Орхидея

Смешанная
R
Заморожен
61
автор
Размер:
63 страницы, 12 частей
Описание:
«А-Сянь… выбери имя в быту».
«Выбрать имя? Какое имя?»
«Имя для моего еще не родившегося племянника».
«Хорошо. Следующее поколение Ордена Лань Лин Цзинь должно носить иероглиф Жу, так пусть он будет Цзинь ЖуЛань».
«Прекрасно!»
«Но почему племянник? А что если родится девочка?»
«А-Чэн, имя для дочери я доверяю тебе.»
«...»
«Ахаха! Шицзе, ты же знаешь какой у него вкус на имена! Принцесса~ Любовь~»
«Не сравнивай имя моей племянницы и клички для собак!.. Ланьфен... Цзинь Ланьфен.»
Примечания автора:
Я давно уже не бралась писать истории, но идея для этой крутилась у меня в голове на протяжении нескольких дней после прочтения новеллы... Я решила, что напишу, чтобы отделаться уже наконец от навязчивых мыслей.
*по мере написания новых частей, существует возможность изменения в метках
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
61 Нравится 11 Отзывы 36 В сборник Скачать

Ты расцвела в глухом уединенье. Часть 1.

Настройки текста
      Цзян Чэн стоял посреди комнаты и не мог понять, что же делать дальше… Цзинь Юн, его маленькая племянница, сидела на прежнем месте и тихо бормотала себе что-то под нос, уставившись на кучку опавших лепестков.       — Цзинь Юн. — тихо произнёс он.       Девочка вздрогнула и подняла глаза на дядю. Золотые глаза блестели от слез, делая ее маленьким очаровательным существом. Только окружающие совсем не обращали на это внимания: слуги прижимались друг к другу и еле слышно перешептывались, боясь и подойти ближе, и уйти, пропустив все самое интересное. Цзян Чэн пребывал в смятении.       — Дядя, я правда чудовище? — голос малышки дрогнул, первая слеза скатилась по щеке, затем вторая, третья…       Тишину и всхлипывания прервал резкий звук скрипнувшей половицы, — это одна из служанок отступила чуть назад. Глава ордена Цзян тут же обернулся на звук и громким голосом заорал, чтобы все убирались из комнаты и приступили к своим обязанностям. Через пару мгновений комната юной госпожи опустела.       — Я-я же п-просто… — Цзинь Юн зарыдала уже в голос, некрасиво размазывая сопли и слезы по лицу.       Цзян Чэн был уже в крайней степени смущения, не зная что делать с плачущим ребёнком. Раньше с детьми всегда справлялись няньки. Он вздохнул, провёл ладонью по лицу и опустился на одно колено перед племянницей, осторожно касаясь рукой ее вздрагивающего плеча.       — Цзинь Юн, ты не чудовище. — твёрдо произнёс мужчина. — Как моя племянница может быть чудовищем?       Он все еще не был уверен в своих действиях… Скорее всего, если бы это был Цзинь Лин вместо сестры, Цзян Чэн бы состроил суровое выражение лица и сказал бы не рыдать, ведь это не то, что должен делать мужчина. Когда-то давно именно так поступала его мать… Но Цзинь Юн была маленькой, слабой девочкой, хрупкой, словно цветок! Как обращаться с таким нежным созданием?       «Что бы сделала сестра? Что она делала, когда плакал я?.. Готовила свой фирменный суп.»       Цзян Чэн решительно поднял племянницу на руки, прижал ее маленькую головку к своему плечу и распахнул дверь. Неожиданно за ней обнаружился шмыгающий носом Цзинь Лин.       — Что ты здесь делаешь?       — Я-я…       Мальчик не мог ответить, он только сжимал кулачки и силился сдержать слезы. Дядя явно не одобрит его слабину. Вот, уже сейчас смотрит на него строгим взглядом… Но что он мог поделать? Каждый раз, когда плакал кто-то из близнецов, второй непременно подхватывал, сам не понимая почему.       Цзян Чэн, знавший это, в очередной раз тяжело вздохнул и прочёл про себя три раза мантру.       — Пошли. — сказал он племяннику и пошел на кухню.       Он никогда не смог бы повторить вкус ее блюд, а тем более ее суп со свиными рёбрышками и корнем лотоса, да никогда и не пытался. Но прямо сейчас мужчина почувствовал, что суп этот просто необходим и близнецам, пребывающем в истерике по разным причинам, и ему.       Менее, чем за час, суп был готов. Слуги, пока глава готовил, то и дело «незаметно» проходили мимо двери, охваченные любопытством. Дети уже давно прекратили рыдать и только изредка всхлипывали, терли красные носы и щурились опухшими глазами, сидя рядом и держась за руки, когда перед ними поставили две плошки с супом.       Удивительно, но глава ордена Цзян, уважаемый всеми Сяньду Шеншоу, старший дядя наследников ордена Цзинь, имел неплохие навыки готовки.       «Хорошо, что я умею нормально готовить, в отличии от…»       Цзян Чэн тут же оборвал свои мысли, чуть нахмурившись. Какой толк вспоминать об этом человеке? Он давно сгинул. Он не важен.       — Ешьте.       И сам налил себе супа и начал есть. Дети, поначалу настороженно относившиеся к приготовленной дядей еде, все же сдались под напором аппетитного аромата и начали уплетать. Глядя на это, Цзян Чэн улыбнулся. Проходивший мимо кухни очередной слуга завидев это странное зрелище, споткнулся, но семейство не обращало ни на что внимания.       Внезапно Цзян Чэн заговорил:       — Ваша мать готовила мне этот суп, когда я болел или… — он немного запнулся, но через силу продолжил. — Или когда я плакал…       Он ненадолго остановился, снова невольно вспомнив еще кое-кого, кто был в такие минуты рядом с ним, и кому его тихая, ласковая сестра тоже готовила суп. В очередной раз отметая назойливые мысли, дядя посмотрел на племянников и медленно поднял бровь. Они с таким странным выражением лица уставились на него…       В том не было ничего удивительного, ведь до этого их холодный и неприступный, строгий дядя ни разу не рассказывал что-то такое домашнее об их матери, ни разу не говорил таким тоном (говорил, но они были маленькими и совсем этого не помнили), ни разу так нежно не улыбался… Близнецы почувствовали смутное беспокойство или что-то сродни этому чувству.       Это на стене между ними и дядей появилась маленькая трещина.       Из-за этих взглядов детей Цзян Чэн смутился и снова стал обычным собой: строгим, хмурым, раздражительным молодым главой ордена.       — Если не съедите все, что в чашках, я вылью это вам за шиворот. — поморщившись от собственной реакции, пригрозил он.       Дети тут же забыли странное беспокойство и продолжили с особым рвением есть.       Уже ночью, когда близнецы тихо посапывали в комнате Цзинь Лина (Цзинь Юн отказалась уходить от брата, а он вцепился в ее руку и не отпускал, так что всем пришлось смириться), Цзян Чэн еле слышно подошёл к ним и присел рядом. Неизменно хмурое выражение лица его сейчас выглядело еще более пугающе, оставаясь в тени.       — Никакое ты не чудовище. — прошелестели слова, едва отличимые от шороха подгоняемый ветром листьев, и мужчина исчез из комнаты так же быстро и незаметно, как и появился.       Теперь он в срочном порядке писал послание, которое непременно должно было доставить к утру.

***

      — Ну здравствуй, юная госпожа. — тихий голос человека напротив успокаивал. Цзинь Юн, ощущавшая до этого момента беспокойство, теперь расслабилась и с любопытством посмотрела прямо в светлые глаза улыбчивого мужчины.       Тихое покашливание напомнило ей о манерах. Девочка тут же склонилась в поклоне и произнесла:       — Приветствую главу ордена Гусу Лань!       Хотя она и склонилась, да только сказала это так, что у присутствующих в головах возникла картина гордо поднятого подбородка. Лань Сичэнь тепло улыбнулся.       — Как ты себя чувствуешь?       — Я в добром здравии.       Теперь мужчина не выдержал и тихо рассмеялся. Цзинь Юн даже не заметила, гордая тем, что ответила согласно взрослым правилам. Сидящий рядом дядя только тяжело вздохнул про себя, одновременно гордый и смутившийся из-за поведения племянницы.       — Что ж, это прекрасно. А теперь расскажи мне о том, что видишь во снах. — взгляд Цзэу-цзюня едва заметно напрягся.       Девочка растерялась и посмотрела на дядю. Цзян Чэн лишь одобрительно кивнул.       На самом деле, когда в середине дня в Пристань Лотоса прибыл глава ордена Лань, прочтя короткое письмо, прибывшее к нему в ночи, он сразу был оповещен обо всем, что произошло прошлым днем. Оба главы сидели в одной из многочисленных беседок, окружённые небольшим прудом с лотосами, обсуждая дальнейшие их действия:       — Слишком рано. — произнёс Лань Сичэнь. — Я ожидал, что подобная ситуация произойдёт лет в 10-12. Никак не думал, что ваша юная племянница сможет видеть будущее через прикосновение уже в шестилетнем возрасте. Невероятная сила!       — Но без этой силы было бы намного лучше. — задумчиво произнёс Цзян Чэн. Его собеседник не мог не согласиться.       — Неужели в доступных вам свитках вы не нашли ничего, что могло бы оттянуть события?       — Медитации, сплошные медитации… Я не имею против них ничего, конечно же, но как заставить усидеть маленького ребёнка на одном месте? Как заставить правильно дышать и думать не об играх с братом, а об успокоении духа и мыслей? По истине, невозможная задача! — мужчина, сам того не заметив, начал рассказывать о своих трудностях, хотя всегда это ненавидел, думая, что так становится слабее в глазах других. Но почему-то в присутствии Лань Сичэня этого ощущения не возникало теперь. — Только я отвернулся, решая возникшие вопросы, как близнецы уже бегают за пределами Пристани Лотоса, забыв где-то обувь и измазавшись в грязи.       Цзэу-цзюнь улыбнулся, отпивая принесенный служанкой чай. Глава ордена Цзян действительно заботился о собственных племянниках.       — Пожалуй, у меня не остаётся выбора. — Лань Сичэнь поставил чашку на столик и серьезно посмотрел на Цзян Чэна. — Необходимо забрать девочку на обучение в наш орден. Не хмурьтесь так, глава Цзян, я не буду удерживать ее там насильно или подвергать чему-то кроме обычной учебы и освоения базовых навыков.       — Я не хотел, чтобы она становилась заклинателем.       — Боюсь, у вас нет выбора, — только заклинатели знают, как управлять своей ци. А дар Цзинь Юн — не что иное как аномалия ее духовной энергии.       — Но ведь у нее нет золотого ядра!       — Есть. — уверенно сказал Лань Сичэнь. — Она с ним родилась.       Эта новость пролилась на Цзян Чэна несколькими вёдрами ледяной воды. Совершенно сбитый с толку, он мог только смотреть на человека, на которого надеялся, и который нес невозможную чушь.       — Вы думаете, что это все бред. — с улыбкой продолжил глава Лань. — Но каждый обладавший даром предвидения в записях ордена имел золотое ядро от рождения. Пусть только на начальной стадии формирования, но тем не менее.       — И Цзинь Юн.?       — Да, она уже начинающий заклинатель.       И сейчас, сидя подле племянницы и вспоминая этот разговор, Цзян Чэн приготовился слушать. Только девочка совсем не торопилась начинать рассказ о своих видениях, хмурясь и стискивая ткань платья.       «Что это с ней?»       — Я… Мне нельзя это рассказывать. — твёрдо, но тихо произнесла она.       Лань Сичэнь удивлённо приподнял брови:       — Нельзя? Почему?       — Нельзя. Просто нельзя, вы не должны знать это. — еще тише сказала она.       — Хорошо, как скажешь, юная госпожа.       Не смотря на эти слова и на внешний образ доброго человека, прямо сейчас глава ордена Лань был напряжён. Он догадывался, что разговор с Цзинь Юн не будет простым, но даже не подозревал, что она напрочь откажется говорить что-либо. Он немного посидел, смотря на нервничающую маленькую собеседницу и вновь заговорил:       — Ты когда-нибудь слышала о нашем ордене?       Малышка удивлённо подняла голову и пару раз кивнула. Слышала? Конечно! Адепты Юньмэна постоянно обсуждают другие ордена, отзываясь о многих с презрением, но она ни разу не слышала ничего плохого об ордене Гусу Лань. Прекрасный орден, поражающий своим спокойствием в Облачных Глубинах, своими знаниями, дисциплиной и лучшими заклинателями. Не без трепетного восхищения адепты отзывались о главе ордена и его брате.       «Хм?.. Вроде младшего брата Цзэу-цзюня звали Лань Ванцзи? Какое-то странное ощущение…»       — Прекрасно. Не хотела бы ты побывать у нас на обучении в Облачных Глубинах? — продолжил Лань Сичэнь.       Цзян Чэн застыл и посмотрел на племянницу, опасаясь ее отказа. Он не имел ни малейшего представления, что должен будет делать, если она вдруг воспротивится. Цзинь Юн никогда не любила учиться, постоянно сбегая и прячась, подавая плохой пример брату. Он был удивлен, когда понял, что его племянница не просто не против посетить Гусу, но и страстно желает этого! Такой огонь горел в ее прекрасных золотых глазах, такой румянец вспыхнул на щеках…       — Конечно! — вскрикнула она, но тут же вспомнила перед кем сидит и кто сидит рядом.– Кхм, почту за… за честь обучаться в вашем ордене, Цзэу-цзюнь.       Цзян Чэн облегчённо выдохнул. Ему не хотелось отпускать Цзинь Юн в чужой орден, не хотелось и разлучать близнецов, которые совершенно друг от друга не отделимы, но всё-таки так будет лучше.       «Да, так будет лучше. Я же все правильно делаю, сестра?»
Примечания:
Честно говоря, я не помню, упоминалось ли в новелле что-то про готовку Цзян Чэна. В любом случае в этом мире он умеет готовить и достаточно неплохо :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты