Unpersönlich: Фальшивые.

Другие виды отношений
NC-21
Завершён
4
автор
Размер:
196 страниц, 47 частей
Описание:
Мерзавцы всех мастей и видов, что ненавидят друг друга дьявольской ненавистью, оказались в плену тех, кто обожает их и считает лучшими пациентами в исследовании их многомерных лабиринтов сознания. Кто возьмет на себя роль испытуемого, а кто станет исследователем и палачом? И нет возможности обрести покой или добраться до конца. Они плачут и по ночам видят кошмары, в которых их безумные творения добираются до них. Убийцы и безумцы, сангвинары и носферату, ликантропы и носители крови сатаны...
Примечания автора:
Оставь надежду всяк сюда входящий.
"Desine sperare qui hic intras".
Если медлю с написанием глав данной книги, это значит что пишу книгу [Система маньяка] для этого издательства: https://www.hinovel.com/indexwap.html
И публикую ее в их приложении. Но сюда не могу добавлять [Систему маньяка] из-за того что у меня с ними договор. Поэтому одна книга у издательства Hinovel а вторая здесь. И эта книга, имеет связь с книгой [Система маньяка]. А какая связь? Данные засекречены.

Также теперь первым делом буду публиковать главы на Литрес и только потом, добавлять главы сюда.
Ссылка на книгу на Литрес:
https://www.litres.ru/uliya-alekseevna-gusarova/unpersonlich-falshivye/
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

38. Монстры на этаже «-2».

Настройки текста
Перед тем как войти через железную дверь, запертую на кодовый замок с отпечатком, трое работников клиники — Николетта Росси, Блэзиу Кейли, и Цербер Хэдес — остановились возле узкого, металлического шкафа. Шкаф стоял возле запертой двери, ведущей в коридоры этажа «-2». В данном шкафу хранились электрошокеры дубинки, наручники под электрическим напряжением мощностью в три вата. Также в шкафу хранятся пятнадцать ошейников шокеров с пластиковыми защитными механизмами, которые позволяют защищать кожу от стали ошейника, когда электричество пускается по стали. Данные ошейники берегут для особых случаев слишком буйного помешательства. Используя ошейник на пациенте, над ним можно незамедлительно провести процедуру успокоения. Но в них имелся один минус, из-за которого эти ошейники почти не использовались — они периодически взрывались, разнося голову того, на ком сидит ошейник, как грецкий орех. Последнее оружие для усмирения, хранимое в шкафу, являл собой дробовик «LKCI Omega P12». Его брали скорее для устрашения, а не для стрельбы. Если же пациент не понимал устрашения и предупреждения, тогда дробовик пускали в ход, и могли спокойно отстрелить одну из четырех конечностей буйного пациента. Николетта стояла у запертой двери. Она только что заглядывала в небольшое квадратное окошко на двери, защищенное пуленепробиваемым стеклом. Она надеялась увидеть порядок и тусклый зеленоватый свет, обычно соблюдаемый на этаже «-2». Но сейчас за стеклом царила непроницаемая темнота. Где-то из недр коридора шипела брошенная рация, которая зависла по непонятной причине. Николетта поняла что они опоздали. Им нужно было поторопиться, и раньше прийти на этаж, где находился в заключении Осборн. Она надеялась на Протея. Он никогда не подводил, и всегда мог совладать с пациентами. Сейчас Протей видимо не смог совладать с Осборном. И что-то произошло на этаже, пока троица не добралась до подземного этажа. — Света нет. — коротко сообщила Николетта, повернувшись к доктору Хэдесу и Блэзиу. Блэзиу молча кивнул. Доктор Хэдес нахмурился. Всем было ясно что нужно делать. Николетта открыла замок шкафа и саму прямоугольную дверцу с правой от себя стороны. Она вынула дробовик и протянула его доктору Хэдесу. Тот молча принял его. — Если станет ясно что так просто мы не сможем договориться с Осборном, тебе придется пустить в ход дробовик. — предупредила Николетта. — Надеюсь не придется, иначе потом нам самим его нужно будет зашивать. — с тревогой отозвался Хэдес. Он принял десять патронов от Николетты и спрятал их в правый карман. Она протянула патроны ему в небольшой пластиковой коробке, которая спокойно помещалась в кармане форменных брюк. Блэзиу получил от Николетты электрические наручники и электрошокер дубинку. Кейли спрятал наручники в задний карман брюк. Кроме этих вещей ему достался пульт управления напряжения наручников. Сейчас на пульте горел красный огонек, показывая что наручники в спящем режиме, но полностью заряжены. Кроме оружия им пришлось захватить по одному фонарику, чтобы ориентироваться в той сплошной темноте коридора без окон. Николетта взяла с собой белый прямоугольный футляр с десятью тонкими шприцами, наполненными транквилизатором. Она повернулась к двери и приложила большой палец к кодовому замку. Замок не был выведен из строя, и сразу открылся. Хэдес взвел дробовик, готовый в любой момент нажать на курок. Блэзиу включил ток в дубинке электрошокере. Первым вошел Хэдес. Фонарик он прицепил к дробовику. Внизу, под дулом, у дробовика имелся держатель для фонарика, и он пришелся как раз к делу. Высвечивая полы и стены вместе с потолком, Цербер вошел в коридор. Он был готов к тому, что Осборн мог выскочить откуда угодно. Следом за Церберов прошла Николетта. Ее спину прикрывал Блэзиу. — Насекомые… — Цербер тихо обратил внимание Николетты и Блэзиу. Он осветил пол лучом фонаря. И весь пол усыпан трупами клопов «Rhodnius prolixus». Желтый луч фонарика выхватывал все больше и больше, идя по полу вперед. Глазам троицы предстал пол, полностью устланный мертвыми насекомыми, словно блестящий ковер с бесчисленным количеством лапок. — Кто мог такое сделать? — пораженно спросил Блэзиу. — Точно не Осборн. — ответила Николетта, озадаченно рассматривая полы, — У него нет таких возможностей чтобы убить стольких насекомых. Кажется все клопы, которые жили в стенах, сейчас мертвы и мы идем по их трупам. — Кажется, будто по стеклу идешь. — добавил Цербер, прислушавшись к стеклянному хрусту под ногами. Так оно и было. Мертвые насекомые стали похожи на игрушки из «Муранского» стекла. Из очень тонкого стекла, которое лопалось от малейшего прикосновения. Из-за чего каждый раз, когда кто-либо из троицы делал шаг, из-под их ног раздавался приглушенный стеклянный хруст. Человеку, пусть и такому как Осборн, это явно не под силу. Что-то убило насекомых, причем не вредя их телам, и после превратило их маленькие трупы в кусочки стекла, пустого внутри. Неожиданно луч фонаря Цербера зацепился за нечто, кучей сваленного на полу между правой и левой стеной, в пяти шагах от него. — Осторожно. Тут что-то есть. — тихо предупредил Цербер, наводя дробовик. Блэзиу опередил Николетту на пару шагов, и поравнялся с Цербером. Тот уже стоял возле странной кучи непонятного. Цербер чуть наклонился, пристально рассматривая находку. — Что там, Цербер? — спросила Николетта за его спиной. — Вот дерьмо. — вырвалось у Цербера. Он наконец сообразил что видит перед собой. — Это же… — не смог договорить Блэзиу. Он даже отступил на шаг назад, не веря своим глазам. — Отойдите, я сама взгляну. — потребовала напряженная Николетта. — Лучше не стоит. — попросил Цербер, сдерживая приступ подступающей рвоты. — Тебе это не понравиться. — Это кожа… Черт, это кожа Протея… и кажется один глаз. — не смог удержаться шокированный Блэзиу. — Отойди. — Николетта отодвинула Блэзиу в левую сторону и сама вышла вперед. Кейли оказался прав: перед ними, на полу, лежала куча изодранной кожи одной из личин Протея. Пропитанная черной кровью, она блестела обсидиановым блеском, отражая свет фонаря. С вершины мокрой кучи на троицу взирал одинокий и мертвый глаз. — Протей снял личину. — констатировала Николетта. То, что она видела, ей совсем не нравилось. Протей редко таким образом разбрасывался биологическим материалом. Человеческая кожа являлась для него ценным ресурсом, с помощью которого он умело скрывал свою настоящую личину. Но сейчас его кожа будто изорвана и брошена как ненужный мусор. Это говорило о многом. Самое главное: похоже его вынудили расстаться со своей удобно кожей. — Что-то здесь не так. Это не в духе Протея. — Цербер пытался мысленно ответить себе что могло здесь произойти. И ответов он не мог найти. Внезапно из тьмы коридора, поворачивающего за правый угол, раздался хруст и чавканье, смешанное с булькающими стонами. Этот смачный звук застал троицу врасплох. Они тут же замолчали и прислушались. Их тела приготовились к нападению. Цербер навел дробовик на поворот и положил палец на курок. Кейли обошел Николетту и встал перед ней, загородив госпожу Росси собой. Они медленно двинулись в сторону поворота. Их дыхание участилось. Нервы вытянулись напряженными струнами. Сознания обратились в слух и зрение. Через пятнадцать секунд трое достигли поворота. Цербер тихо вышел из-за угла и быстро посветил фонарем вперед. В темном коридоре, в тридцати шагах от подошедших, распласталось на полу девятифутовое древообразное существо. Оно беспомощно вздрагивало концами живых и скользких яблоневых ветвей, в болезненной судороге. На том месте, где должна быть голова Протея, восседал Осборн. Он оседлал существо. Склонившись над монстром, Осборн вырвал куски черной плоти клыками. А вырвав, заглатывал не прожевав. — Какого? — отрывисто выдохнул Цербер. У Блэзиу едва из рук не выпала дубинка шокер. Безупречное лицо Николетты подернулось рябью отвращения. От звуков шагов, голоса и освещения, Осборн остановился. Он резко прекратил вырывать плоть из искореженного тела Протея. Рэй резко повернул к ним лицо. На троицу уставилось лицо Осборна, испачканное черной кровью монстра. Длинные иглообразные клыки выглядывают из раскрытого рта, из которого только что смачно вывалился кусок скользкой плоти. Глаза осборна изменились: человеческие зрачки с радужкой пропали, и на белках вырисовывались четыре круглых радужки. На каждом глазу по четыре бирюзовых радужки без зрачка. Они хищно уставились на вошедших. Не издавая шипение или рычания, Осборн тихо поднялся с грацией хищного животного. Он выпрямился, встав во весь свой рост. Его рот закрылся и расплылся в широкой гротескной улыбке. По правую и левую сторону от него, на уровне головы Осборна, материализовались полупрозрачные бирюзовые круги с вписанными в них перевернутыми вниз треугольниками. Со словами — «Ну нахер!» — Цербер нажал на курок дробовика. Раздался оглушительный выстрел, и два патрона двенадцатого калибра врезались в грудь Осборну. Осборн не согнулся. Его не снесло назад ударной силой выстрела. Он устоял на ногах, продолжая ровно стоять на теле монстра. Медленно посмотрев на свою грудь, в которой красовалась окровавленная и уродливая дыра от выстрела, Осборн поднял правую руку. Из темноты коридора, что-то вылетело с острым металлическим свистом. Это что-то вонзилось в плоть монстра рядом с Осборном, по правую руку от него. Все трое, Николетта, Блэзиу, и Цербер, узрели своими потрясенными взорами длинную черную косу. Рукоять косы выточена из сплошной и длинной кости, и казалось будто ее сделали из суставной кости руки некоего огромного создания. Лезвие косы создано из иридия. Длинное, немного загнутое и острое. Следом за косой, из темноты вылетел еще один предмет, вонзившийся в плоть Протея по левую руку Осборна. И это была иридиевая трость с головой совы на рукояти, которая принадлежала прежде Протею. Кажется Осборн забрал ее себе. — Цербер, не стой истуканом, стреляй! — первая пришла в себя Николетта. Цербер пришел в себя и перезарядил дробовик. Он снова выстрелил. Прежде чем пули достигли своей цели, дыра в груди Осборна заросла, вытолкнув из окровавленной плоти пули наружу. Вся кожа на теле Осборна приобрела прочность равную самой прочной стали. Она начал отливать бирюзовым светом. Пули, выпущенные из дробовика, наткнулись на непроходимую преграду в теле Осборна. Они смялись в лепешку и, осыпались на тело монстра. Протей под ногами Осборна начал приходить в сознание. Его раны постепенно затягивались. Но он решил не двигаться, боясь снова отгрести от Осборна. Протей на самом деле был трусливым монстром. Если его удавалось прижать к стенке, он сдавался и притворялся мертвым как опоссум. И это качество спасало его от смерти множество раз. Вот и сейчас он сделал вид что сдох. Осборн продолжал стоять как вкопанный. Он опустил поднятую правую руку, и легонько махнул кистью. Иридиевая трость поднялась в воздух. Она повернулась тонкой стороной в сторону Цербера и, молниеносно пронеслась в его сторону, метя в голову. — Осторожно! — выкрикнув, Блэзиу схватил Цербера за шкирку и едва успел оттащить Цербера в правую сторону. Трость пролетела в опасной близости, порезав левую щеку Цербера на уровне скулы. Она просвистела по коридору и, вонзилась в стену за спинами троицы. Цербер и Блэзиу отклонились к правой стене. По ним видно что вся решительность приказала долго жить. У Блэзиу дрожали руки, а у Цербера колени от напряжения. Они пытались отдышаться от внезапного прилива адреналина. Видя всю безысходность положения, Николетта поняла что ей все-таки придется кое-что сделать для усмирения Осборна. Она давно не выходила на люди с подобным. Тренировалась, чтобы не потерять сноровку, но в тайне, не желая кого-либо посвящать. Сейчас, понимая что Осборн вышел из-под контроля, Николетта решилась взять инициативу на себя. Госпожа Росси опустила левую руку с футляром, наполненным транквилизатором. Она прошептала — «ēō ai ou amerr oouōth iuiōē marmarauōth lailam soumarta» — на египетском языке. Над ее макушкой образовалась вишневая шаровая молния, по величине похожая на воздушный шар. Шаровая молния исчезла, и спустя секунду, проявилась напротив лица Осборна. С диким визгом, которым разразилась шаровая молния, она ударила по Осборну. Его тело моментально снесло ударной электрической волной. Он пронесся спиной вперед в недра темного коридора. Вишневое свечение от шаровой молнии и бирюзовое свечение от тела Осборна, осветило собой окружающий мрак. Он летел в течении пяти минут не сбавляя скорости. Наконец его тело остановила стена, и Осборн со всей силы врезался в нее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты