Шаг в неизвестность

Гет
NC-17
В процессе
7
автор
Размер:
планируется Макси, написана 21 страница, 3 части
Описание:
Некоторые обломки прошлого начинали превращаться в труху, пылиться в моей черепной коробке, накрывая белой простынёй эти ценные воспоминания, и откладывая их в дальний угол своих мыслей. Уже и не вспомниться тот день, когда я конкретно разобралась в том, чего хочу и что мне ждать от жизни, однако помню до мельчайших подробностей, словно это было вчера, с чего всё началось. И кто добросовестно протянул мне крылатую руку помощи, в которой я так безудержно нуждалась.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 5 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 2, всем приготовиться!

Настройки текста
Люди часто используют понятие веры, надежды, любви. Вот только я была готова с этим поспорить. Определённо любовь нужна всем. Любовь заставляет человека отвлечься от реального мира и погрузится в тот, который он сам построил для себя. Для любви ты посвящаешь всего себя и отдаёшься тому, с кем готов разделить все горя и радости. Это приятное, пьянящее чувство, что с головой окунает тебя в холодную воду под толстым слоем льда. Вот только, будет человек дальше продолжать захлёбываться под необъятными мечтами с любимым в ледяной воде или в конце концов проснётся, поймёт, что ошибся и попытается пробиться сквозь толстый лёд? Вера… понятие размывчатое, с какой стороны не глянь. Вера есть во всём: в бога, в доброту, в жадность, в бедность, в завтрашний день. Во всё! Вера – неотъемлемая частица нашего сознания, вспомогательное чувство, что влияет на наши эмоции, мировоззрения, характер. Что мы видим, в то и верим, что слышим – тоже. Это надобно, нам нужно во что-то верить, иначе мы все сойдём с ума от серых взглядов и бесконечного цикла уныния. Надежда. Я в неё не особо верю. И даже стараюсь отрицать, как бы оно назойливо не крутилось у меня в голове или на кончике языка. Она не даёт тебе никаких гарантий на успешное завершение своих дел – всё это ложь. Надеется на кого-то, а потом потерпеть поражение – отвратительно. В надежде нет никакой страховки, нет смысла, в котором ты нуждаешься. Ты можешь надеется на что-то, но взамен получить ничего, и это больно. Это неприятно, непростительно, жалко. Я вычеркнула это слово из своей головы и заменила на более внушительное – мера. Мера должна быть везде. Вера, мера и любовь. Если не знать меру в вере – можно стать фанатиком. Если мать не знает меру в любви – ребёнок может вырасти эгоистом. Я придерживаюсь этого принципа и во всём стараюсь соблюдать меру, не перебегая никуда наперёд. Моя личная мера та, в которой я не буду чувствовать себя униженной или наоборот тщеславной героиней. Я – золотая середина и меня это устраивает. Такая себе выдуманная зона комфорта. Я провела взглядом пожелтевший листок, что пролетел мимо меня и отправился в свободное путешествие по воздуху. Наступила осень. Холодный ветерок зацепил мою растрепавшуюся косу, ласково прошёлся по моей коже, оставляя невидимые следы и табун мурашек по спине. Погода прекрасная, несмотря на заметное похолодание. Сейчас все находились в спешке, бежали кто-куда врассыпную, словно мурахи в дождь, готовились к вылазке, что вот-вот уже начнётся. Ребята, как с цепи сорвались, каждый нервничал, кусали губы, нервно елозили в седле, успокаивали себя и лошадей, поправляли УПМ, проверяли сумку с сигнальными ракетами, боясь что-то забыть и этим подвести себя и своих товарищей. Заметила также, что каждый солдат буквально каждую минуту агрессивно хватался за клинки, как за спасательную соломинку. Этот выработанный рефлекс является весьма полезным в бою против титанов или же во время маневрирования по воздуху, но как бы не заработать после этого себе назойливую привычку, превращающуюся в паранойю, хвататься, когда предчувствуешь опасность. В моей перспективе сейчас бояться не было чего: я всё проверила и всё подготовила перед выходом. Позавтракала, проверила УПМ на наличие каких-нибудь повреждений, почистила клинки и собрала сумку с медицинскими атрибутами и сигнальными ракетами. Сейчас я просто провожала взглядом каждого нервно дышащего солдата, что выводили своих лошадей из стойл. Кстати о лошадях… Я нервно выдохнула, покачала головой и побрела в сторону конюшни, где меня ждал мой «любимейший» скакун. У каждого разведчика должна быть своя лошадь, за которой он обязан ухаживать, кормить, поить и даже оказывать психологическую поддержку, иначе копытный друг рискует подвести своего наездника во время стычки с гигантами. Изредка, должность привести в порядок стойло и лошадь доставалось новичкам или более опытным солдатам, что игнорировали дисциплину или пропускали строй, этим их часто карали, давая срок на определённое время, а дальше можно снова спокойно возиться только со своей милой лошадкой. У меня было всё не так радужно. Войдя в конюшню, меня чуть не снесли несколько солдат, что куда-то торопились, вид у них был сильно запыхавшийся. Они перепугано переглянулись, извинились и побежали дальше. Я не смею их задерживать. Здесь пахло всем, чем можно было, от душистого запаха сена и древесины до вонючей лошадиной органики. Специфично и душно. Со временем свыкаешься, но тех, у кого есть проблемы с рвотными позывами – лучше всего первое время приходить сюда с небольшим тазиком. Пару шагов, хруст сухой травы под ногами, и вот уже стою напротив своего копытного напарника. Боец, а именно так звали моего коня, вовсе не был со мной в теплых, и уж тем более, дружественных отношениях. Быть может, у нас были слишком разные характеры или совсем иное воспитание и условие проживаний, не всегда же тебе приписывают напарника, а потом вы становитесь друзьями навек. А может потому, что я просто люто ненавидела эту скотину. Который раз жалею, что не назвала его Бараном, ведь это прекрасно описывает весь его паскудный характер, а на эту милую чёрную мордочку вестись я больше не желаю. Это быдло лошадиное всегда при любой прогулке или выездки пытала возможность либо укусить меня, либо сбросить с седла. Я уже привыкла, но некоторые вспышки агрессии и всяческие угрозы вылетали из моего рта и выливались на него сплошным мусорным потоком, на что он в ответ насмешливо иржал мне в лицо (по крайней мере, мне так казалось). Сейчас же я тянула этого Барана за поводья, в ожидании того, чтобы эта дрянь последовала за мной к выходу, иначе я его здесь на ровном месте пристрелю красной сигнальной ракетой. Эта скотина всё сильнее и сильнее упиралось копытами в землю, не давая мне его сдвинуть хоть на сантиметр. Как и следовало ожидать, помощи от него никакой не жди, а вот упырьства и агрессии – хоть отбавляй. Боец вскинул голову, а после чего попытался укусить меня за руку, но я ловко выпустила поводья и отпрыгнула в сторону на целых два метра, подальше от этих зубов, уже итак рука вся в синяках от его покусываний. — Остынь, сволочь копытная, — борзо процедила я, презрительно оглядывая это ликующее создание, что радостно топало своими копытами и умудрилось вступить в какую-то неглубокую, но прилично грязную лужу. От всплеска грязные болотные брызги полетели мне на штаны и сапоги. Чистые, сегодня выглаженные, а уже превратились в грязные помойные тряпки. Ну сволочь, ну точно убью эту скотину, даже поменять нельзя будет – а сейчас идёт сплошной дефицит лошадей, связанный с падением Стены Мария. Из-за этого мы утратили добрую половину полей для выращивания пшениц, а также всякую худобу и дичь. Разводить этих копытных стало весьма непросто в таких условиях, поэтому лошадь начинает считаться уже чуть ли не золотым слитком, хоть и каждая третья у нас героически погибала под ногами титанов. Мне даже стало на секунду жаль эту наглую морду. Кое-как ухватившись за поводья, я смогла вытолкать эту упрямую морду к выходу, но не без приключений. Поставив её в строй и отдав на попечение молодым солдатам, поспешила в левое задние крыло строя, так как хотела увидеться с Сарой и убедиться, что с ней всё нормально. Моё построение находилось чуть ближе к центру, недалеко от Ханджи и Моблита. Ведь обеспечить охрану и безопасность нашего майора было нашим обязанным долгом. Пролетев сквозь кучу молодых кадетов, не заметила, как один солдат, споткнувшись из-за собственной неуклюжести, налетел на меня, подпихивая локтем в бок, отчего мои ноги помчались вперёд, не в силах остановиться. Чуть притормозив, мне всё же удалось налететь на спину какого-то парня, что держал в руках поводья своей лошади, а именно… капитана Леви. Медленно развернулся в мою сторону и впился своим безразличным, но малость хаотичным взглядом. Конечно, я ведь могла помять его излюбленную форму. Чёртов чистюля. От сего предположения захотелось закатить глаза. — Куда торопишься? Скоро отправление. — Подошёл ближе, смерив тяжёлым взглядом. Я выпрямилась, чтобы свериться с его ростом – он у нас был одинаковым, возможно я была выше. — Надо увидеться с одним солдатом. — Чего уж тянуть, скажу как есть. — По какому поводу? — ровным тоном спросил он. — Личное. — Тогда нельзя. — Я не спрашивала твоего разрешения, — недовольно процедила я, скрещивая руки на груди. — А я и не просил. Не забывай, что ты находишься ниже меня, и не смеешь ослушиваться моего приказа, даже если недавно Эрвин назначил тебя лейтенантом. Ослушаешься – понесёшь соответствующие наказание. Теперь иди обратно и готовь своего коня к забегу. — Ровно напомнил он, бросив беглым взглядом на мои белые контрастирующие с коричневой грязью штаны. В его лице промелькнуло отвращение, а брови слегка нахмурились. Мне оставалось только пожать плечами, мол, это не я. Леви потянул коня на себя и прошёл мимо меня, не подавая больше никакой заинтересованности в нашем разговоре. Почувствовалось от его тела предельно ясный холод, отчего тело неприятно покрылось мурашками. Весь его вид будто говорил о его жёсткости. Ну и пусть, я могу ничуть не хуже. Вздёрнув подбородок к вверху, и хмыкнув, развернулась на пятках и пошагала в сторону своего ряда, попутно вспоминая очередные проклятья и присваивая их Леви. От подобных его выходок хотелось просто накричать или врезать в самый кадык, но приходилось сдерживаться, так как он действительно был выше по званию и ударить его при всех солдат было бы слишком не тактично. Даже если сильно хотелось Но увидеть Сару у меня так и не вышло, но смогла увидеть сзади её светлую макушку, которая уже спокойно покоилась на своём коне, в отличии от моего, который уже в полном предвкушении бил копытом о землю, отбивая свой боевой ритм. Значит, можно спокойно выдохнуть. Звуки солдат, что каждый про себя что-то говорил, шептал, утешал и даже плакал. Всем страшно, все хотят жить и у всех одновременно замирает сердце от происходящего. Самые зрелые тихо сидели, изредка вздыхали, в то время как самые неопытные бились в истерике или жгучей паники. Кто снова схватился за клинки, кто надрывно плакал, прощаясь уже со всеми своими родными, кто-то целовал кулон, подаренный его любимой. Каждый успокаивался по-своему. Мне надо было лишь подумать о человеке, что находится здесь рядом со мной, так уже становилось спокойной. «Ох, Сара, хоть бы всё удачно закончилось». Назойливая трепля Ханджи и нытьё Моблита, сумбурная речь командира Эрвина, а затем распирающие до дрожи костей крики солдат, что так сильно сегодня хотят вернуться домой. Всё это означало одно: ворота открываются… — Начинается наша пятьдесят первая экспедиция за стену! Всем вперёд! …а вместе с ней дорога в Ад.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты