста, который хорошо знает своë дело. Я больше не представляю, к кому можно обратиться. На деле, нужна только сама лаборатория. Но немного схитрить, и потешить самолюбие Джоэля, можно. — Тогда я, конечно, помогу. « Кто бы сомневался. » — Я могу прийти сейчас? — Только не раньше меня. Минут через десять. — Тогда до встречи. Сенку вскакивает со стула, собирается добежать до своей комнаты, но тело оказывается не готово к таким манëврам и он падает на колени, в кровь разбивает их. — Лучше шагом.. А если придëтся скрываться от военных? Хотя, не станут же они гнаться за ним по улице, на глазах сотен людей. Сенку чуть морщится и уже гораздо медленне достигает комнаты, а там расписывает необходимые реакции, отталкиваясь от основной формулы, складывает листок на четыре части и убирает в карман. [ С8Н11NO2 + N2OC10H12 + C43H66N12O12S2 ] Он накидывает лабораторный халат и ещë раз смотрит в окно. Вооружëнные силуэты остаются на местах. « Выйду через чëрный ход. » ______________________________________________ В профессиональной лаборатории ещë нет ни одного специалиста. Джоэль предпочитает начинать работу ранним утром, поскольку так может какое-то время не сталкиваться с коллегами, ведь его не интересует, как кто провëл выходные. Только химия. Потом сможет рассказать, как много всего сделал, пока остальные спали.       Химик зевает, открывает дверь ключом из большой их связки, и Сенку заходит за ним. Юного учëного при виде знакомой обстановки отпускают все тревоги, как человека, который однажды покинул дорогое сердцу место, прошëл долгий путь, и вот, вернулся обратно. Все лаборатории похожи друг на друга местами хранения реактивов и химической посуды, так что Сенку рассматривает стеклянные шкафы не с целью запомнить. Ему просто это нужно, как нужно было при первой встрече с химией. — Давай рассказывай, что там хотел. Не на экскурсию же пришëл. Джоэль становится у лабораторного стола, и из шкафа напротив помещает на него подставку для пробирок из нержавеющей стали. Сенку отстраняется от созерцания разнообразных колб, подходит к Джоэлю и протягивает лист. — Я ужë всë написал. Осталось только провести реакции. Сенку свободно улыбается. Как только создаст экстракт, так легко ему станет везде. Джоэль расправляет и изучает план, озадаченно выгибает бровь, поворачивает его к составителю. — Всë нормально? Сенку ещë раз смотрит на написанные реакции, — в них никаких сомнений нет, — и кивает. К чему вообще эта проверка? Джоэль отмахивается согнутой рукой, кладëт план на стол. — Ладно, иди тогда достань эти реактивы из шкафа. Он выделяет "эти" ударением, но Сенку всë ещë не понимает, к чему бы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты