Моя невыносимая судьба героя гаремника

Джен
R
В процессе
26
автор
Размер:
планируется Миди, написано 33 страницы, 6 частей
Описание:
Здорово попасть в другой мир, ещё интереснее - если он верится вокруг тебя, но совсем не весело, когда вертится он не в ту сторону, в которую хотелось бы тебе. Парень попал в фэнтези-мир, став главным героем настоящего гаремника, вот только гарем этот исключительно женский, а сам он - гей...
Посвящение:
посвящается автору сей заявки
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 17 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 3: Начало приключения

Настройки текста
      Я облажался. Нет, правда, я действительно облажался. Конечно, хорошо известно: с моей удачей лучше запереться дома и носа из-под одеяла не показывать, но, похоже, она бы до меня и там дотянулась. Видимо, на судьбинушке у меня так написано. Но, опять же, обо всём – по порядку.       Моя новая знакомая, Капитан чего-то там связанного со звёздами, мечами, берегами и королями (с первого раза, увы, не запомнил), провела меня не куда-нибудь, а на самый настоящий военный совет. Всё серьёзно: вот – широченный стол, на столе – карты и какие-то свитки. Вокруг – эльфы, все с очень красивыми, но ещё более серьёзными лицами, и при полном параде: кирасы сверкают, плащи от белизны просто светятся, и, кажется, даже кончики острых ушей подрагивают – такая концентрация. А может, они так на какой-то волшебный сигнал настраиваются, не знаю. Ну и во главе стола, конечно, Его прекраснейшее Величество, уж не знаю, каким могучим остроухим колдунством переместившийся с балкона сюда вперёд меня, да ещё и успевший намарафетиться и навести полный лоск.       Я, конечно, поспешил не отстать от благородного собрания, и изобразил на лице полнейшее сосредоточение, когда уселся на указанное место и приготовился слушать. Честно: надеялся, что хоть что-нибудь пойму, а если уж очень повезёт, то меня ни о чём не спросят, и никто не увидит, какой я в военном деле полный «не Копенгаген». И, знаете, тут удачи было даже через край – не спросили. Более того, даже слушать и вникать не пришлось, а объяснение – очень простое.       Королева.       Её Величество влетела в зал на крыльях невероятного воодушевления, от которого её лицо буквально пылало. Одета она была в что-то прозрачно-алое, неимоверно облегающее и совершенно не сковывающее – это было понятно по одному только колыханию её внушительных грудей, поддерживаемых, судя по тому, что было видно, далеко не лифчиком, а какой-то неимоверно могущественной эльфийской магией.       За блестяще-театральным появлением была разыграна не менее шедевральная трагедия. Сокрушённо вздыхая и закатывая глаза, Королева поспешила уведомить воззрившееся на неё благородноухое собрание, что им движет жестокость и бессердечие, ибо оно, ни много ни мало, задумало извести таким усилением наколдованного Героя, то бишь меня.       В общем, суть бедствия состояла в том, что у меня со вчерашнего дня во рту маковой росинки не было. Собравшихся, к моему отчего-то разгоревшемуся стыду (серьёзно, у меня уши просто заполыхали), это чрезвычайно огорчило. Почтенные офицеры (я так думаю, что офицеры, а может – генералы, или военачальники, или какие-нибудь невероятно важные лорды – кто же знает?) сокрушённо склонили светлые лики, а Король даже покачал головой и уведомил всех о своей печали через весьма озабоченное проблемой «хо-хо». Вообще, удивительно, как много эмоций можно передать через такое простое… не знаю… это слово? Звук? В общем, через «хо-хо». Конечно, при должных навыках.       Другими словами, поприсутствовать на настоящей мужицкой тусе и заняться мужицкими военными делами мне не дали. Королева просто схватила меня за руку и потащила прочь. На новом месте, в небольшом уютном кабинете, меня уложили на мягкую софу, тут же рядом возник столик, на который быстроногие слуги немедленно водрузили серебряный поднос с угощением. И я, в общем-то, был не против подкрепиться, вот только… Королева устроилась тут же – на этой же самой далеко не самой просторной софе. Не знаю, как так вышло, но спустя несколько минут моих тыкани-мыканий из стороны в сторону и попыток сопротивляться и утечь в сторону, моя голова уже покоилась на её очень, очень, ОЧЕНЬ горячих монарших ляжках. И этим всё не ограничилось. Её Величество регулярно накланялась вперёд, чтобы что-нибудь взять с подноса, и тогда её груди нависали надо мной как две горы, и грозили навалиться на меня и погрести под собой, как упругая лавина. А Королева будто этого и не замечала. Взяв тонкими пальчиками печенье с подноса, она затем увлечённо пихала мне его в рот (печенье, кстати, имело невероятно приторный медово-ореховый вкус, в нём словно ничего больше и не было, кроме мёда и орехов…), а затем, пока я не успел ещё прожевать и проглотить его, снова тянулась вперёд, за огромным кубком, и вливала в меня литры подогретого и имеющего совершенно странный вкус молока…       В общем, пытка была изощрённой и жестокой, но не от неё испытал я весь дневной стыд, и не в ней воплотилась дневная утроенная доза неудачи. В этот самый момент звезды решили, что персонажей и событий как-то маловато – нужно раскрутить сюжет. Невидимый, но уже знакомый мне геральд протрубил:       – Его Высочество Наследный Принц!       А дальше события понеслись со свойственной им в этом остроухом царстве-государстве быстротой. Не успел я вскочить на ноги и принять приличную позу, как дверь с лёту распахнулась, и на пороге предстал Он!       Божечки, вот он, парень моей мечты. Нет, конечно, признаю, до настоящего момента этот титул я присуждал Королю, но… Будем честны, Его Величество, всё же, женат, и кто я такой, чтобы разрушать чужой брак? Может, он счастливый. Нет, я не разлучник какой-нибудь – удовольствуюсь Принцем. Хотя, стоит признать, Его высочество больше уродился не в бело-серебряного сахарного папочку, а в огненно-необузданную матушку. Кожа – как алебастр, глаза – янтарь, и каскад пылающих рыжих волос, волнами опускающихся на белоснежные плечи и спину. И при этом – идеальная фигура, украшенная причудливо изгибающимися, скользящими по упругим бёдрам, тонкой талии и натренированному торсу узорами угольно-чёрной татуировки. А как я всё это увидел? Очень просто, при всём остальном, как засахаренная вишенка на шоколадной пироженке, у Принца оказался ещё и вкус к одежде, как у матери. Иными словами – минимальное прикрытие, максимальное обозрение. Я вообще не уверен, что это странное хитросплетение кожаных ремней, дополненных парой обтягивающих перчаток без пальцев и туго облегающих ноги высоких сапог можно было бы назвать одеждой в полном смысле слова. Но оценил – высший класс, всё как я люблю.       В общем, что греха таить, я готов был с ним прямо сейчас, куда и как скажут, но был нюанс.       Его высочество застал меня практически утопающим в грудях его матери, которой именно сейчас запотемилось вновь взять что-то с подноса, да ещё и возлежал я весьма нахально на её венценосных коленях. Просто идеально. Королева, при этом, нимало не смутилась, и продолжила как ни в чём не бывало свои дела, а вот я… Меня словно бросили на ложе из гвоздей, как у индийских йогов, что уж говорить о Принце. Не уверен, какие именно эмоции отразились на его прекрасном бледном лице, но ничего хорошего они мне не сулили. Абсолютно.       Теперь понимаете, где я облажался? Первое впечатление — штука важная. Очень. И я, быть может, навсегда разрушил возможность наладить нормальный контакт с таким парнем-мечтой. И все последующие и настоящие события только доказывают этот факт, совсем не обнадёживая и вгоняя в печаль-тоску-безысходность.       Естественно, дальнейшее для меня было как в холодном и густом тумане, хотя и имело самые важные последствия. Если кратко, Герой должен геройствовать – именно к такому решению пришёл военный совет Его Величества. Поскольку меч офигительной квестовой важности мне уже был вручён, настала пора выйти из первой, тренировочной зоны в полный опасности открытый мир, и этот самый мир спасти. Вперёд и с песней. Но! Вот тут в меня всё же влили капельку живительной силы. Вместе со мной в приключение отправляется и Его Высочество. Карт-бланш – судьба даёт второй шанс. Последующее я слушал в пол уха, уже представляя, как ночью, при полной луне, я и он будем сидеть у костра, прижавшись друг к другу, чтобы согреться, и будут неловкие робкие первые прикосновения, смущённые взгляды, блеск глаз и милые улыбки, мягкий смех и, наконец, тот самый первый поцелуй…       В общем, а потом к нам в довесок ещё дали ту самую эльфийку, Капитана чего-то тама из особого королевского полка, или как-то так. В общем, лучшее решение, прямо то, что надо… И чтобы жизнь мёдом не казалась, я ещё как-то мельком словил испепеляющий взгляд Принца, и настроения вообще не осталось. Ну, а раз с отрядом героя определились, начали готовиться к выдвижению. Вернее, всё уже оказалось приготовлено – словно не терпелось от меня избавиться. Снабдили нас бурдюками с этим самым странным молоком (они тут вообще что-нибудь другое пьют?), кусками твёрдого сыра (уж не из этого ли самого молока?), и походными плащами, и – в путь-дорожку.       Состоялся, конечно же, блистательный выход. Я впервые покинул пределы дворца (а я ведь и дворец-то не весь видел – не успел), и передо мной открылась вся величественная и сверкающая эльфийская столица – город серебряных башен и белокаменных дворцов. Улица, по которой мы шли от королевской резиденции до городских ворот, вся была разубрана цветами и тканями, кругом реяли знамёна и влаги, а вдоль неё собрались толпы и толпы эльфов всех мастей и цветов одежды. Здесь уже не было той безраздельной доминации белого, как на высших уровнях дворца, а царствовали все оттенки цветов радуги. Остроухие горожане ликовали и радовались. Эльфийки вообще разве что в воздух чепчики не бросали, крича «ура». Уж не знаю, что их так воодушевило, может, и моё блистательное героическое появление… Но всё действительно было на высшем уровне, ко мне даже пару раз подбегали эльфийские девочки, и дарили букеты цветов, а одна особенно бойкая водрузила на мою голову венок. В общем, в лучших традициях.       Так мы и дошли до границы города. Огромные серебряные ворота за нами захлопнулись, отрезая от оставшегося позади праздника остроухой жизни, и шумы столицы тут же стихли. Это, пожалуй, было даже слишком резко, но тогда, всё ещё опечаленный своей неудачей с первым знакомством с Принцем, на это внимания не обратил. Может, у них тут так принято.

***

      И вот оно – приключение! Теперь мы втроём бредём по дороге вперёд, неведомо куда. Впереди – Принц, уверенно вышагивающий, нахмуренный, сосредоточенный. За спиной у него – грозного вида чёрный лук и колчан со стрелами. За ним – я, вооружённый Розой Снегов, а рядом, то слева, то справа, то чуть позади – неуловимая Капитан, тоже очень сосредоточенная, невозмутимая, хотя я то и дело подмечал, что она бросает на меня какие-то подозрительные взгляды.       Может, она ещё мне не доверяет? Это было бы вполне естественно. Впрочем, разговаривать с ней об этом я не буду – меня больше занимает то, как наладить диалог с Принцем. Пару раз я ускорял шаг, чтобы поравняться с ним – надеялся, что взгляну на него, он взглянет на меня, наши взгляды встретятся и родившаяся искра растопит образовавшийся было лёд, но… Он тоже ускорялся, уходя вперёд, или награждал меня таким грозным зырком, что я сам отставал.       Так мы и бредём теперь, в тишине – увлекательно, мочи нет, и под ногами – покрытая будто сегодня только выпавшим тонким настилом чистейшего снега тропа, а кругом – припорошенный инеем лес, тянущиеся в незримую высоту стволы деревьев, а где-то далеко позади – почти скрывшаяся за лёгкой завесой тумана линия берега, сверкающие башни столицы, и бескрайнее тёмное море.       

***

             Пока я перебирал в голове варианты восхитительных подкатов, способных разом вывести наши с Принцем отношения на качественно новый уровень, обстановка вокруг заметно переменилась. Лес стал гуще и как будто злее: деревья больше не тянулись ввысь, а как-бы клонились к земле, опустив вниз узловатые и скрюченные ветви-лапы, так и норовившие ухватить тебя за край плаща, удержать и запутать. Даже небо нахмурилось – стало серым, и грозило неминуемым дождём, который, однако, всё никак не мог пролиться.       Видимо, когда я, наконец, обнаружил смену декораций, что-то такое отразилось на моём лице, из-за чего даже немногословная Капитан нашла в своём арсенале одно коротенькое пояснение:       – На Белом Берегу царит вечная молодая зима, свежая и незапятнанная, но чем дальше от Морозной Гавани, тем меньше влияние эльфов. У самых наших границ время будет бежать, как привычно смертным.       Это мало что объясняло, но торжественно-печальный тон слов, выражение лица и направленный куда-то в незримую даль взгляд Капитана заставляли отказаться от возникающих вопросов, и просто принять эти слова (и ещё был какой-то тихий «фырк» со стороны Принца, очевидно, так выражавшего своё отношение к моей непросвещённости касательно реалий эльфийского края, но его в расчёт не берём). А в следующее мгновение и вовсе стало не до расспросов: откуда-то из самой чащи донесся вдруг чей-то полный боли вскрик, и зазвучала сталь.       Схватка!       Мы трое, не сговариваясь, ломанулись на помощь (я, правда, сперва немного не в ту сторону – в лесу звук порой слышатся словно со всех сторон одновременно, но, увидев, куда уверенно бросились мои остроухие спутники, тут же кинулся следом). Чем дальше бежали, тем громче звучал бой. Я, подотстав, видел, как Капитан выхватила с пояса меч, а Принц обнажил свой лук, и тоже потянулся за оружием. В этот момент мне как-то совсем не думалось о том, что я, в сущности, не умею им пользоваться, и толку от меня в настоящем бою будет мало.       Завеса деревьев, сперва становившаяся только гуще с каждым шагом, вдруг расступилась, и я оказался на небольшой полянке, а вернее – настоящем поле битвы. Мои отважные спутники, успевшие уйти далеко вперёд и которых я потерял из вида, уже были здесь. К тому моменту, как я появился, гордо, отважно и с мечом наперевес, они во всю вели бой. Их противниками были маленькие рыжие существа, несущие на своих тонких шеях здоровенные, словно раздутые тыквы, головы с хищно горящими алыми глазами, широченными клыкастыми пастями и длинными крючками-носами. Прикрытые какими-то грязными лохмотьями, они сражались с помощью увесистых дубинок, неведомо как держащихся в их сухоньких когтистых лапах. И всё же, очевидно, они были серьёзными противниками – на поляне тут и там, среди уже убитых тварей, виднелись чёрные кожаные доспехи и зелёные плащи, однако их владельцев (наверняка – эльфов, но это не точно), почему-то, нигде не было. Кроме одного, а вернее – одной. Ещё живая эльфийка лежала на земле, руки её были пусты и беззащитны, а над ней нависал, жутко ухмыляясь и посмеиваясь, большеголовый уродец. Я хотел уже было кинуться на выручку, как чёрная стрела с багровым оперением пробила злодею его скалящуюся «тыкву», и монстр, булькая отвратительной зелёной кровью, упал на землю, а я, оглядевшись, увидел, что это был последний враг. Принц и Капитан словно вихрь промчались по поляне, в одно мгновение расправившись с целой толпой этих непонятных существ. Одних покарал сверкающий, словно молния, меч, других сразили быстрокрылые стрелы.       Увидев, что опасность миновала, лежавшая на земле эльфийка немедленно вскочила на ноги. С мгновение на её миловидном кругленьком личике сверкало непонимание, но затем она увидела в моих руках священный меч, и тут же её огромные голубые глаза засверкали, и она бросилась мне на шею с громким, полным радости криком:       – Ты спас меня, Герой!

***

Когда я всё же выпутался из объятий спасённой эльфийки, которая никак не желала отпустить меня, и утыкалась влажным от слёз благодарности лицом мне в шею и щёки, выяснилось три вещи. Первое: моим взаимоотношениям с Принцем нанесён очередной болезненный удар. Стоило лишь мельком взглянуть на его потемневшее, полное ненависти и презрения лицо, чтобы понять, какого он мнения обо мне, как спасителе молоденьких эльфийских воительниц из лап врага. Второе: спасённая нами эльфийка – не просто воин, а целый Королевский Лунный Клинок-Лейтенант. Она со своим отрядом, подчиняющимся, на минуточку, лично Его Высочеству Наследному Принцу Белого Берега (стоит ли говорить, что то, как она пренебрегла своим начальником ради меня, не способствовало налаживанию моих отношений с Принцем?), патрулировала границы королевства, когда на них вдруг напала банда гоблинов (тут и выяснилось, что тыквоголовые были именно ими). Все эльфийские рейнджеры были убиты, но тут, как выразилась Лейтенант, «подоспел отважный Герой со своим отрядом, и спас её». Третьим же откровением стало то, что чёрные кожаные доспехи и зелёные плащи с капюшонами, лежащие тут и там на поляне, и впрямь принадлежали эльфам – убитым воителям. Оказывается, представители остроухого народа, умирая, не остаются лежать на земле, а растворяются в мире, уходя как рассеянный серебряный свет. И чем старше становится эльф, и чем ближе он приближается к порогу смерти, тем он бестелесное, и со временем вовсе исчезает, хотя, быть может, какое-то время ещё будет слышно эхо его слов и песен… Это, своего рода, дар древних эльфийских божеств, красивый и щедрый. Вот такие вот три открытия. Хотя, пожалуй, есть ещё одно: наша шайка-лейка пополнилось новым компаньоном. Собственно, как-то так вышло, и стало само собой разумеющимся, что спасённая эльфийка присоединилась к нам в нашем походе незнамо куда, и такой вот приумножившейся компанией мы и продолжили наш путь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты