Лёд для Волчицы

Смешанная
PG-13
В процессе
13
Размер:
планируется Миди, написано 22 страницы, 5 частей
Описание:
С того судьбоносного для многих Гран-При прошло 4 года. Многое изменилось. Многое осталось прежним.
Вот только в мирное течение жизни самого молодого победителя Гран При врывается дочь его бесменного хореографа.
Откуда она взялась? Что скрывает?
И самое главное, ответит ли на чувства?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
       Юрий Плисецкий Примерно через полчаса расспросов Виктора и других фигуристов о Веронике и её друзьях, в дверь постучался добродушного вида мужчина лет пятидесяти и позвал всех на ужин. М-да, поздно же мы приехали, хотя, может это и удобнее. Старичок представился Владимиром Степановичем и по пути в столовую рассказал, что он и его жена работают в этом доме. Они присматривать за коттеджем в отсутствии хозяев, а летом им здесь ещё и внуки периодически помогают. Уборка, работа в огороде и иногда готовка. Двери столовой нарисовали перед нами как-то неожиданно, очень уж интересно дядя Вова, как разрешил себя называть мужчина, умеет рассказывать. Когда вошёл в помещение, почувствовал себя, будто у дедушки на кухне, так уютно и тепло было в этой, казалось бы, большой комнате. Деревянные полы, большой прямоугольный стол, с кружевной скатертью, ажурная люстра под потолком и стены постельного жёсткого цвета определённо создавали ощущение радушия и душевной теплоты. Внезапно услышал шум воды и женский смех. Оказалось кухня и столовая были совмещены. И сейчас у плиты стояла Лилия и Вероника, рядом домывая посуду у стены, стояла Кира, чуть сбоку расположился небольшой стол, видимо разделочный, там перемешивала салат женщина лет сорока пяти, ну пятидесяти, видимо жена дяди Вовы, но не от этого я застыл. Все, все четыре представительницы прекрасной половины человечества смеялись и ухихикивались, а где-то посередине пути от разделочного стола на чуть согнутых ногах стоял Артём и обиженно что-то бормотал. — Кхм, Кхм, — привлёк к нам внимание Владимир Степанович. Женщины и девушки начали успокаиваться, а шатен с независимым видом выпрямился и дошёл таки до стола, раскладывая талерки и приборы. Кира и Ника опять хихикнули, на них беззлобно шикнули. — Рассаживайтесь, как вам удобно, — сказала хозяйка дома и обратилась к младшим, — Кир, Ник, садитесь, мы с Верой Павловна сами закончим. Подруги задорно кивнули и поторопились занимать места, что в принципе сделали и мы. Стол стоял вдоль стены у широкого окна, с краю у стены я и сел, ряд, к моему облегчению села брюнетка, мне как-то не улыбалось слушать трёп Виктора или Милы. Дальше Ники сел Артём и Кира, напротив них расположились Отабек и Мила, напротив Вероники сел довольный, как кошка, объевшийся сметаной Виктор, против более-менее спокойного Кацудона я, сейчас, ничего против не имел. Содержимое стола определённо отвлекает от каких-либо пререканий, не сказать, что это был пир горой, но определённо объесться сможет каждый. Запахи были потрясающими, это не было обычным для спортсменов диетическим питанием, нет. Сегодня, нам, видимо, разрешено расслабиться. Тут были и несколько видов салатов, как со сметаной, так и с маслом, и нарезки из овощей, и графины с соком и компотом, и несколько бутылок неизвестного мне, но явно алкогольного содержимого. Пока я разглядывал стол и раздумывая, как бы мне не лопнуть от всего изобилия, за столом рядом со мной расположились Лилия, а на протививополжоной краю стола сели друг напротив друга семейная пара и напротив Барановской, во главе Яков. К блюдам же прибавились тарелки с рисов и картофельным пюре, со свиными котлетами и шашлыком, пахло все просто изумительно. Рядом хихикнули. Скосил недовольный взгляд на девушку. — Чего? — интересуюсь недовольно, но негромко. — У тебя взгляд сначала ошалевший был, потом «загорелся», а теперь голодным стал, очень, — так же негромко пояснила брюнетка, подавая свой и мой бокалы Виктору, начали разливать шампанское. Бывшая прима грациозно встала со своего места и строго, но с толикой теплоты оглядела присутствующих. — Итак, добрый всем вечер, — начала свой тост она, — Рада приветствовать Вас в нашем доме. Я буду очень строгая с вами на тренировках, скрывать не буду, — вот тут у меня заныли мышцы, — но несмотря на это надеюсь, что этим летом вы хорошо проведёте время и насладитесь пребывание здесь. Вероника и Кира первыми привстали, чокаясь бокалами с сидящими напротив, я тоже чуть привстал, чокнулся с Лилией и усмехнулся, чокаясь с Кацуки. Звон бокалов стих, но тишина наступила ненадолго. Всё потянулись за едой. Я первым делом положил себе и Нике «Цезаря», она пристрастила меня к этому, не слишком полезному салату. Брюнетка в это время положила мне две свиные котлеты и сейчас просила Артёма передать её блюдо с шашлыком, в то время как Кира накладывала парню пюре и передавала его подруге. На нашу половину смотрели как-то странно, мне было честно говоря наплевать, я уже привык к подобному. — Юрочка передай, пожалуйста, блюдо с нарезкой, — попросила Барановская, я кивнул. Привстал, стол широкий, длинный дубовый, и аккуратно потянулся к тарелке, спокойно взял и передал. — Ого, Юрио, не огрызается, — не понятно чему обрадовался Виктор, — Передашь графин с апельсиновым соком? — Сам возьмёшь, — привычка дело сложное. Блондин скуксил и бормотал что-то в вроде: «меня никто не любит», «я никому не нужен», «меня любит только Юри». — Виктор, ну что вы? — сказала со смешком моя соседка по столу, — это же Юрий Плисецкий, он всегда такой вредный бука. Вообще не понимаю, почему его до сих пор называют Феей. За столом, несмотря на ведущиеся помимо нашего разговоры, послышались смешки, я лишь усмехнулся и отдал должное еде. Как и всегда было очень вкусно. — Это пища богов! — воскликнули два голоса, мужской и женский. — Мила, Виктор! Ведите себя прилично, не дети уже ведь, — ворчливо попытался пристыдить самых активных Фельдцман. — Лилия, а это вы готовили? — не обращая внимания на одергивания, возбуждено спросила Бабичева. — Конкретно котлеты готовили вместе с Никой, а за шашлыком следила Кира, а за гарниры нужно благодарить Веру Павловну, салаты все вместе делали, — польщённо улыбаясь ответила Барановская. — Кира! У тебя золотые ручки, я такого вкусного мяса давно не ела! — с горящими глазами фигуристка смотрела на смущенную блондинку. — Да, ничего такого, — начала она, — меня Вероника с Артёмом научили. — Возражаю! — встрепенулась кареглазая, — Так вкусно, как у тебя не получается ни у кого! Девушка ещё сильнее покраснела от одобрительных комментариев, даже Кацуки что-то лопотал на русском, разбавляя речь японскими восклицаниями. — А что делал Артём? — вдруг уточнила Бабичева. — Мыл посуду и исполнял роль принеси-подай! — Вдохновлял на кулинарные шедевры! Два восклицания слились в одно и за столом раздался взрыв хохота. Брат и сестра набычившись повернулись друг к другу. — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Нет! — Да! — Как дети, — фыркнули мы с Кирой. — Кто бы говорил! — хором. — Я и говорю! — тоже хором. И снова взрыв хохота, мы в четвёртом посмотрели на это и тоже рассмеялись. Действительно как дети. Атмосфера за столом стала совсем дружелюбной, то и дело слышались шутки смех, даже наши суровые и строгие тренера позволили себе расслабиться и периодически вставляли комментарии после которых народ хихикал, а с разных концов стола мы слышали:"Ну, Яков! Я больше так не буду!», «Да, когда это было!», «Я уже вырос!». Здесь приятно было находиться, сидеть, слушать разговоры, наблюдать, смеяться. Сам не заметил, как, попивая шампанское, посмотрел на допивающую второй бокал Веронику. Она уже не ела, а наблюдала за присутствующими и улыбалась, просто улыбалась, но так много было в этой улыбке и радость, и счастье, и спокойствие, и грусть, и тоска, и боль. — Волчонок, — тихонько позвал я. Она перевела взор тёмных, как бездна, глаз на меня. — Доченька, поставишь чайник? — позвала её Лилия. — А? Да, конечно, мамуль, — встрепенулась Ника. Я тихо вздохнул, что я хотел сказать, может кто-нибудь другой и знает, но точно не я. Банальное «Всё в порядке?» здесь будет не уместным. — Кир, поможешь со стола убрать? — блондинка кивнула на просьбу подруги. Ребята предлагали помощь, но девчонки отшучивались и играючи отвлекали внимание разговорами, я наблюдал за ними с усмешкой и восхищался — такой талант! И гостей отказом не обидели, и внимание отвлеки. Таким образом через несколько минут   вместо блюд с гарнирами, мясом и салатами, стояли нарезки с фруктами и небольшими пирожными, типа «картошка» и «муравейник». Да только главным десертом на сегодняшнем ужине оказались не они, а красивый и большой торт, что Вероника и Кира несли вдвоём, чтобы не уронить, и красивый, надо признать. — Итак пирожные и фрукты есть, чай разлит, если понадобиться молоко с обоих концов стола, как и сахарница, — перечислила брюнетка и устало плюхнулась на свой стул. — А что за торт? — подал голос Отабек. — Мм? А, это торт «Три шоколада» домашнего приготовления, сделан из бисквита из темного шоколада, мусса из него же, ещё один слой сделан из молочного мусса, а верхний из белого.  Украшен творожным кремом и ягодами, — у нас глаза становились все больше и больше. — А сколько он весит? — задал я мучавший меня вопрос. — Ну, в районе трех с половиной или четырёх килограмм, — задумчиво ответила Волконская. — 4, 205 килограмма, — уточнил Артём алчно поглядывая на кондитерской изделие. — Сколько же он готовится? — в шоке спросил Юри. — Готовят его пять или шесть часов, ну ещё ночь на застывание, — посвятила нас Барановская, передавая мне нож. — Вы сами его готовили? — уточнил Никифоров. — Что ты, нет, конечно, — улыбнулась балерина, — Всё пирожные и торт вчера готовила Вероника. Глаза даже у меня сделались квадратными, я знал, что она любит готовить сладости, но не с таким же размахом. — Юра! Режь давай, я хочу его попробовать, пока готовила ни одного кусочка не съела! — поторопила меня начинающий кондитер профессионал. Я отрезал первый кусочек и переложил его подруге на тарелку, она тут же взяла ложечку и попробовала. — Не плохо, для первого раза, — пробормотала этот экспериментатор, хренов — А нам разве можно столько сладкого? — неуверенно сказал японец с тоской смотря на это сладкое изобилее. — Сегодня можно, — милостлимо кивнул Яков. — И даже нужно, — хмыкнул бывшая прима, — Не зря ведь моя дочь вчера весь день на кухне проторчала, ни разу ни поев? Сидим смотрим в свои тарелки и проклинаем себя за то, что съели много мяса, на все сладости не хватило. Оказалось, что Волконская действительно потрясающе готовит сладости. — А теперь…
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты