лодки остаются у пристани, мы – идем по земле

Слэш
PG-13
В процессе
46
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 2 части
Описание:
жизнь чжоу цзышу пересекли бесчисленность лодок, но одной у него есть возможность отказать себя везти
Примечания автора:
используются в равной степени элементы новеллы и дорамы
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
46 Нравится 3 Отзывы 11 В сборник Скачать

плот

Настройки текста
Примечания:
таймлайн: 1-2 серия
Гу Сян, стараясь соответствовать примеренному образу, щебетала о чем-то исключительно девичьем и порхала вокруг, с детским любопытством разглядывая прилавки и повозки, не в силах держать себя в руках, и Вэнь Кэсин не одергивал ее, потворствуя маленьким прихотям, щедро расплачиваясь за сверкающие подвески, резные шпильки и красочные сладости. Он ничего не брал для себя, сдерживаемый ролью благородного молодо господина, которая вынуждала контролировать походку и выражение лица, хотя иногда и ему самому хотелось сунуться поближе, чтобы внимательнее рассмотреть все пестрое и поблескивающее. Может, если бы Лю Циньцяо убедила его в том, что для выхода в город будет уместнее выбрать пао проще, то Вэнь Кэсин — в голубом или нежно-зеленом — мог бы без особых затруднений скопировать поведение Гу Сян, но он, не слушая разумных увещеваний, настоял на своем и теперь нес на плечах белое и серебряное, как какой-то княжий отпрыск. В таком далеко и много не побегаешь. Люди, шедшие ему навстречу, расходились по сторонам, словно поток, разбившийся о камень. Провожали взглядами и нескромно шептались, причисляя к богатым и благородным, и Вэнь Кэсин, слыша их, расправлял плечи и замедлял шаг, стараясь двигаться плавно, сильнее погружаясь в придуманный образ. За все время они с Гу Сян разыграли множество сцен, примерив на себя разные личины, но Вэнь Кэсин ни разу не выглядел достоверно в роли бедняка или торговца, а Гу Сян не справлялась с воспитанными и утонченными девушками. Она не обиделась, когда ей — по результатам недолгих соисканий — пришлось изображать прислугу, потому что это было естественно для нее. — А-Сян! — она обернулась на оклик, и Вэнь Кэсин поманил ее к себе жестом. — Иди-ка сюда. Гу Сян не подошла, а подбежала, и беззастенчиво уставилась, заложив руки за спину и покачиваясь с пятки на носок. Энергии в ней было столько, что стоять спокойно она не могла ни мгновения. Пришлось легонько щелкнуть ее по лбу сложенной щепотью, а затем, предвосхищая возмущение, перехватить за локоть и подтянуть ближе к себе, заставляя встать плечом к плечу. — О чем говорят? Торговцы, неохотно отвечающие на вопросы господ, оказывались приветливы с юными девицами, падкими до сверкающих безделиц. — Хозяин красив, словно принц, — Гу Сян легко подстроилась под широкий мужской шаг, не смущаясь того, что девушкам не пристало ходить в подобной манере. — Его лицо — белый нефрит, волосы — гагат, а одежды — серебро, — она, очевидно, довольная собой, хотела добавить еще что-то, но Вэнь Кэсин оборвал ее насмешливую речь взмахом руки. — Много ли эти крестьяне видели принцев, — он сдержал усмешку, не дав ей добраться до лица, но не сумев спрятать в голосе. — Это ведь правило, так, хозяин? — Гу Сян, умудрившись не задрать головы, бросила на Вэнь Кэсина взгляд, будто пытаясь рассмотреть на его лице поощрение к продолжению. Он медленно кивнул, и она закончила свою мысль: — Принц — красив и изящен в манерах, а бедняк — болезнен и груб. — Действительно, — не стал с ней спорить Вэнь Кэсин. — Таковы правила. Даже сам Вэнь Кэсин не брал на себя роль бродяги, в которой было бы гораздо проще затеряться, а остановился на облике, полном благородство и изящества, чувствующий себя куда лучше, когда ему благоволили, а не бросали монеты. — А-Сян, — а вот сейчас она, забыв о своей роли, вскинулась, и Вэнь Кэсину пришлось надавить на ее макушку ладонью, иначе служанка, с неподобающе запрокинутой головой и смотрящая на своего хозяина без всякого уважения, привлекала чересчур много внимания. — Теперь — по делу. Они спустились вниз не ради праздных прогулок, пусть Юэ — с его каналами, пересекающими улицы, цветущими деревьями и гостеприимными тавернами — и располагал к приятному времяпровождению. Особенно в солнечный день, подобный сегодняшнему. Но также у них было дело, с которым следовало разобраться. — На лодке можно добраться до территории Цзинху, там располагается усадьба клана Зеркального Озера. О ней говорят, как о «земле, подобной раю», — жеманный тон, которым Гу Сян пользовалась с того самого момента, как они прошли через городские ворота, сменился на ее обычный ровный и невыразительный. — Ходят слухи, — Гу Сян, непосредственно поспособствовавшая их распространению, издала забавный звук, словно довольная проделанной работой. — «Кто бы ни стоял за Повешенным, он посетит Цзинху рано или поздно». — Земля, подобная раю, — повторил за Гу Сян Вэнь Кэсин, чувствуя, как рот омывает горечью от произнесенных вслух слов. Он с усилием сглотнул слюну и прохладно отметил: — Безмятежность и гармония — сладчайшая иллюзия. Все они — мирные и неконфликтные — рано или поздно оказывались замараны кровью и преданы огню. Умирали и истлевали. Вэнь Кэсин наблюдал за этим своими собственными глазами. — Не позволяй себе обмануться, А-Сян. — Да, хозяин, — в этот раз она решила проявить послушание. — Под чьим началом находится клан? — Семья Чжан, — Гу Сян остановилась возле прилавка с веерами. — У главы Чжан Юйсэна три сына. Один никчемней другого. Славные, но безвредные, — она обернулась. — Не желаете подобрать себе веер, хозяин? Непривычно видеть вас с пустыми руками. — Надо будет наведаться к ним, — решил Вэнь Кэсин и, следуя за Гу Сян, без труда поддержал свежий виток беседы: — Считаешь, что недостаточно потратила сегодня, девчонка? Его слова были резки, но тон, которым он их произнес, — ласков, и Гу Сян лишь искристо засмеялась, сообразив прикрыть рот рукавом. — Может, белый, хозяин? — она указала на одну из подставок. — Тогда вас точно никто не отличит от принца. — У барышни острый глаз, — торговец протянул двумя руками названный веер, с почтением передавая его Вэнь Кэсину. — Слышали, хозяин? — Гу Сян довольно улыбнулась, наблюдая за тем, как Вэнь Кэсин несколько раз открыл и закрыл веер, а затем сделал им оборот, прокрутив полный круг на ладони. Бумага не была отбелена полностью, россыпь травянистых вкраплений то тут, то там была похожа на веснушки крестьянки, и от того веер имел дешевый и непритязательный вид. Гу Сян, казалось, уже сама заметила это, когда пластины, развернутые на свету, оказались подставлены под солнце, и лучи не пощадили ни изъянов бумаги, ни дешевой каймы, которой был обработан край. В покоях хозяина Долины хранились вещицы богаче и изящней, пусть там их и окружали лишь каменные своды да постоянный полумрак, при котором у них не было возможности продемонстрировать свое истинное сияние. Однако все они были там, хранились в ларцах, а вот грубо смастеренный веер гонял свежий воздух, обласканный солнечным светом. — А-Сян, дай-ка мне ту подвеску, — Вэнь Кэсин протянул руку, раскрытой ладонью вверх. Гу Сян не заставила ждать. Они купили множество самых разных украшений, но Гу Сян не требовалось объяснять, что от нее ждут. Шнурок, свитый из серебряной нити, крупная нефритовая бусина, белая кисточка — Вэнь Кэсин ловко приладил подвеску к основанию веера и поднял его повыше, дав шнурку скользнуть между пальцев. Веер не стоил той суммы, которую оставил за него Вэнь Кэсин, и, слыша за спиной рассыпающегося в благодарностях торговца, он полагал, что по их возвращению Ло Фумэнь не оценит его добрый жест. Мысли о возвращении обратно в Долину Призраков, которая, в сущности, являлась всего лишь негостеприимной горой, воздействовали странно, давая ощутить непривычные в последнее время отторжение и брезгливость, те чувства, которые внутри горы не беспокоили его, но при этом атаковали снаружи — стоило лишь выйти под ласковое солнце. Вэнь Кэсин большую часть своей жизни провел человеком Долины — неприветливых гротов и ущелий, расположенных в глубинах горной системы, — и тоска о наружном мире не должна была снедать его, но, вероятно, это было нечто изначальное, интуитивное, характерное для всех живых существ, ощутивших пространство свободы после рождения. Человек прятался в горах не по своей воле, а по той причине, что оказался отвергнутым другими, и потому в нем зрело сокровенное желание однажды выбраться наружу. Долина Призраков была таким местом, а Вэнь Кэсин — ее хозяин и повелитель — точно ядро всех изгнанников. Веер качнулся движением к груди и обратно. Может, что-то было в этом жесте характерного, отражающего настроение, что Гу Сян, все еще старательно поддерживающая образ юной девицы, увлеченной стекляшками да сладостями, прищурилась и положила ладонь на рукоять кнута. — Хозяин? — даже ее высокий голос зазвучал жестче, когда она обратилась к нему, пусть и все еще смотря прямо перед собой, продолжая делать вид, что интерес для нее представляли лишь пестрые прилавки. — Вы что-то заметили? Делиться с Гу Сян пустыми переживаниями было ниже достоинства Вэнь Кэсина, который считал себя достаточно сильным для того, чтобы самостоятельно справиться с пустыми переживаниями. Он не стал искать объяснений, грубым образом переведя тему, что, само собой, сочлось бы неприличным среди благородных господ, но они были такими лишь для других, а с Гу Сян Вэнь Кэсин мог вести себя так, как ему заблагорассудится. — Если Лазуревая Пластина в руках Чжан Юйсэна, то со дня на день там разразится гроза, — Вэнь Кэсин сложил веер и теперь задумчиво постукивал им по ладони. — Мы ведь не хотим, чтобы наш план рухнул, а то, что принадлежит нам по праву, взяли и увели из-под носа? Гу Сян, обратившись в слух, кивнула и тотчас спросила: — Мне подготовить лодку? Казалось, она была готова умчаться на пристань сию минуту, и Вэнь Кэсин ухватил ее за ухо, с бесстрастностью игнорируя последовавшие недовольные причитания. Гу Сян дернулась несколько раз и затихла, за что была поощрена свободой. — Не спеши, — она уже открыла рот, видимо готовая спорить, но незамедлительно получила ребром веера по макушке. — Для начала закажи нам обед. Ни к чему искать приключения на пустой желудок, — если нападению в любом случае быть, то зачем спешить к его началу, когда можно прийти к завершению и спокойно забрать то, что требуется. — Даже самые отчаянные воры не так глупы, чтобы соваться в чужой дом при свете дня. — Как скажете, — пожала плечами Гу Сян, все еще с заметным возмущением потирая порозовевшее ухо. — Давай, давай, — Вэнь Кэсин, не пересекая границ, дозволенных на публике, подтолкнул ее ладонью в спину, подгоняя исполнять озвученное. — Поспеши, А-Сян. Вон та таверна выглядит прилично, — он указал в направлении заведения с открытой верандой, расположившимся по другую сторону людной площади. — Вы совсем не стесняетесь использовать меня, хозяин, — Гу Сян покачала головой, от чего аметистовые бусины, вплетенные в ее волосы, замелькали среди темных прядей, наконец-то целиком преображая ее в милую девушку. — Но так мне и надо, хозяин, — она проказливо улыбнулась. — Разбаловала я вас. Полы одежды взметнулись, когда она резко развернулась и, лишенная изящества, убежала в сторону таверны, поднимая каждым шагом дорожную пыль. Вэнь Кэсин открыл веер и заслонил им лицо, укрываясь от мелкого сора. Впереди им предстояла затейливая ночь, но сейчас над Юэ стояло солнце, и Вэнь Кэсин, полагаясь на внутреннее чутье, ожидал, что сегодняшний день будет щедр на приятные события. / Лодка неспешно двигалась по озеру в направлении Цзинху. Драпировки и ленты, которыми была убрана палуба, колыхались на ветру, позвякивали позолоченные подвески, сталкиваясь друг с другом. Одна из девушек, прислуживающих на лодке, играла что-то из народных мелодий на цине, заполняя паузы в беседе Вэнь Кэсина и Гу Сян. Переправа не занимала много времени, но из-за нескончаемых упреков Гу Сян, касающихся последних происшествий, казалась до крайнего затянувшейся. Гу Сян, не сдерживаемая больше надобностью притворяться благопристойной барышней, в нескромных выражениях распекала повстречавшегося им бродягу, все еще уязвленная тем, что не выстояла против какого-то болезного попрошайки. — Вам необязательно благодетельствовать каждому бедняку, хозяин, — она подобралась совсем близко, ухватила за краешек белоснежного рукава и потянула на себя. — Они не заслуживают вашего внимания. Вэнь Кэсин, находясь в превосходном расположении духа, позволил Гу Сян творить все, что вздумается, не отодвигаясь и не отнимая одежды из ее цепких пальцев. Только сунул ей в рот дольку персика свободной рукой, вынуждая ненадолго замолчать. — Где же ты встречала таких бедняков, при виде которых луна стыдливо прячется за облаками? — следующим он скормил ей ломтик яблока. — Поделись со мной, глупая А-Сян. — Вам песок в глаза попал, хозяин, — Гу Сян фыркнула, не спуская с лица Вэнь Кэсина взгляда, в котором в равной степени можно было разглядеть и недовольство, и любопытство, и что-то ядовитое, что она явно переняла от него самого. Отрицать того, что был ослеплен, Вэнь Кэсин не собирался, потому как и сам понимал, что в тот момент, распознав знакомую технику, повел себя импульсивно, руководствуясь инстинктивным порывом схватить и удержать. Укротить волнение тогда удалось, лишь вспомнив о том, как он сейчас выглядел и какую роль должен был безупречно сыграть. Однако, даже признавая, что легкомысленно поддался эмоциям, Вэнь Кэсин все же не ощущал привычного разочарования в потере контроля, а чувствовал лишь необычайное воодушевление. — Иные вещи, с которыми нас сталкивает жизнь, нам неподвластны. Противоположный берег медленно, но неотвратимо приближался.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Прист Priest «Далёкий Странник»"

Ещё по фэндому "Далекие странники"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты