Я задыхаюсь без тебя

Фемслэш
PG-13
Завершён
33
автор
guzzzzzga бета
Размер:
27 страниц, 8 частей
Описание:
Трусакова и Трусорная рано или поздно встретились бы. И Аня явно не собирается становится третьей лишней
Посвящение:
Посвящаю работу золотому трио ТЩК
Примечания автора:
Приветствую и принимаю всю критику и дальнейшие идеи по развитию сюжета
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
33 Нравится 46 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
      Алёна возвращалась домой после прогулки с собакой. Сердце девушки было не на месте. Саша ничего не ответила на колкое сообщение. Это было в духе Трусовой: молчать, когда важно узнать ответ. Самовлюблённая Косторная находилась под неприятным впечатлением от новостей об отношениях Трусовой и Щербаковой, поэтому ей овладело непреодолимое желание задеть Сашу. Алёна знала, что звонить бесполезно. Трусова не переваривала разговоры по телефону. Приходилось писать сообщения и унизительно ждать ответа.       Косторная забрела в квартиру. Она небрежно бросила поводок на столик и в обуви отправилась в свою комнату. - Как погуляли? - весело спросила мама из гостиной. Ответа не последовало. Женщина встала с дивана и приблизилась к комнате дочери. - Почему не ответила? Что-то произошло? - озабоченно спросила мать. - Мама, оставь меня в покое, сегодня был тяжёлый день! - раздражённо крикнула девушка. - Алёнушка, дорогая, что случилось? Расскажи мне! - огорчённо произнесла женщина. - Я не хочу ни с кем говорить! Дай мне побыть одной! - громко и обиженно говорила Косторная за дверью.       Бедной матери часто приходилось слышать подобные фразы от юной леди. Она вздохнула и удалилась, оставив надежду помочь любимой дочери.       Алёна села в темноте на своей кровати, скрестив ноги по-турецки. Бешенство охватило эффектную блондинку. Она крепко сжала челюсти и скрипнула зубами. Косторная раздумывала о том, как Трусова посмела встречаться с кем-то. И не просто с кем-то, а со Щербаковой! «И чем она лучше меня? - прошептала Алёна, - может Саша специально мстит мне из-за Сергея Александровича? Хочет, чтобы я ревновала? Тогда бы она не стала скрывать. А я узнала об этом от постороннего человека!». Алена снова взяла мобильный и открыла приложение. Сообщение для Саши было отмечено прочитанным. Косторная была в ярости от молчания Трусовой. Она схватила подушечку с кровати и со всей силы швырнула её в сторону. В темноте раздался стеклянный звук, что-то разбилось. Алена вздрогнула, спрыгнула с кровати, держа телефон в руке, и включила свет. - Что там? - раздался мамин голос из соседней комнаты. Косторная увидела, что одна из фоторамок, стоявших на столе, слетела на пол. - Мам, все нормально, я кое-что уронила, - растерянно ответила Косторная.       Алена присела на корточки возле упавшей фотографии. На ней застыло изображение с чемпионата Европы две тысячи двадцатого года. Три счастливые красавицы стояли на пьедестале и улыбались. Но беспощадные трещины на стекле разрушили беззаботную атмосферу радости, дружбы и любви. Отколовшиеся мелкие кусочки стекла разлетелись по полу.       Раздался сигнал входящего сообщения. Девушка молниеносно перевела взгляд на экран. «Мне нужна только ты. Не верь никому. Быстрее бы увидеть тебя снова. Я скучаю.» Алена расслабленно выдохнула. Это сообщение обнадёжило Косторную. - Мам! Принеси веник! - повеселевшим голосом крикнула девушка.       Суровая скандинавская страна встречала приезжающих обманчивым янтарным закатом. Яркое, но прохладное весеннее солнце дарило надежду, очень призрачную и хрупкую. Расслабляться и мечтать здесь было некогда. Пора мужественно и решительно действовать. Только с таким настроем принципиальный Стокгольм мог дать шанс. - Саш, что для тебя важнее, занять первое место или выполнить программу с пятью четверными? - задумчиво сказала Щербакова, глядя на каток через панорамное окно Эрикссон Глоб. - Если прыгнуть пять четверных, то и золото будет, - воодушевлённо ответила Трусова. Девушки стояли в столовой, ожидая тренеров. - Тебе и трёх чистых квадов хватит для победы. Сейчас лишний риск ни к чему, - серьёзно говорила Аня. - Снова учишь меня? - ехидно ответила Саша, щуря глаза. Трусова постоянно думала о том, что Аня успела рассказать Алёне перед поездкой в Швецию. - Нет. Это здравый смысл. Помни об этом, - произнесла Аня. - Знаешь, это ты подумай о себе. Твоя форма большие вопросы вызывала в Новогорске. Как ты собираешь здесь выступать? - самоуверенно заявила Трусова.       Аня пристально посмотрела на Сашу. Взгляд талантливой блондинки был свежим и слегка возбуждённым. Щербакова уловила в Трусовой какой-то лишний настораживающий нерв.       Вскоре появился Евгений Викторович, он жестом позвал Сашу, и она последовала за тренером. Зеленоглазая оглянулась, уходя из столовой. Хрупкая и худенькая Аня осталась в одиночестве. - Какая она слабая. Выглядит не лучше, чем на России, - Саша рискнула поделиться мыслями с Евгением Плющенко. - Сейчас настало твоё время, Саша! Не всё некоторым выигрывать! У тебя супер форма, ты легко укатаешь Щербакову. И станешь чемпионкой! Только прыгни все четверные и дело в шляпе. Понимаешь? - бойко ответил Плющенко, похлопывая смущённую ученицу по спине. - Понимаю, - Трусова с неловкостью кивнула в ответ.       К чему она не могла привыкнуть в новом тренере, так это к его пугающей откровенности. Он говорил, всё, что думал, причём открыто и эмоционально. Саше часто приходилось слушать подобные высказывания. Они будоражили её подвижную и чувствительную нервную систему. Это было сравнимо с перегретым двигателем спортивного автомобиля. Нужна была нейтральная охлаждающая жидкость, а подливалось лишнее горячее масло. Причём регулярно. Отчего сопротивление нарастало, топливо тратилось безмерно, а работоспособность падала.       На следующий день, пребывая на заключительной вечерней тренировке, Щербакова с трудом собирала программу. Несколько раз приходилось смахивать слезы с глаз, выслушивать критику тренеров, ощущать болезненные падения. Чемпионка России и представить не могла, насколько выматывающим будет этот долгожданный старт. Мимо, то и дело, проносилась неуловимая Трусова. Она штамповала четверные прыжки один за другим, давила на соперниц своей мощью и силой. Подъехав к Плющенко, Саша услышала от тренера: - Смотри, кое-кто уже сдаётся! Всё зависит от тебя. Прыгни и готово, - смело заявил Евгений. Саша окинула торжественным и бодрым взглядом соперниц, но, заметив изнеможённое и беспомощное лицо Щербаковой, твёрдость Трусовой дрогнула.       Уже в раздевалке ей очень хотелось приблизиться к такой привлекательной девушке, глубоко заглянуть в мягкий карий взгляд, нежно прикоснуться к тёплой руке. Это сильно возбуждало фантазию юной зеленоглазой фигуристки. Особенно в такие сентиментальные моменты, когда Аня выглядела болезненной и слабой. Зеленоглазая чувствовала, как желание вновь поцеловать Щербакову становилось невыносимым. Но Саша терпела и скрывала буйную страсть. Она боялась стать слабой и проиграть. - Саш, может посидим в столовой, выпьем чаю, - обратилась утомлённая Аня, почувствовав пожирающий взгляд Трусовой. В раздевалке почти никого не осталось. - Я не хочу с тобой идти, - солгала Саша. - Почему? - уточнила Щербакова. - Кто знает, кому следующему ты снова что-нибудь ляпнешь! - цинично бросила Сашка, подумав об Алёне. - О чем таком ты говоришь? - насторожившись спросила Аня. - Ой, не притворяйся. Уже приторно становится, - продолжала язвить Трусова. - Понятия не имею, что ты имеешь в виду, - растерянно ответила Щербакова. - Можешь сколько угодно строить из себя святую. Только не трогай Алену! - грозно выпалила Саша.       Раздражённая Трусова схватила вещи и поспешила к выходу. Шагая в номер, она была вне себя от противоречивых эмоций. Не перегнула ли она, разговаривая с Аней в таком тоне? «Она подавлена, а я нагрубила... Какие у неё глаза грустные были. А я кричала... Нет! Я права! Давно пора поставить на место эту слабачку! Бесит!» - сбивчиво перенаправляла свои мысли Трусова, чтобы не поддаваться подкрадывающемуся отчаянию.       В среду нелепое волнение начинало предательски преследовать Трусову с утра пораньше. Всеобщие ожидания, коварные прыжки, назойливые наставления мамы по видеосвязи, самоуверенные комментарии Евгения Плющенко, журналисты - масштабы давления нарастали. Саша полностью оказалась в плену непреодолимых эмоций. Весь день длился, как в тумане. Единственное, что задерживалось в восприятии, – постоянно ускользающий взгляд Щербаковой. Если раньше Аня спокойно и открыто смотрела в глаза, то сегодня она намеренно лишала Трусову этого желанного бонуса, которым Саша всегда наслаждалась.       На мониторе текущего места мелькнула беспощадная цифра восемь, а в печальных зелёных глазах застыли слезы. Аксель остался на тренировке, а каскад был сорван. На комментарии и оправдания ни сил, ни желания не осталось. И уже пронзительная и душераздирающая Элегия Массне звучала с огромной арены. Больше всего Саша хотела быстрее вернуться в свой номер и забыть всё, что произошло.       Только к позднему вечеру, когда слезы закончились, а эмоции немного притупились, Трусова включила телефон и открыла диалог с Косторной. - Саша. Держись. Не все потеряно! - Алена, это проигрыш. У меня 12 место. - Ты справишься! В пятницу сделай всё, что задумала, и сможешь подняться. - Спасибо. Я буду бороться. Слушай, а что именно тебе рассказала Аня тогда? - Она мне ничего не говорила. - А откуда ты взяла, что между нами что-то было? - Камила видела, как вы поцеловались на России. - А Аня? - Что ты заладила со своей Аней? Причём тут она? Говорю же, Валиева мне рассказала об этом. А Щербакова молчала. Разве станет она о таком болтать?       Саша отложила телефон в сторону, прикусила нижнюю губу и потерянно уставилась в никуда. Она запуталась в своих поступках и словах. Юной девушке не удавалось понять собственное переменившееся сердце. Трусова вспомнила слова Щербаковой о том, что сердце всегда говорит правду.       Аня сидела в своём номере и читала учебник по биологии. Соседка ушла ночевать к друзьям в соседние апартаменты. Конечно, Щербакова вспоминала о срыве Трусовой в короткой программе. Но была не слишком расстроена. Обида на выходки Саши затмили сочувствие. Теперь она ясно ощущала восторжествовавшее чувство справедливости. Трусова получила то, что заслужила. Покой и тишину нарушил нерешительный стук в дверь. Брюнетка захлопнула книгу и подошла к порогу комнаты. - Кто там? – спросила Аня. - Я, - тихо и невнятно раздалось за дверью. - Кто это? - продолжала заинтригованная Щербакова, прислоняя ухо к двери. - Открой и увидишь, – голос стал громче.       Человек за дверью, видимо, был в маске, поэтому тембр брюнетка не распознала. Она медленно и осторожно приоткрыла дверь. Напротив стояла подавленная Трусова. Саша пронзительно и напряжённо посмотрела в карие глаза. В этот вечер любимые темные очи выглядели потускневшими и разочарованными. И она была тому виной.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты