Девяностые или мир, любовь и дружба, жвачка.

Гет
R
В процессе
53
автор
Размер:
планируется Макси, написано 174 страницы, 13 частей
Описание:
Весна 89-го.
Белов только вернулся с армии,бригада радостно встречает его во дворе.
Алиса Сергеевна Москвина – восемнадцатилетняя студентка, подруга детства Белова, которая родна ему как сестра.
Внезапный приход Саши из армии сбивает её с ног, и сбегая с института она буквально бежит к нему, а у подъезда она встречает шайку-лейку, троих друзей Белова.
С этого момента началась их
захватывающая история,которая длилась с десяток лет.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
53 Нравится 15 Отзывы 14 В сборник Скачать

Глава 9 : Усталь.

Настройки текста
       По телу пробежали мурашки. Алису охватил страх неизвестности и интрига. В такие моменты она думала лишь о нескольких вариантах: либо кто-то умер, либо кого-то убьют.В нынешний момент девушка даже не знала о чем думать и о ком.Витя, стоявший на пороге, нервно поглядывал то на неё, то на Космоса. Космос сам выглядел ошарашенно: его сердце быстро билось, а в глазах наседал осадок оставленный донесенной новостью. — Фил в коме. — Космос произнёс, сам чуть ли не плача.       Она на секунду замерла. На лице Алисы мелькнула горячая слеза, что стекла по бледной щеке. Глаза смотрели куда-то вниз, а голова думала.Она не могла удержать себя, и горько заплакала, рухнув лицом в кашемировое пальто Космоса. То и дело всхлипы сопровождались томными стонами.Фил был по особенному дорог Алисе. Ей всегда нравилась его доброта, дружелюбие, простота. Он всегда мог помочь советом как старший, защитить и выслушать. — Они с Белым бежали от пуль, — Пчёла, все также стоявший, начал пояснять. — Не добежал Фила… — Витя также сожалел.       Его глаза казались стеклянными, будто тоже вот вот заплачет.Хотя, они уже пестрели красным цветом, что привлекало внимание даже больше голубых радужек. Казалось, будто вот вот из его очей рванёт целая река слез, но что-то его сдерживало.Перед глазами Алисы пробегали все воспоминания связанные с Филом, начиная от знакомства — заканчивая вчерашним разговором в старом домике.             «Тёплый майский день сопровождался лёгким ветром и ясной погодой.Около школы кричали военные песни, школьники и взрослые расхаживали с букетами сирени в руках, георгиевскими ленточками на груди и болотными пилотками с красной звездой на макушке. Двенадцатилетняя Алиса выглядела смешной в сшитой на несколько размеров больше пилотке. В руке шестиклассницы красовались десятки оранжево-черных лент, которые она раздавала входящим в праздничную зону.Алиса увлечённо перечитывала количество ленточек, совсем не обращая внимания на идущих. — Тридцать три… тридцать четыре… — она шёпотом помогала своему счету. — Ленточку не одолжите, девушка? — перед ней появилось несколько мальчишек постарше.       Подняв голову, она увидела перед собой Сашку и его друзей, с которыми она была не особо знакома.Поприветствовав соседа, она прикрепила каждому из мальчишек на курточку ленточку, кроме последнего.Крайний парень был старше чем они, вроде на год. Среди всех он выделялся высоким ростом.Алиса была совсем невысокой, и чтобы дотянуться до незнакомого парня ей пришлось потянуться, встав на носочки.Конечно, о ленточках висящих на руке она забыла и уже спустя секунды они полетели на асфальт.Парень немедля принялся помогать Алисе собрать ленты, пока остальные о чем-то разговаривали.Когда незнакомец поднимался с лентами в руках, он передал их в руки девочке и сел на колено, облегчив ей работу. — А тебя как зовут? — Алиса, завязывая ему символ праздника, интересовалась.       Парень положил руку ей на хрупкое, ещё детское плечо и сказал: — Меня Валера зовут, а ты кем будешь? — он улыбнулся. — Я Алиса. — Вырастешь — женюсь на тебе.— Валера посмеялся, и удалился вместе с друзьями в толпе гуляющих людей.»       Каждое воспоминание жгло глаза, что заставляло слезы литься ручьем.Нет, он не умер, но прямо сейчас он борется за свою жизнь сам. Она знала, что Фил — борец, что он сможет, что он все сделает как надо.Алиса, кажется, переживала больше всех.Может парни и держали все это в себе, но она не жалела эмоций. От ее сердца словно оторвали кусочек, а затем растоптали его самыми грязными ботинками.Боль внутри поглощала все и постепенно добиралась до разума, туманя сознание. Эта боль сжимала ее как тряпичную куклу, выжимая из нее все соки. В руки будто втыкали миллиарды иголок, что заставляло еще больше рыдать.Терять близкого человека — боль, которую не залечит не один другой человек, не деньги, не любое богатство в мире. Она просто хотела, чтобы с Филом все было хорошо. Чтобы он сидел рядом в своих любимых спортивках, чтобы как обычно шутил, чтобы рассказывал о своих бойцовских штуках. Просто чтобы он был.       Алиса отклонилась от Космоса, вытащив из кармана ствол. Тот взглянул на нее насторожившись, ведь знал что ожидать можно чего угодно.Она перезарядила пистолет и опустила вниз, оставив в руке. — Я должна знать, кто? — Алиса была готова мстить прямо сейчас, даже не раздумывая о последствиях. Она была из тех людей, которым сносило голову из-за потерь, ссор, расставаний с близкими. Безусловно она была готова задушить виновного своими хрупкими голыми руками. — Нет, — Пчёла возникал. — Нам сейчас не нужны проблемы.       Его ответ разжег еще большее желание мести у Алисы, что заставляло ее кровь кипеть, голову раскалываться, а руки крепко стиснуть пистолет. — Проблемы не нужны тебе и заднице Белого, который сам их создаёт. Вы ведь будете жить как раньше, а Фил все это время будет проводить в тенях своего сознания, он будет беспомощен! — Москвина под потоком эмоций говорила все, что приходило на ум. Ладони быстро потели и горячели, в то время как держали оружие. На лице уже подсыхали следы слез, которые были подмечены подтекающей тушью. — Заводи тачку, едем к Томе. — Космос скомандовал, после чего начал собирать все нужное.

***

— Не реви, Том, — Алиса гладила по спине плачущую Тамару, которая не могла смириться с новостью. — Мы сейчас с тобой поедем и замочим этого подонка, да?       На кресле сидел закуривающий сигарету Космос, который попутно с этим готовил оружие.Алиса же с Томой расположились на диване. Москвина ее утешала, а Тома утешала ее. — Я сейчас чувствую себя не лучше, чем дворовая собака... — Тома все также утешала себя, упав лицом в плечо Алисы. — Не переживай, дворовые собаки тоже люди, — Алиса все ждала, когда она нарыдается. — Ты стрелять то хоть умеешь? — Ходила я когда-то на стрельбу, места первые занимала... — Ну вот и отлично. Алиса оценивающе приподняла брови.Космос отложил оружие из холодных рук и перебрался к телефону, который он в ту же минуту поднес к уху. — Алло, Белый? — внимание девушек привлек громкий голос Космоса, который держал в руке телефон.Они обернулись и предугадывали разговор. — Белый, к Фила подъезду клин машин через полчаса будет ? — тон Космоса был не приказывающим, а скорее настойчивым. Из трубки доносилась громкая ругань, что была слышна по всей комнате.Алиса поднялась с дивана и двинулась к трубке, после чего вырвала ее из рук Космоса. — Да знаю я, что плохая затея... ну а что я… — Космос не успел договорить, как трубку взяла Алиса. Космос недоумевающе смотрел на нее, он был возмущен. — Саша, надо, — она переняла ситуацию под свои руки. Белый также как и Пчёла отказывался от участия, но Алиса всё стояла на своем.Да что это за братья, раз не могут даже разобраться за своего? — Саша, я сказала клин машин через полчаса, базар окончен! — она положила трубку, перейдя к оружию.

***

— Едем куда? — Тома, которая закладывала оружие в кобуру, задавала вопрос.       Черный Мерседес плавно шатался по асфальтным кочкам, немного потрясывая салон.За рулем сидел Космос, который внимательно вел машину. Ее окружало еще несколько охраняющих машин, которые ехали рядом. — К Каверину. — сидящая рядом Алиса ответила ей, занимаясь тем же самым.Она деловито заправляла оружие в карманы пальто. — Прямо в ментовку? — Тамара остановилась, взглянув на нее вылупленными глазами. — Прямо в ментовку. — Алиса даже не отрываясь от дела, пояснила ей.       Спустя некоторое время, возле отделения стояло несколько машин, что перегородили все въезды.Алиса, Тома и Космос вошли в отделение, направившись в кабинет Каверина.Среди многочисленных кабинетов, которые отличались лишь номерами, было сложно отыскать нужный.Коридоры с зелеными стенами были нескончаемы, и то сменялись поворотом направо, то лестницей вверх.Наконец дойдя до кабинета Каверина, трое сменили громкий шаг на аккуратный и тихий.Приближаясь к двери, Тома встала с одной стороны, Космос страховал с другой, а Алиса стояла с направленным пистолетом прямо посередине.Она кивнула, чтобы узнать о готовности напарников и вышибла дверь с ноги, пройдя в кабинет.Громкий грохот, поломанная дверь и пустой кабинет.В первой части было чисто, поэтому Москвина прошла во вторую часть. Двое тянулись за ней, проверяя наличие кого либо.Войдя во вторую часть она навела оружие на тень, которая выступала из-за книжного шкафа, но увидела какую-то молодую девушку, которая рылась в документах.Девушка остановилась, испуганно выронив из рук стопку листов.Она молча смотрела на Алису, а затем на вошедших Тому и Космоса. — Если молчишь, мы тебя не трогаем. — Алиса все также держала нацеленное оружие, пристально наблюдая за незнакомкой. — Отвечаешь на заданные вопросы — я дам тебе бабла, поняла?       Девушка кивнула, скорее из страха.Алиса выцепила из-за стола табуретку и швырнула девушке, которая все не сводила глаз с Алисы.Сейчас она выглядела как самый настоящий криминальный авторитет, которых показывали в кино. — Кто такая? — Тома твердо спросила, решив провести опрос самой.       Она облокотилась на деревянный стол, не выпуская из рук Кольт. Тамара не отводила глаза от незнакомки, пока остальные рылись в документах и прочих бумагах. — Арсентьева Анна Ивановна, семьдесят первого года рождения, город Омск, — девушка со страху говорила все, что знала о самой себе. Алиса громко рассмеялась, указав на девушку. — Понаезжают в столицу, а потом клоунаду разыгрывают. Здесь кто такая? — Секретарша, — девушка бы нагрубила Алисе за насмешку, но ей была дороже жизнь. Конечно, она переживала. Девушка знала множество информации о Каверине, секретов и тайн, но не решалась выдать не единой. — Каверин где? — девушки с оружием все также вели допрос.       Сейчас они выглядели, словно секретарша где-то внизу, а они стоят перед ней на уровне божьего царства, будто смотрят сверху вниз.Возможно, весь этот вид придавало оружие, соответствующее поведение и грубость. — Вышел до верхнего этажа, скоро должен вернуться.       Алиса присела на колени около девушки, взяв в руки ее рубашку. Она резко надорвала ее, оторвав небольшой кусочек.Это действие породило легкий звук рвения ткани в кабинпте, что мгновенно прекратился.Завязав из тряпки кляп, она запихала его в рот секретарши, показав жестом «Молчание».Тамара же немного прислушалась, громко шикнув. В коридоре вдоль кабинета раздавались тяжелые шаги, что очень быстро шли по паркету.Тома предупредила о приближающихся шагах и ребята заняли позиции.Алиса около проема, Тома с окна, а Космос стоял около секретарши. Наконец дверь в кабинет открылась и вошел долгожданный Каверин. Он присел в первой части кабинета, не заметив присутствие гостей. — Анечка, кофе можно? — среди кабинета раздался приказ.       Космос вытащил тряпичное изделие изо рта девушки и приставив к виску ствол заставил отвечать.Пугать девушку ему не хотелось, даже не в его манере, но сейчас это было нужным. — Да, сейчас принесу. — голос девушки был дрожащим. Ее страх усугублял ствол у виска. Единственное, чего она боялась сейчас — хладнокровия Холмогорова, который нажал бы на курок и выпустил пулю, устремляющуюся прямо в мозг девушки.Алиса вошла в часть к Каверину, где застала его сидящим за письменным столом. — Гости — это хорошо… — он поднял руки и привстал с места.       Его пальцы потянулись к телефонной трубке, но Тома предотвратила его попытку, сбросив телефон со стола.Он испуганно глянул на незнакомую ему Тамару, переводя глаза на Алису. — Чего хочешь от Белого, скотина? — Алиса держала оружие, направленное прямо в его голову.Он испуганно переглядывал всех сточщих, смотря на оружие. — Месть. Я мщу. — спустя недолгие раздумия, он наконец-то сказал.       На его месте любой бы поступил также: он мстил за ни в чем невинного брата. Алиса могла его понять, ведь прямо сейчас она направляет на него пистолет из мести за Фила.Она чувствовала невыносимую боль из-за того, что Фил прямо сейчас на больничной койке пребывает в коме, но она не думала, что чувствует потерявший племянника Каверин. Разница была: Фил еще имел шанс на жизнь, пусть и малый, а Муха безвозвратно был погребен. А ведь после побега отца Каверин стал Мухе словно родным отцом, что пытался подарить мальчику счастье и детство, которое у него отняла потеря отца. Муха был ему будто сыном, которого он всегда держал под сердцем и защищал.А теперь, у него нет сына, нет никого больше. Из этого можно было понять, эта ситуация субъективна.И Каверина можно было понять, и Алису: они оба мстили за близких, оба чувствовали боль. На секунду, ее мысли погрузились в глубокие раздумья, но через миг она снова вернулась в себя. — Ты сам то вкурсе, что Муху не Белый замочил? — Космос поспешил обрадовать Каверина.       На лице мента появилось недопонимание и любопытство, а Космос усмехался, глядя на его реакцию. — А кто тогда? — перепуганный Каверин задавал вопросы. — А это роли не играет. Платить как будешь?       Обстановка в кабинете была напряжённой, Каверин чувствовал себя неуверенно и трусливо.Спустя долю секунды, Алиса набравшись эмоций и смелости выстрелила Каверину прямо в сердце.Он даже не успев схватиться за место куда летела пуля, упал за собственный столик.Алиса долго думала, думала о том, кто в итоге ситуации прав.Малейшее колебание между да и нет, жалость или собственная глупость в этот момент могли сто́ять многого в дальнейшем. Поэтому, она решила стрелять. — Мразь. — Алиса попрекла его, после чего отогнула край пальто и вложила пистолет в кобуру. Она заглянула за столик, чтобы удостовериться в его смерти, увидев перекошенное лицо.Тома сунула секретарше пару тысяч баксов, что та жадно схватила в спотевшие руки.После этого девушка сразу выбежала из кабинета, что оправдано тремя бандитами в нем.Недолго стоявшие трое, тоже покинули кабинет, который даже оставили открытым.

***

— Ты чем думала? — Белый кричал во все горло, хватаясь за голову.       Перед ним сидела Алиса, которую он как единственную разумную из троих мстивших подозвал на разговор. Саша был зол на ее амбициозность, даже несмотря на то что никогда на нее не кричал. Его глаза пылали словно тысячи огоньков, а к горлу подступала ярость, что выражалась в криках. Он не был зол на поступок Алисы, скорее, на ее поспешность. На то, что она не учла порядок проблем, которые последуют после убийства Каверина прямо в отделении. — Да ты не понимаешь, Фарик сам разобрался в отделении и нас даже прикроют в случае чего, — тон Алисы являлся спокойным, ведь она просто знала, что если Саша на нее и кричит, то лишь из здравого порыва.       Перед их «операцией» Москвина действительно продумала все ходы. Она дозвонилась до Фарика, который все еще был в Москве и попросила друга договориться с начальством отделения. Он сделал все грамотно и Каверина сподвигли на «несчастный случай».Услышав то, что все прикрыли Белый не успокоился, а казалось еще больше разозлился. — Я балатируюсь, — голос его становился все нарывестее и агрессивнее, причина чего не ясна. — Если кто-то узнает, мне все дороги перекроют!       Саша был прав. С этим не шутят, тем более что он собрался быть депутатом. Если у него появятся соперники, им не составит труда откопать этот договор с отделением, все его секреты и разборки. И если все камни всплывут наружу, он действительно рискует с позором провалиться в этом. Только сейчас до Алисы дошло, что этого она не учла.Она снова поступила как эгоистка: не подумала о баллотировании, о свидетелях, о той секретарше. Сейчас хотелось исчезнуть со стыда, что карал за содеянное. В какой раз она убеждается, что все ее поступки сделанные на эмоциях никогда не оборачивались ничем хорошим.Извиняться перед Сашей она и не думала, это не в ее принципах. И вообще, он накричал на нее, мог бы спокойно поговорить. На Алису и так сейчас давили переживания за Фила, еще и Саша тут разорался.Она понимала, что Белый прав, но не хотела признавать своей глупости. В голове все мысли были отуманены то одним, то другим. Она ничего не понимала, хоть даже и не пыталась. И неизвестно, как зовётся это состояние: в голове вата, апатия, усталость, тревога, желание напиться.Может ей действительно плохо, но она думала что это обыкновенная усталость. Хотелось придти домой, быть в гордом одиночестве, напиться, лечь на кровать и рухнуть в себя как в пропасть. Однако вся малина портилась с самого первого пункта — в ее с Пчёлой общей квартире не обойдётся без его присутствия, а к родителям она пить не пойдет. Конечно она могла придти в квартиру, но ее будет напрягать этот блондин, который будет расхаживать под боком. Да, она любила его. Алиса понимала, что это не привязанность, не тоска, и просто не желание иметь любовь. Она испытывала к нему искренние чувства, что было одной из причин того, почему она его избегает.Тяжело находиться рядом с ним, когда даже дотронуться до себя он не дозволит.А ведь наедине все еще хуже — они одни, соответственно думают друг о друге. Неизвестно до чего это мысли приведут в итоге, в первую очередь, наверное, к примирению, чего Алиса не хотела.Она считала, что им нужно время подумать. Пусть Витя разберётся в себе, в своем поведении, в своей привязанности к криминалу, а потом уже подходит к ней. Москвина сама для себя понимала, что когда нибудь она будет готова покончить с криминалом, если придётся. А Пчёла же считает это неотъемлевой частью своей жизни, он не мог «кинуть» своих братьев, бизнес, балатирование Белого.В этом и разница: Алиса ради него хоть в огонь, а он не может с братвой расстаться.

***

      Холодный вечер Алиса все-таки провела у себя в квартире.Осень она не очень то любила. Время года ассоциировалось с дождем, холодом, грязью и слякотью.Алиса сидела около остывающей батареи у окна, закутавшись в пуховое одеяло. В холодных руках была крепко сжата бутылка с алкоголем, которую уже было невыносимо осилить после количества выпитого. Рядом с ней, но уже на полу, валялась опустевшая пачка Мальборо, которые она скурила совсем недавно. То ли в квартире была и правда холодно, то ли это ее состояние. Мурашки проходили через все тело, которое сидело согнув колени.Алису ни чуть не смущал Витя в соседней комнате — ей уже плевать, она пьяна. За сегодняшний вечер она видела его всего два раза, он почти не выходил из спальни.Все ее мысли были заняты Филом, а в плеере играла пластинка Цоя — Спокойная ночь. Город стреляет в ночь дробью огней, Но ночь сильней, ее власть велика.       Хоть уже этой песне и было несколько лет, Алиса всегда хранила у себя эту пластинку. Ей нравилось слушать ее, когда ей тяжело или досадно, эта песня будто будоражила кровь и заставляла грустить еще сильнее. Послышался шорох открывающейся межкомнатной двери, после которого Алиса даже не двинулась и продолжала раздумья.Витя тихо вошел в комнату, и пригнув ноги сел рядом. Он был одет по домашнему: самая обыкновенная майка и спортивные штаны. Пчёла присел, и приглушил звук играющей песни. — Что случилось? — он после долгого раздумного молчания наконец заговорил, что не удивило Алису. Он всегда первым на мир, что ей не нравилось. Для него мириться было крайне легким делом, но он никогда не исправлялся.       Алиса взглянула на содержимое в бутылке, что заканчивалось, а затем на сидящего рядом. Вид ее казался болезненным, а еще больше походившей на алкоголичку. Кожа была в холодном поту, лицо из-за плача опухло, а про остальное и говорить не хотелось. Она выглядела жалостно, даже наводила на грусть, что давало понять почему к ней пришел Витя. — Жизнь случилась. — ответ Алисы заставил его задуматься, ведь это ему не о чем не говорило.       Собственные мысли сейчас загоняли ее в угол сознания, она не была в состоянии контролировать себя. Она чувствовала себя сейчас маленькой беспомощной девочкой, что вот вот разрыдается из-за чего-то и заткнет ее только чудо. Витя притянув ее за плечо положил к себе на колени, приобняв. Она не особо сопротивлялась, в любом случае это не делало ей хуже — она хотела чтобы её пожалели. Чтобы ей тысячи раз сказали, что все хорошо и она поверила. — Я не хочу мириться. — она тихо шепнула, что было едва услышано Витей. — Пока что. — после этих слов он выдохнул, ведь он тоже не хотел терять ее.        Терять то, что они строили целыми годами, на что тратили нервы и силы, время и любовь. Ведь она единственная, что могла вызвать у него такие чувства, о которых другие даже не могли знать.Она единственная, кто понимал его с полуслова. Единственная которая не слушала его, а слышала. — Я с Космосом переспала. — Алиса протянула это хриплым голосом, стараясь как можно быстрее договорить. Она боялась его реакции, боялась его чувств.       На его лице мелькнуло лишь воспоминание о том, когда он об этом узнал. Что-то заставило его лицо погрустнеть, что он старался как можно больше скрыть от ее глаз. — Да знаю я, мне Космос рассказывал… — голос Вити был тихим. Внутри все кричало, все разрывалось, хотя он уже знал. И все колыхалось внутри с бешеной силой, но он не подал виду. «Боль. Грохот. Злость. Угнетение самого себя. Космос рассказал ему, что переспал с Алисой. Витя был больше, чем зол. Нет, не на Алису, а на самого себя. Почему он не мог пойти и переспать с кем нибудь, как она? Он не мог этого сделать, сам не понимая почему. Внутри все сжималось забивая чувства в угол, его будто выворачивало наизнанку.Из злости оскаленные зубы скрипели, когда стиснулись в резком движении. Пчёла в порыве гнева выдавал несколько ударов в стену, будь то стена не картонной он бы оторвался. В руках, что были озадачены ударами появлялась жгучая боль, которая проходила по телу холодом. Руки были разбиты в кровь, что стекала на кафельный пол. Витя не мог поверить в измену. В то, что его девочка, которую он так крепко любил теперь прыгает по койкам его друга. Хотя, уже не его девочка, они уже не считали друг друга парой, но понимали что в подсознании все так и оставалось.Он просто не мог в это поверить, он хотел отрицать это для самого себя.Ему было противно думать, что Космос касался Алисы, что их тела сливались друг в друге, что они были вместе.Слезы от уровня собственного гнева ломились из глаз, Пчёла лишь запрокинул голову назад положив испачканные в крови ладони прямо на глаза.Так хотелось содрать с себя кожу и выпустить все чувства наружу. Он ещё никогда себя так не чувствовал…» — Я не хотела этого, Вить… — Алиса просто не хотела делать ему больно. Она чувствовала, что в нем бушуют смешанные эмоции.Это ее и пугало. — Ладно тебе, было и было, — он не хотел ссоры прямо сейчас, поэтому старался принять это сам для себя. — Витя, я, — Алиса приподнялась, прижавшись к его груди. — Я не хотела, правда.       Она уже плакала, она не сковывала внутри себя того, что чувствовала. Причиной плача было не только признание, она плакала из-за всех своих проблем, всего что на нее навалилось. Кроме того, Алиса ненавидела показывать эту свою сторону другим. Внутри себя она ранимая истеричка, которая вдобавок еще и не может контролировать свои потоки злости. Витя знал ее, как никто другой и понимал, как ей сейчас тяжело.Он крепко накрепко обнял ее, пытаясь заглушить боль в себе.Хотелось закрыть ей ту дыру внутри себя, которая звалась пустотой, что с каждым днём все больше поглощала его душу. Она громко всхлипывала, упёршись ему в грудь, пачкая белоснежную майку своей тушью.Хотелось рухнуть в его сердце и остаться там до конца своей жизни, ведь это было единственным местом где она чувствовала бы себя в безопасности.Оставалось лишь просидеть в объятиях друг друга до самого утра, а может и вечера вовсе. Теплые руки, которые крепко прижимали к себе все не давали повода для чего либо кроме плача. Два тела, две судьбы, два человека что где-то в глубине души таили обиду друг на друга. И они чувствовали это, словно камень на душе, но ничего не могли сделать. Объятия были такими спокойными, такими тёплыми, от чего хотелось навсегда оставаться в них. Сейчас они вместе были в странном состоянии, что не давало спокойно спать и есть, жить и радоваться. Ничего не хотелось, кроме того, чтобы быть рядом. Затягивало словно в самый глубокий в мире омут, хотелось пропасть в нем и никогда больше не встречать никого. Можно сказать, что их чувства сейчас были идентичны: боль, вперемешку с любовью и желанием пропасть отовсюду.Желанием быть рядом, чему препятствовала боль и обида друг на друга. Витя не мог смириться с тем, что Алиса переспала с Космосом, хотя она и не предавала этому никаких особых чувств и внимания. Алиса же обижалась на его привязанность к офису, делам и занятости. Где-то в глубине раздумий она понимала, что это не доведет до здравого смысла или каких-то хороших последствий.Ей не нравилось это, ведь она всегда была как на иголках, переживала за него, всегда вмешивалась в разборки. Витя же считал это за пустяк: он думал, что Алиса просто ревнует его к друзьям, из-за чего и против их дел в офисе. Но он не понимал, что каждый день, когда она просыпается, она первым делом проверяет его присутствие рядом, в порядке ли он, она просто боялась потерять его. И она мыслила правильно, кто угодно и когда угодно может подстрелить, отравить, избить, задушить. Даже думать об этом было страшно.       Всю ночь, что была темной и освещалась лишь лунным светом, они провели в объятиях. Алиса мирно уснув свисала с его рук, а он все также сидел у батареи, все думая обо всем этом. Изредка он поглаживал ее волосы, что ему довольно нравилось. Она все также обнимала его, даже в расслабленном положении когда руки свисали с его спины, иногда сопя или переворачиваясь с бока на бок. Когда рассвет начинал проникать в уголки комнаты, пропуская золотистые лучи солнца через полупрозрачные занавески, он аккуратно преклонившись чмокнул ее в лоб, продолжая смотреть на ее сон. Сейчас он понял, что нет ничего лучше, чем быть рядом.

Тем, кто ложится спать—

Спокойного сна.

***

      — Сколько дадите, за эту парочку? — парень, сидевший за дубовым столом, задавал вопрос.       Совсем рядом с ним, но уже стоя за столом располагалась девушка, которая держала в руках недопитую рюмку с напитком. С виду она была деловита, но чем-то все-таки отталкивала, и речь даже не о внешнем виде. — За этих, — она выдвинула две фотографии, на которых были хорошие знакомые парню парень и девушка. — Пару тысяч долларов, наверное, смотря как ты выполнишь работу.       Брюнет недоумевающе посмотрел на заказчицу, ведь на фото были люди у которых он работал. Пара тысяч долларов — это больше, чем его месячная зарплата, поэтому он не отказывался от заказа. — Я согласен, — киллер перетянул фотографии ближе, позже положив их к себе в карман. — Дайте мне недельку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты