Unpersönlich: Фальшивые.

Другие виды отношений
NC-21
Завершён
4
автор
Размер:
196 страниц, 47 частей
Описание:
Мерзавцы всех мастей и видов, что ненавидят друг друга дьявольской ненавистью, оказались в плену тех, кто обожает их и считает лучшими пациентами в исследовании их многомерных лабиринтов сознания. Кто возьмет на себя роль испытуемого, а кто станет исследователем и палачом? И нет возможности обрести покой или добраться до конца. Они плачут и по ночам видят кошмары, в которых их безумные творения добираются до них. Убийцы и безумцы, сангвинары и носферату, ликантропы и носители крови сатаны...
Примечания автора:
Оставь надежду всяк сюда входящий.
"Desine sperare qui hic intras".
Если медлю с написанием глав данной книги, это значит что пишу книгу [Система маньяка] для этого издательства: https://www.hinovel.com/indexwap.html
И публикую ее в их приложении. Но сюда не могу добавлять [Систему маньяка] из-за того что у меня с ними договор. Поэтому одна книга у издательства Hinovel а вторая здесь. И эта книга, имеет связь с книгой [Система маньяка]. А какая связь? Данные засекречены.

Также теперь первым делом буду публиковать главы на Литрес и только потом, добавлять главы сюда.
Ссылка на книгу на Литрес:
https://www.litres.ru/uliya-alekseevna-gusarova/unpersonlich-falshivye/
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

37. Маленькое признание.

Настройки текста
Эб не мог более смотреть на это воспоминание. Оно выражало его слабость и ничтожность. В момент первой встречи с главами семьи Кадмон, он был никем. Всего лишь молоденьким полукровкой, не имеющим способностей. И отпора дать не мог. Он ничего не мог тогда сделать, даже защитить самого себя. Эб поморщился. Он вынырнул из болезненного воспоминания. Его сознание начало возвращаться в его клинику. Родную клинику Слеза Розы, которую он частично считал своим домом. Риблис неторопливо открыл глаза. На нем возлежит обнаженная Анат. Она водит подушечкой указательного пальца правой руки по его яремной вене. — Проснулся, малыш? — промурлыкала она. — Слезь с меня. — мрачно брякнул Эб, сверля ее недобрым взглядом. — Не.хо.чу. — игриво отказалась Анат. Эб подметил что золотая маска с лица Анат пропала, и она снова была самой собой. Ее комбинезон валялся мокрым комком возле инвалидной коляски. — Что ты сделала со мной? — темный взгляд Эба впился в глаза Анат. — Обратила в Безликого. Одно из нас. Понятно, котик? — Анат поскучнела. Она сползла с его оголенной груди и поднявшись на ноги, прошла к коляске изящной походкой, виляя соблазнительными бедрами. Эб невольно осмотрел ее, проведя взглядом по ногам и мягким ягодицам. Но сразу отвел взгляд и сел. Он осмотрелся вокруг: слизистая вода, которая залила собой полы Синей Комнаты, пропала. Она впиталась обратно в стены и пол Синей Комнаты. Печать пробуждения, вода забрала с собой, смыв ее с пола и выпив таким образом кровь призывателя, коем являлся Эб. От слов, данных ему в ответ манящим голосом, ему стало невыносимо тошно. А еще жаль самого себя. Риблис тяжело поднялся на ноги. Он натянул штаны с трусами обратно, а следом поднял мокрую рубашку и надел и ее. Мокрая одежда не согревала, и приносила ненужный холод. — Зачем ты это сделала, Анта? — Эб повернулся к ней. — Теперь ты можешь знать причину. — Анат надевала комбинезон повернувшись спиной к нему. — Тот, кто убил Лео, не тронул меня. Этот некто оставил меня в живых, и даже не попытался напасть. Но этот индивид наблюдает за мной. Ты видел тот черный катафалк, который стоял возле закрывающихся ворот клиники? — Видел. Я спросил об этом твоего брата Михаэля. — И что он ответил? — Это был не он в том катафалке. И не его люди. Но он просил не беспокоиться на счет того кто следовал за нами. — Михаэль это сказал специально, он хочет отвлечь твое внимание. Не верь ему. — Тогда кому из вас мне доверять? — Мне. Мы теперь с тобой связаны прочными узами навеки вечные. Ты и я. — Анат повернулась к нему, застегивая ремни комбинезона. Эбенезер тяжело вздохнул: — Ничего не объясняешь. Но требуешь доверять тебе. Но что если ты сама убила Лео, а мне лапшу на уши вешаешь? Я теперь знаю на «что» ты способна. Я не могу доверять тебе. — Ты всегда был таким. — Анат улыбнулась своим воспоминаниям. — Упрямым. Гордым. Высокомерным. И — страстным. Я обожаю эту черту в тебе. Да, Эб, я требую от тебя доверия. Подчинения. И верности. — Этого ты от меня не получишь. — Почему? — Почему? — от прямого вопроса Анат, Эб начал ощущать подступивший гнев. — Ты не имеешь права требовать от меня невозможного. Ты сломала мне жизнь. Ты и твой проклятый брат Иммануил! И сейчас, в этой самой комнате, ты окончательно разрушила меня. Ты понимаешь на что обрекла меня, а? — На верность мне, и иную жизнь. — Анат была неприступна. — Это катастрофа для такого как я. Все… Конец! — Эб произнес это еще более сдержано и угрюмо чем обычно. В моменты своего гнева, его давление снижалось, а сознание становилось чистым и кристально ясным. Он быстро подошел к Анат. — Что за игру ты ведешь, Анат Кадмон? — Считай твое обращение нашим своеобразным контрактом. Ты станешь моими глазами и ушами. Теперь ты должен искать для меня пищу. Я требую от тебя личных апартаментов здесь — в клиники Слеза Розы. Мягкая постель, устройство для прослушивания любимой классики, и… все те, кого я могу поглотить. — ответила она, смотря на Эба со взглядом царицы а не пленницы. Такой взгляд присущ лишь ей — Анат Кадмон. — Никогда. Я убью тебя прямо здесь и прямо сейчас… — Эб резко схватил ее за горло двумя руками. Он сцепил пальцы на ее тонкой смуглой шеи и, сжал во всю свою силу. Он решил расправиться с ней прямо сейчас. — Ты не сможешь. — прохрипела Анат. Ее губы расплылись в беспечной улыбке. Эб еще крепче сжал сухие от возбуждения пальцы. Сейчас он жаждал задушить ее. Уничтожить. Он хотел покончить с Анат. Все фаланги его пальцев на обеих руках резко хрустнули. Они причинили Эбу зуд и холод. Он резко отдернул руки от горла Анат. Отстранившись от ее лица, он посмотрел на свои руки. С виду с ними ничего не изменилось, но боль в руках продолжала пульсировать, исходя из внутренней части костной ткани. — Теперь веришь моим словам? — ласково, почти по матерински спросила Анат. — Нет. Ты применяешь грязный прием, пользуясь тем, что обратила меня. — Хочешь жить, умей вертеться, верно, раб? — Анат мило улыбалась. — Пора выполнять свои обязанности раба. И первым делом: отвези меня в мои новые апартаменты. Я знаю что твои люди должны были об этом позаботиться. — Если ты выйдешь из кабинета своим ходом, меня неправильно поймут. — Эб опустил руки, пытаясь привыкнуть к болезненным ощущениям в костях. Это оказалось не так просто. — Ты можешь нарушить порядок в клинике, и это обернется тем, что самые гнилые личности окажутся на свободе. У меня будут проблемы. И эти проблемы я подарю тебе, как главной виновнице. Анат отошла от Эба и села в инвалидную коляску: — Вези. Я буду жить здесь как мирная и добропорядочная пациентка. Ты будешь моим прикрытием, раб. Ты обязуешься отдавать мне своих пациентов, и тех, кто в будущем окажется здесь. Ну, что стоим? Не пора ли покинуть Бесполезную Синюю Комнату? — Когда ты все успела рассчитать? — Эб сдался, бороться больше не имело смысла. Пока. Он умеет ждать столько, сколько это необходимо. И если необходимо ждать вечность для получения свободы, он готов пойти на такую жертву. Даже если Анат вечность будет его хозяйкой, когда-нибудь даже вечность может умереть. И в тот момент, когда вечность разрушиться, он вонзит нож в спину Анат Кадмон. — Я все рассчитала тогда, когда поняла что ты на подъезде к отелю, откуда ты забрал меня. — честно ответила она. — Меньшего я от тебя и не ожидал. — Эб вернулся к пальто, поднял его и развернул. И оно было таким же влажным как и вся одежда. Но он все равно одел это пальто и спрятал в него кинжал, предварительно вложив тот в ножны. Риблис подошел к задней части коляски, и взялся за ручки. Он повез коляску задом к единственной двери Синей Комнаты. Анат покорно положила руки на подлокотники, и закрыла слепые глаза. Необходимо вести себя тихо, и делать вид что ты послушная пациентка. Это часть ее плана, безупречной актерской игры. В ее игре нет места промахам и неудачным сценам. Только тщательно продуманный план действий на последующую жизнь здесь. И в этот план не входило позволять тем, кто наполняет клинику, начать сомневаться в авторитете Эбенезера Риблиса. Риблис вывез ее из Синей Комнаты. Он погасил свет и, закрыл дверь, нажав на ту же самую кнопку, которая и открывала дверь. Как только дверь закрылась, она почти слилась со стеной шестого кабинета, и только Эбенезер и Анат сознательно знали где спрятана Синяя Комната. Остальной медперсонал этого не знал, а пациенты, прошедшие процедуру замены личности, не помнили о ней. Эти воспоминания также были стерты из их памяти. — Анат. — Эб отошел от стены с дверью. — М? — Те люди, которые здесь работают… я не хочу отдавать их тебе. — Почему? — Тебе знакомо слово «милосердие»? — Да. Но я в него не верю. Поэтому что насчет моей новой спальни? Она готова, или ты заставишь даму ждать? — Я думаю что с тобой ничего не случится, даже если ты про ждешь тысячу лет. Так как ты опасна, я поселю тебя на четвертом этаже. Я живу в северном крыле, и полностью занимаю его. В нем я поселю и тебя. Будет лучше если ты будешь находится под моим присмотром. — Эб вернулся к коляске. — Ты так боишься за своих подопечных, что решил пожертвовать своим душевным спокойствием? А что скажет твоя жена Николетта? Она как раз работает на четвертом этаже. В ее кабинете она неплохо по играла на моих нервах. — в спокойном голосе Анат промелькнуло раздражение. Она по прежнему не открывала глаз. — Она не станет мне перечить. Я переведу ее на второй этаж. Хотя с ее проживанием будут проблемы. Она живет вместе со мной в северном крыле. — Эб на секунду задумался. Неоправданная ревность действительно может оказаться помехой. Николетта весьма своенравна. Он не хочет признаваться самому себе, но факт остается фактом. Его законная жена страдает клинической истерией и патологической ревностью. Он помнил что сам обследовал ее и проверял ее по тестам. И когда обследования Николетты Росси завершились — Эб уже знал чем страдает его жена. — Эб, — Анат прервала поток его размышлений. — Не желаешь избавиться от своей женушки? — Это исключено. — Хорошо. Зайду с другой стороны. Ты не заметил в поведении Нико странностей? — Странностей? Да в клиники всех можно назвать странными. По какой шкале странного и сумасбродного ты считаешь? — По шкале наставления рогов законному мужу, в моменты его долгого отсутствия в клинике. — Анат решила выложить Эбенезеру то, что она смогла прочесть в сердце Николетты, когда они общались в тридцатом кабинете. Эб не сразу ей ответил. Он поначалу замер. Затем обошел коляску и встал напротив Анат: — С этого момента поподробнее. — Видишь ли, — непринужденно начала Анат, не поднимая закрытых век, — твоя обворожительная женушка, пользуясь своим положением, запала на одного пациента данного заведения. И не просто запала. Она зачала от него. Представляю какие бурные ночи они проводили на постели, где обычно ты спишь с Николеттой. Только представь — его руки ласкают ее, а нахальные губы дарят горячие поцелуи. Ммм… от одной мысли мне так и хочется на это посмотреть. Эбенезер напрягся. На его лицо легла суровая тень: — Опять твои глупые шутки. Лучше шути о чем-нибудь другом. — Я и не ожидала что ты мне поверишь. И можешь не слушать. Но спроси ее сам. Спроси ее о нем — Рихтере Кровере.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты