Сияние

Слэш
R
В процессе
153
автор
tellthemnaegi соавтор
Размер:
планируется Миди, написано 14 страниц, 4 части
Описание:
Итэр не высматривал мимо проходящий медперсонал, попавших поневоле сюда пациентов, не интересовался красотой длинного прохода и висевшим недорисованным пейзажем в дубовой тоненькой рамке.
Любопытные глаза глядели на его визави, что опёрся о стену, опустив взгляд и скрестив руки.
— «Ждёт кого-то?» — промчалось в мыслях подростка, как Сяо поднял голову.
>AU современность: больница, где Итэр является соседом Сяо по палате рядом.
Посвящение:
своему соавтору.
она автор идеи, спасибо ей.
Примечания автора:
названия к частям я беру из этой песни:
Hypnosis -
Ishikawa Hideo.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
153 Нравится 13 Отзывы 26 В сборник Скачать

«и он никогда не уйдет...»

Настройки текста
Примечания:
в связи с некоторыми проблемами, часть пришлось перезалить
На другом конце коридора около кулера с водой «шатается» мальчик. Сжимая пластиковый предмет крепче, он жадно упивался долгожданной прохладой, пока опекунские глаза его не настигли. Не пытали, не упрекали. Но с последним Сяо точно загнался. Располагаясь на комфортабельной сидушке, подросток посчитал, что вовремя выскочил. Казалось, были палаты с расчётом на одного, так какова причина его теснения в этом «деннике»? Может, пациент и утрировал, но именно так он чувствовал себя, не в прямом смысле загнанным в угол. Но более близкий человек мог разглядеть это и в буквальном смысле. За детальным же изъяснением ответа, пожалуй, можно было бы подёргать главврача, вот только и он руками развёдёт. А у себя в своих четырёх стенах он подопрёт лоб ладонью, ненароком задевая деловые бумажки, что не раз уже случалось, ругая при том себя и сокроет истину. Столько ответственности, столько разработок уникальных планов для нетипичных клинических случаев, ранних обходов более тяжелых пациентов. Недавно он совсем чуть не облажался с одним экономическим вопросом, однако успел опомниться, достав нужную бумагу из мусорки. Да уж, когда заместитель решил выйти в отпуск, так и всё решает вдруг обвалиться, прилететь одним большим и внезапным «метеором», что до этого просто пока кружился, словно выжидая своего часа. Как же, бывало, что чуть не вырубался на рабочем месте. Но просто чудным стал тогдашний момент с хлопком двери, что одним мигом вывел главного врача из всех предстоящих снов, да и небось прогнав их не только на один день. Кто-то отнюдь не пожалел сил. Видать, утреннее особое блюдо из Снежной так взбодрило, а может и ещё украло сердце, и бедняга, забывшись, за добавкой прибежал, но помещения спутал. Ну… Только если это был не сам распространитель рецепта, который неловко почесывал затылок, виновато улыбаясь. Ну прелесть же? Только, вероятно, при таком же дальнейшем и успешном раскладе событий, его самого занесёт в кардиохирургическое, и на койке лежать будет он. Полезно, однако, быть психологом так и другим, так и… себе. Тем не менее, наконец Чжун Ли выпутался и смог повидаться с Сяо, как он снова ускользнул. — Итэр? Что такое? — та так же резко приостановилась, замечая ступор пациента. Другой дёрнулся на слова, повернув голову в её сторону. — Пить захотелось, — еле различимо «прожевал» он это, приходя в себя: — А… Мысли вслух. — Хорошо, я поняла тебя, — Гань Юй понятливо кивнула, чуть поправляя руку парня на своём плече. Она сама отважилась побыть «опорой». — Но только после обследования. И дверь процедурного кабинета за ними закрылась. После укладывания больного на кушетку, передав его в руки специалисту, Гань Юй покидает помещение. Она взглянула в ту же сторону, куда глядел и отведенный мальчик, после чего быстренько достала телефон, заходя в нужный чат. Её пальцы хаотично забегали по экрану, словно боясь не успеть. В принципе, так оно и было. Нервно терзая свою губу, девушка прислушивалась к каждой живности в коридоре. И, в конце концов, звуки стремительных и торопливых шагов, сопровождающие плавным постукиванием по практически «отражающей» поверхности, отрывают её от мобильного. Понимая, что она не припоздала, медсестра чувствует лёгкость где-то внутри себя, пока подобное чувство снова не напоминает о себе в районе плеча. — Далеко ты зашёл, — внезапный родимый голос делает приятным и цветным всё вокруг. Окружающее его пространство в одно мгновение становится не таким угрюмым. — Я не думаю, что вода с такой температурой сейчас полезна для тебя. — От одного стакана я, знаешь, не загнусь, — с нервным смешком отвечает на это он, что увы больше походит на язвительность. Но он не хотел язвить, в особенности такому человеку. Парень, находя мусорку за углом сей аппарата, что могла бы разделить взгляды Сяо на жизнь, будь она одушевленной, выбрасывает помятый стаканчик. — В этот раз ты дольше меня искал. — Соглашусь. Скоро я так совсем забегаюсь, — Чжун Ли чутка усмехается, смотря, как Тарталья освобождает Гань Юй от её «добровольчества». Она точно сначала колебалась, но встретившись взглядом с главврачом та решилась. Перебросившись несколькими последними фразами с коллегой, она идёт прямо, удаляясь. — Мы можем поговорить? — Да, — спрашивать это было лишним. Словно Сяо никогда не вслушивался в поспешные, но лёгкие шаги по направлению к нему, сидя в очередной раз за пределами палаты, где-то на первом этаже или на лестнице между ними, играя в эдакую «угадайку» с самим с собой. Он, кстати, серьёзно скоро научится отличать ходьбу своего опекуна. — Можем. Из-за двери появляется слегка взлохмаченный светловолосый пациент, которому помог покинуть кабинет врач. Глянув на Тарталью, Итэр моргает. Первой же мыслью бесспорно стала: — Меня поведут на расстрел? — Нет, — медбрат прыснул от смеха, разводя руки в стороны. В одну секунду улыбка пропадает с лица, а его вид становится суровым, устрашающим. — Из тебя уже извлекли все сведения, благодаря электродам. Мы знаем твои слабые места, Итэр, нужно было следить за своим дружком. Возможно, Тарталья ещё немного юн. Ну знаете, не все хорошо присматривают за собственным дитя, что сидит где-то глубоко в каждом из нас. И проходящий рядом главврач, направляясь с Сяо в «свои покои», успевает дать слабый подзатыльник Чайльду. — Вот ж… — шипит Тарталья, демонстрируя всё своё возмущение, оборачиваясь на уже исчезнувшие силуэты людей, успев завидев только конец изящного хвоста, отчего уголки губ немного приподнимаются. — Я ведь не всерьёз! — Ужас, — звучит от Итэра, но не в соглашении с медбратом, а скорее в сторону его плохой наигранности. — Можно мне просто к кулеру? Чайльд внове разворачивается. — Конечно, — бормочет «обиженный» медбрат, почесывая место удара. — Ах, точно. Можешь называть меня Тартальей. — Угу-м, — вытягивает из себя устало пациент, глядя на то, как Чайльд тут же становится опорой для подростка. Вероятно, он забывает о стыде за своего знакомого, но только на время. Подойдя уже поближе к аппарату с водой, мальчик скидывает свою руку и устраивается рядом на заманчивые кожаные сиденья. — Неужели здесь нельзя пить без медперсонала? — начинает Итэр, наблюдая за махинациями Чайльда, что любезно предоставляет питье другому. — Я бы мог сам, спасибо. — С чего же такие суждения? — приподнимая бровь, на лице медбрата проявляется нескрываемая заинтересованность. Он присаживается неподалёку от мальчишки, передавая стаканчик ему в руки. Часть с «я самостоятельный» он игнорирует, наслышался от других. Другой осознающее мычит, радуясь, что причина увода того мальчишки-спасителя была иной, и правила здесь не столь страшны. — Здесь так пусто, вот я и… подумал. Тарталья с промедлением усмехается: — Сяо просто любит побегать от процедур. Ничего страшного. В коридоре давно ещё чувствовалась прохлада, может, точно так же, как и слабый сквозняк. Каждый стук проходившего мимо них человека, которых, в целом-то было и не так много в данном крыле, отдавался неуютным звоном, глушившим ещё добрые несколько секунд. Только так ощущалась подобная образовавшаяся тишина. — Сяо? — вырывается из уст подростка.

***

— Сяо, — глубокий голос одним рывком вырывает из своего сознания, плавно указывая рукой на скромный молочного оттенка диван. — Присаживайся. Мальчик мотает головой, избавляясь от остатков ненужного в голове, присаживаясь, как ему и подсказали, рядом с опекуном. Да и ему такие смешные указания ни к чему. Не впервой вот так вот устраиваются, да и причём в том же углу и в той же «крохотной каморке». Таков был кабинет главврача, где семьдесят процентов пространства занимал письменный матовый стол с компьютером посередине, на котором в немногих местах виднелись царапки. На столе в том числе виднелись несколько огромных стопок бумаг с пару-тройку органайзерами, что по-видимому туда и не влезли. Сзади всего этого «превосходства» расположился шкаф, что тоже уже еле нёс на себе это бремя. Можно было сказать, что атмосфера была немного домашней, больше всего с этой милой софой, схожей со стилем хай-тек, но напряженность ощущалась сильнее, ярче. Особенно, когда мужчина изматывался от становившегося для него в такие минуты безжалостного света, вырубая либо его наполовину, либо целиком. Тогда уж лишь блеклый экран освещал подобное тому лицо. Обычно, когда те встречались здесь, Чжун Ли успевал самую малость что-то поприводить в порядок, но ныне ситуация была иначе. Было ясно, что за эту беседу главврач отдал свой сон. Весь. — Как станет холодно - скажи, — улыбчиво уточняет мужчина, намекая на слегка приоткрытое окошко, — не хватало ещё и других осложнений. И Сяо молча кивает. Всё равно главврач его сам закроет, не дождавшись от подростка «возмущений». — Каковы твои ощущения на данный момент? — Голова болит. Постоянно. Сяо откидывается назад, жмурив очи и потирая лоб. Это он ещё умалчивает про нескончаемый шум в ушах и периодические черные не то пятна, не то точки пред глазами. На слабость он старался не обращать внимание. Однажды, боровшись с которой бессонницей, мальчик, потупив взор, осел на мерзлый пол, утыкаясь в колени. Благо промучался он так не долго, пока Гань Юй, стремительно направляясь в сестринскую, не наткнулась на него. Её сердце чуть не оборвалось, она еле удержалась от крика. — Я приложу все старания для наилучшего состояния твоего организма, — главврач упирается локтями в коленки, скрещивая руки в замок и кладя на них же подбородок. — Преследуют ли тебя какие-то беспокойные сны? — Мне не сниться ничего, — каждый его вздох потихоньку становился более раздражённым, и кажется, тот часто начинал всё ёрзать. — Я устал от этих четырёх стен, как собака в будке. — После того, как тебя выпишут, мы обязатель… — Я уже не верю в это, — он был быстр, как всегда. Эта мысль, что существовала где-то на подкорке сознание, и что вечно запирали в клетку на все три замка, оказалась хитрее, как бы он себя не успокаивал. — Может, меня вообще не выпишут. Он отвернул голову в сторону. Сегодняшний разговор казался мальчику таким же, как и воздух в комнате, который постепенно становился холодным. Мужчина будто заучил фразы наперёд. Ну конечно, Сяо должен был это рано или поздно понять. Чжун Ли досадило, наверняка, всё это нянчество с несовершеннолетним в переходном возрасте. Сдались же эти «телячьи нежности» кому-то. — Ты не пролежал даже дольше месяца. Не делай столь необдуманных и абсурдных выводов. Мальчик насупивается. — Я понял. Продолжу глотать таблетки дальше, — он на неожиданность не только сидящему подле мужчине резко подскакивает, но и себе. — Не хочу мешать, я лучше пойду. Главврач делает выдох. Пока другой не покинул пределы помещения, Чжун Ли поднимается следом, как можно стремительно приближаясь. — Всё хорошо, — в конце концов, его ладонь несильно обхватывает запястье мальчишки. Этого сигнала достаточно, чтобы другому обернуться. Так его и встречают успокаивающие объятья, — Ты не мешаешь. Мне очень жаль, что я не смог прийти в тот обещанный вечер, пожалуйста, не держи на меня зла. Выскажи мне всё, что потревожило тебя за минувшие дни. И подросток прикрывает глаза, не сопротивляясь. Лёд будто растопился, пока Чжун Ли аккуратно потрепал его волосы. Хорошо, Сяо облажался в своих рассуждениях, как и обычно. Немного поспешил. Главный врач был очень обеспокоен. Но он не расскажет это, нет, а только случайно выразит это неаккуратными действиями, заставляя других недоумевать, как это и случилось. Вполне может, состояние его кабинета могло многое сейчас сказать о нём, хотя мужчина и выглядел бодро, опрятно. Накануне пришли свежие анализы с недавнего обследования, и Чжун Ли хотелось самому всё заново перепроверить, услышать: «Прошу извинить, мы перепутали», а не сжимать кусок бумаги, подпирая ладонью лоб. Сяо становилось хуже. Дату операции определили.

***

      По возвращению назад, Итэр вполне мог снова смириться с тем, что помещение опять пустует, если бы не скрип уборной двери и незамеченный Чун Юнь за общим столом. — Пока отдыхайте, ближе к обеду ожидайте меня, — улыбчиво выкидывает напоследки медбрат, собираясь уходить, но… — У вас есть парочка карандашей в сестринской? — разворачивается морозный мальчишка, складывая руки на спинку синевато-черного стула. — Желательно яркие. Чайльд застывает, делая самый задумчивый взгляд, но порог переступить назад не спешит. — Уверен, что нет, но знаю, где вполне могут быть. Принести? Чун Юнь кивает ему, и короткое «жди» успевает вылететь перед испарением. Дверь из туалетной комнаты распахивается. Менно, не произнося и писка, проходит к своему месту, присаживаясь. Странное воцарившееся напряжение, сбивает толку только недавно возвратившегося мальчишку с процедур, вынуждая смотреть то на затылок уже отвернувшегося соседа, то на нервную ухмылку другого. — Несварение? — Итэр хотел хлопнуть себя по лбу, по причине хорошей идеи для завода разговора. — Тебе я завещаю мою коллекцию ракушек. — Что? — Мне кажется, на его языке это означает «ты не плохой человек», — неторопливо мычит он за товарища, будучи абсолютно увлечённый своим делом. И всё же, уже через секунду сей занятие оказывается откинутым. Итэру просто оставалось совсем чуточку, чтобы привыкнуть к своим соседям с приколами. — С чего вдруг такое великодушие? — Это он к смерти готовится, — Чун Юнь тяжело выдыхает, мотая головой. — Да что стряслось? И вправду помирать собрался? — и он даже не обратил внимание на то, как его тон слегка повысился. — А, нет-нет! Что ты, я же в шутку! — паренёк мгновенно отрицательно замахал руками, впоследствии поворачивая голову на того. — Видишь ли, Менно… Всего-то стыд пережить не может… — Чег… — и мозаика из отрывков воспоминаний мигом встраивается. — О, да брось. Тебя же ногами не запинали, почему ты так разволновался? Мальчик поджимает губу, совершенно забывая про капюшон своей худи, которую может, можно было использовать как изолятор от «внешних раздражителей». — Это практически то же самое, понимаешь! «Да если б я понимал». И Итэр, согласившись сам с собой, машет головой. — Он… — в конечном итоге, начинает Чун Юнь, смотря на обратившего на него соседа и выжидая от того ответа. Видно, что Менно был на распутье, поэтому паузу он немного подержал, а потом, наверное, отчаявшись, кивнул. — Немного забыл о последствиях…
Примечания:
простите за пропадание на месяц (
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты