Imprinting everything to blame.

Гет
R
В процессе
115
Размер:
планируется Макси, написана 61 страница, 7 частей
Описание:
Нет, любовь с первого взгляда здесь ни при чем. Это больше похоже на… Силу притяжения. Когда ты видишь её, вдруг оказывается, что тебя притягивает не земля, не гравитация, а она. И в мире нет ничего важнее неё. И для неё ты сделаешь все на свете, все, что угодно, станешь кем угодно… Станешь тем, кто ей нужен: защитником, любовником, другом, братом.
Примечания автора:
Образ Тэй — https://www.pinterest.ru/pin/600808406540343167
https://www.pinterest.ru/pin/600808406540343190/
https://www.pinterest.ru/pin/600808406540343235

05.04.2021 – в жанры добавлено AU, но не пугайтесь, изменения будут незначительны.

22.04.2021 – размер изменён на макси.

25.04.2021 – 100 отметок "нравится".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
115 Нравится 61 Отзывы 25 В сборник Скачать

Chapter Seven.

Настройки текста
      Он надолго запомнит её лицо. Стоит уточнить, что он даже и пытаться забыть не станет, иначе отпустит свою вину перед ней. Вина для него сейчас является неподдельной эмоцией, с помощью которой проявляется совесть. Неприкрытое недовольство собой, переживание несоответствия моральным требованиям, невыполнение своего долга перед лицом собственного внутреннего Я. А долг был и далеко нешуточный. Для каждого волка защита наречённой важнее приказа вожака, важнее легенд и преданий и не защитить её — значилось лишь как «подорвать собственную значимость в её жизни».       Её лицо, докрасна скорченное от режущей боли, мокрые дорожки слёз и огромное обилие крови — кружилась голова. Очень много густой темно-алой крови, запах которой неумолимо вбивался в сознание и Пол сделал бы всё, лишь бы перенять её боль и страдания, причинённые поганым кровососом, голову которого он лично откусил. И он бы сожрал её к чертям собачьим, если бы не голос Сэма, приказывающий Джейкобу как можно скорее дозвониться до Свон и сообщить излюбленным Калленам о произошедшем. Только тогда Лейхот, вновь приблизившись к бледной Тэй, в полной мере дозволенного понял, что и с кем сейчас произошло.       Шебутное известие о том, что в резервации объявился вампир, разлетелось с неимоверной скоростью; ещё днём заявившись к старейшинам, Сэм получил одобрение на поимку непрошенных гостей и когда от пришедшего в дом Адли Джона Ганди пришло ешё одно немаловажное известие о том, что в его дом заявился вампир, вся стая пришла в ярость от подобной наглости. Эмоции Пола, взвинченного по поводу нахождения Тэй с вампиром в одном доме, было попросту невозможно сдержать.       Невыносимо — первое и единственное чувство, обрушившееся на Пола с невероятной силой, наконец, осознавшего всю масштабность трагедии. Всеобщее непонимание по типу «а как быть дальше»?       И Пол помнит, как хотел до кровавых соплей разорвать вожака на маленькие-маленькие кусочки, отчётливо помнит, как капала вязкая слюна со скалящейся и рычащей пасти, помнит отвратительно-гнилостный вкус за языке, оставшийся после того, как он самолично лишил хладного «жизни». И квилет не понимал, какое право Адли имеет указывать ему что делать, когда она пребывает в столь критическом состоянии?       Пол помнит, как старательно слизывал её солёные слезы с лица, пытаясь забрать всю напасть себе.       После, когда Джейкобу все же удалось как можно скорее добежать до собственного дома и связаться с ничего непонимающе любимецей вампиров, Адли, приказав стае идти за ним, стремительно двинулся в сторону общепринятой границы. Возле ручья их уже встретил глава семейства Калленов, крайне обеспокоенный — получив разрешение, мужчина в одно движение перебрался через границу и, приблизившись к бессознательной девушке, внимательно осмотрел рваную рану на шее. Стоило ли говорить о волке, едва-едва вцепившегося в руку Каллена, когда тот решительно потянулся к шее Тэй, дабы осмотреть детальнее? Скорее всего, нет. Её забрали на границе, Сэм лично нёс её в руках, безвольную, будто тряпичную куклу, до ужаса бедную и измазанную в собственной крови. Кажется, Джаред серьёзно пострадал, предприняв попытку остановить друга: Сэм, как можно скорее обратившись в человека и буквально переняв на себя «ношу» в виде бесчувственной Тэй, предупреждающе зыркнул на Лейхота, отдав тем самым приказ стоять на месте и не рыпаться, дабы ей не навредить.       Её забрали, унесли в вампирское логово и Пол был готов землю жрать, лишь бы знать, что с ней всё хорошо. Что с ней все будет хорошо. Вариант того, что его наречённая может стать вампиром тупой болью отдавался в районе затылка и внутренний волк, вновь осознав свою беспомощность, был готов разорвать самого себя вместе с сурово смотрящим Адли. Не успел, не защитил, оставил одну так надолго. Всего сутки… Нет, целые сутки его не было рядом, случившееся целиком и полностью его вина. Его и ничья больше. Не рассказал, не объяснил, не нашёл повода, хотя бы для того, чтобы обезопасить.       Но он не бросит, не уйдёт. Даже если братья будут категорически против её нахождения на территории резервации и их близости в общем, даже если вожак скажет прикажет отречься от неё, только лишь потому что она стала вампиром… Даже если старейшинам это не придётся по нраву — плевать. Огромное абсолютное плевать на всё, он будет рядом, теперь уже всегда.       А остальные себе места не находили. Карлайл, взяв на себя ответственность разрешить одному из волков остаться в своём доме, позволил Джейкобу дождаться итогов. Остальных же мужчина незамедлительно попросил удалиться и уйти на свою территорию, дабы не напрягать всю свою семью и не нарушать договор вовсе. То, что Сэм всю дорогу нёс на руках наречённую одного из своих собратьев до самого вампирского дома уже было за гранью реальности, поэтому более терпеть пребывание оборотней в своём доме глава семейства не мог, да и, если честно, не хотел.       А состояние раненной девушки оказалось критическим. На самом деле, для повидавшего многое в жизни вампира подобного рода итоги после укуса были в новинку: тяжёлое хриплое дыхание, мертвенно-бледная кожа, мокрая испарина по всему телу и самое главное… Темно-красного цвета кровавые сгустки комками сочились из раны, вводя Карлайла в заблуждение. Имея долгие годы практики, мужчина держался просто отлично. Старательно промывал рану, выкидывая испачканные одноразовые ватные марли, антибактериальный раствор в данном случае лишл самое малое из зол — рану нужно было зашивать и пока исходное состояние девушки неизвестно, как никак, Тэй попросту могла умереть вместо того, чтобы обратиться, Карлайл просто терпеливо ждал. Рядом суетилась Эсми и мужчина был искренне благодарен ей. Женщина, стянув с молодой квилетки рубашку, старательно обтёрла молодое девичье тело влажным полотенцем, а после, взяв чистое, намочила в холодной воде и приложила к палящему от жара лбу. Сказать о том, что женщине было жаль бедняжку, значит, ничего не сказать. Имея самый настоящий материнский инстинкт, Эсми с самым настоящим сожалением смотрела на Тэй и где-то глубоко-глубоко в душе осознавала, что став незнакомка одной из них, было бы не так уж и плохо, может быть? Но даже с этим женщина, видя неоднозначное состояние укушенной, пребывала в нешуточном заблуждении. Она уже видела процесс обращение раньше и то, что творилось с Ганди сейчас, было явно не из этих случаев. И это, на самом-то деле, пугало.       Она открыла свои глаза на следующие сутки. Карие, все те же темно-карие глаза, до ужаса измученные и перепуганные, и Карлайл, тут же сообщив об этом Блэку, поспешил опросить бедняжку о её самочувствии, а также просто стоило бы ещё раз осмотреть обработанную и профессионально закрытую марлевой повязкой рану. Поначалу проснувшаяся Тэй, первым делом увидев перед собой золотисто-карие глаза, неестественную бледность и ощутив по-знакомому неприятную прохладу прикосновения, резко тернулась в сторону, желая отодвинуться. Но когда незнакомец, в двух словах объяснив ситуацию, сказал о своей должности врача, неуверенно огляделась и молча позволила светловолосому доктору осмотреть свою шею.       Вердикт: человек. Живой, тёплый, слегка потрёпанный и перепуганный, но всё тот же человек. Вскоре на щеках девушки вновь образовался повседневный румянец, испарина со лба по истечению суток исчезла, единственное что выделялось на фоне лица, так это темные круги вокруг глаз и всеобщая потрёпанность, как уже было упомянуто ранее.       Вампиры. В современном обществе «вампиры» часто становятся объектами высмеивания и пародирования, различные короткометражки, полрометражные фильмы, сериалы, книги… Выдумка. Клыкастые существа ночи всегда были обычной выдумкой и хотя бы косвенные предположения о том, что те в действительности существуют, ну, были не более чем юмором. Первый час разговоров с доктором Калленом Тэй молчала, хмуро вглядываясь в необычного цвета радужку глаз и мужчина, заметив это, снисходительно улыбнулся в ответ. А после, когда Тэй все же решительно вышла на контакт, дабы понять подробнее, что с ней сталось и все ли в порядке, Карлайл предположил, что, вероятно, из-за её принадлежности к племени квилетов заложенный поколениями волчий ген поборол яд вампира и не позволил тому сделать её бессмертной.       Волки. Оборотни всегда были те, кто мог менять путем магического обращения свою внешность, силу, физические данные лишь при яркой полной луне. В ту ночь был полумесяц, а волками они, тем не менее, стали. Решившись взять на себя обязанность рассказать девушке о её спасителях, светловолосый вампир несколько несколько вскользь упомянул спасших её волков и Тэй, не до конца понимая своим повреждённым ранее произошедшим разумом, неуверенно переспросила, а о ком, собственно, идёт речь? Нет. Быть может, Тэй где-то на уровне подсознания понимала о ком идёт речь и все же без окончательных подтверждений вешать ярлыки не хотела.       Они существуют и живут среди людей. Осознав, наконец, что с ней могло случиться, не появись на той поляне волки и не спугнув Назарио, Тэй попросту расплакалась. Сама того не ведая, девушка чувствовала, как по щекам её бегут слезы и Карлайл, видя что творится с его пациенткой, дал той возможность придти в себя, как следует успокоиться и привести себя в порядок: сменную одежду ей предоставили почти сразу же, после того как Тэй, поняв, что находится перед доктором лишь в потертом спортивном топе да домашних бриджах, темноволосая незнакомка с добродушной улыбкой на губах принесла стопку сменных вещей, сказав о том, что старые попросту пришли в негодность. К слову, сейчас Ганди подобная потеря совсем не волновала.       Бабушка с дедушкой. Знают ли они, где она, что с ней вообще произошло? Вероятно, да, знают. Не могли не знать.       Она могла запросто умереть на той поляне. Вот так вот взять и умереть, не оставив после себя ни единого воспоминания, за исключением личных вещей да пару знакомств в резервации. Это осознание показалось Тэй поистине ужасным.       А профессионально сделанные пару швов на шее заставили девушку поймать себя на мысли, что выглядело это ещё более ужасно, нежели мысли о произошедшем; касаться шеи желания особого не было, поэтому, как можно скорее натянув на себя одежду, темноволосая нерешительно потопталась возле огромного окна, вглядываясь в лесную лощину. Находиться в доме доктора Каллена было неуютно. Нет, более чем просто неуютно: зная, что дом сверху донизу наполнен бледнолицыми вампирами, хотелось как можно скорее убраться отсюда и оказаться дома, в окружении заботливых Меллисы и Джона. И, к счастью, держать долго Тэй в логове вампиров никто не собирался, как только Ганди более менее пришла в себя, по истечению дня её все же «сопровадили» в компании молчаливой Изабеллы Свон, прямиком в резирвацию.

***

      Твоя Тэй в порядке, она человек.       Шесть слов. Шесть простых слов, несущих в себе для Пола, на самом-то деле, океанических размеров смысл, вот так вот просто. Всё то время, что Тэй пробыла у Калленов, Пол подобно самой верной псине сидел возле обозначенной границы и, не характерно для себя же самого, ждал. По словам вожака, если он не будет вмешиваться, ей будет лучше, всем будет лучше, да и кровососу мешать лечить её уж точно не стоит. Терпеливо ждал, наплевав на слова братьев о том, что ему стоит выспаться и был неимоверно счастлив, услышав вердикт Джейкоба, обратившегося в волка, дабы как можно скорее донести до взвинченного юноши простую истину.       Она человек, все тот же человек, с тёплой кожей, неимоверно приятным запахом, прекрасными розовыми щечками и темно-карими глазами. Они успели и спасли её, успели вовремя, в самый раз до того, как её могли бы попросту убить, черт возьми и оставить его на многолетнее обреченное одиночество.       Узнав о том, что физическое состояние его наречённой относительно вчерашнему заметно стабилизировалось, счастливый донельзя юноша буквально пулей через весь резервацкий лес полетел сообщать об этом старикам Ганди.Те, разумеется, уже знали о произошедшем и Сэм, право, даже слегка винил себя в том, что вообще известил их об этом. Меллиса, узнав что произошло с её любимой внучкой, чуть было не упала без чувств и если бы не стоящий рядом хмурый Джон, вероятно, так бы и случилось. Теперь же супруги могли быть спокойны — с Тэй все хорошо и в скором времени она вернётся домой. Пусть с укусом, ничуть не уродующим её, но живой и тёплой, как раньше.       …он обнял её. Не замечая никого и ничего вокруг, просто подошел и крепко обнял, как можно аккуратнее, дабы не повредить и не причинить боль, пусть под укоризненный взгляд Меллисы, не успевшей и слова вымолвить из внучки, но всё же прижал к себе и волк внутри тут же успокоился. И он бы умер к чертям, если бы она не обняла в ответ: обняла. Да ещё и с такой отдачей, будто это он самостоятельно спас её от красноглазого итальяшки.       Ее привезла девчонка Свон, все с тем же каменным лицом, как в воспоминаниях Блэка, с тем же глупым видом, но сейчас Пол бы ей искренне благодарен, хотя бы за то, что она вообще якшается с кровососами и это смогло неплохо так помочь в экстренной ситуации. Вид Тэй, по правде говоря, оставлял желать лучшего, но для Пола, ждущего её появления словно манну небесную, она казалась идеальной. Такой красивой, такой прекрасной и такой живой. Всё братья, чтобы окончательно убедиться в том, что «крошка Тэй» все же не является вампиром, как один собрались возле дома семейства Ганди и только лишь Сэм, рационально предположив реакцию подростка на внезапные известия «другом мире», хотел уже было разогнать всех на дежурство, либо же просто по делам, но не успел.       Разумеется, Белла без задней мысли подтвердила вопрос, мучающий Тэй с самого разговора с Карлайлом — квилеты и есть те самые волки, воющие за окнами в лесу по ночам. К слову, сыграла неумелая манипуляция, Тэй лишь проговорила, что, вероятно Сэм уже сказал старейшинам о произошедшем и Белла, не услышав никакого подвоха в словах, ответила что-то вроде «я не вникала в их волчьи дела, но, скорее всего, так и есть».       — Реагируешь спокойно, это хорошо. И на вид тоже все более менее сносно. Я рад.— скупой ответ Адли на тихие слова благодарности за спасение.       …она удивилась. Не менее крепко обняв юношу в ответ скорее машинально, Тэй мельком оглядела пока ещё мутноватым взглядом собравшихся во дворе квилетов и, с удивлением отметив среди тех пополнение в лице Джейкоба Блэка, ещё пару дней назад носившего длинную шевелюру, мысленно хлопнула себя пару раз по щекам. Неловко отстранившись от Лейхота, Тэй всё же обратила внимание на мельтешащую возле неё Меллису. Та же, смахнув слезы с глаз, тут же бросилась обнимать внучку, расспрашивать, а все ли в порядке, как обстоят дела с раной и каково самочувствие девушки в общем.       И Тэй впервые поняла, что жизнь зачастую может быть гораздо приятнее, чем кажется.

***

      — Так значит, он ничего конкретного от тебя не хотел?       Девушка отрицательно мотнула головой и надкусила тост с шоколадной пастой. Такие вкусности бабушка редко вносила в список обязательных покупок, но по случаю произошедшего, оставить внучку без утешения не могла.       — Лишь сказал, что мама хотела бы этого и что я им мешаю. — пожимает плечами и зрительно отмечает как меняется лицо Мелиссы. Да, женщина могла предположить, что старшая дочь Падме с рождением младшего не будет нужна, но факт того, что та послала своего ручного кровососа убить Тэйджи острой болью отдавался в самом сердце немолодой женщины. Не так они с Джоном воспитывали свою единственную дочь, совсем не так. В голове образовался вполне себе логичный вопрос: где она вообще отыскала себе в пару хладного? И если они были связаны узами брака, а сама Падма беременна, то от кого? Со слов Джона вампиры не могли иметь детей… — Не переживай так, ба. Все в порядке, я в порядке, да и… Уже почти не болит, — Тэй с трудом растянула перепачканные в шоколадной пасте губы.       Болит. Очень болит. И речь сейчас совсем не о шее, нет. Болит в груди, там, где сердце бьётся.       — Тэй, — женщина, оглянувшись на внучку через плечо, отложила столовую ложку в сторону. Оперевшись руками на холодную раковину, женщина глубоко вздохнула и, дождавшись вопросительного взгляда внучки, продолжила, — Детка, живи с нами. Я не думаю, что Падма вообще сможет дать тебе лучшую жизнь. Особенно после того, как к нам заявился её личный кровосос и предпринял попытку убить тебя по её приказу-…       — Сэм сказал, что Пол убил его. — не сдержалась. Сама того не ведая, Ганди младшая хмуро уставилась на бабушку и мысленно дала себе оплеуху. Почему она вообще говорит об этом?       — Да он кого угодно убьёт за тебя!.. — женщина всхлестнула руками и тут же прикусила язык, поняв, что сболтнула лишнего. Женщина с шумным усталым вздохом осела на куханый деревянный табурет, — Послушай, я не та, кто должен тебе обо всём рассказать. Поверь, если ты лично спросишь у него, в силу твоей осведомлённости Пол расскажет тебе больше, хорошо? А сейчас я хочу доделать лазанью, так что…       Девушка задумчиво укусила себя за губу и коротко кивнула, тут же вспомнила, как рослый юноша полез её обнимать по приезде. Вспомнила его и самый настоящий жар тела. К слову, когда тот нёс её домой на руках после того, как она наелась у Эмили, на подобный жар Тэй совсем не обратила внимания. То ли одежда помешала той прочувствовать его, то ли набитый донельзя живот унёс её мысли в другом направлении, не ясно. Не в первый раз она уже слышит о нем и на данный момент находится в подвешанно-отрешенном состоянии, чтобы допрашивать у него что-то.       И, тем не менее, некоторое время спустя дозвонившись до Эмили, выслушав тонну вопросов и пожеланий, Тэй хрипло выпросила адрес Лейхота, обусловишвись лишь тем, что хочет знать больше и может обратиться лишь к нему. Сперва Янг даже как-то растерялась. Запнувшись, девушка кратко объяснила в каком направлении Тэй нужно двигаться, дабы дойти до дома семейства Лейхотов и, выслушав слова благодарности, услышала короткие гудки на другом конце провода. Задумчиво положила телефон на его исходное место и тут же приободрила себя мыслью о том, что, быть может, будет лучше и проще, если Тэй узнает чуточку больше? Как говорится, была не была.       Сориентироваться в резервации, примерно зная, что и где находится, девушке оказалось проще, чем та сама думала. Бабушка лишних вопросов задавать не стала, лишь пустила вслед напутствие по типу «будь осторожна» и проводила взглядом.       Окинув одноэтажный домик с небольшими окнами, плоской крышей и хлипкими крыльцом, девушка неуверенно переступила с ноги на ногу и, мысленно напомнив себе причину своего прихода, подошла к двери да громко постучала — звонка не было, а если и был, Тэй его попросту не увидела. И тут же поджала губы, ведь можно было постучать менее напористо, иначе подумают, что пришедший в бешенстве… Ох. Потребовалось всего с пару секунд, чтобы услышать размеренные глухие шаги за дверью и, кажется, скрип половиц. Дверь открылась, а за ней показалось недовольное лицо уже знакомого Тэй юноши. Тот был привычно оголен до резинки шорт и девушка, смутившись, почувствовала как покраснели щёки. Странно, обычно на того же Сэма она реагировала абсолютно нейтрально, сейчас же, стоя друг напротив друга, Тэй чувствовала прилив смущения. К слову о юноше: увидев, кто пришёл к дому Лейхотов, Пол пару раз проморгался, будто бы сгоняя иллюзиционное наваждение, но, поняв, что девушка на пороге далеко не плод его фантазии, удивлённо приоткрыл губы, не решаясь сказать что-либо.       — Привет, Пол, — неуверенно улыбнувшись, Тэй чуть склонила голову и позволила локонам волос слегка прикрыть лицо. Самую малость, — Я надеюсь, что не помешала тебе?       — Нет! — и тут же замолчал. Кажется, его ответ прозвучал слишком уж громко и быстро, кажется, ненароком спугнув её и юноша сразу же поспешил исправить ситуацию, — Извини. То есть, нет, ты не помешала мне, да и чем ты можешь помешать? А ты… Почему ты пришла? — вновь запнулся, видя, как Тэй, вся зардевшись, старательно отводит темно-карий взгляд в сторону, нерешительно переменаясь на месте, — То есть, я хотел сказать, тебе что-то нужно? Ох, чёрт, в общем, проходи!       И, подзывающе махнув рукой, скрылся в одной из комнат. Лейхот незамедлительно решил, что стоило бы надеть футболку и не смущать её ещё больше. И пусть краснота её щёк грело самолюбие и волк внутри него игриво скалился, стеснять это милое существо не хотелось.       — Так… Зачем ты пришла? И, может быть, чаю? — ему хотелось позаботиться о ней. Накормить, спать уложить, да хоть сопли подтереть — не важно. Это все, чего он желает. Увидев положительный кивок, юноша как можно скорее поставил чайник нагревать воду и, достав пряные вкусности с верхних полок, подал их на столик в гостиной.       — Моя бабушка… На самом деле, я не могу внятно объяснить тебе то, зачем пришла. — язык будто бы не слушался свою хозяйку и Тэй на секунду показалось, что она и вовсе «проглотила» последние слоги, но по виду смуглого юноши было сложно определить, правда ли это произошло или же он не хочет её смущать своими насмешками, — Но я попытаюсь. Моя бабушка послала меня к тебе, сказав при этом, что ты ради меня убил бы кого угодно. И я хочу знать, что это значит.       Аут — молчание и лишь колкое раздражение где-то на задворках подсознания. Несдержанно закатив глаза, темноволосый юноша глубоко выдохнул и, сложив руки на уровне груди, молча отвёл взгляд в сторону.       — Не закрывайся и расскажи мне, Пол. Пожалуйста? — встав с места, девушка на ватных ногах обошла гостиный небольшой столик и, усевшись на край дивана на котором и сидел Пол, вопрошающе заглянула юноше в глаза, — Сомневаюсь, что ты расскажешь мне что-то ужасающее. Всё, что можно было таковым назвать, я уже знаю. И не боюсь тебя, видишь? Если ты думаешь, что я испу-…       — Считаешь меня ужасающим из-за моей истинной сущности? — без привычного уже в круге стаи напускного яда в голосе, без открытого укора, самый обычный вопрос, дабы лучше понять, как к нему в действительности относится его единственная. Но её этот внезапный вопрос, кажется, не на шутку смутил. Нерешительно глянув на юношу и покачав головой из стороны в сторону, Тэй подсела ближе, якобы показывая тем самым, что вот, видишь, я сижу рядом, а значит, не боюсь. И юношу это отчасти убедило, — Я очень хочу рассказать тебе, Тэй, но я не уверен, примешь ли ты это. Я хочу быть окончательно уверен в том, что ты без страха воспримешь все и мы сможем… Наладить отношения ещё больше. Взаимоотношения, то есть. Надеюсь, ты поняла? Просто я не силен в красивых словах и убеждениях.       — Расскажи мне.       На фоне свистом закипел чайник и Пол, дернувшись, слегка опешил. Прошло уже пять минут? Так быстро? Пол, ненамеренно оставив просьбу девушки проигнорированной, встал с дивана и направился на кухню. Затылком чувствовал на себе изучающий взгляд Тэй и мысленно считал до десяти, лишь бы не выругаться вслух и не напугать её этим самым. Она сама пришла к нему, сама заговорила, села рядом и пройди ещё чуть больше времени, скорее всего, зазывающе положила бы руку на плечо. А он так и спугнуть её… Это было бы глупо.       Разлив горячий чай по чистым чашкам, коих было в шкафу уже довольно мало, стоило бы помыть посуду, юноша вынес те в гостиную и поставил на столик, придвинув Тэй самую красивую из двух предоставленных. Как никак, ей все самое лучшее. Даже чёртовы чашки.       — А ты настойчивая, знаешь? А сначала была такой скромницей. — Лейхот как-то дерганно усмехается, усаживаясь обратно на место. Ганди на уместное замечание лишь пожала плечами и, придвинув к себе кружку ближе, усмехается. Взгляд невольно приходится по собственной руке, на которой красовался ожог и сейчас подобная «сцена» выглядела очень символично, — Что такое?       Квилетка покачала головой.       — Перед тем, как я вернулась домой от Эмили и застала приезд мамы и… Назарио, — Тэй глубоко вздохнула, запнувшись, — Мы с Эмили пили чай и когда кто-то из ваших завыл на всю резервацию, я дернулась и пролила на руку чай. До сих пор побаливает.       — Это был Джейкоб. Он недавно обратился и Сэм пытался его усмерить, — усмешка неприкрыто сквозила на юношеских губах и Пол, бережно перехватив кисть младшей, притянул к себе да вгляделся на наличие серьёзных увечий в виде волдырей. И, тщательно оглядев покраснение, квилет все же убедился в том, что дела обстоят не так плохо, как могло быть.       А Тэй так и замерла вся. Наблюдая за тем, как бережно юноша держит её ладонь в своей горячей руке, девушка практически и не дышала вовсе. Всему виной была детская непорочность, а также полное отсутствие личной жизни — внимание мужского пола даже в столь невинном плане было для неё необычно-ново. И расслабиться у Тэй получилось лишь тогда, когда Пол, снисходительно глянув той в глаза, выпустил девичью ладонь из рук.       — Послушай, Тэй, — сладковатое послевкусие после произнесенного имени приятной истомой пустилось по телу,  — Я расскажу тебе всё, но не сегодня, хорошо? Я обещаю, что расскажу тебе, но точно не сегодня.       Настаивать на своём Ганди не стала. Да, цель её прихода — правда. Но приятно проведённое время с юношей тоже взяло своё и девушка, поддавшись веселым шуткам и вкусному чаю с пряниками, уже окончательно расслабившись, решила непременно узнать все в следующий раз.       Теперь уже точно.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Сумерки. Сага"

Ещё по фэндому "Майер Стефани «Сумерки»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты