Легенды белой осени: Записки лунного принца

Слэш
NC-17
В процессе
133
Размер:
планируется Макси, написано 44 страницы, 12 частей
Описание:
Тариэль - некогда принц лунного королевства, а теперь вампир. Он пожертвовал всем ради любви, но в награду получил только пытки и одиночество. Спустя долгие годы заключения ему удаётся выбраться из темницы принцессы вампиров... Ему не остаётся ничего иного, кроме как отправиться на поиски того, кого он когда-то любил
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
133 Нравится 130 Отзывы 70 В сборник Скачать

Часть 11

Настройки текста
Путь до столицы оказался неожиданно долгим. Я, привыкший к пешим странствиям без цели и к полётам на виверне, когда дело требовало срочности, никак не мог уложить в голове: как транспорт может быть настолько медленным? Даже моя вампирская спина, через несколько дней скрюченного сидения в этом дилижансе, разламывалась на части. Конечно, бессмысленно было надеяться, что простых путников станут перевозить с комфортом или, тем более, по воздуху, но всё же, я чувствовал себя даже более униженным и разбитым, чем когда Ламия подвесила меня под потолком и колола раскалёнными прутьями. Меня не оставляли мысли о собственном одиночестве. Никогда ещё я не ощущал такой оторванности от всего, что мне знакомо. С тех пор, как я покинул родительский дом, всегда знал, что стоит позвать, и дядя придёт мне на помощь. Конечно, сначала хорошенько врежет за глупость, но в конце концов, не даст помереть. Позднее, то же самое я знал о Данаге. Но вот прошли десятки лет, и оказалось, что рядом нет ни того, ни другого. До сих пор я считал, что умею полагаться только на себя — но только теперь понял, что это на самом деле значит… Несколько раз я стоял на грани того, чтобы поймать какую-нибудь птаху и отправить её на поиски дяди Вельда, но меня останавливал стыд. И ещё какое-то странное чувство… неприятия. Они не пришли за мной. Значит, их устраивало всё как есть. Какими бы ни были причины, если никто меня не искал, значит, никто и не желал знать, что я жив. К концу недели я почти сделал то, что собирался. Долго держал птицу в руках, глядя в её жёлтые глаза. А потом молча выпустил на волю, так и не заставив запомнить никакого послания. Обернувшись, столкнулся с пристальным взглядом Далина. Я ждал, что он что-нибудь скажет, но оборотень так и не заговорил. Что хотел сказать мне Варго? Кем он был, почему присвоил право пророчить будущее? Как вампиры допустили возвращения охотников, неужели они настолько утратили контроль над завоёванными ими людьми? Что за странные змеевампиры напали на меня в горах? И что за аномалию видели мы там? Почему не удалось записать её на магический кристалл? Куда делись древние, и почему сама Ламия не пытается нас разыскать? Все эти вопросы тоже без устали вертелись в моей голове. Они требовали ответа, который ни я, ни мой единственный собеседник не могли дать. Дилижанс двигался днём, а по ночам делал остановки, что давало мне возможность спать большую часть пути, спрятавшись в глубине под навесом, и выходить прогуляться, когда кучеру требовался отдых. Далин быстро приспособился к такому графику, что заставило меня поинтересоваться. — А оборотни — создания ночи или создания дня? Далин в недоумении посмотрел на меня. — Создания природы, — ответил он. Я поморщился. — Ясен пень, что кроме природы, вас создать было некому. Но на нашем материке сожительствуют три расы. Не считая бесполезных и слабых людей, остальные так или иначе, тяготеют к ночному или дневному образу жизни. — А… — протянул эльфоволк. — Всё равно. — Всё равно? — я приподнял бровь. — На стоянках мы проводим день, бодрствуя, а охотиться предпочитаем ночью. Тут только я задумался о том, чем питается всю дорогу мой спутник… Я-то понемногу опустошал свои запасы консервированной крови, а вот Далин только раз, в самую первую ночь, заглянул в придорожный трактир. Я так понял, что местная кухня ему не понравилась, потому что он очень быстро вернулся и, изменившись, снова исчез в темноте — теперь уже до утра. — На кого вы охотитесь? Далин пожал плечами. — На всё, что попадётся под руку. Лично я предпочитаю уток. А вообще, тебе лучше это не представлять. Вопреки сказанному, при мысли о сочной прожаренной утке я проглотил слюну. Неправда, что вампиры не едят. Они просто могут не есть. Например, когда у них нет денег — как у меня. Будто прочитав мою мысль, Далин стал серьёзным и, после недолгой паузы, спросил: — Зачем ты стал вампиром, Тариэль? — Э… — я, прямо таки, растерялся. Вопрос не в бровь, а в глаз. — Разве быть эльфом настолько плохо? — Спроси меня о чём-нибудь попроще… — пробормотал я. Потом подумал и добавил. — А ты не хотел бы стать чистокровным оборотнем, если бы мог? — Не вижу ни малейшей аналогии, — фыркнул он. — Почему это вдруг? — Во-первых, я с самого начала не мог выбирать. — А если бы мог? Далин молчал и, оглянувшись на него, я обнаружил, что мой спутник вконец помрачнел. — Возможно, я родился бы эльфом, — наконец сказал он. Я негромко и безрадостно рассмеялся. — Ты просто плохо знаешь эльфов! — А ты просто не умеешь их готовить. На том разговор прервался. Далин, вряд ли того желая, затронул в моей душе самую болезненную струну. Что бы я сделал, если бы мог? Если бы вернулся в прошлое, и мне снова предложили — стать вампиром или остаться эльфом? Конечно, будучи эльфом, я бы, наверное, вовсе не пережил годы плена. А может быть, это и не так. Я не знал. — Быть вампиром не так уж плохо, — соврал я. — Лучше, чем быть, например… жуком. — Мне нравится твой оптимизм.   В другой раз я первым завёл разговор. Это случилось, когда дилижанс остановился на ночёвку на окраине небольшой деревеньки. В таких местах мы с Далином обычно старались найти подработку, чтобы не приехать в столицу с пустыми карманами. Конечно, я надеялся, что там найду кого-то из знакомых, но чем больше думал, тем больше приходил к выводу, что стоит готовиться к худшему. Далину с работой везло обычно больше. Оказывается, по дорогам и без меня шаталось немало мечников, которые за пару грошей готовы убить хоть речную гидру, хоть проезжего путника. У меня же на этот счёт имелись кое-какие принципы, которые сильно ограничивали выбор поручений, а тот факт, что я не мог браться за многодневные задания, ещё более осложнял дело. То ли дело Далин! Он почти в каждой деревне находил объявление какого-нибудь чудака, который просил насобирать ему пиявок или сон-травы. Далин только фыркал на то, насколько незамысловаты желания местных обитателей. О травах он знал едва ли не всё, и на одной поляне мог перечислить больше сотни их разновидностей. Собирать такую мелочь ему было скучно, но это приносило деньги и занимало время, так что брался он за что попало. Если мне не удавалось найти ничего для себя, я отправлялся за травами вместе с ним. Конечно же, мы подолгу говорили обо всём, потому что, несмотря на всю усталость от темницы и Ламии, через несколько дней в дороге от молчания я стал сходить с ума. — Как вышло, что твоя мать оказалась эльфийкой? — спросил я в тот раз, наблюдая, как оборотень тщательно отбирает среди высокой травы какие-то маленькие кустики с острыми листочками. — На вашем материке тоже живут эльфы? — Нет, — ответил Далин, слишком увлечённый своим занятием, чтобы хотя бы повернуть голову на мой голос. — И… как? Он, наконец, соизволил посмотреть на меня. — Оборотни редко женятся на других перевёртышах. Это вроде как… жениться на сестре. Я хмыкнул, ожидая продолжения. Присел на корточки рядом с ним и принялся неторопливо очищать от грязи отобранные им пучки травы. — Тогда на ком же? — спросил я. — Величайшая честь для любого оборотня украсть невесту родом издалека. Но раньше моим дядям и дедам приходилось довольствоваться обитательницами нашего материка. Они маленькие, краснокожие и не знают ни магии, ни искусства войны. Но порой ведают в травах и почитают за честь стать женой одного из нас. — Всё равно это не объясняет… — Всё дело в том, — перебил меня Далин, — что лет пятьдесят тому назад на нашу землю пришли двое… Изящные, белокожие и остроухие. Совсем непохожие ни на нас, ни на обитавших на наших равнинах людей. Они ушли, оставив о себе лишь легенды, но эти истории не давали покоя моему отцу. Он решил раздобыть себе такую невесту, какой не было ни у кого. Так он построил лодку и, вопреки бурям и ветру, добрался до огромного леса на востоке вашего материка. Поймал мою мать и увёз с собой. — Украл, — резюмировал я, пытаясь представить, насколько далеко лежат те края, о которых идёт речь. Великий Лес он и есть Великий Лес. Очевидно это те места, которые раньше населяли лесные эльфы. Возможно, мать Далина — одна из них… Но если так, её семью будет очень трудно отыскать.   К моему неприятному удивлению, многие из деревень, где мы останавливались, оказывались совсем пустыми. Кучер — смертный средних лет — спокойно останавливался и в таких развалинах. То ли ему было всё равно, лишь бы проехать за день нужное количество миль, то ли считал эти места безопасными для себя. Время от времени к нам подсаживались новые путники, но большинство из них были смертными. Меня они сторонились, Далина — тоже. Только раз нам попался странного вида оборванный вампир. Когда карета в очередной раз остановилась в опустевшем посёлке, он забился в угол и наотрез отказался выходить. И хоть он и без того производил впечатление сумасшедшего, по моей неумершей спине пробежал холодок: чокнутые вечно видят то, чего не замечаем мы. Предупредив Далина, чтобы не уходил далеко, я сам пересидел ночь в экипаже. Надеялся, что удастся разговорить этого странного вампира, но без толку. — Охотники!.. — только и бормотал он, не желая ничего объяснять. Как будто какие-то смертные с осиновыми колами могут быть опасны для вампиров… Унылое однообразие этой дороги уже начинало сводить меня с ума, когда в дилижанс стали подсаживаться пассажиры поинтересней: дамы в ярких платьях и их служанки. Всё в них, начиная от запаха духов и заканчивая мягкими струями шёлковых шарфиков, говорило о том, что поблизости настоящий город. Так длилось ещё день. Дамы садились и сходили, их место занимали другие… И вот, наконец, когда наступила темнота, вместо того, чтобы остановиться у очередной обочины, кучер подхлестнул коней. Колёса дилижанса веселей застучали по дороге, да и дорога стала не такой каменистой. С места, где я сидел, можно было разглядеть только темнеющую долину, расстилавшуюся позади, но я чувствовал всеми фибрами души, что куда более интересная картина ожидает нас впереди. Раньше, чем поднялась луна, экипаж миновал массивные ворота и въехал на мощёную серыми плитами мостовую Гленаргоста.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты