Чистый лист

Слэш
R
В процессе
79
автор
Размер:
планируется Миди, написано 30 страниц, 10 частей
Описание:
В зеркале я кажусь себе огромным, хоть одежда на мне висит мешком, и самый маленький ребенок может легко сбить меня с ног. Люди говорят, что я должен прекратить себя мучать, но ведь ему я нужен только таким...
Посвящение:
Вечно худеющей и никак не нахудеющейся бывшей подруге, которая это никогда не прочитает.
Примечания автора:
Бред больного мозга
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 25 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
Примечания:
Проститеее что так долго и кривоооо помогите мне если тут есть ошибки укажите их просто моя жизнь в самой жопеее
      Леви бежал по улицам города, пытаюсь потеряться, забыть себя и оставить эту чёртову дыру где-то позади. Но чем дальше он бежал, тем яснее понимал, что дыра не где-то там, а в нем самом.       Глядя на свое отражение в витринах магазинов, он видел до невозможности безобразное лицо и толстую задницу, едва прикрытую штанами. И хоть в реальности брюки на нем болтались, и им пришлось пойти в отдел с подростковой одеждой, чтобы джинсы выглядели нормально, сейчас ему казалось что он просто огромен. Он бежал, пока не выдохся из сил и, подскользнувшись, не упал прямо в слякоть на тротуаре.       — Вы в порядке? — кто-то протянул ему руку, и Леви не глядя отмахнулся, желая чтобы от него просто отстали. Но незнакомец упрямо поднял его и поставил на ноги, пытаясь заглянуть в глаза. — Почему вы плачете?       — Я не… — у Аккермана не выдержал голос и он замолк, сглатывая подступившую истерику. Светловолосый юноша наклонил голову набок, прищурившись.       — И все-таки вы плачете… Я не был уверен сначала, думал, может снег и грязь на лицо попали, но теперь вижу точно — на его лбу собралась складка и тут же пропала — Что-то случилось? Я могу помочь?       — Нет! Не трогайте меня, не нужна мне ваша жалость! — Аккерман оттолкнул его от себя, и ринулся прочь, спиной чувствуя прожигающий взгляд светло-голубых глаз.

***

      К Эрвину он пришел уже когда была глубокая ночь и на улице начали гаснуть фонари. Закинутый через плечо черный рюкзак болтался на одной неразодранной лямке и больше напоминал тряпку, чем что-либо ещё, а с когда-то чистой куртки стекала грязная вода.       — Леви! Что произошло? — Эрвин несильно потряс его за плечи, на что Аккерман лишь безвольно болтнулся в его руках. Лицо и куртка были все в слякоти и грязи, только дорожки слез в уголках глаз были предательски чистые. Он пристыженно уткнулся лицом в грязный рукав своей куртки, но слезы все не прекращались, как будто впервые с того дня он смог выпустить все те эмоции, что хранил в себе последние месяцы. И, как любая истерика, слезы не собирались прекращаться просто из-за того, что Леви не хотел их показывать. — Ривай?       — Все в порядке — тихо пробормотал тот, размазывая по щекам грязь. — Можешь налить мне воды в ванную? Кажется, если я встану под струи горячей воды в душе, то мои ноги растают и я упаду… «А ещё у тебя на двери в ванной зеркало в полный рост и если я себя в нем увижу то… В общем, ещё одной истерики я не выдержу» — отстраненно подумал про себя Аккерман, пока Эрвин осторожно выпутал его из мокрой куртки и усадил в кресло возле батареи, наплевав на капающую с Леви слякоть. В ванной тихо зашипела вода и Эрвин вернулся с полотенцем и аптечкой. Осторожно оттащил руки Леви от лица, и только тогда тот заметил, что все его руки в мелких порезах и скрипучем песке.       — Не двигайся — мягкое влажное пототенце накрыло его лицо, обволакивая запахом стирального порошка и антисептика, который Эрвин предварительно распылил на него. — Глаза только закрой.       Корка песка, присохшая к лицу, нехотя отходила под мягкими руками Эрвина, который за все это время едва проронил пару слов, понимая, что если на него давить, Леви скорее всего сорвется и убежит. Аккерман тоже молчал, то ли из-за присохшей ко рту грязи, то ли из-за полного ступора, в котором находился. Полотенце с тихим всплеском упало в тазик с теплой водой, и Эрвин взял в руки аптечку.       — Вытяни ладони — Леви повиновался, всё ещё не глядя на Эрвина и не в состоянии остановить стекающие по лицу слезы. — Где ж ты так ухайдокался — почти буднично произнес Смит, вытягивая из его руки пинцетом осколок стекла и укладывая его на салфетку. Леви поморщился.       — Упал — он произнес это без какой-либо особой интонации, как будто такое происходит каждый день в году. — Раз пять.       Эрвин молча кивнул сам себе, осторожно отчищая его руки от песка и камней. Про себя он поблагодарил всевышнего за то, что дороги посыпали песком, а не солью со всякими реагентами, которые бы не только порезали, но и обожгли руки солёным снегом, оставив характерные следы.       Очистив руки и щедро полив их перекисью водорода, от которой ранки вспузырились и покрылись пеной, Эрвин в нерешитености остановился, глядя на глубокий порез от стекла на правой руке Леви.       — Давай я тебе забинтую эту руку, ты же справишься только левой? Я сам вымою тебе волосы — Эрвин вопросительно поднял брови. Леви только устало вздохнул и вытянул вперёд руку, не желая спорить.       Ловкие руки Эрвина нанесли мазь и забинтовали руку, экспертно зафиксировав повязку. Натянув сверху полиэтиленовую перчатку, чтобы не намочить бинт, Эрвин помог Аккерману дойти до ванной.       — Я напустил пены в ванную, чтобы не смущать тебя — Эрвин серьезно посмотрел на уже начавшего раздеваться парня. — Видимо, зря.       — Нет, не зря... Спасибо, Эрвин, правда — он замолк, раздражённо вытирая снова потекшие по щекам слезы — Да что черт возьми такое...       Худое, едва начавшее снова набирать вес тело казалось ещё более худым в огромной ванной Эрвина Смита. Костлявые, жилистые ноги, худые плечи, просвечивающие ребра: Эрвин видел это все не в первый раз, но каждый раз был как первый. Хотелось обнять, прижать к себе и дать огромный подзатыльник за то, что довел себя то такого состояния. Эрвин отвёл взгляд и тут же понял, что это худшее, что он мог сделать.       — Настолько плохо, да, Эрвин? — руки Аккермана чуть заметно поддрагивали, хватаясь за гладкий бок стиральной машинки. — Таким я никому не нужен, верно? Черт, ненавижу это все! — ногтями целой руки он подцепил и разодрал тонкую перчатку, хватаясь за ткань бинта и корябая кожу на руке. Тут же Эрвин был рядом, мягко, но настойчиво удерживая обе его руки и глядя прямо в глаза с нескончаемым потоком слез.       — Нет, Ривай. Нельзя. Ты нужен мне, и Ханджи, и Кенни ты тоже был нужен. Какая разница, если какому-то сопляку не понравилось твое тело? Тело лишь куча плоти и крови, его сожрут микробы, которым, поверь, абсолютно пофиг на твою фигуру. Не приближай тот день, когда ты станешь просто кучей мяса в коробке, обитой тканью. — Эрвин говорил мягко, но строго, не сводя немигающего взгляда пронзительных голубых глаз. — Поверь мне на слово, что тот парнишка, ради которого ты все это с собой сделал, просто трус, сбежавший, когда увидел, что у тебя пошел сдвиг по фазе. Он просто не хочет, чтобы за ним бегал какой-то больной, умирающий человек с расстройством пищевого поведения. Ему ведь плевать на тебя, на настоящего тебя, ему важно только твое тело и люди, которых он представляет вместо тебя.       Аккерман замер, глядя в спокойное лицо Эрвина, и почувствовал как сам успокаивается под этим взглядом. Он несильно дёрнул рукой, показывая, что ему не особо нравится быть зажатым в тисках. Эрвин отпустил левую руку, осторожно придерживая запястье забинтованной руки.       — Раз ты порвал перчатку, то сам держи руку над водой — он мягко сжал и отпустил и эту руку, позволив ей безвольно хлопнуться о голое бедро Аккермана. — Залезай, пока вода горячая, у тебя руки ледяные, заболеешь опять.       Леви с ощутимой дрожью наслаждения опустился в ванную, откидывая голову назад и позволяя Эрвину намочить ему волосы струёй воды из душа. Холод, сковывающий мышцы медленно стал отпускать, а вместе с ним ушли и слезы, оставив после себя ноющую пустоту, будто кто-то вырвал сердце и напихал соломы в грудь. Приятное тепло разливалось по всему телу, и, казалось, заполняло эту пустоту. Эрвин мягко провел пальцами по его лбу, убирая намокшую прядь, и медленно стал вымывать из волос песок. Аккерман расслабился, кажется, впервые с тех пор, как встретил Эрена на остановке в тот весенний день. Прошел почти год, и за этот год он изменился до неузнаваемости. Волосы все ещё были черными, но казалось что из них пропал весь цвет, весь блеск. Они были черными, как высохшая принтерная краска, как покрытая пылью черная шина. Он выглядел, как ходячий скелет, а поддрагивающие ресницы и обкусанные губы выдавали его нервозное состояние. Но сейчас, лёжа в горячей воде, он позволил себе просто расслабиться и впитать в себя это тепло, тепло идущее от человека, для которого он важен. Незаметно для самого себя, Леви Аккерман уснул.
Примечания:
Ребят, по себе знаю, ожог солью – жопа. Желающие попробовать: наскребите в холодильнике инея и щедренько посыпьте солью, затем очень плотно приложите к руке или сожмите в ладони секунд на 10-20 пока не начнет болеть. Приятных ощущений!(нет)

Предупреждаю заранее: я сама не знаю что будет дальше и сама наблюдаю за сюжетом из-под прикрытых ресниц. Пейринги расставлены не случайно, тут будет и Эрери и Эрури, только кто с кем и когда – не знаю. Вот клянусь костями мамки моей, царство ей чёртово, не знаю. Может, Эрен ещё появится и они будут вместе, а может, его последнее появление уже отгремело а дальше Эрвин разгребает. Я не знаю, надеюсь вы примете пейринги такими, какие они есть/будут. Хотя думаю Эрен ещё появится пару раз. Угадайте кого Леви встретил на улице? Кандидатов немного
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты