Э(к)спрессо

Слэш
PG-13
Завершён
67
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Опаздывая на работу, никогда - слышите? - никогда не заходите в кофейню! Не ведитесь на этот дурманящий запах, не надо, оно того не стоит. Капитан Мустанг вот как-то раз зашёл, до сих пор расхлёбывает...




кофейня!AU
Эдвард - работник кофейни, Мустанг - капитан полиции, не имеющий никакого представления о настоящем кофе

Примечания автора:
кусок макси, который макси так и не стал
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
67 Нравится 12 Отзывы 14 В сборник Скачать

~

Настройки текста
      Кофейня возникла перед ним неожиданно. В нос ударил на радость крепкий запах кофе, а в глаза бросилась на удивление безвкусная вывеска.       Он семь лет подряд ходил по этой улице и никогда не нюхал здесь ничего приятнее дешёвой краски, которой каждую весну щедро покрывали фонарные столбы. А тут — кофе. И причём хороший.       Мустанг так и замер, недоверчиво принюхиваясь. Не то чтобы он был специалистом по части кофе: та бурда, что он пил на работе, больше напоминала разведённую водой землю, но никак не напиток из обжаренных зёрен какого-то там очешуительно дорогого куста. Негоже было в полицейском участке думать о мирских радостях вроде нормального обеда, вот и приходилось мешать труху из пакетиков и заваривать её прямо в сахарнице — так у этого варева хотя бы появлялся вкус. Да, можно сказать, что Рой был специалистом только по части отвратительного дешманского кофе.       Но из не пойми откуда взявшейся кофейни пахло совсем не пакетированной дрянью. По крайней мере, рабочий его кофе никогда такой аромат не источал. И вряд ли когда-нибудь будет источать.       Почему-то эта мысль заставила Роя задуматься не о смене места работы, а о том, чтобы побаловать себя прямо сейчас. Ну правда, когда он уже будет начинать свой день как детектив из романов Кристи, а не герой фильмов с Брюссом Уилиссом — с чашечки кофе, газеты и приятной беседы, а не с похмелья, нового дела и перепалки с начальством?       Вопрос, конечно, риторический, но почему бы и не сегодня? На приятную беседу он, конечно, не претендовал, но начинать же с чего-то нужно. Пусть этим «чем-то» и будет кофе.       Мустанг с такой скоростью взлетел по ступенькам и с таким порывом рванул дверь, что, приложи он хоть часть этих усилий, чтобы добраться до работы, то он вполне успел бы явиться на службу вовремя. Но приоритеты уже изменились, и капитан принял как должное и опоздание, и грозящее за это взыскание. — Доброе утро! — Рой с порога натянул благожелательную улыбку. Внутри заведение оказалось ванильно-приторным и слащавым, и Мустанг не сдержал смешок: будь он одет по форме, то смотрелся бы предельно гармонично в таком интерьере. Буквально карикатурный коп из американских комедий зашёл за пончиками. Вроде Брюс Уиллис такого тоже играл.       На приветствие почему-то не выскочил радостный и вкусно пахнущий бариста, и даже очаровательная официантка не выглянула из-за прилавка. Что ж, Рой и не расстроился. Ничего, не гордые. Мустанг неуклюже пробрался мимо кукольных стульев к прилавку, хищно стрельнул глазами на свежие эклеры.       Это он удачно зашёл. Настроение пёрло вверх с катастрофической и необъяснимой скоростью. — Есть кто? — Рой уже пообещал себе, что если на его зов никто не откликнется, то он сам себя обслужит, оставит деньги и даже чаевые, потому что он уже настроился. Настроился на горячий кофе, возможно с десертом, в тишине и на солнышке за одним из этих игральных столиков. — Ау? — Не надо аукать — не в лесу, — из подсобки вальяжно вышел молодой человек, лениво почёсывая затылок. — Время видел вообще? Ты б ещё раньше пришёл. — Извините? — на долю секунды Мустанг и правда почувствовал себя кретином, который ни свет ни заря вломился в приличное заведение для дошкольников. — Извиняю, — бариста царственным жестом отпустил Рою все грехи и подпёр спиной холодильник. — Что-нибудь ещё?       От такой наглости и лености Мустанг опешил и на автомате, как вежливый мальчик из хорошей семьи, выдал: — Нет, спасибо, — и тут же повернулся к выходу, даже шаг навстречу двери ступил. Но вовремя спохватился: какого хера только что произошло? Капитан снова развернулся, почувствовав себя ещё большим кретином, чем минуту назад. — Кофе. Мне нужен кофе. — А ещё моя одежда и мотоцикл? — властитель домика Барби для кофеманов оскалился. С чувством юмора, как и с чувством такта, у него явно были проблемы. — Какая неблагодарная публика. Какой кофе? — Погорячее и покрепче, — после такого сервиса смаковать напиток за столиком по понятным причинам расхотелось, да и нежиться на солнышке как-то тоже. Зато впервые в жизни попросить жалобную книгу казалось не такой уж и плохой идеей. — С собой. — А конкретнее? — бариста соблаговолил наконец оторваться от холодильника и подошёл к прилавку. Смерил недовольным взглядом Роя, тот в ответ покосился на бейджик молодого человека — ну конечно, пустой, — но на вопрос хама не ответил. Бариста одними губами прошептал что-то определённо грубое и кивнул на меню справа от себя: разноцветная картонка с витиеватыми надписями, прочесть которые для непосвящённого было невозможно. — Эспрессо, латте, американо, каппучино, раф, мокко…       Мустанг готов был поклясться, что каждое из этих слов бариста придумал. Придумал и ради шутки вписал в меню. Потому что в понимании капитана кофе — это кофе, чёрная горьковатая бодрящая жижа. Всё. Нельзя называть эту жижу двадцатью разными словами! Да ещё такими, которые хер разберёшь и повторишь. Но нельзя же и дальше выставлять себя полным придурком в глазах этого странного парня. -… гляссе. Но его не заказывай, его я делать не умею, — список полу-ругательств, полу-заклинаний закончился. — Так что? — Экспрессо, пожалуйста, — мама воспитала Роя с чувством глубоко уважения ко всем профессиям. Он продолжал игнорировать «тыканье» баристы и только сильнее сжимал челюсти. Мальчишка за прилавком всё больше раздражал.       Вопреки ожиданиям Роя единственный работник этого сахарного домика не кинулся к кофемашине, не потребовал оплату и даже не отпустил очередную плоскую шутку. Бариста показательно закатил глаза и цокнул языком, упёрся кулаком в прилавок. — Такого у нас нет, — отчеканил молодой человек. Злобно так отчеканил, как будто это его тут десять минут подряд выставляли идиотом. — В каком смысле? — Мустанг потянулся к кошельку, а хотелось — к кобуре. — Вы же сами назвали… — Я назвал «эспрессо», — бариста с чувством оскорблённой гордости ткнул в меню. — А то, что заказал ты — помесь электрички и бадяги из кофе-автомата на вокзале. Чёрт, тут ведь даже написано.       Ну приехали. Он не только хамло невоспитанное, но ещё и зануда редкостная. И вот чёрт его знает, что из этого хуже. — Это что, так важно? — держаться, держаться из последних сил. Рой не мог позволить себе опуститься до ссоры в забегаловке, по крайней мере не по такому поводу. Но любезничать с этой заразой точно пора заканчивать. — Просто сделай мне кофе. — Я же сказал, мужик: того, что ты заказал, в меню нет. Сам почитай, если умеешь, конечно, — слишком надменно для работника общепита и слишком оскорбительно для служителя правопорядка. — Да нет, куда уж мне до твоих талантов, — сегодня просто день открытий какой-то: в первый раз капитану захотелось использовать удостоверение, чтобы припугнуть зарвавшегося мальца. — Если б я умел читать, то давно б уже прочёл, как тебя зовут, но что-то, блять, не выходит, — и резко, как на допросе: — Имя, фамилия? — Эдвард Элрик, — бариста провозгласил это так, будто лауреата Нобелевской премии объявлял, не меньше. — Номер телефона не проси, всё равно не дам. — Поверь мне, номер телефона твой я и без тебя узнаю, — и всё, что только можно будет, тоже. Мустанг перебирал в голове нераскрытые дела по их участку за последние пару месяцев, «примеряя» их на Элрика. Угон, кража, мелкое хулиганство. На такого персонажа подходили, как назло, все. — А теперь последний раз, Эдвард: сделай мне кофе. Ради твоего же блага. — Да я с радостью, дружище, — Элрик оторвался от прилавка, повис на кофе-машине — и резко отшатнулся в театральном испуге. — Только я язык необразованных гандонов не понимаю, а словарь свой дома забыл. Какой-какой кофе тебе сделать?       Капитан почувствовал, как от чрезмерного нажатия у него треснула пломба. Ещё немного, и ему придётся раскрывать убийство с последующим осквернением трупа. Утро в духе Эркюля Пуаро, хер поспоришь. — Экспрессо, — глупое, детское, нерациональное решение, но, чёрт возьми, какое приятное! Рой видел, как бариста передёрнуло. Раз уж он всё равно опоздал, раз уж кофе ему нормального не выпить, то нужно отыграться по полной. — Одно горячее вкусное экспрессо. — Мудак, — Эдвард ощущал почти физические страдания. Утренний посетитель перешёл все допустимые границы. — У тебя вообще ничего святого нет? — Зато у тебя, как я смотрю, дохуя святого, — наглость чересчур образованного бариста удивляла с каждым разом. — В рабочее время в лингвиста вздумал поиграть, клиентам хамишь. Да тебя канонизировать пора! — Если бы ты доучился до пятого класса своей церковно-приходской школы, то знал бы, что я сейчас «играю» в филолога, — процедил Элрик, хотя сам был не уверен, посещал ли его клиент хотя бы детский сад. — Вношу, так сказать, посильную лепту в борьбу против засилья узуса.       Мустанг, конечно же, ничего не знал ни про узус, ни про его засилье, но разве это могло его остановить? Его бы сейчас сам дьявол не остановил, не то что отсутствие каких-то знаний. — А, понимаю, ведёшь крестовый поход против неверных? — капитан очень надеялся, что верно истолковал реплику бариста. — И как, много наших полегло? — Если под «нашими» ты подразумеваешь подобных тебе уебанов, только вчера эволюционировавших и отбросивших хвост, то да, порядочно, — Эдвард задумчиво взял со стола бумажный стаканчик и так же задумчиво смял его в кулаке. — Хотя такого упрямого барана я, признаться, встречаю впервые. — Надо же, какое совпадение, я тоже, — день открытий всё не заканчивался и не заканчивался. Как-то неприятно было внезапно осознать, что они с этим напыщенным занудой за прилавком в чём-то похожи. — Так может выпьем за встречу по чашечке экспрессо?       Мустанг с трудом сдержал свой восторг от самого себя: какой же он молодец, какие подводки он придумывает. Чёрта с два он теперь уйдёт отсюда без кофе, это дело принципа. И Элрик сделает ему именно «экспрессо», и пить он его будет именно здесь, сидя прямо напротив прилавка, и сёрбать будет на всю кофейню.       Но у Эдварда были другие планы. — Вышел нахуй отсюда, — бариста генеральским жестом указал вперёд, на дверь и — нарочно или по чистой случайности — запустил в проблемного клиента бумажным стаканчиком.       Воля провидения, не иначе, направила этот стаканчик. Мятый картон с мультяшным хлопком отскочил ото лба и спланировал на пол. Капитан машинально поднёс руку к месту столкновения своего лица и стаканчика — было не столько больно, сколько обидно. Такое с ним тоже случилось в первый раз. — Ты совсем припизженный? — пристрелить городского сумасшедшего — а по-другому этого камикадзе в фартуке теперь воспринимать Рой не мог — казалось даже гуманной идеей. В дикой природе ему без мозгов и инстинкта самосохранения всё равно не выжить. — К тебе тот же вопрос, — Элрик даже не потрудился изобразить на лице чувство вины. Подумаешь, стаканчик кинул. Зато какой бросок, какая точность! — Я же миллион раз попросил… — Можешь не продолжать, я понял, — Мустанг поднял с пола картонный снаряд и скривился, разглядев и на нём вырвиглазную эмблему. — Управляющего позови и можешь быть свободен.       Попил, блять, кофейку. Нечего было страдать и слюни пускать, выпил бы растворимый, не умер бы. А теперь терпи, капитан Мустанг, отстаивай свои принципы. — Управляющего? — непонимание сменилось злорадством, а злорадство — покорным раскаянием. Казалось, что этим набором ограничивается весь спектр эмоций Эдварда. — Сейчас будет.       И вот надо оно ему? Рой проводил дотошного кофевара взглядом и с трудом удержался, чтобы не бросить ему в спину всё тот же стаканчик. Сидел бы уже как полчаса на работе, с живейшим интересом выслушивал показания очередных ни в чём не виноватых и хлебал свой растворимый кофе. А то нет же, красивой жизни, сука, захотел. В кофейню заскочил, по морде получил, с обслугой поругался — ну красота ведь.       Мустанг уставился на эклеры, чтобы хоть как-то поднять себе настроение. Ничего, сейчас он накатает на этого щенка жалобу, получит заслуженный и бесплатный десерт и забудет обо всём этом. И на работу начнёт ходить по другой дороге, от греха подальше. — Чем я могу Вам помочь? — слишком знакомый голос и смешок. — Какого хера? — спокойствие, восстановленное во время созерцания аппетитной выпечки, разошлось по швам за долю секунды от одного вида бариста. — Ты издеваешься? — Почему же? Ты ж хотел с управляющим поговорить, — Элрик гордо поправил кокетливую кепочку. Розовый козырёк подозрительно походил на мишень. — Я тут на три ставки тружусь. Так что если захочешь ещё и с уборщиком что-то обсудить, то с радостью выслушаю. — Я не хочу ничего обсуждать, я просто хочу кофе. И жалобную книгу, — Рой закатил глаза, но вдруг резко уставился на бариста. Что-то заподозрил. — А сколько тебе лет, трудяга, что ты здесь за всех батрачишь? — Уж поменьше, чем тебе. Я после изобретения интернета родился, — Эдвард оскалился, не совсем вникая, чего это какого-то странного необразованного мужика интересует его возраст. — И жалобную книгу я тебе не дам, сам же скандал устроил. Хотя кофе, конечно, могу сделать, но только если ты хорошо попросишь.       Мустанг склонил голову, мысленно попрощался со своим «экспрессо». Ценой таких условий ему эта жижа нахер не сдалась. — В том и проблема, что тебе заметно меньше лет, чем мне, — замечание про собственный возраст капитан проглотил с достоинством. В голове выстраивалась гениальная схема по отмщению и раскрытию преступления одновременно. — Только вот мне тридцать один. А тебе сколько, пчёлка Майя? Шестнадцать? Пятнадцать? — Хуёво выглядишь на свои тридцать один, — с такой жалостью и удивлением, и тут же — с обидой и злостью: — У нас работать, кажется, с четырнадцати разрешено. Чего пристал?       Как это «чего пристал»? Кофе хотел выпить, вот чего! А ты, языковед сраный, всё испортил. Рой пощупал что-то во внутреннем кармане куртки и довольно улыбнулся. — Верно, разрешено с четырнадцати. Только нагрузка строго прописана. А ты за троих работаешь, да ещё и в столь нежные годы, — Мустанг уважительно прикрыл глаза и даже голову склонил, вот, мол, как он высоко ценит труд несовершеннолетних. — Уроки хоть успеваешь делать? — И на продлёнку сходить — тоже, — Элрик попытался предугадать следующую реплику клиента и избавить себя от необходимости выслушивать очередную юмореску. Ха-ха, это ведь так нетривиально и остроумно, вау. — Слушай, если ты покупать ничего не будешь, то может свалишь уже, а? А то посетителей распугаешь. — То-то я смотрю за мной километровая очередь, — в тишине кофейни можно было услышать, как бариста недовольно втянул носом воздух. Заведение и правда спросом не пользовалось. — Как ты со всем управишься, не представляю.       Будь они в ситкоме, на фоне точно раздавался бы звук сверчков. Но в реальности такой функции не было, поэтому Рою пришлось довольствоваться недовольным клацаньем зубами со стороны Эдварда. Надо же, какой обидчивый и ранимый. — Но нельзя же расставаться врагами, — вот он, момент отмщения. Капитан протянул бариста руку. — Ты прав, я сам это начал. Нахер этот эспрессо. Мир?       Дружба, жвачка. Мустанг даже не верил до конца, что это сработает. Конечно, он прогнулся, почти даже извинился, но вдруг он изначально ошибся касательно Элрика? Вдруг он не поведётся на такую откровенную манипуляцию? Вдруг вовремя сделает выводы исходя из всех его вопросов?       Вдруг он не настолько самовлюблённый кретин, каким показался вначале? — Ну наконец-то дошло, — а нет, настолько. Бариста пожал протянутую руку. — Мир. А ты не такой тупой, как…       Клац.       Наручники издевательски звякнули, приковав несовершеннолетнего трудоголика к стражу правопорядка. Эдвард так и не договорил, насколько же тупым он считал Роя. Но Мустангу это было уже, мягко говоря, до лампочки. — Что за нахер? — бариста рванулся от прилавка, но новенькое украшение оказалось прочным, а спутник — крепко стоящим на ногах. — Ты что творишь? — Капитан полиции Рой Мустанг, отдел по контролю за оборотом… — Да мне насрать! — Элрик потянулся свободной рукой к Рою, схватил того за воротник куртки. Мустанг мысленно добавил «сопротивление при аресте» в список заслуг бариста. Тот факт, что арестовывать так-то и не за что, капитан пока держал в секрете. — Ты совсем припизженный?       Приятно, когда молодёжь тебя цитирует. Пусть и в таком контексте.       Рой мягко — насколько мог — оторвал руку буйного арестанта от своего воротника, впечатал её ладонью вниз в прилавок. Стоили кофе и несвоевременная лекция о разнице в «экспрессо» и «эспрессо» таких телодвижений? Выяснения отношений, ругани? Превышения служебных полномочий в конце концов?       О да, ещё как.

***

— Рой, ты совсем с ума сошёл? — Хьюз протёр очки в пятый раз, надеясь, что буйный подросток таки исчезнет из его кабинета. Не помогло. — Я ему так и сказал! — Эдвард победно тряхнул скованными руками. — Он сумасшедший! Отберите у него лицензию и значок! И оружие, оружие табельное не забудьте! — Завали, — доблестный защитник спокойствия восседал напротив задержанного. Мустанг начинал сомневаться в правильности своих утренних решений. Но если уж начал врать, то нужно идти до конца. — Маэс, я тебе клянусь, там целая подпольная схема. Детский труд, возможно — рабский. Если покопать, то… — Если покопать, то тебя уволят за такое. Ты зачем человека похитил? — Не похитил, а спас. Ему ведь нет восемнадцати, а пашет за троих, — Рой с деланным состраданием указал на фартук бариста. — Спас?! — Элрик так и подскочил на месте, рванулся к благодетелю — видимо, с намерением обнять. — Да ты маньяк! Ты… — Завали, — Маэс одним-единственным жестом усадил похищенного-спасённого обратно. — Как ты узнал, что ему нет восемнадцати? Неужто паспорт попросил? — Да по нему же видно! — такого объяснения явно было мало, и Мустанг продолжил, уже двумя руками указывая на Эдварда: — Да посмотри ты на него — молочный поросёнок! Губки бантиком, бровки домиком. Свисток — не целованный и сигареты не нюхавший. Он же брился — дай бог — один раз за всю жизнь. Да он по плечо мне! — Чего? Сам ты короткий! — задели, очевидно, самый главный комплекс. Но вместе с тем — очень странно похвалили. Элрик резко сменил тактику, проглотил оскорбление и самодовольно оскалился: — Так и скажи, если запал на меня. А я номер не дал, вот ты и мстишь. Так меня не завоюешь, капитан. Попробуй нежнее.       Рой вспыхнул и очень пожалел, что притащил бариста в участок в сознании. И в добром здравии. — Ах ты, щенок… — это ж надо, дрянь такая, как всё вывернул. Это ж какую фантазию надо иметь, какое самомнение! — Да ты у меня за оскорбление при исполнении на три года уедешь в такие дали, что там никто телефончик точно не спросит. — А вот уже и угрозы подъехали, — Эдвард кокетливо склонил голову набок и с интересом принялся изучать новенькие браслеты. — Ещё немного, и моё сердце точно растает. Попробуй применить шантаж. — Завалите оба, — Хьюз в то же время пожалел, что вообще решил тратить на это время. В его кабинете устроили то ли будку поцелуев, то ли камеру пыток. И чёрт его знает, что из этого хуже. — Рой, меня твои шашни не касаются. Девочки, мальчики — мне насрать. Но не смей страдать хернёй в рабочее время! У тебя что, другой работы нет, как права детей блюсти? Или ты забыл, в каком отделе работаешь? Так я напомню! Неделю дежурить будешь… — Погоди-погоди, Маэс, я же только… — Мустанг начинал подозревать, что его план с отмщением провалился. — Две недели, причём в паре с Армстронгом, — на этом моменте Рою резко перехотелось перебивать Хьюза, хотя тот всё говорил и говорил: — Похвальное рвение, конечно, да его бы в мирное русло. Чтоб письменно извинился перед потерпевшим и кофейню эту за километр обходил, понял? Кофеман херов.       Капитан недовольно скрестил на груди руки, прожигая взглядом лучащуюся счастьем мордашку «потерпевшего» и переваривая вердикт Маэса. Ни кофе, ни удовлетворения. Что ж за жизнь такая? — А ты, — настал черёд Элрика отхватить немного наставлений, — чтоб никому не распространялся об этой ситуации. Так-то твоего работодателя можно привлечь, но тебе это вряд ли надо. Мы поняли друг друга? — Поняли-поняли, — Эдвард радостно закивал и подпрыгнул на стуле. — Только у меня пара вопросов осталась, можно? — Задавай, — Хьюз настороженно поправил очки. — Браслеты у вас конечно очень красивые, но мне не идут. Можно возврат оформить? — Элрик вытянул вперёд скованные руки. — А то синяки останутся, придётся побои снимать. — Никаких побоев. Рой, забери свои побрякушки.       Капитан ощутил невероятное желание проглотить ключ от наручников. Пускай бы умник посидел подольше в участке, пообщался со своими будущими сокамерниками: Мустанг убеждал себя, что Элрик точно когда-нибудь сядет — сам или с его помощью — и это помогало воздерживаться от физической расправы. Успеется.       Эдварда грубо рванули за цепь, вывернули запястье и слишком медленно провернули ключ. Рой окинул его таким взглядом, словно был не рад его освобождению. А уж браслеты сорвал с таким остервенением, будто хотел на память и кусок кожи с Элрика урвать. — Вот так-то лучше, — Эдвард потёр запястья. — Второй вопрос, — Маэс даже прилёг частично на стол, пытаясь рассмотреть, а не остались ли и правда на руках мальца следы от общения с полицией. Вроде не видно. — Когда я смогу получить письменные извинения от капитана Мустанга? — бариста откинулся на спинку стула, положил ногу на ногу. Расстановка сил поменялась, теперь он снова главный. Прямо как в кофейне. — Мне бы хотелось поскорее, сами понимаете — моральный ущерб, применение силы… — Да хоть сейчас! — репутация отдела и всего участка зависела от того, насколько хорошо Рой писал сочинения в школе. Просто блеск. Хьюз сжал переносицу и встал из-за стола, подальше от этого позора. — Прямо сейчас капитан Мустанг напишет всё, что нужно, и мы, наконец, расстанемся. Да, капитан Мустанг?       Если бы взглядом можно было убивать, то Маэс был бы уже мёртв. Впрочем, как и Элрик, и тогда всей этой ситуации вообще бы не было. Мустанг поднял глаза на Хьюза и… Встретил ещё более убийственный и холодный взгляд. — Да, майор Хьюз, — капитан жизнерадостно подскочил к столу, рухнул на стул и схватил бумагу. Лучше поскорее со всем этим покончить, чтобы больше не видеть Маэса таким раздражённым. Ну его. — Вот и славно. Надеюсь, больше не увидимся, — на этом моменте необходимость в его присутствии исчезла, и Хьюз поспешил покинуть собственный кабинет. — Прощайте. — Хорошего дня! — Эдвард радостно помахал рукой в спину майору. Почему-то хорошее настроение вернулось только к нему одному.       Рой действительно принялся писать. Всё по форме, по ГОСТу: пока расписал, кто он и где служит, извиняться уже расхотелось. А уж излагать в красках, как он, злобный коп, пристал к невинному труженику и оторвал его от работы на благо общества, вообще не моглось. — И про моральный ущерб напиши, — Мустанг вздрогнул и резко повернулся на голос. Самодовольная морда нависла прямо у него над левым плечом, прямо как дьявол. Элрик сощурился и всмотрелся в написанное. — Про душевные страдания не забудь. — Про какие страдания? — капитан смерил надоедливого потерпевшего взглядом, от которого его подчинённых бросало в дрожь. Эдвард встретил этот взгляд и даже не моргнул. — Зверёныш, не провоцируй меня. Мне терять уже нечего. — Да-а, понимаю. Две недели дежурить теперь, — Элрик даже не отодвинулся. Как стоял над душой, так и продолжил в спину дышать. — Зато впредь будешь умнее, может даже запомнишь, как кофе называется.       Рой продырявил бумагу резким нажатием ручки. Почему Хьюз ушёл так не вовремя? Почему не остановил его от убийства? — Послушай меня ты, филолог сраный, — Мустанг притянул разговорчивого бариста за фартук к столу, наклонил его до своего уровня. — Как ты думаешь, меня в обычной жизни ебёт вопрос о том, как правильно бурда из автомата называется? Правильно, вообще не ебёт. Так будь другом, не трахай мне мозг и помолчи хотя бы пять минут, пока я буду письменно приносить тебе самые искренние извинения, усёк?       Эдвард повёл шеей, которую уж слишком стянул натянутый по самое не могу фартук. Хотелось верить, конечно, что прямо в полицейском участке его не убьют, но судя по напряжённому оскалу напротив, то его прямо тут ещё и закопают. Элрик мягко, как с бешеной собакой, положил ладонь на руку Мустанга, сжимающую фартук: хорошо хоть запомнил, чем лингвист от филолога отличается. — Ты лист порвал, перепиши заново, — ткань натянулась сильнее, Рой ещё ниже нагнул Эдварда, явно собираясь протереть его лицом стол. Бариста примирительно постучал по сжатому кулаку. — Усёк я, усёк.       С небольшой, но весьма ощутимой заминкой капитан Мустанг выпустил потерпевшего. Хотя стоило, конечно, пару раз пройтись этой наглой мордой по щербатой поверхности стола. Может язык покороче бы стал.       Элрик предусмотрительно отступил на шаг назад, без труда читая мысли Роя по его лицу. Не то чтобы Мустанг не пытался их скрыть, просто очень уж явственно заходили желваки, когда пришлось взять чистый лист для извинений.       И снова — стандартная схема: кто он, где служит, за что извиняется. В этот раз, конечно же, Рой не забыл подробно расписать моральный ущерб, им нанесённый, а также пережитые Эдвардом душевные страдания. Взгляд, буравящий его спину, просто не позволил ему забыть об этих важных деталях. В конце — длиннющий абзац с шарканьем ножкой, вылизыванием чего только можно и обещанием не делать так больше. С этим Мустанг был даже согласен: хера с два он теперь зайдёт хоть в одну кофейню. — Подавись, — капитан протянул лист Элрику. — Выход сам найдёшь. — Не торопи меня. Должен же я ознакомиться с твоим графоманством, — Эдвард схватил со стола ручку быстрее, чем Рой успел возразить, — ошибки орфографические исправить, в конце концов. — Тебя ничему жизнь не учит что ли? — даже злости не хватало. Мустанг не мог понять, почему и главное как у человека может отсутствовать хоть малейшее понятие о самосохранительном поведении. Как Элрик с такими социальными навыками вообще дожил до… Сколько там ему, как оказалось? Шестнадцать? Как он в младенчестве-то не сдох? — Ну, в этом мы с тобой похожи, — бариста что-то уверенно дописывал к извинениям капитана. — Мы? С тобой? — Рой прыснул со смеху — впервые за утро, что удивительно. Настроение было, конечно, подпорчено, но могло и исправиться. Как только Эдвард выйдет из участка. — Я тебе артерию случайно фартуком пережал и ты от кислородного голодания такую чушь несёшь?       Похожи, как же. Разве что умением попадать в неприятности на ровном месте, но Мустанг был уверен, что даже в этом пальма первенства принадлежит Элрику. А то, что сегодня он и сам выделился, это случайность, помутнение рассудка и весеннее обострение. — Вау, ты знаешь, что такое артерии, капитан. Весьма похвально, — три жалких хлопка с невыносимо серьёзным видом. Эдвард бросил лист с извинениями на стол и направился к двери. — Позвони мне, когда долистаешь детскую энциклопедию до следующей буквы.       Бариста лениво прикрыл за собой дверь, не дав капитану и шанса выкрикнуть колкость в ответ. Зараза, умудрился оставить последнее слово за собой. Рой с ненавистью схватил лист со своими каракулями. — В каком смысле «позвони»? — Мустанг пробежался глазами по собственным ровным строчкам. Элрик умудрился расставить ему знаки препинания по своему усмотрению и… — Какого хера?       Среди строгих и низких строчек капитана выделялись размашистые — Эдварда. «В следующий раз сделаю тебе скидку на кофе, если снова закажешь экспрессо.» А последнее слово ещё и подчёркнуто три раза, в кружок обведено и всеми прочими закорючками выделено. А от него — стрелочка к номеру телефона. Мобильному. И время работы — с девяти до шести. Адреса не было, но тут не нужно быть гением.       Рой схватил телефон, в спешке набрал номер. Его что, только что склеили? В трубке раздался первый гудок. Это ведь шутка, да? Сейчас вызов прервётся или поднимет кто-то другой, верно? Элрик ведь не настолько самоуверенный болван, чтобы сделать что-то подобное? — Уже долистал до буквы «б», капитан? — о боже, настолько. — Узнал что-то новенькое или просто не терпелось мне позвонить?       Заливистый смех, да ещё такой довольный и ничуть не злой. Мустанг сбросил вызов.       Попил, блять, кофейку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты