Сердца трёх 2: Больше, чем любовь

Смешанная
NC-17
Завершён
15
автор
Размер:
208 страниц, 15 частей
Описание:
- Ты умрёшь за меня?
- Да!
- Слишком просто. Будешь ли ты жить для меня?

Новые испытания для Нурлана, Лёши и Полины.
Посвящение:
Тем, кто в меня поверил. Спасибо за вдохновение!
Примечания автора:
В работе содержатся диалоги, цитаты из фильмов, разных шоу и телепередач, а также отрывки песен – не присваиваю себе авторство.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
15 Нравится 33 Отзывы 2 В сборник Скачать

8. Марк

Настройки текста
Полина нахмурилась, вспоминая, как тяжело переживали все дети, когда узнали об утрате их нового, любимого питомца. «Значит, его всё-таки отравили? У какой твари поднялась рука на маленького безобидного щенка?». Её размышления прервали кадры с видеорегистратора – знакомая машина, опять высокая скорость, превышающая все установленные ограничения. «Лёша, блин! Никогда не мог ездить спокойно…». Красивый, брутальный, с немного резкими, но такими притягательными чертами, отличным задом и буйным нравом. Практически описание человека, но всё это относилось к Марку. Он был безмолвным свидетелем стольких горячих моментов их жизни: первые жаркие признания парней на его заднем сидении тогда давно за ночным клубом, когда они поняли, что больше не смогут жить друг без друга, многочисленные уходы от полиции и заезды со стритрейсерами. Его салон слышал много музыки, смеха, историй для видеоблогов, романтических слов и громких удовлетворённых стонов их троих. Он не раз выручал их не только в опасных и неприятных ситуациях, но и в самых интимных моментах. С Марком у них было связано так много приятных воспоминаний. Это была не просто машина. Белая тойота стала практически членом их большой семьи. *** Непрекращающаяся вибрация телефона на тумбочке заставила Щербакова выпасть из очередного приятного сна: «Блять…». - Ммм? – сонным голосом промычал он в трубку. - Это я, - знакомый низкий и чересчур весёлый голос на том конце линии. - Что-то случилось? - Лёёёш, заберёшь меня? Я в клубе, - на фоне было отдалённо слышно музыку и голоса. - Я…- Щербаков обернулся и увидел Полину, которая пошевелилась, просыпаясь, - мы блять спим. Сейчас сколько? – он посмотрел на телефон. - Начало четвёртого? Ты не хочешь такси взять? - Я хочу, чтобы ты меня забрал, - немного капризный, но всё ещё весёлый голос Сабурова. - Охуеть! А я спать хочу! - Приезжай! - Лёш… это Нур? – послышался позади сонный голос. - Да, опять тусит где-то. - Ты заберёшь его? - Какого хера? - Ну, Котён! – она знала, что Нурлану будет тяжело в это время найти машину до их дома за вменяемую цену. - Жди… - недовольно кинул блондин в трубку и встал с кровати, направляясь к шкафу за одеждой. Одевшись, Лёша вышел из дома и завёл свою тойоту, протирая глаза и читая сообщение с адресом. За последние несколько месяцев Щербаков уже не первый раз посреди ночи отправлялся забирать Сабурова из очередного клуба или бара, куда тот зачастил, ссылаясь на нужные встречи и решение каких-то важных вопросов. Блондин уже не раз высказывал своё недовольство и виновнику своего недосыпа, и Полине, и много раз зарекался никуда больше не ехать посреди ночи, но всё равно каждый раз садился за руль. Через полчаса Марк подъехал к невысокому зданию, на котором всё ещё мерцали яркие огни. Метрах в десяти от входа стоял брюнет, который расплылся в довольной улыбке при появлении белой знакомой тойоты. Кожаная чёрная куртка, застёгнутая под горло, тёмные штаны, выбившиеся чёрные пряди волос, небрежно свисавшие на лоб, и прищуренные глаза, сверлившие насквозь. «Чертовски красивый», - подумал бы Щербаков при других обстоятельствах, но сейчас он был на него очень зол. Сабуров подошёл, открыл дверь и сел на пассажирское сидение, сразу наполняя салон сильными и резкими запахами дорогого алкоголя, фруктового кальяна, по всей видимости со вкусом яблока, манго и чего-то ещё, и своего парфюма. Лёша немного поморщился от гремучей смеси ароматов, ударившей в нос. - Ты приехал, - Нурлан посмотрел на недовольного блондина и улыбнулся ещё шире. Было видно, что он был совсем нетрезв. - У меня был выбор? – Лёша вывернул на дорогу, оставляя яркое здание позади. - Малыш недоволен? – брюнет склонил голову, любуясь блондином. - Ты, как будто, сильно любишь, когда тебя будят рано утром, - ответил Щербаков, не поворачивая к нему головы. - Не люблю…я могу загладить свою вину, - Сабуров положил свою руку поверх руки, которая переключала передачи. Лёша высвободил свои пальцы и переложил их на руль. - Нур, ты пьян. Края улыбки брюнета опустились, и он посмотрел в своё окно. - Мы можем заехать на заправку? - Тебе поссать приспичило? - Нет, хочу сигарет купить. - Обойдёшься. - Ну, Лёш, не будь, как Полина. Я хочу курить. - Отвали, Нур. Мы едем домой. Я не буду сейчас выискивать для тебя заправки. Сабуров вздохнул, смотря на проносящиеся за стеклом здания, припаркованные машины и другие объекты, за которые уже не могли зацепиться его пьяные глаза. - Ты пахнешь, как любовь. Ты сумаше…смаш…сумасшествие с первого взгляда. Ты пахнешь шокладом, - проговорил он заплетающимся языком. - С каких пор ты цитируешь Скрипа? - Не знал, что ты его слушаешь, - Сабуров с удивлением посмотрел на блондина. Тот хмыкнул, не отрывая взгляда от дороги. - Ну, хорошо же написано. - Неплохо. - Ты только ему не говори, что я…слова пом..помню…запомнил. А то потом заебёт своими подъёбами. Нурлан помолчал несколько минут, пытаясь вспомнить что-то ещё. - Твои глаза пьянят сильнее алкоголя, всей наркоты, хоть сам не принимал. Так видится… кажется...блять, что там за слово…а, да…теряю сразу волю. И в памяти отчаянный провал. В них абсат..асолю…абсолютный секс и…и дикой страсти… позывы. Ты сжигаешь всё дотла…блять, опять забыл дальше… - Рифма нахуй покинула автора? – мельком посмотрел на него Щербаков, усмехнувшись и опять переключая передачу. - Мы…мы…я…ээ…я вижу всё в глазах твоих любимых, я вижу самого счастливого себя… - Свои монологи ты никогда не забываешь, - опять поддел его Лёша. - Щербаков, ты мудак! Я тут, между прочим, тебе в любви признаюсь… а ты нихуя…никогда не ценишь. - Ты бы лучше признался до того, как я спать лёг, а не шарился бы до четырёх утра непонятно где. - У меня была важная вреча…встреча, - Сабуров хотел казаться серьёзным. - В клубе? До утра? Можешь кому-то другому пиздеть, может и поверят. - Я серьёзно. Это важно для моей работы…это по фонду. - Ага, конечно, - Лёша наигранно закивал. – Кстати, Мади с Тагиром тебя так и не дождались. Я их отвёз около девяти домой. Диана спрашивала, когда ты приедешь в следующий раз. Сабуров промолчал, опять уставившись в окно. - Полина тоже не в восторге? - Приедем, и сам у неё спросишь. Брюнет внимательно посмотрел на Щербакова, потом протянул руку и коснулся кончиками пальцев светлых волос на затылке, перебирая. - Ты красивый. Ты знаешь? – Лёша молчал. - Ты знаешь…- Нурлан продолжал зарываться в мягкие пряди пальцами более настойчиво. - Нур, хватит подкатывать. Ты блять у Славы взял пару уроков пикапа? – Щербаков отодвинул голову вбок, но по спине между лопаток предательски пробежала лёгкая дрожь. - Нет. Ты же знаешь, что от одного твоего вида за рулём у меня встаёт, - и, как бы в доказательство, он немного приподнялся на сидении и поправил штаны в районе паха. Щербаков увидел это краем глаза и вдохнул немного глубже, чем следовало. «Блять, как некстати» - слабое тепло медленно разливалось внизу. Сабуров медленно опустил руку, переходя от его затылка вниз на бедро, задержавшись на несколько секунд на крепких мышцах плеча. Длинный пальцы погладили светло-голубую джинсовую ткань и скользнули на внутреннюю поверхность бедра, вызывая еле заметное колебание под собой. Лёша почувствовал, как участилось его сердцебиение, хотя он всеми силами старался отвлечься от этих неспешных прикосновений и смотреть на дорогу. «Не сорваться б к хуям…». - Мне прекратить? – Нурлан пристально наблюдал за его реакцией. - Да, - пауза несколько затянулась перед ответом. - Ты уверен? Щербаков промолчал, но неосознанно облизнул верхнюю губу. - Я так и знал, - хищный взгляд и такая же ухмылка. Сабуров убрал руку и отстегнул свой ремень. - Пристегнись блять! Мы быстро едем, - Лёша посмотрел на него недовольно. - С каких пор тебя беспокоят правила дорожного движения? - Меня беспокоит, что ты разобьёшь нахуй свою голову, если я резко заторможу…а потом мне Полина мою голову скрутит. - Поебать! – брюнет расстегнул свою куртку, снял её и кинул назад на сидение. Он развернулся лицом к Щербакову и наклонился к нему совсем близко. Его запах с новой силой ударил в нос и, уже казалось, прямо в голову. - Я перестану...только скажи, - быстрого ответа не последовало. Щербаков только перехватил крепче руль, резко входя в поворот. Потянувшись рукой вперёд, Нурлан приподнял его толстовку, забираясь под футболку и проходясь пальцами по напряжённому прессу. Потом наклонился ещё ближе и ниже, оказываясь головой между туловищем блондина и рулём. Лёша никак не реагировал, внимательно смотрел вперёд и старался не замечать, что происходило у него совсем уже близко возле ширинки. Её вместе с пуговицей расстегнули, и тёплые пальцы пробрались внутрь, нежно прикасаясь к его члену через тонкую ткань боксеров. «Почему блять так каждый раз? Щербаков, только не делай вид, что тебе не нравится. Ты же этого тоже хочешь, хоть и злишься на него…». Он крепче обхватил руль и сильнее вдавил педаль в пол. - Тебе не нравится? – снизу на него пытливо смотрели глаза, сопротивляться напору которых уже становилось совсем тяжело. - Мне не нравится, что ты опять начал много пить. Ты же обещал Поле… - А так? – и Сабуров неспешно достал дёрнувшийся навстречу прикосновению орган и провёл языком от основания до головки, обхватывая её туго губами. - Нур, ты блять слышишь, что я тебе говорю? - Лёша вздрогнул от некстати подкатывающего приятного позыва внизу под чужими губами. - Я тебя всегда слушаю, - брюнет ухмыльнулся, почувствовав слабый рывок. Не успев ответить, в следующую секунду Щербаков почувствовал, как его обволакивают эти мягкие и горячие губы, опускаясь вниз практически до основания. «Ёб твою мать, Нур. Как же ж…Почему ты всегда так делаешь?». Лёша машинально переложил правую руку на двенадцать часов на руле, давая больше места для более быстрых движений, которые совершались над его раскрытой ширинкой. Язык проходил по всей длине, обводя по окружности увеличивающуюся головку и слизывая сверху первые капли предэякулята. «Как же хорошо. Ты, конечно, блять знаешь, что мне нравится». Щербаков старался не реагировать вслух, но сдерживать подступающие стоны становилось всё труднее. А Сабуров, как будто специально, поставил себе задачу любыми средствами выбить их из его горла. Он быстро насаживался, позволяя проникать торчащему органу в самое горло совсем глубоко, заводил за щёку, вызывая такие приятные касания об упругую, скользкую поверхность изнутри. В какой-то момент Лёша поймал себя на том, что он уже крепко держал рукой жёсткие тёмные волосы, надавливая на затылок и притягивая к себе этот умелый рот всё ближе. Ему казалось, что его глаза были уже тоже совсем пьяные и с трудом различали происходящее на дороге впереди. Щербаков охмелел, будто пары алкоголя передавались изо рта брюнета через член прямо в голову. В какой-то момент машину немного качнуло. - Держи руль! Разобьёшь нас к хуям! - Сабуров приподнял голову над ним, посмотрев на дорогу. - Руль держи…держу блять… - и блондин немного сбавил скорость, хотя они уже выехали за город. Нурлан опять наклонился, туже обхватывая рукой твёрдый ствол и наращивая скорость до максимума. Щербаков посмотрел мельком вниз, а потом за стекло – бешенная скорость и там, и там. «Давай, Нур, ещё, соси, быстрее, соси, я уже…». Глаза блондина на секунду закатились, резкая струя ударила вверх в горло. Он на мгновение потерял связь с дорогой, и машину понесло вправо. Распахнув светлые ресницы и понимая, что он уже не сможет удержать Марка на полосе, он резко нажал на тормоза и попытался смягчить всё ещё быстрый съезд с обочины в кювет. Из салоны было слышно скрежет, стук и звон снаружи. Тойота несколько раз подпрыгнула на попадающих под колёса кочках и вскоре остановилась на несколько метров ниже дороги. - Ты таки въебался? – Сабурова перед этим кинуло боком вперёд, и он ударился головой о твёрдую панель. «Мы все давно безнадёжно въебались». Лёша посмотрел на брюнета, а потом за стекло. - Я же блять тебе сказал пристегнуться! - сработала его защитная реакция. Он заметил, что у Нурлана была рассечена бровь, и несколько капель крови, собираясь вместе, уже готовы были вот-вот сорваться вниз на щёку. – У тебя кровь. Ты таки расхуярил свою голову. Сабуров потрогал место ушиба и растёр красную жидкость между подушечками пальцев. - Хуйня. Хорошо, что подушка не сработала…Меня больше волнует это, - и он лукаво посмотрел вниз на свой стояк, который Щербаков уже тоже заметил. - Только это? - Не только, но с этим можно легко разобраться. Поможешь? – и он ухмыльнулся, взяв блондина за руку и притягивая к себе. Несмотря на удовольствие, доставленное ему за рулём, Лёша всё ещё не хотел, чтобы Сабуров думал, что его ночные гульки сойдут ему с рук. - Я могу и втащить. - Хочешь пожёстче? - Я сейчас ничего не хочу… - Ты хочешь, чтобы я тебя поуламывал? Как тогда, когда ты строил из себя обиженного мальчика из-за моих слов Бахе? - Нур, нам надо домой, скоро уже утро. Ещё блять машину доставать из этой ямы. - Я люблю тебя…и хочу…сейчас…здесь, - тот притянул его совсем близко к себе. - Я не… - и губы брюнета не дали ему договорить, с напором накрывая и не давая опомниться. - Нур, ты пья…- у блондина получилось отстраниться. - Я хочу… - опять напор, который всё сложнее было сдерживать и уже особо и не хотелось. Щербаков понимал, что будет опять потом за это себя винить, но он тоже уже хотел его до одури. Это же был Нурлан, его любимый Нурлан, пусть и пьяный, наглый, но он его принимал и любил любым. - Сейчас… - он отодвинулся назад, посмотрел через стекло на дорогу – их машину практически не было видно сверху. Выключил фары и заглушил двигатель. Сабуров в это время открыл бардачок и улыбнулся, увидев прозрачный, наполовину заполненный тюбик. Взял его, полностью опустил спинку своего сидения назад, и, помогая себе ногами, перелез на заднее сидение в ожидании блондина. Он расстегнул ширинку и спустил бельё, отпуская на свободу нывший член. Придерживая одной рукой свои спадающие штаны, Щербаков перелез за ним, садясь сверху на колени перед качнувшимся в его сторону органом. - Как тогда…помнишь? – Сабуров наклонился к его уху и, как и несколько лет назад за ночным клубом, начал целовать его шею, заставляя откинуть назад голову и опять подставиться под его ласки. Лёша почувствовал, как с него начинают стаскивать джинсы, и он уже был не против, помогая. Потом большие горячие руки обхватили его ягодицы, сильно сжимая и разминая крепкими пальцами. Через какое-то время один из них немного холодный и уже весь в смазке проскользнул внутрь. Щербаков был занят, его не отпускала приятная дрожь, всё ещё вызываемая губами и языком на его шее. - Присядешь? – послышался довольный хриплый голос. Немного привстав, блондин сел обратно, медленно опускаясь на торчащий член и издавая то ли стон, то ли хрип. Было немного больно, но неприятные ощущения сразу перекрылись удовольствием, когда, двигаясь в нём, он задевал то самое место, от которого по всему телу разносились приятные вибрации. Он раскрывался всё больше и больше, сильнее впиваясь в крепкие плечи перед собой. Закрыл глаза, не хотел смотреть в самодовольные карие глаза напротив, которые опять добились своего. Его член опять обхватила большая рука и начала двигать быстро, следуя ритму насаживаний. - Тебе хорошо, малыш? – услышал он. Посмотрев в глаза напротив, он начал двигаться быстрее. Сабуров улыбнулся в ответ. – Хорошо…мне с тобой тоже всегда хорошо. Только Марк был свидетелем того, как стремительные движения дошли до кульминации, а потом его заднее сидение опять запачкали, как и тогда, много лет назад. Вернувшись опять за руль, Щербаков набрал номер, вызывая техпомощь. Сабуров сидел на пассажирском сидении, склонив голову на стекло, и уже спал. - Не поеду в следующий раз…вот увидишь! - сказал блондин, обращаясь к спящему брюнету. – Ага, себе только не пизди… - эта фраза уже относилась к нему самому. *** Через несколько недель Лёша был возле гаража, осматривая на Марке места, которые подрихтовали и подкрасили после той небольшой аварии. Полина тоже вышла на улицу: - Ну что, всё исправили? - Вроде всё. Никита всегда тщательно делает. У них уже не было времени помыть полностью, забрал так, - Лёша посмотрел на заднюю часть белой тойоты, которая была в грязи и слоях пыли. - Я могу помыть, - улыбнулась она. – Ты же знаешь, что я люблю... - Знаю, - он улыбнулся в ответ, потянулся и поцеловал её. – Отдохни. Я заеду на мойку на следующей неделе. - А знаешь что? - Скажи. - Тут недалеко открылась новая мойка с самообслуживанием. Я заезжала на днях. Там неплохо. Чем быстрее помоешь, тем дешевле будет. Можем съездить. Мы всё равно одни дома. - Где Нурик? - Опять на съёмках задерживается. - Сам приедет? – Щербаков посмотрел в гараж - Кадиллака в нём не было. - Да, - она проследила за его взглядом. – Тебе не придётся за ним сегодня ехать. - Ну, поехали. Они сели в машину, и Лёша выехал за ворота в сторону города. Заехав в большое помещение, где было шумно от бегущей воды, жужжания пылесосов и ещё каких-то промышленных звуков, Щербаков заехал направо в один из свободных отсеков, и они вышли из машины. Впереди на стене висело несколько пистолетов со шлангами, щёток на длинных ручках и обычных тряпок. Там же находилась панель с переключателями и кнопками. Он нажал на одну из них, и огромные резиновые вертикальные жалюзи закрыли въезд в их отделение. - Ну, что, погнали? – задорно спросила Полина, уже взяв в руки пистолет с подачей воды и подходя к Марку. - Давай! Уложимся в десять - пятнадцать минут? - Попробуем, - она включила сильный напор и начала смывать большие куски грязи и смачивать весь корпус, готовя его к моющему средству. Щербаков взял другой пистолет, надавил на курок, и из отверстия медленной струёй начало стекать вязкое мыло. Попадая на мокрую металлическую поверхность, оно превращалось в густую белую пену. Лёша следовал по кругу за Полиной, заполняя ещё ненамыленные места на кузове. Вдруг девушка развернулась и брызнула на Щербакова водой из пистолета, обливая его руки. Брызги попали ему и на лицо, и он отскочил в сторону. - Бля, холодная! – он засмеялся. Она хитро посмотрела на него и ускорила шаг вокруг машины. - Прости, я случайно. - Ага, я сейчас тоже случайно, - и он попытался достать её наконечником, покрытым пеной, но она увернулась и опять направила струю воды, попадая ему на шею и опять на лицо. – Ну, держись! Сухой ты отсюда не выйдешь! Щербаков бросил свой пистолет на пол и побежал за Полиной. Уже схватив её за руку, он поскользнулся на мокром бетонном полу и полетел на капот, увлекая девушку за собой. Заливисто смеясь, она пыталась вырваться и забрать водяной пистолет, но Лёша, опираясь телом на машину, крепко держал одной рукой шланг, а второй щекотал её, заставляя извиваться всем телом. - Всё! Хватит! Давай мыть, а то время идёт! – она попыталась опять отстраниться, но блондин сильнее притянул её к себе. - Не я это начал, - он поцеловал её, всё больше прислоняясь назад к мокрой поверхности и чувствуя, как намокают его джинсы на заднице, толстовка и футболка под ней. Полина уже практически лежала на нём, отдаваясь без остатка его нежным поцелуям. Она отпустила пистолет, и он соскользнул вместе со шлангом на пол. Белая металлическая поверхность немного прогнулась под грузом двух тел. - Котён, опять вмятины будут, - она посмотрела на машину под ними. - Никита тебя убьёт, он только закончил всё. - Похуй! Иди ко мне! – он перевернулся с ней на капоте, прижимая её к белому металлу и подсаживая чуть выше на скользкой поверхности. – Ему за это платят. Теперь уже Полина почувствовала, как её спортивные штаны и кофта намокли, прислонившись к холодному мокрому железу. - Тут нет камер? А то придётся опять маме объяснять, почему наши фото и видео в интернете, - Лёша глянул наверх по углам отсека. - Нет. Я уже посмотрела. Придётся раскошелиться. Пятнадцатью минутами не обойдёмся. - Гуляем на все! - он засмеялся и продолжил её целовать, пробираясь рукой под кофту и майку. Полина была без белья, и Лёша сразу встретил пальцами мягкую грудь с твердеющими сосками. Она обнимала его за плечи, положив голову на капот и наслаждаясь, как его руки жадно сжимали и теребили чувствительные участки кожи под майкой, а его язык скользил внутри её рта, переплетаясь с её языком. Она обожала с ним целоваться, всегда погружаясь в море безграничного удовольствия, растекающегося тёплой карамелью по всему её телу. - Поль, я так тебя люблю, - он провёл большим пальцем по её припухшим губам и посмотрел на намокшие, совсем уже вьющиеся от стоящей в воздухе влаги, волосы. Потом приподнялся на руке над капотом и расстегнул второй рукой свои джинсы, приспуская их. Она спустила свои штаны и бельё, ощущая поясницей и ягодицами мокрого и холодного Марка под собой. - И я тебя, малыш. Ты такой… - он не дал ей договорить, опять захватывая её губы своими и пробираясь языком внутрь. Опираясь локтем на капот, от чего тот в месте соприкосновения прогнулся совсем сильно, Щербаков взял в руку член и медленно водил головкой по входу во влагалище, слегка постукивая, немного вводя, но потом опять высовывая и дразня девушку. Полина ощутила сладкое замирание внизу живота, подняла ноги и обхватила ими Лёшу сзади, сильнее прижимая к себе. - Давай, малыш, дав… - её рот опять закрыли тягучим поцелуем, а внизу наконец-то появилось чувство наполненности, от чего узлы внутри тела затянулись сильнее, и она немного прогнулась на капоте, опираясь на таз и затылок. Лёша входил в неё раз за разом, продолжая целовать и оставлять лёгкие засосы на шее. - Ты моя…сейчас ты только моя, - он смотрел в её раскрытые серо-голубые глаза и продолжал скользить в ней, слегка двигая оба тела вверх-вниз по мокрому капоту. Блондин немного замедлился, взял её за запястья и прижал над её головой, ощущая под пальцами пушистую пену. Темп ускорился, и она застонала чуть громче, но шум воды, доносившийся из других отделений скрывал то, чем они здесь занимались. Ощущения от холодной мокрой поверхности полностью компенсировались тем жаром, который был между их тесно прижавшихся, сплетённых тел. Лёша отпустил её запястья, опёрся на Марка вытянутыми руками и начал вбиваться в женское тело уже совсем стремительно и резко. Она сильно сжала ногами его сзади на пояснице, и он почувствовал, как она содрогнулась, лёжа на капоте, напрягаясь, а потом расслабляя мышцы внизу. Он улыбнулся, ощущая, как кончает сам. - Хорошо, что мы на мойке…следы преступления будет легко убрать, - она с нежностью посмотрела на него, откидывая в сторону намокшие светлые пряди с его лба. - За нами ещё очереди нет? – он вытер пену с её щеки и встал на ноги. - Подождут, - Полина поднялась следом с капота и с трудом натягивала полностью мокрые и неприятно холодные штаны. – Но с мойкой поторопиться не помешает. После сушки машины, она зашла внутрь помещения, где находился магазинчик и касса, и парень за стойкой на секунду замер, увидев перед собой совсем вымокшую девушку. - У Вас какие-то проблемы с мойкой? - Нет. Всё отлично! Никаких проблем. Даже наоборот, - она улыбнулась, протягивая ему талон для сканирования и оплаты. – Мы обязательно заедем ещё. *** Щербаков заехал в город, направляясь на съёмки Камеди Батла. Попав в медленно двигающийся поток с другими машинами, он достал телефон и привычно включил запись видео: - Это видеоблог! Еду сейчас на съёмку. Попал вот в небольшую тянучку. Пока жду, расскажу вам про свои планы на выходные. Значит, забрал на этой неделе Марка с СТО, там ему кое-что ровняли и красили после недавней небольшой аварии. Завтра придётся заехать опять. Ещё обнаружил кое-какие вмятины, - и он тепло улыбнулся, вспоминая, как эти вмятины образовались. - Это очень хорошее СТО, там работают… - ряд задвигался, и Лёша хотел тронуться, но перед ним нагло влез чёрный внедорожник Ниссан, чуть не спровоцировав аварию. - Куда блять! Это я не вам. Тут ездят некоторые не по правилам. Так, что я вам рассказывал? А, да! СТО, куда я обычно езжу. Там работают мои кореша, они всегда очень ответственно… - блондин решил перестроиться в другой ряд, который двигался быстрее, но чёрный Патрол опять его опередил, чуть не задевая Марка. - Ёб же ж твою мать! Какого хера ты опять сюда лезешь?! – он поставил запись на паузу. Щербакова уже начал напрягать этот настырный водитель. Лёша быстро оглядел чужую машину – номера видно не было из-за сильной грязи, все боковые стёкла затонированы, никаких других опознавательных знаков. Его отвлёк звонок. На экране была фотка Сабурова. - Нурик, здарова! - Лёх, ты где? Скоро уже съёмка. - Я еду. В тянучке. Минут через двадцать, думаю, буду. - Поторопись! Вези свою неугомонную задницу быстрее сюда. - Ты уже соскучился? – улыбнулся блондин. - Не то слово. И наш продюсер тоже. Так что поторопись. - Скоро буду! – и Щербаков положил трубку. Лёша посмотрел вперёд – чёрного Ниссана перед ним уже не было. Он пожал плечами и опять продолжил блог. - Завтра завезу опять Марка к пацанам, а сам пересяду на другую тойоту, она у меня уже давно. Ряд быстро задвигался, и он поехал чуть быстрее. Проехав светофор, блондин набирал скорость, радуясь, что попадёт на съёмки вовремя. Что-то комментируя на камеру, он заметил, что за ним опять пристроился чёрный внедорожник, очень похожий на тот, который ему мешал до этого. Он ехал за ним, сворачивая на те же улицы, что и белая тойота. Лёша немного напрягся. На очередном светофоре он посмотрел назад, пытаясь увидеть лицо водителя, но у того верхняя половина лобового стекла была чем-то закрыта, и внутри ничего нельзя было разобрать. Он перестал снимать блог и кинул телефон между сидениями, ожидая, что Ниссан будет делать дальше. Загорелся зелёный свет, и он неотрывно последовал за Марком, потом резко обогнал его и опять подрезал, становясь на полосу перед ним. Щербаков уже не мог стерпеть такого явного хамства. Вывернув на соседнюю полосу, он подъехал сбоку и опустил своё стекло: - Ты совсем охуел? Какого хера ты подрезаешь? Ниссан продолжал ехать рядом. Окна были закрыты, никакой реакции. Потом он резко затормозил и оказался позади тойоты. Лёша посмотрел в зеркало заднего вида, чтобы понять, что тот задумал. Он уже совсем опаздывал на студию, и эти непонятные манёвры были некстати. Щербаков прибавил скорость, видя, что впереди скоро загорится красный. Он хотел проскочить на жёлтый, но Патрол опять быстро его обошёл и резко затормозил, не давая Марку проехать светофор. - Ты, гандон! Какого хуя ты лезешь под колёса? – Лёша уже был совсем злой и раздражённый. Ему надо было поворачивать налево на проспект, откуда до студии уже оставалось ехать минут пять. Загорелся зелёный, и Ниссан поехал прямо. Ударив руками по рулю и матеря себя, Щербаков поехал за ним. – Что ты блять делаешь? Куда ты едешь за ним? Он гнался за чёрным внедорожником, но тот не позволял приближаться к себе совсем близко. Они всё дальше удалялись от студии. Раздался звонок – опять Нурлан. - Лёх, я надеюсь, ты уже совсем рядом? - Практически, - тот не хотел признаваться, что опять затеял хуйню. - Через сколько ты будешь? - Скоро. - Лёш, конкретнее! - Скоро буду. - Если тебя не будет через десять минут, у нас будут проблемы. Ты понял? - Понял, - Щербаков положил трубку и нехотя сбавил скорость, наблюдая, как чёрная машина быстро удалялась вперёд. Развернулся в ближайшем переулке и погнал на студию. Ниссан за ним не последовал. … Съёмки закончились, и парни, смеясь, вышли из-за стола, направляясь к выходу из зала. - Щербаков, срочно подойди в службу охраны, там что-то с твоей тачкой случилось, - быстро кинул ему кто-то из админ персонала. - Чего? – Лёша не сразу понял. - Лёх, что ты опять натворил? – Нурлан посмотрел на него с улыбкой, и они направились по коридору в один из офисов. - Что случилось? – Щербаков зашёл в комнату, в которой сидело несколько человек, и один из них - перед несколькими мониторами. - Белый седан, тойота – это твоя? – повернулся к нему мужчина. - Да. Что случилось? – Лёша улыбался. - Тут какой-то псих её ударил, - при этих словах улыбка быстро слетела с Лёшиного лица. – Мы уже вызвали наряд. Мы ничего не успели сделать. - Покажите! – Щербаков подошёл к столу и в ожидании смотрел на охранника. Тот немного помедлил, потом перемотал видео на одном из мониторов и нажал на Старт. Марк стоял на отдалённом участке парковки, там, где Лёша его оставил, приехав последним на съёмку. Справа к нему медленно подъехал тот самый чёрный Ниссан и остановился. Постоял несколько секунд, как будто водитель осматривался по сторонам. Потом сдал назад, набрал скорость и, не притормаживая, въехал кенгурятником в бок, сдвинув белую тойоту с парковочного места на метр. - Сука! – у Щербакова перехватило дыхание. Внедорожник опять сдал назад, объехал Марка и повторил то же самое, вбивая внутрь водительскую дверь. - Ударил? – Лёша уже орал на охранников. – Да он тупо хуярит мою машину, и никто ничего не делает! Они продолжали смотреть на видео, как чёрная зловещая махина ещё несколько раз сдавала назад и быстро вдалбливалась в беззащитную машину, тягая её вокруг парковочного места. Громко матерясь, Щербаков не выдержал и выскочил из комнаты, направляясь на парковку. Сабуров побежал за ним. Лёша подбежал к любимой тачке. Она была совсем в плачевном состоянии. Даже у Нурлана всё сжалось внутри от вида покорёженного кузова, глубоких царапин, вмятых дверей и разбитых фар. Почти все стёкла были в трещинах. Красивый и брутальный Марк с притягательными чертами был сильно изуродован. Щербаков практически плакал, ходя вокруг машины, трогая оголённое железо и трещины на окнах. Сабуров подошел к нему и взял за руку. Лёша отвернулся от Марка, прижался к нему, и стало слышно одиночные всхлипы. - Нур, какая сука это сделала? - Я не знаю, Лёш, - он положил руку ему на голову, пытаясь унять сильную дрожь в теле блондина. У Сабурова сжалось сердце от той боли, которую он чувствовал у Лёши внутри. - Марк…мой любимый Марк…его теперь не восстановишь…какая же сука! - Лёш, мы найдём эту суку. Они стояли на парковке возле уже груды железа, которая была почти членом их семьи, и не знали, где искать чёрный Ниссан. Наряд, который приехал спустя час, просмотрел запись, задокументировал всё и уехал. Внедорожник объявили по городу в розыск, но так и не нашли.
Примечания:
Украла несколько идей для этой главы у самой себя в "О них, конечно же".
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты