Найди меня снова

Гет
PG-13
Завершён
32
Размер:
62 страницы, 10 частей
Описание:
За четырнадцать лет до событий сериала
Примечания автора:
В списках персонажей я не нашла Николая Жарова, поэтому он не указан в шапке профиля.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 76 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 8

Настройки текста
       Противный запах медикаментов (и как я вообще собираюсь связать свою жизнь с медициной??) тошнотворно впивался в мое обоняние, раздражая рецепторы. Чистые белые стены вдавливали меня в это жесткое кресло в больничном коридоре, на котором мы сидели уже пару часов. Слева от меня сидел отец, сложивший ладони в молитвенной жесте и прижимал пальцы к губам, смотря в одну точку. Справа неподвижной статуей сидела Наталья Викторовна, которую мягко прижимал к себе Сергей Александрович. Я тупо смотрела перед собой, в замирании ожидая, когда врач выйдет из операционной, куда недавно увезли Макса. Папа еще с порога сказал нам, что ранение не серьезное, но операция все равно потребуется. На родителей Макса я даже не смела поднимать взгляд, боясь увидеть в их глазах ненависть и разочарование, поэтому тихонечко осталась ждать врача, даже не пытаясь начать с ними диалог, а потом ретироваться как можно дальше отсюда, с болью в душе и сердце понимая, что наше с Максом общение на этом прекратиться. Они никогда не позволят своему единственному сыну иметь какое-либо отношение к нашей чертовой семье. Я ни раз приходила к выводу, что Жаровы - самая проклятая семья во всей Украине. Мы и дня не могли прожить без происшествий или конфликтов, отгоняя от себя друзей и близких. Я до сих пор была удивлена тому, что Аня и Светик продолжают считать меня своей подругой, а не давным-давно дали от меня дёру. Я до боли закусила пальцы, пытаясь сдержать рвущийся наружу всхлип и вся натянулась, как струна, когда порыв вскочить пересиливал все остальные эмоции. Я старалась вести себя тише воды, чтобы не обращать на себя лишний раз внимание Максимовых, вбивая в голову мысль, что должна дождаться результат операции. А там будь, что будет. Плевать. Лишь бы знать, что Макс жив и будет жить дальше. Пусть и без меня. От этой мысли мое сердце покрылось ледяной коркой. Я не хотела вычеркивать Макса из своей жизни. Не хотела терять эти глаза-океаны, так проницательно смотревшие в мои холодные, ощущение тепла надежных рук на своей спине, бархат мягкого голоса. Дверь в операционную распахнулась. - Вы родственники Максима Максимова? - устало спросил невысокий мужчина среднего возраста. Он стянул с головы чепчик и смял его в ладонях. Мы синхронно подорвались с диванчика и гурьбой налетели на бедного доктора. - Что с ним, доктор? Он будет жить? - Операция прошла успешно, нам удалось без повреждений вытащить пулю. Жить будет. Организм молодой и сильный, восстановление гарантировано. Я чуть слышно выдохнула и отошла на пару шагов назад. Все, что мне нужно было услышать я услышала. По моей щеке скатилась слезинка, но я даже не попыталась убрать ее. Макс жив и это главное. - К нему можно? - спросила мама Макса. - К сожалению, нет. Он под наркозом и сейчас крепко спит. Советую поехать домой и отдохнуть. Врач улыбнулся и ушел. Мои ноги буквально пригвоздились к этому холодному кафельному полу, я гипнотизировала взглядом то место, где мнговение назад стоял врач, пока не поняла, что на меня обращены взгляды отца и родителей Макса. Дышать стало в десять раз труднее, я чувствовала, как облегчение в моей душе сменяется тяжелым грузом вины и страха. - Леночка? Ты чего, дорогая? - удивленно произнесла Наталья Викторовна. В ее тоне не было злости, ненависти или обиды. Ну или мне просто хотелось в это верить. - Стоишь там, словно чужая. - Я просто...я... - я сглотнула, проглатывая вместе с тяжелым комом и слова. - Вы разве не ненавидите меня? - не выдержала я. - Ненавидим? За что? - бровь Сергея Александровича взлетела вверх. - Из-за Макса, - я кивнула в сторону операционной. Наталья Викторовна тепло улыбнулась мне, хотя в ее темных глазах еще виднелись отголоски горя и страха за жизнь сына и я почувствовала, как сжимается мое сердце. Мне до боли хотелось увидеть Макса, сжать его руку и убедиться, что сердце бьется, как и прежде. Тем временем, руки Натальи Викторовны обернулись вокруг напуганной меня и я едва поняла это, с головой окунувшись в омут собственных мыслей. - Наши уверения и мои слова, что это не твоя вина, так и не смогли уложиться в твоей светлой головушке, - она чуть усмехнулась и легко поцеловала меня в макушку. - Дорогая моя, у нас и в мыслях не было винить или хуже того, ненавидеть тебя за то, что Максим делал то, что выбрала делать его душа. Мы не можем винить тебя за то, что наш сын защищал своего наставника и твоего отца, за то, что он защищал невинных и девушку, в которую он... Я резко вскинула голову, но Наталья так и не закончила предложение. Но мне и не нужно было слышать. Я знала это. Чувствовала душой. Влюбленной душой.

***

      Мы вернулись домой под утро, когда на горизонте уже просыпался рассвет. Я не поехала к маме, чувствуя, что хочу провести с папой хотя бы полдня, пока нам не разрешат навестить Максима в больнице. - Ты как? - я села на диван и обняла папу со спины, устраивая подбородок между лопаток. - Ты бы знала, ласточка, как я испугался, когда эта сволочь выстрелила в Макса, - вздохнул папа, целуя мою ладонь. - Мы просто идем вместе с ОМОНом в это чертово здание и уже через секунду мальчик лежит на земле. Все произошло так быстро, что я едва понял, что произошло. - С ним все будет хорошо, - прошептала я, убеждая в этом не только отца, но и себя. - Он поправится и вы вновь будете махаться кулаками на втором этаже. Воины мои. - Обязательно, - устало улыбнулся папа. - Отдохни немного, ладно? - А ты как же, ласточка? - Сна ни в одном глазу. Я лучше почитаю внизу. Папа кивнул. Я встала и уложила его на диван, накрывая его любимым клетчатым пледом. Схватив со стеллажа первую попавшуюся книгу, я вышла на улицу, вдохнув прохладный утренний воздух, и плюхнулась в кресло-качалку, распахивая книгу. Обложка приятно захрустела. Я поджала ноги по себя, накрылась пледом и попыталась вникнуть в сюжет книги, кой оказался второсортный детектив. Через пару глав перед глазами начали плыть буквы. Голова налилась свинцовой усталостью. В конце концов, я сдалась и, захлопнув книжку, закрыла глаза. Я проснулась от ударившего в глаза солнца. На меня смотрел голубой небосвод, испещренный редкими молочными облаками. Потянувшись, я выпрямила ноги, едва чувствуя их. - Дочь? - услышала я папин голос. - Я здесь, па! - хрипло крикнула я. - Ты что, на улице уснула? - спросил он меня, когда я, хромая, зашла в дом, громко зевнув. - Есть немного, - я пожала плечами. - Ты знаешь, кстати, на улице даже лучше спится. Решено. Переезжаю во двор. Папа рассмеялся. Мы успели позавтракать вчерашним ужином, когда раздался звонок телефона. Я мухой подлетела к нему. - Алло? - Ленка! Етить твою за ногу, ты куда пропала? Я улыбнулась, узнав громкий голос Ани. Я даже не думала, что успела так соскучиться по ней и Светику. - Анютка, дорогая моя, прости, пожалуйста. Вынужденные меры. - Это насколько же они вынужденные, что ты почти пять дней учебы пропустила. Я хлопнула себя по лбу. Со всей этой гребанной ситуацией с папой, Максом и Змеем, я абсолютно забыла про институт. Словно я вообще не являлась студенткой. Но мне действительно было не до знаний и оценок. Все, о чем я могла думать - это жизнь любимых мне людей. - Очень вынужденные, Анечка. Я тебе потом как-нибудь расскажу, ладно? - Ловлю тебя на слове, Леныч. Не дай бог ты будешь избегать разговора. Я рассмеялась, пообещала, что не буду так делать и повесила трубку. И как раз вовремя. Трель звонка нарушила образовавшуюся секундную тишину. - Да? - ответила я. - Леночка, здравствуй. Это Наталья Викторовна. Максик пришел в себя, нам разрешили посещение. Ты с отцом приедешь? - Конечно! - чуть громче, чем следовало бы выкрикнула я. - Тогда ждем. Я повесила трубку и вышла на кухню, где допивал чай папа. Я сообщила ему радостную новость, чувствуя как сердце выпрыгивает из грудной клетки. Я увижу его! Наконец-то! Мы подъехали к больнице и я буквально вылетела из машины, стремясь поскорее добраться до третьего этажа, где лежал Макс. Нас встретили улыбкой. - Привет, дорогая, - Наталья Викторовна поднялась с пуфика и подошла ко мне. - Всем скопом нельзя, поэтому предоставляем возможность увидеть нашего мальчика тебе. - Мне? - я выпучила на нее глаза, отказываясь верить в реальность ее слов. - Но Макс наверняка захочет увидеть первыми вас с Сергеем Александровичем. - Не думаю, - карие глаза хитро прищурились. - Но... - Никаких возражений! Я поправила сьехавший с плеча халат и нажала на ручку двери, входя в светлую палату. Неплотные шторы будь чуть поддернуты, сквозь маленькую щель проникали солнечные лучи, касаясь белого одеяла на кровати Макса. Я перевела взгляд на Макса. Он полулежал на кровати. От левой руки шел провод капельницы, приборы мерно пикали, отражая удары сердца. Его глаза были прикрыты, губы чуть бледные, под глазами легкие синяки. Я нечаянно скрипнула половицей и Макс открыл глаза. Я встретилась с этой волшебной синевой и улыбнулась. - Привет, - прошептала я, не осмеливаясь подойти ближе. Вдруг, Наталья Викторовна ошиблась и Макс не хочет меня видеть. Ни сейчас, ни потом. - Привет, - прошептал он. - Ты в порядке? Из моей груди вырвался горький смешок. - Ты лежишь на больничной койке после операции, когда тебя подстрелил какой-то урод, и спрашиваешь в порядке ли я? - Ну да, - невозмутимо ответил он, пожав плечами. Его лицо сморщилось от боли и я сделала шаг вперед. - Тебе больно, да? - обеспокоенно спросила я. - Нет. Нет, Лен, мне не больно, - он улыбнулся и мои губы не могли не улыбнуться в ответ. Макс протянул свободную от капельницы руку и я сократила расстояние между нами, беря его теплую руку в свои ладони. Я наклонилась и оставила на костяшках легкий поцелуй. - Не делай так больше, - прошептала я, поднимая на него взгляд, полный слез. - Я так испугалась за тебя, Макс. Он осторожно вытер скатившуюся по моей щеке слезу, не отнимая со своего лица улыбку. - Прости, - прошептал он. - Милая моя, только не плачь, пожалуйста. - А если бы он попал чуть выше? - я едва коснулась кончиками пальцев его перебинтованой груди, указывая на сердце. - Ты уверен, что хочешь и дальше заниматься этой работой? Макс, милый, это же так...так опасно. Я не переживу, если с тобой снова что-то случится. - Леночка, - он ойкнул, попытавшись повернуться ближе ко мне, но я вскочила и остановила его. - Мне нравится то, чем я занимаюсь и к чему стремлюсь практически с детства. Я хочу спасать людей, которым нужна помощь, хочу бегать по городу за моральными уродами, участвовать в расследовании, беседовать со свидетелями преступлений и на этом основании делать выводы. Твой отец помог мне найти себя в этом мире, помог принять свое призвание и доказать самому себе, что я чего-то стою. Я не хочу вот так внезапно, из-за одной ошибки, отказываться от всего, к чему я шел долгое время. Я буду не я, если поступлю так. - Я лишь хочу, чтобы с тобой все было хорошо, - зашептала я. - Со мной все будет хорошо, - Макс сжал мою ладонь, впиваясь в меня глазами. Я кивнула и уронила голову на наши сцепленные ладони.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты