fuck me fast in yr fast car

Слэш
NC-17
Завершён
639
Размер:
67 страниц, 7 частей
Описание:
— Видел как ты катаешься, — выдыхает Гук, тут же заинтересовав Кима, чьи глаза теперь сосредотачиваются на одном — черных омутах напротив. — Херовенько… ⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀
— Пошел нахуй, — хмыкает Тэхен, легко щелкнув того по носу, чем вызывает у Чонгука волну негодования и отчаянное желание разбить ему табло.
Посвящение:
ну девочка муза моя, все для тебя, если не будешь читать - выебу
Примечания автора:
Блять ну да вигуки и шо? ДЛЯ ВИМИНЕРОВ! внимание, я сейчас разрабатываю один конкретный фик по виминам, так что ждите и надеюсь не пожалеете.
Шо могу сказать, чонгук пассив секс вообще, поэтому эта работа и была создана
Всю визуализацию найдёте здесь: https://www.pinterest.com/winston010/fuck-me-fast-in-yr-fast-car/
Песни GRLWOOD чтобы проникнуться атмосферой
Пожалуйста, не шлите меня нахуй и дайте часть своей любви, это очень важно, а то сниму с вас трусы
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
639 Нравится 100 Отзывы 306 В сборник Скачать

6. Чонгук в топе, короткой юбке и чулках….пока!

Настройки текста
Примечания:
если добьете 450, напишу экстру с потрахушками вигуков ну и не только
НЕ ЗАБУДЬТЕ ЖМЯКНУТЬ НА ПОДПИСАТЬСЯ, ЧТОБЫ НЕ ПРОПУСТИТЬ

      Я не могу говорить. Я могу только чувствовать

— Начало через пять минут, шевелитесь!       В коридоре носится стафф и чуть не сшибает идущего в гримерку Намджуна. Чонгук поправляет черные, капроновые чулки, поскольку в колготах не удобно расставлять ноги, и опускает взгляд на кожаные ботинки — в который раз перешнуровывает.       Менеджер прикрывает рот рукой и отчаянно пытается не смотреть в сторону Чимина, что подкручивает себе волосы, мило поднимаясь на носочки и подол его блядской юбки переодически задирается, что ужe как-то слишком. — Хен, а Юнги где? — Чонгук поправляет свой хэндмэйд топ, ради которого он распотрошил любимую футболку Мина, а точнее подрезал ровно настолько, чтобы фанаты могли увидеть его подкачанный пресс, иначе — хули я вообще старался на ебаном фитнесе. — Кстати да, зови его, вам уже пора на сцену, — охает Ким, оглядевшись по сторонам, будто такое депрессивное говно как их гитарист вообще можно было бы не заметить. — … э-э-э, он шел за перчатками вроде…хуй его знает.       Чонгук закатывает глаза, прикуривая на ходу, чуть не столкнувшись с девушкой, что тащила в руках здоровую коробку чего-то. Он помог донести её за кулисы и свернул в сторону костюмерной, поскольку именно она подсказала Чону, что видела его в том коридоре.       Чон закатывает глаза, дернув ручку, и ступает внутрь: — Хен, ты зае… — Блять, говняный пиздюк, — Юнги закатывает глаза и стукается затылком о стенку, к которой его прижимает Хосок, и он — мать вашу, у Чонгука травма — внутри его хена, придерживающий голые ягодицы под юбкой.       Хосок отрывается от чужой шеи и его лицо олицетворяет собой самое большое отчаяние в мире, которое вообще когда-либо существовало, наверное даже больше по масштабам, чем если бы его ниссан разбили. — Может ты пойдешь? Или хочешь посмотреть как мы ебемся? — гаркает Юнги, охнув, когда его ставят на пол. Хосок застегивает ширинку, а Мин натягивает на вторую ногу боксеры, надевая обратно. — Нам надо идти, сейчас начинаем, — выдыхает Чонгук, как только вспоминает зачем вообще сюда зашел.       Юнги идет к выходу, и бросает раздраженный взгляд на Чона, что шлепает его по заднице со словами «потом продолжим, секси», но гитарист явно хотел (за)кончить именно сейчас, а не спустя два часа. — Слушай, хен, а Тэхен с тобой? — Чонгук растаптывает бычок о стену и бросает в пустую коробку, где уже лежали использованные стаканчики. — Прости, Гук-а, но он сейчас на заезде, сам понимаешь — начался сезон, он очень занят, — вздыхает Хосок, потрепав его волосы, он разворачивается в сторону другого выхода. — Надеюсь, ты трогал член другой рукой, — шикает Чонгук, его настроение немного осело из-за отсутствия уебана в его поле зрения вот уже неделю. Вон, парни Чимина и Юнги на месте, а этот где? Хотя, когда это после пары перепихонов становились кого-то называть «своим парнем»? — Я трогал двумя, — слышится с конца коридора громкий ржач Хосока. — Фу, блять!       Чонгук мотает головой, понимая, что мысли о мистере гонщике — ничтожные мелочи по сравнению с тем, что сейчас будет происходить. Пора засиять на сцене.

— Алло, блять, алло! Ты слышишь меня? — Хосок вдавливает телефонную трубку в ухо, прикрывая нижнюю часть рукой, чтобы хоть как-то заглушить шум из зала. — Джин меня сейчас прикончит, давай быстрее, — шепчет Тэхен. — Ты приедешь на концерт? Хотя бы на вторую часть? — Чон морщится, когда по ту сторону слышно разрывающий свист разогнавшегося болида. — Бля, я бы с радостью, но я полуживой и нужно еще затестить пригнанный. — Чонгук в топе, короткой юбке и чулках….пока! — Хосок дьявольски хихикает, проигнорировав крик по ту сторону, и вешает трубку.

      Чонгук залетает внутрь гримерки, довольный тем, что стаффа здесь не будет ещё какое-то время, пока они возятся снаружи. Он останавливается у гримерного столика, даже не собираясь садиться (учитывая, как ноет задница после двух часов сидения на стульчике), Чон плескает на вату средство для снятия макияжа и наконец-то стирает тушь с отяжелевших ресниц.       Концерт отыгран на ура, публика как всегда в восторге, а они смогли повеселится на сцене по-настоящему. Чимин даже прыгнул в барабанную установку в конце, чуть не сломав Чонгуку ногу, но репортеры сделали супер крутые фотки для газет и это было приятным бонусом, согревающим его приличного размера эго.       Дверь дергают, а у барабанщика дергается глаз, ведь он только настроился на позитивные волны, но нужно было кому-то же доебаться: — Я голый, блять! — Пока ещё нет, — хрипит глубокий голос и Чонгук за секунду оборачивается, завидев в дверях тяжело дышащего Тэхена, что слишком громко щелкает замок на двери. — У тебя же заезд… — Чон хмурится, вцепившись рукой в край столика, когда темные глаза без стеснения шарят по его телу.       Тэхен шепчет что-то вроде «господи, блять, боже, прости мою грешную душу», пуская слюну на идеальные ноги, что обтянуты этими блядскими чулками (шах) и юбка, едва прикрывающая край его боксеров (и мат).       Он успел на последние две песни и пожалел, что не послал Джина в пизду и не приехал раньше. Чонгук на концертах — отдельный вид искусства и наслаждения. Его лицо полностью расслабляется, и Гук выглядит таким уверенным в своих действиях, когда он лупит по барабанам. И потом он делает это — откидывает голову назад и его мокрые волосы красиво спадают вниз, а сам Чонгук прикрывает глаза, улыбаясь — у Тэхена разрывается внутри все, что можно. — Я примчался сюда как только закончил, — Ким стремительно подходит к Чону, вжимая его в угол стола всем корпусом и смыкает губы на предплечье, скользнув к загривку. — Думал умру там, среди толпы. Чимин спел свою партию просто на высшем уровне, впрочем, как и всегда. Юнги, кажется, покорил сердца первых трех рядов, учитывая как круто он выглядел, когда оперся ногой о колонку и закусив губу бегал пальцами по грифу. Хосок наверняка мог бы убить пол стадиона, за то что они все видели его сексуальное лицо.       Для фанатов не сложно представить, как трахаются мемберы Black Mamba, просто посмотрите как они играют.       Но Чонгук — это выше тэхеновых сил, у него твердо стоит уже наверное как минут сорок. И все о чем он думал, это просто, блять, схватить эти крепкие бедра и зарыться между ними. Он вообще осознает, что владеет всем Ким Тэхеном?       Гук дурацки хихикает, откидывает голову ему на плечо, вдруг ощущая навязчивое чувство спокойствия, что бьется о ребра вспорхнувшими бабочками и выдыхает в чужой рот, как только мягкие губы смыкаются на его.       Горячие руки ведут по талии, забираясь под топ, оглаживая живот и грудь. Тэхен целует его в излюбленную линию челюсти, под подбородком и выше к уху, он играется языком с мочкой, наслаждаясь ощутимой дрожью в теле барабанщика. — М-м-м, клубника? — возбужденно хмыкает Ким, скользнув руками по округлым бедрам, он мягко хватает пальцами капрон, что приятно покалывает кончики пальцев и ведет под подол юбки. — Это пидорский блеск для губ Чимина, — Чонгук охает, Тэхен дергает его топ так сильно, что ворот расходится, и горячие губы обжигают его шею, выпирающую косточку на позвоночнике, а затем примыкая к ключицам, перегнувшись вперед. Чонгук тут же цепляется за густую шевелюру на пушистом затылке, массируя пальцами.       Рука Кима опускается на чужой член, медленно двигая в кольце, а вторая оглаживает ребра, надавив на сосок. Его бедра толкаются вперед, притираясь к пухлой заднице, и ощущение твердой джинсовой ткани о голую кожу заставляет дрожать по-настоящему. — Я скучал, — шепчет Тэхен, оставляя влажные поцелуи под ушком и мягко покусывая влажную кожу, он нетерпеливо переминает чужие губы языком и по кругу. Чонгук двигает бедрами навстречу, заводит руку назад, снова зарываясь пальцами во вьющиеся волосы на затылке и оттягивая у корней. — Знаю, и я.       Тэхен хрипло смеется, вернув руки назад на бледные бедра, он поспешно стягивает с него боксеры, беспрепятственно сжимая круглые ягодицы руками. Они снова целуются, голодно прижимаясь друг к другу, борются языками, пока Ким собирает смазку с чужого члена. Он обводит указательным вход, медленно протолкнувшись, и ухмыляется. — Игрался с собой? — рычит Ким, тут же подставляя средний. — Кто знает, может меня кто-то трахнул, пока ты гонял, — хмыкает Чонгук, придушенно вскрикнув, когда его резко хватают за горло, толкнувшись бедрами так, что Чон таранит тазовыми косточками угол столика, прошипев. — Давай без игр, детка, — Тэхен зарывается носом в слегка взмокшие волосы на затылке, присасываясь к пульсирующей венке на шее. — Просто вставь, или ты и дальше будешь трепаться? — Чонгук опускает глаза вниз, пытаясь сдержать ухмылку — специально, гаденыш, доводит, чтобы узнать тэхенов предел. Чужие ладони исчезают с его тела. — Ох!       Тэхен резко хватает его за талию, толкнув вперед, он грубовато укладывает его грудью на столик, надавив на поясницу, чтобы тот больше прогнулся. — Блять, — Ким любуется видом сзади, пока лезет за презиком в карман джинс. Чужая юбка задралась, оголяя часть аппетитной задницы, подошва рифленых ботинок продавливает носки собственных джорданов, когда Чонгук медленно поглаживает лодыжкой по его ноге, поднимаясь то вверх, то вниз, и эти блядские чулки слишком заводят его.       Тэхен закусывает губу, бросив взгляд на отражение Чонгука, что прожигает его своими черными глазами и резко толкается, наблюдая, как его толстые бровки подскакивают вверх, а из приоткрытого рта вылетает приглушенный стон. — Я очень ревнивый, когда дело касается тебя, знаешь? — хрипит Тэхен, проталкиваясь еще глубже, чтобы войти на полную длину. Чонгук охает, схватившись за противоположный край, когда сильный толчок чужих бедер заставляет его двинуться по поверхности.       Ким смачно шлепает по ягодице и крепко хватается за узкую талию, да так, что наверняка останутся синяки на боках. Он зажимает конец рубашки в зубах, демонстрируя подкачанный торс в отражении зеркала, и набирает темп почти сразу, с каждым толчком проникая глубже и заполняя до краев. — Вот так, детка…       Чонгук стонет, скользя языком по влажным губам, его тело настолько обмякло в чужих руках, что он ничего не чувствует, кроме жгучего возбуждения и удовольствия от того, насколько властно его прижимают к столику.       Гук безуспешно пытается приподняться на локтях, чтобы взглянуть на Кима хотя бы через зеркало. Мужчина только сильнее заводится, видя покрасневшее, вспотевшее лицо человека, что дерзко отшивал его все это время, а сейчас этот высокомерный малыш стонет от его же члена в своей заднице и смотрит в ответ таким молящим и невинным взглядом, что хочется затрахать его до смерти. А после обязательно в загс!       Тэхен ускоряется, косметические баночки слетают на пол из-за безумной тряски. Он пресекает попытку Чонгука подрочить себе, заломив руку назад, Ким продолжает вбиваться в него, изводя их обоих. — Блять, хочу кончить, — скулит Чон, охнув, когда из него выходят, а затем резко хватают за руки, развернув, и грубо усаживают на поверхность.       Гук, скрестив ноги на мощных бедрах, тянется вперед, кусая Тэхена под челюстью, пока тот снова входит, возобновляя толчки. Он оказывается еще глубже из-за тесной позы, что только усиливает подвешенное состояние Чонгука. Ему кажется, что он скоро отключится — настолько Чону хорошо и жарко.       Широкие ладони скользят под подол юбки, оглаживая излюбленные бедра, пока Ким толкается глубоко внутрь, втягивая Чона во влажный поцелуй. Чонгук стонет ему в рот, подпрыгивая на месте после каждого мощного толчка, его ноги начинают трястись. Он вцепляется напряженными пальцами в смуглые плечи, спецом царапая, и сбито шепчет в чужие губы: — Пожалуйста, дай мне кончить, я не могу.       Тэхен глухо рычит, не сбавляя скорости, когда Чонгук резко вздрагивает, все его тело напрягается, а конечности мелко трясет — он кончил, даже не тронув себя. Гук находит в себе силы, чтобы притянуть его к себе и поцеловать, пока Ким доводит до разрядки себя, продолжая стимулировать простату. — Блять! — Тэ загоняет член глубоко внутрь, замерев, он утыкается лбом в чужую ключицу, оставив мягкие поцелуи на созревших метках. — А знаешь, ты мне нравишься, уебан, — охрипло шепчет Чонгук, поглаживая его взмокшие волосы. Они не движутся, Тэхен все еще держит его бедра, не желая выходить из разгоряченного нутра. — Я знаю, — Ким хмыкает ему в шею, рассмеявшись. — А я, кажется, в тебя влюбился… — Хуевая ситуация, у меня паскудный характер, — Гук прикрывает глаза, упершись затылком о зеркало, его искусанные губы саднят, когда растягиваются в улыбке. — Ну это не новость, и, как видишь, я все еще здесь. — Если вы закончили ебаться, то откройте дверь, блять, я хочу домой! — орет по ту сторону явно обозленный Юнги, смачно тарабаня по дереву. К сожалению, ему не повезло слушать стоны своего одногруппника последние пару минут. — Значит, как я трахаюсь, так ты прерываешь нас на самом интересном, а как твой ебарь приезжает, так весь мир к нему сводится, пиздюк! — Хен, отъебись… — прилетает в ответку от Чонгука, что тут же притягивает мистера гонщика и целует.

три месяца спустя

— Но что же это! Мы были уверены, что двадцатый номер придет первым, а сейчас…только посмотрите на это, Ким Тэхен под номером десять вырывается вперед! — Нихуя себе, это какой-то сверхъестественный предел, — с видом исследователя-зубрилы, протягивает рядом сидящий Хосок, который впервые за долгое время не на заезде, а в отпуске. — Ямада очень крутой, из нашей команды еще никто не объезжал его.       Юнги, сидящий рядом на трибуне, только вздыхает, прикуривая. Они должны были улететь в Америку (что-то типа медового месяца по настоянию Хосока), но в итоге остался еще неотыгранный концерт и незаконченный альбом, поэтому он выглядит сейчас абсолютно озлобленным на мир и абсолютно, как всегда, греет в себе желание уничтожить все человечество. Эдакий злобный кот Барсик. — Я сказал, что отсосу если приедет первым, — хмыкает Чонгук. Он выглядит совершенно спокойным, но на самом деле просто испепеляет глазами красный болид Тэхена, когда они оказываются на финишном кругу. — Ясно, животные, блять, — угрюмо констатирует Юнги, его синяки под глазами наводят панику и ужас на пиздюка, поэтому он даже не косится в сторону хена. Хосок берет смертельную опасность на себя, намереваясь осторожно его приласкать. — ДА! — Чонгук подскакивает, когда Тэхен, с заметным отрывом, пересекает финиш. Вся толпа подпрыгивает и он слетает со второго ряда, торопливо теряясь среди толпы стаффа и инженеров, для которых он уже стал, как родной.       Тэхен резко тормозит, скрипя шинами недалеко от них, и выскакивает из болида чуть ли не сразу, скидывая и швыряя шлем назад в кабину. Он подбегает к ограждению, через которое к нему тянется радостный Гук, и крепко обнимает, квадратно улыбаясь, он попутно похлопывает своих коллег. — Я бы тебя сейчас смачно засосал, но публика не оценит, — шепчет на ухо Ким, все же не удержавшись и легко чмокнув его в ушко. — За победу в заезде по Азии, я не только тебе отсосу, — хихикает Чонгук, пока подлетевшие репортеры умоляют их сфоткаться вместе. Затем главный инженер перетягивает на себя все внимание прессы, рассказывая о новом болиде.       Тэхен вырывает у его секретаря маркер, сгребая Чонгука в охапку, и под непонимающим взглядом, залезает рукой под ворот свитера, вынимая тот самый замок. — Это мое официальное предложение, — шепчет Ким, жирно наводя на металлической поверхности букву «Т». Чонгук откидывает голову назад, заливаясь хохотом. — Кончай ржать, я тут пытаюсь наши жизни воедино связать, ну знаешь там, и в болезни, и в радости, и прочая хуйня. — Боже, блять, завались, уебан, — Чонгук обхватывает его лицо, притягивая, и коротко целует, пока за ними никто не следит. — Люблю тебя. — Пошли отсюда, хочу тебя облюбить во всех позах прямо сейчас, — Тэхен хватает его за руку, утаскивая в сторону от толпы. — А как же награждение? — Чонгук упирается ногами в землю, протестующе отмахиваясь. — Да похуй мне на кубок, я пригнал первым только ради тебя, ведь кое-кто однажды сказал: «ты не узнаешь, каково это, минет с кольцом в губе», — Ким меняет интонацию, передразнивая, и легко подхватывает барабанщика на руки, перекинув через плечо.       Чонгук закатывает глаза, смачно шлепнув того по заднице, а затем болюче прикусив одну из булок через комбинезон: — Ауч! Ты такой грубый, как я вообще в тебя влюбился! — Вот же индюк ебаный!             И жили они долго и счастливо, периодически получая пизды от Юнги за то, что оскверняют его любименький диванчик в новой студии своими животными играми.
Примечания:
оп, вот и все, получился вот так ня фик без смысловой нагрузки, что в принципе не свойственно для меня лоооол. надеюсь, вы насладились и релакснули умом, пока читали и я не обосрался, так как в таких работах я не мастак.
КСТА ОБНОВЛЁННАЯ ИНФА, вигукеры с чонгуком пассивом не расходимся, вот новый фик https://ficbook.net/readfic/10815924 с юморком и глубокими размышлениями

цілую і люблю, отец героин
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты