Freak love

Слэш
NC-17
В процессе
61
Размер:
планируется Макси, написано 68 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 39 Отзывы 8 В сборник Скачать

13 часть

Настройки текста
Корекиё спокойно мог бы поговорить и в кромешной тьме библиотеки, но он прекрасно понимал, что так было бы некомфортно его возлюбленному. Поэтому антрополог, уже по привычке направился к столу, который стоял в центре помещения. Там, всё так же не отпуская руки Рантаро, что бы не потерять своего спутника, Шингунджи нащупал небольшую настольную лампу которая, по размерам, скорее напоминала ночник. Да и светила она как ночник. Старая лампочка, явно светившая свои последние дни, не могла выдать ничего сильнее, чем мягкое свечение, слегка обрисовывающее объекты не дальше ближайшего стеллажа с пыльными книгами. Но этого должно быть достаточно. Тут, даже в пределах света лампы и помимо стульев, стоящих около стола, есть кресло. Раньше оно казалось Киё лишним, но со временем он просто свыкся с этим, единственным в всей библиотеке, креслом. Включая единственный, на ближайшие полчаса как минимум, источник света, Корекиё отпустил руку авантюриста. Тот сразу куда-то отошёл. Вот, будто приветственно, сверкнула старая, немного желтоватая, лампочка, после чего немного поугасла и стала светить ровным, слабым светом. Сразу после проделанных махинаций с лампочкой, Шингунджи обернулся, что бы посмотреть, куда же делся Амами. Оказалось, что тот просто отошёл к сталлажу и прислонился к нему спиной. Зеленоволосый стоял там и спокойно, выжидающе смотрел прямо в глаза антропологу. Он будто пытался подглядеть, о чём они собираются говорить. Но долго они не молчали и первым тишину нарушил именно Рантаро. - Итак, мы уже пришли. Ты не передумал рассказывать мне то, что хотел? - в его голосе прозвучал едва скрываемый азарт. Ох, значит, Корекиё удалось заинтересовать его. Как только друг отпустил его руку, Амами отошёл в сторону предполагаемого стеллажа и не прогадал. Скоро спина упёрлась во что-то твёрдое. Отлично, теперь можно облокотиться на что-то, так будет легче скрывать, не на шутку разыгравшийся, азарт. Через пару минут он всё узнает! С ума сойти, он весь день ждал этого. Как же сильно всё - таки смог заинтересовать его антрополог своей просьбой поговорить без лишних слушателей. Это напоминало Амами подарок - сюрприз на день рождения, когда ты до последнего ждёшь и гадаешь, что же там такое. Сейчас он испытывал такой же, но немного другой азарт. Что-то его настораживало во всей этой ситуации. Обычно он верил своей интуиции, но что сейчас - то не так? Собравшись с мыслями и уговаривая себя не сильно нервничать и не поддаваться эмоциям, Шингунджи вдохнул полной грудью, и, пока решимость не покинула его, на одном дыхании произнёс. - Рантаро, я тебя очень люблю. - далеко не то, что он хотел сказать, но ничего страшного. Это он ещё успеет исправить. Сейчас главное - остаться спокойным. Заметив, что Киё, шумно вдыхая, собирается что-то сказать, Рантаро приготовился узнать что-то невероятное. Настолько невероятное, ради чего его притащили почти ночью в библиотеку. То, о чём он думал весь день, не в силах оторваться от трепетного ожидания и предвкушения. И он услышал. Слова друга эхом повторились в голове Амами. "очень люблю"? Что это значит? Может, антрополог имел ввиду дружескую симпатию, а не то, что хотел услышать зеленоволосый? Он же сейчас стоит так спокойно, скорее всего это и правда было лишь признание в такой симпатии.. Ну что ж, в таком случае можно было бы и в классе это сказать. Зачем же было тащиться поздно вечером в библиотеку? Странно это. Авантюрист решил проверить свою теорию. - Хах, я тоже люблю тебя как друга, Киё! - он шагнул к Шингунджи и с улыбкой хлопнул того по плечу. Глядя в глаза, что бы уловить любые изменения в эмоциях друга, он задал уточняющий вопрос. - Это всё, что ты хотел мне сказать? После последней сказнной фразы в воздухе повисла гудящая тишина, а в глазах Корекиё что-то стремительно начало меняться. Он будто боялся чего-то и очень хотел одновременно. Было видно, что сейчас перед ним какой-то сложный выбор. Внезапно, немного испугав Рантаро неожиданностью, вместо спокойного и вкрадчивого голоса Киё начал быстро говорить будто безумным и в то же время полным обожания голосом. - Амами, милый, нет.. - сильно нервничая, и не в силах скрыть своё волнение, Шингунджи часто запинался и повторялся. - Нет.. Ты не так понял.. Меня. - Я имел в виду, нечто большее. Большее, чем простая дружба.. - длинноволосый сделал небольшой шажок к Амами, из-за чего Рантаро инстинктивно отступил назад. Заметив это, Корекиё моментально поменял тон на более умоляющий. - Ох, нет.. Не стоит меня бояться! Я.. Я никогда бы не навредил тебе.. любимый.. Теперь тебе никто не навредит.. Никто, это я.. Я тебе обещаю это!. После, сказанной с запинками фразы, Шингунджи, словно под гипнозом, смотря Амами в глаза, протянул руку, что бы погладить зеленоволосого по щеке. Рантаро нервно дёрнулся в сторону. Это просто не может быть правдой. Они знакомы всего день. Нельзя же серьёзно влюбиться за день, это просто невозможно. Сейчас антрополог внушал зеленоволосому только животный страх. Авантюрист понимал, что он точно не уступает по силе Шингунджи и знал, что тот не решится на что-то страшное прямо в этой библиотеке, в самом центре академии. И скорее всего Корекиё и правда не желает ему зла. Но инстинкт и самосохранения, вопящий, что надо сматываться от сюда и как можно быстрее, усмирить было далеко не просто. Сейчас того Киё, с которым он познакомился сегодня, будто подменили. А пока авантюрист пытался успокоиться и обдумать ситуацию, чем вызвано такое поведение его нового друга, Корекиё говорил ещё больше. Боясь упустить хотя-бы слово, Рантаро слушал, но не особо вникал в смысл. - А ты.. Ты помнишь тот год, когда мы поступили в эту академию!?.. Оох, этот чудесный год.. - длинноволосый приобнял себя руками. - Да, именно с того года всё началось.. Всё это. То, что сейчас происходит.. Кх, именно с того года я готов отдать за тебя всё, что имею, Рантаро.. - Шингунджи резко положил обе руки на плечи друга и его голова тут же оказалась около уха зеленоволосого. - Именно тогда ты первый раз поразил меня своей истинной красотой! - его шёпот был полон обожания и какой-то нездоровой привязанности. Это было пора заканчивать. Аккуратно сняв забинтованные руки со своих плеч и посмотрев антропологу прямо в жёлтые, отливавшие безумным зеленоватым блеском, глаза, он задал вопрос, мучавший его во время всего монолога друга. - Киё, ты серьёзно? - Амами первый раз удалось вставить свою фразу в их разговор. Видимо зря. Голос скрывался на крик, а в глазах плескалось дикое отчаяние. Оно в момент словно заполнило собой всего Шингунджи. Его крупно трясло, как при лихорадке, но взгляд был ни разу не затуманеным. Наоборот, он был как никогда эмоциональным и наиболее открытым. Его глаза напоминали авантюристу глаза зверя, который попал в ловушку, но всё ещё доверяет человеку, надеясь на спасение. Этот взгляд выражал столько боли, что самому зеленоволосому стало неприятно: Киё в таком состоянии, а он и пальцем не пошевелил, что бы ему помочь. Было видно, что сейчас длинноволосый либо хочет показать, то что чувствует, дать Рантаро себя прочитать. Либо, что нравилось Амами куда меньше, его друг сейчас просто не контролирует себя. - Ты ведь тоже меня любишь?! Любишь больше жизни, да?!... - на несколько секунд антрополог затих, смотря не в глаза Рантаро, а куда-то в пол. - Неет.. Этого не хватит! Ты ведь понимаешь, что я люблю тебя больше, больше, больше!?.. - резкий переход с криков на шёпот ещё раз доказывал Амами, что с Корекиё точно что-то не так. - Знаешь это так чертовски не правильно... Кх... - короткий нервный смешок и снова пара секунд молчания. Наконец подняв, уже немного блестящие от слёз, глаза на зеленоволосого, он стянул маску вниз, на шею... - Почему же я такой неправильный?.. Его губы. Они были накрашены алой, как кровь при артериальном кровотечении, помадой. Что происходит? Когда Амами успел в это всё ввязаться? Есть ли путь обратно? - Почему же я влюбился в такого идеального тебя?.. - Корекиё продолжал говорить, вводя Рантаро всё в больший ступор и непонимание. Вся эта ситуация казалась авантюристу какой-то неправильной и абсурдной. Но тем не менее всё это было реальностью, которой сейчас жил Амами. Пока авантюрист пытался принять тот факт, что у его, недавно появившегося, друга накрашены губы, Корекиё не теряя времени зря, уже прильнул ещё плотнее к Рантаро. Он, словно большая змея, поймавшая добычу в свои удушающие кольца, оплёл его шею руками и уже пристально смотрел в глаза, словно чего-то ожидая. Разве этого он хотел, когда желал хоть как-то развлечься? Нет. Точно не этого. Но что, если Рантаро не любит Корекиё, что ему делать тогда? Этот Киё странный и пугающий, если раньше он был спокойным и с ним можно было о чём-то поговорить, то сейчас антрополог будто в истерике или на грани нервного срыва. Нет, не в этого Шингунджи, казалось, начал влюбляться Амами. Но как ему это объяснить так, что бы длинноволосый не подумал, что ему отказали в пользу какой-то девушки или из-за того, что он отпугивает Рантаро? Мало ли что он может сделать в таком состоянии как сейчас... А может.. Может стоит попытаться успокоить его и тогда он станет таким же, как раньше? Ну да, не обязательно же отвечать взаимностью, можно просто успокоить, а потом уже решить, как объяснить ему всё, что о нём думают. Тогда они просто поговорят и, уже спокойно, точно что-то решат. А пока надо действовать. Уже не надеясь на взаимность, антрополог собирался убрать руки и тихо попытаться уйти, что бы снова не спать всю ночь, но в этот раз уже не наблюдая за возлюбленным, а думая, как загладить свою вину и занимаясь тем, о чём ему даже думать было отвратительно. Где-то в тумбочке его ждало то самое лезвие. Оно каждый раз будто распахивало свои опасные объятия, когда Шингунджи снова делали больно. Но неожиданно чья-то рука обняла его за талию, притягивая ближе к Амами. А вот и вторая.. Она, заботливо и успокаивающе, приобняла за спину. Не верилось, что это Его руки. Ну а чьи же ещё это могут быть руки, идиот? Казалось почти невозможным, что после того, как Шингунджи всё - таки сорвался и стал нести всякую чушь и даже начал домогаться, его не отвергли и не послали к психиатру, да просто не послали. Его не оттолкнули. В это просто невозможно было поверить. Это слишком хорошо, что бы быть правдой. Значит ли это положительный ответ? А они теперь.. Пара?.. От этого слова начинала кружиться голова и сбивалось, с привычного ритма, дыхание. Он наконец достиг. Достиг своей цели, к которой стремился уже несколько лет.. Неужели наконец появился человек, любящий его таким, какой он на самом деле есть? ... А что, если его предадут ли покинут? Как в прошлом. Он это сможет пережить?.. Мягкий и заботливый голос Рантаро вывел его из уже неприятных раздумий. - Киё, всё хорошо. Светло - зелёные глаза, полные заботы и тепла, смотрели прямо в душу. Аккуратно освободившись от объятий антрополога, Амами за руку потянул его к креслу. Надо было любой ценой успокоить друга. Это могло кончится очень плохо, а плохого конца не хочется никогда. Поэтому пришлось применить способ, которым зеленоволосый когда-то успокаивал своих младших сестричек, когда тем было обидно или больно. Безусловно, Корекиё не маленькая девочка, упавшая с велосипеда, но этот способ - самый сильный и самый безотказный из всех, что знал Амами. Он просто шагнул в сторону кресла, на всякий случай держа антрополога за руку, и сев поудобнее, потянул длинноволосого к себе, намекая сесть ему на колени. Как и ожидалось, Корекиё понял, что от него хотят и послушно сел на колени. Вспоминая, что делал тогда, когда ещё жил с сестричками, Амами осторожно положил голову Шингунджи себе на грудь и заключил его в тёплые объятия. В ответ на это длинноволосый лишь больше к нему прижался и как-то весь съёжился. Авантюрист всем своим существом пытался показать, что Киё может чувствовать себя в безопасности и волноваться больше не о чем. Вспоминая всё больше деталей прошлого, Рантаро начал немного покачиваться взад - вперёд, будто пытаясь убаюкать друга. Или уже не друга? Не важно. Сейчас важнее его состояние, чем чувства Рантаро. С ними он уж сам позже как-то разберётся. Краем уха он услышал тихие всхлипы. Корекиё всё ещё трясло, но уже заметно меньше, чем когда они стояли. Он просто плачет сейчас? Или это продолжение бывшей истерики? Только этого не хватало. Зеленоволосый принялся ещё и поглаживать друга по спине, изо всех сил стараясь его успокоить. Внезапно всхлипы и тишину прервал подрагивающий и тихий голос. - Почему.. Почему ты всё ещё со мной, после этого ужаса?.. - это прозвучало удивлённо. Удивление можно было распознать даже через всю ту грусть, что была в его голосе. - Ужас? Из-за этого ужаса я и с тобой, Киё. - Рантаро старался говорить как можно более мягко, что бы Шингунджи , не дай бог, в голову не пришло, что это всё лицемерие он снова не начал свою истерику. - Я волнуюсь за тебя. Поверь, в такие трудные моменты и нужна поддержка, которой зачастую так мало. - чуть сильнее сжав длинноволосого в объятиях, он склонил голову к голове Корекиё, будто показывая, что он полностью с ним. - А.. А ты точно меня не кинешь?.. - сейчас уже в его голосе слышалась неподдельная надежда, в отличии от того жуткого, пробирающего до костей, отчаяния, с которым Шингунджи ранее срывался на крик. - Точно. - как бы в подтверждение этого и не отдавая себе отчёта в действиях, Таро ласково убрал растрепавшиеся волосы Корекиё и нежно поцеловал того в лоб. Сам смутившись своих действий, Амами просто замолк. Так бы они и сидели, если бы, уже немного подуспокоившийся, Корекиё, не заговорил. - Я считаю, что ты имеешь право знать. Раз уж ты меня не бросил, точно.. - опять этот серьёзный тон. Но в этот раз голос всё ещё немного подрагивал, не успев полностью отойти от недавнего. - М? О чём ты? - куда ж ещё больше всяких тайн? Хотя, Шингунджи, видимо, собирался рассказать ещё что-то важное. Поэтому Рантаро просто приготовился слушать ещё больше удивительных вещей. Удивительных - потому что за сегодняшний вечер ему не рессказали ни одной обычной, повседневной вещи. Больше того, у него на коленях сейчас сидит парень, с которым он познакомился буквально сегодня. Этот день просто полон сюрпризов. Поэтому, он уже просто ждал, когда Киё поведает ему ещё что-то. В его объятиях очень тепло и спокойно. Не то, что большинство людей, которые обнимаются ради вида. А это слабое покачивание - прямо как делала его сестрица, когда тоже успокаивала своего маленького братика. Как об этом узнал Рантаро? Это не важно. Раньше антрополог и представить не мог, что каким-то поздним вечером он будет просто сидеть в библиотеке на коленях возлюбленного, а его буду обнимать и успокаивающе гладить по спине. Эти объятия были чем-то большим, чем простые обнимашки. Сразу для двоих парней и ещё одной пары непрошенных глаз они имели очень большое значение. Первому наконец, за долгие годы, удалось почувствовать себя защищённым и любимым, второй наконец разобрался в себе и своих чувствах, хотя хотел просто развлечься. А третья.. Откуда тут она? Ладно, с этой неприятной накладкой можно будет разобраться позже. Сейчас ему хочется довериться полностью и рассказать всё, что тяжёлым грузом давит на сердце. - Рантаро. Я за тобой следил. - он впервые за всё время, как они сидели на кресле, поднял голову и посмотрел прямо в глаза Амами. Возможно, если бы не тусклый свет старой настольной лампы, зеленоволосый и не заметил бы, но и тон и взгляд были признающими свою вину. Он будто хотел показать, что признаёт то, что поступал не правильно. Зеленоволосый уже хотел что-то сказать, но антрополог его перебил. - Я.. Я знаю, что это неправильно, но я ничего не мог поделать с собой.. - он ненадолго замолчал, подбирая слова. - Понимаешь, мне это было необходимо.. Ты мне необходим. Ранее собиравшийся сказать что-то ободряющее, Амами сейчас был просто выбит из колеи. Так это его взгляд он постоянно чувствовал на спине? А во сне.. Это был тоже он? Всё сходится. Авантюрист и на уроках вместе с собой его часто видел.. Он был настолько поражён тем, что осознал, что даже перестал легко покачиваться взад - вперёд, как делал это ранее. - Так это был ты.. - он без злобы, но с каким-то осознанием во взгляде посмотрел Киё в глаза. - А когда я спал ты тоже наблюдал за мной? Если он ответит отрицательно, то загадка чей тёмный силуэт Амами иногда замечал тёмными вечерами у окна, останется нерешенной. Однако, Корекиё просто боязливо кивнул. - Всё так. Если я тебе противен, это абсолютно нармально и я готов уйти когда ты этого захочешь. - он что, так оправдывается? В любом случае, если сейчас сказать ему уходить, это будет равно тому же, что разбить доверие, только начавшее связывать его и Таро, а потом ещё и растоптать осколки ногами. Такого Амами не хотел и, хоть и был мягко говоря поражён до глубины души, ответил. - Что же ты раньше просто не подошёл и не рассказал всё как есть? Глупый вопрос. И ответом на него был лишь тихий вздох со стороны антрополога. Внезапно Корекиё снова резко оторвал голову от груди Амами и посмотрел куда-то в сторону неосвещённых стеллажей, будто что-то заметил, но потом, успокоившись, закрыл глаза и устроился как и ранее. Надо будет скоро расходиться, а то они так и не успеют выспаться.
Примечания:
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты