Правильный «Червь»

Джен
NC-17
В процессе
1956
автор
Размер:
планируется Макси, написано 283 страницы, 66 частей
Описание:
Что делает человека героем? Нет, не так. Что делает человека правильным героем? Чем отличается нормальный герой от всяких соплежуев и дегенератов с суперсилами? Я был отправлен в другой мир, чтобы защитить героиню пророчества. Чтобы помочь ей спасти человечество во множестве миров и измерений. Но знаете, что? Ну её нафиг, эту дуру. Мир я смогу спасти и сам. Герой я или нет?
Посвящение:
Высшим сучностям посвящается.
Примечания автора:
Немногие смогли осилить оригинального "Червя". Вот я лично не смог. Поэтому, я пишу этот фанфик, в котором главным героем будет нормальная личность, а не безвольное соплежуйство с кучей комплексов.
ЗЫ: Прода от 10 килобайт каждый день в 16:00 по Москве, пока есть запасы.
ЗЫЫ: Рекомендую параллельно прочтению этой книги читать соответствующие главы из оригинального Червя. Это позволит более глубоко прочувствовать отличия и оттенки смыслов событий.
https://ficbook.net/readfic/3658527#part_content
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1956 Нравится 4134 Отзывы 589 В сборник Скачать

Охреневание 3.11

Настройки текста

Охреневание 3.11

К месту событий подкатил мотоцикл, на котором сидели Оружейник и Штурм. Они оба легко соскочили с седла и приготовились к бою, но нападать не спешили. – Эгида, доклад. – Бросил Оружейник, направляя на меня алебарду. – Неформалы ограбили банк и сбежали. Кризис держит Панацею в заложниках и угрожает отрубить ей голову с помощью своего ошейника. Как минимум один раз он уже это сделал. – Два раза. – Недовольно зыркнула на меня Панацея. – А почему ты тогда ещё жива? – Влез в разговор Штурм. – Кризис обладает силой исцеления. – Пояснил Эгида. – Он прирастил голову Панацеи и исцелил Висту от сотрясения мозга. Оружейник с неодобрением посмотрел на моих пациентов. – Кризис, чего тебе нужно от нас? – Обратился ко мне героический технарь. – Мне нужно героическое видео героической битвы с вашим участием. Предлагаю сейчас по очереди смахнуться один на один, а потом я оставлю вас в покое. Только надо поторопиться, а то у ваших кинооператоров плёнки осталось на десять минут. Оружейник повернул голову в сторону съёмочной команды, и режиссёр согласно кивнул, что-то показывая жестами. – Хорошо. Я покажу тебе свою силу. – Пообещал Оружейник, готовясь к бою. – Штурм первый. – Обломал я его. – Самый эпический бой стоит оставить напоследок. – Эй, не стоит недооценивать меня. – Вышел вперёд Штурм, сияя героической улыбкой. – Не сдерживайся. Мне не нужна унылая театральная постановка. Это должен быть бой, в котором ты выложишься на все сто и… проиграешь. – С чего это я проиграю? – Обиделся Штурм. – Потому что я сильнее. Начали! На этот раз я не сдерживался, хотя и не наносил ударов в голову. Штурм мог манипулировать кинетической энергией, нейтрализуя наносимые ему удары, меняя направление своего движения, ускоряя себя и даже разрушая препятствия на пути за счёт увеличения своей инерции. Его нельзя было одолеть, нанося удары кулаками или даже оружием. Но уязвимость Штурма заключалась в том, что для использования своей силы он должен был находиться в движении. Это не обязательно должно было быть именно его движение, но чтобы манипулировать кинетической энергией, она должна была быть отличной от нуля. Так что способ противодействия ему был найден довольно быстро. Начало боя прошло как раз в том стиле, который был наиболее удобен для Штурма. Мы бегали, прыгали и мутузили друг друга кулаками. Сила ударов героя была действительно велика. Он не просто манипулировал своей инерцией. Каким-то образом он укреплял себя во время движения, получая способность крушить камни. А ещё, он был быстрым. Скорость его реакции поражала… бы, если бы я был человеком. А так я вполне успевал реагировать на его действия, хотя скорость движения моего тела достигала своего лимита. После очередного обмена ударами я сделал вид, что поскользнулся на мокром асфальте и потерял равновесие. Штурм решил использовать эту возможность, чтобы нанести сокрушительный удар мне в грудь, но… когда победа уже была так близка, я перехватил его правую руку за запястье, плавно блокируя движение. После этого мне оставалось только ногой заблокировать ему возможность для отступления, заведя ступню за его колено, и схватить за шею правой рукой. Штурм слишком поздно понял свою ошибку и не успел вырваться. Я «заломал» его, выкручивая руки, а потом… медленно и демонстративно сломал все четыре конечности, оставив трепыхаться на земле. – Я же предупреждал, что сильнее тебя. – Попенял я герою, оттаскивая его под ноги Панацее. Тот в ответ лишь скрипел зубами и старался не заорать от боли. – Итак, Оружейник. Финальный босс сил зла. – Обозначил я своего последнего соперника, уже занявшего место в центре «ринга». Тот не стал отвечать на подколки и сосредоточился на отслеживании моих движений. – Что это? Алебарда? Тогда и мне стоит использовать оружие. Щитки у меня на бедре раздвинулись, смещая «мышцы» нанокостюма, и я достал оттуда небольшой цилиндр. А потом тот начал расти, копируя манеру «раскрытия» алебарды Оружейника. Но поскольку я не был ограничен использованием настоящих технологий пространственных карманов, то процесс развёртывания моего оружия был гораздо более зрелищным. Через пять секунд у меня в руках была секира, которой я бился с Сочником. Правда, я украсил её узорами, золотыми вставками и драгоценными камнями. Надо же пафос как-то генерировать? А пафосное оружие подходит для этого лучше всего. Оружейник внимательно следил за моими действиями, и от меня не укрылось, как он недовольно сжал губы от вида моего оружия, признавая, что смотрится оно круче, чем у него. – Начали! – Скомандовал я, и мы бросились друг на друга, замахиваясь ковырялками. Лезвие алебарды Оружейника сверкало силовыми полями, которые могли резать сталь как масло. Но всё это не имело особого значения, потому что вне режущей части «древко» было обычной железкой. Алебарда и секира столкнулись и сцепились намертво. Лезвие алебарды конечно же разрезало лезвие секиры, но после этого края разреза достигли древка и намертво сцепились с ним, сжимая с двух сторон. Оружейник напрягал мышцы и сервоприводы, но разрушить или погнуть довольно толстую секиру из моего металла не мог. Я взмахнул руками, притягивая противника поближе, и попытался пнуть его. Оружейник увернулся, но ценой этого манёвра было то, что теперь он держал алебарду неудобной хваткой, и ему приходилось напрягаться не для того, чтобы освободить оружие, а чтобы вообще не остаться без него. Несколько секунд мы занимались перетягиванием каната, после чего я смилостивился и расцепил наше оружие. Оружейник отскочил на пару шагов назад, наблюдая за тем, как восстанавливается лезвие моей секиры. – Что это за технология? – Поинтересовался он. – Нанороботы из полиморфного сплава. – Озвучил я официальную версию. Что касается реальности, то… я сильно сомневался, что моя нынешняя форма существования имела хоть какое-то отношение к роботам и технике вообще. Скорее, это была качественная эмуляция, воссоздающая все те особенности «жидкого терминатора», о которых я знал. Но стоило копнуть чуть глубже, как выяснялось, что это не нанотехнологии, а очередная хренова магия. Впрочем, любая достаточно развитая технология для необразованных папуасов выглядит магией. А для образованных папуасов выглядит техникой, в устройстве которой они не разбираются. Вот кто из владельцев смартфонов знает, как там всё внутри устроено и работает? Замени кремниевые микросхемы на шаманское вуду, и никто не заметит разницы, если внешне устройство будет работать так же. Вторая атака Оружейника была уже более осторожной. Он вознамерился отрубить кусочек моей секиры и при этом не попасться в ту же ловушку. Но для меня траектория движения оружия была очевидной из-за траектории движения частей тела Оружейника, так что я уклонился от удара и попытался достать его ударом в бок, обойдя справа, но он успел отпрыгнуть. Впрочем, он уже попался на мой финт, и теперь следовало «дожать» его примерно так же, как гроссмейстер разыгрывает комбинацию в шахматах. Я нанёс стремительный удар по правой руке, который он был вынужден заблокировать древком алебарды. Вот только клинок моей секиры не ударил по древку, а обволок его, зажимая как в тисках. Используя преимущество анатомически более удобного рычага, я рванул алебарду по дуге вверх и влево, и сделал шаг вперёд, выходя из оптимальной дистанции для алебарды, что по сути превращало её из оружия в помеху. А дальше я отпустил древко, взмахнул секирой и обрушил её сверху-вниз на торс противника. Оружейник попытался отскочить, но не успел, и я располосовал его бронекостюм от груди до поясницы. Ага, располосовал. Только в моих мечтах. Лезвие натолкнулось на прочную броню и оставило на ней лишь глубокую царапину. Но зато, чтобы сохранить левую руку, Оружейник был вынужден убрать её в сторону, и теперь он держал алебарду только правой рукой, плюс я находился на дистанции, на которой меня нельзя было эффективно атаковать. В общем, совершив первую ошибку, Оружейник лишился инициативы, и дальше мог только уклоняться от меня, пытаясь разорвать дистанцию. Но я эффективно блокировал все его попытки защититься, наседая и раз за разом нанося удары, каждый из которых ставил его во всё более невыгодное положение. Закончилась эта серия ударов тем, что я пнул Оружейника в грудь и отправил в полёт на пяток метров. Конечно же, он смог сгруппироваться и не шлёпнулся на задницу, но нам обоим было понятно, что захоти я, и смог бы безнаказанно долбить его хоть полчаса. В третий раз Оружейник подходил ко мне ещё более осторожно. Заняв идеальную позицию, он нанёс стремительный укол алебардой, используя её как копьё. Я поставил на пути копья лезвие секиры и позволил пробить его насквозь. Но когда древко алебарды начало приближаться к моему оружию, Оружейник понял, что сейчас он опять попадётся в ту же ловушку с захватом древка. Он попытался убрать алебарду назад, но тут уже я прыгнул вперёд, опять сплетая наше оружие воедино. В попытке помешать этому, технарь активировал что-то вроде электромагнитного импульса, который сверкнул электрической дугой. Вот только мой контроль электричества на такой дистанции был абсолютным, и я использовал его, чтобы усилить разряд и направить поток электронов обратно в алебарду. Моё вмешательство привело к тому, что оружие Оружейника закоротило, и оно взорвалось в яркой электрической вспышке. Осколки алебарды брызнули во все стороны, высекая искры из камней. Мою секиру разорвало напополам, демонстрируя структуру жидкого металла. Но через секунду секира приняла свою изначальную форму, а вот алебарда так и осталась в форме обгоревшей кривой спички. Оружейник остался без оружия. Я принялся гонять его, размахивая секирой, от которой он пытался защититься обломком алебарды. Но я опять провернул свой фокус с превращением клинка в захват и вырвал древко у него из рук. Убедившись в том, что Оружейник не торопится доставать из задницы вторую алебарду, я повесил секиру за спину и перешёл в рукопашную. Тут уже Оружейник вообще мне ничего противопоставить не мог, так как мастер карате из него был никакой. Он же технарь, а не реинкарнация Брюса Ли. В конце концов я избил его и отправил пинком с разворота в груду строительного мусора, в которую превратилась лестница, ведущая к банку. На ноги он после этого уже не поднялся. – Да! Зло повержено! – Вознёс я правую руку над головой. – Земля спасена. А через пару секунд у съёмочной группы закончилась плёнка в последней камере, и остались только телефоны, на которые они снимали происходящее дрожащими руками. Осмотревшись по сторонам, я подошёл к Панацее и сорвал с неё ошейник, который тут же впитался в мой костюм. Но при этом я встал так, что моя левая нога стояла на решётке сливной канализации, куда через секунду и утекло моё ядро. Там я превратился в крысу и утёк в глубины труб. А Кризис остался, чтобы произнести прощальную речь. – Что ж, надеюсь, всем всё понравилось. Передавайте привет управляющему банка. Если его, конечно, инфаркт ещё не хватил от суммы награбленного нами. – И какая там была сумма? – Поинтересовался Стояк. Эгида тут же одёрнул его, но вопрос уже был задан. – Больше двух миллионов долларов. – Бля-я-я-я… – Протянул Крутыш. – Счастливо оставаться. Тренируйтесь и становитесь сильнее. А то вы что-то совсем хилые. Я и десяти процентов своих сил не использовал. Лица всех присутствующих тут же перекосило от осознания уровня собственной ущербности. Я побежал прочь, набирая скорость. Несколько машин СКП попытались было преследовать меня, но почти сразу застряли в пробках, образовавшихся после тьмы Мрака, залившей почти весь центр. Пробежав около километра, Кризис сиганул в сливную канализацию и пропал без следа. А я в это время расслабленно шёл пешком по улицам, подсчитывая прибыль. Битва со Штурмом и Оружейником дала мне не так уж много. Вместе с опытом за Страшилу, я едва набрал двадцать процентов пятого уровня. Видимо, за цирковые представления много опыта не дают. Мне нужны настоящие конфликты, кровь и страдания. А значит, придётся мочить злодеев города. Но явно уже не сегодня. Я смонтировал и выложил на свой сайт ролик с ограблением банка, заретушировав все моменты, которые могли бы продемонстрировать уязвимости сил Неформалов и «особые способности» Панацеи. Заканчивался ролик побегом основной части банды во тьму. Выкладку второй части с моим боем против Стражей я планировал согласовать с Протекторатом. Надо же дать им возможность подзаработать, компенсировав убытки от ограбления банка. Через десять минут я добрался до своего мотоцикла, припаркованного на охраняемой подземной стоянке, и поехал в сторону Кладбища Кораблей, где Неформалы собирались спрятать деньги в одним из бесчисленного множества гаражей, что громоздились тут в диком хаосе. Этот район напоминал архитектурную раковую опухоль. Когда бизнес в Доках начал загибаться, собственники складов в этом районе решили демонтировать их и вывезти. А на месте огромных ангаров начали строить дешёвые клетушки гаражей и сараев, в которых ютились лишившиеся работы обитатели северной части города. Никакого плана застройки не было и в помине, так что гаражи лепили где придётся. Спустя некоторое время «опухоль» отмерла, так как начали гнить уже Доки, лишая весь этот район притока людей и денег. Да и удобств тут не было вообще никаких. Очень быстро говна скопилось по самые крыши. В общем, район умер, оставив после себя «идеальное» место для хранения награбленных миллионов. На мой вопрос, почему деньги нельзя хранить в лофте, Неформалы внятно ответить не смогли. А я решил не настаивать. Но естественно, я не собирался пускать это дело на самотёк. Я не мог сидеть и сторожить деньги дни и ночи напролёт. Как минимум, мне нужно было дистанционное наблюдение. Но я не мог использовать для этого своих шпионов из-за ограниченного радиуса их действия. Решением стало использование техники «аборигенов». Простейшие телефоны-мыльницы были превращены мной в видеокамеры. Специально написанные программы делали снимки раз в секунду и отправляли их на ретранслятор, собранный из дешёвых запчастей. Это даже можно было бы посчитать местным технарством, если только не учитывать того, что подобную систему мог создать любой желающий, разбирающийся в электротехнике и программировании. Ретранслятор имел большой аккумулятор и компактный дизельный генератор, который обеспечивал его энергией. Он подключался уже к нормальной мобильной сети и пересылал мне фотографии со всех видеокамер. Так я мог в режиме реального времени контролировать состояние награбленных миллионов. Нет, если кто-то решит украсть их, я специально не буду препятствовать этому. Надо же учить Неформалов думать головой, а не жопой. Так что, если «грабители» не попытаются увезти мои деньги слишком далеко, они вполне имеют шанс на выживание… вплоть до встречи с Неформалами. Я направился в сторону Суки, используя свой «маячок» у неё в груди. Да и в сумках такие маячки тоже были, так что найти «сокровища» было довольно просто. Мрак и Сука выбрали неприметный гараж и сгрузили в него сумки с наличкой. Получилась приличная такая груда. Осмотревшись по сторонам, они закрыли дверь на замок и отправились обратно в лофт. А я приступил к установке в округе камер наблюдения и настройке ретранслятора. Убедившись, что всё работает, я тоже выдвинулся в лофт, где скоро состоится важная беседа. Сплетница должна была доложить Выверту об успешном ограблении его банка. Вот он обрадуется.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты