Unbearable

Слэш
NC-17
В процессе
16
автор
Размер:
планируется Макси, написано 72 страницы, 10 частей
Описание:
Чимин хочет, чтобы пассажирское кресло рядом с водителем, то есть рядом с Юнги, было всегда занято им. И не только кресло, но и местечко в сердце старшего.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 19 Отзывы 8 В сборник Скачать

2. Внезапная боль

Настройки текста
Недовольный взгляд чёрных глаз был прикован к паре, шептавшейся о чём-то в углу кабинета автошколы. Чимин сжал челюсть, заиграли желваки на скулах, говоря о том, что тот злится. К Юнги прицепилась девушка - бухгалтер автошколы. Чимин не раз видел их вместе, когда приходил на занятия, что неимоверно раздражало его, и это было прекрасно видно. Хосок, лучший друг Юнги, с улыбкой наблюдал за эмоциями на лице Пака и, когда тот посмотрел на него, поиграл бровями, кивая в сторону Мина и девушки. Чимин лишь фыркнул и отвернулся к стенке, не желая больше смотреть на их кокетства. Хосок пустил тихий смешок, сразу же получая гневный испепеляющий взгляд. - Как мило, Чимин-а, - проворковал парень, - Ты так сильно ревнуешь... - Нет, - оборвал его Чимин, потупив взгляд, - Отдай мои квитанции. - Сейчас, - опять широкая улыбка, - Распечатаются. Чимин достал телефон, утыкаясь в него, чтобы не смотреть на издевающегося Хосока и на Юнги с девушкой. Внутри всё болезненно сжалось, а желудок завязался в нервный узел. Стало обидно, что Юнги так легко дарит кому-то свои улыбки, хотя, на самом-то деле, почему бы и нет. Чимин не может запретить ему улыбаться другим, но так хочется. Хочется, чтобы яркие и искренние улыбки были только для Чимина, чтобы взгляд Мина был направлен только на Пака. - Я составляю расписание вождения, - шёпотом информирует его Хосок. Чимин непонимающе приподнимает бровь в вопросе. - И? - От меня зависит, кто с каким инструктором будет. - И чт... - Чимин замолкает, понимая, к чему клонит парень. Хосок наклоняется к его уху, шепча, будто по секрету: - Я могу тебя записывать без очереди к нашему Юнги, - и невинная улыбка, обнажающая ямочки. У Чимина взгляд загорается, но он старательно прячет улыбку. Он всё еще помнит, что Хосок лучший друг Юнги, и что первый с лёгкостью может выдать Чимина старшему. А этого пока не было в планах Пака. - Было бы неплохо, - нарочито безразличным голосом говорит Чимин и добавляет, - Он хороший наставник. Хосок только понятливо и довольно хмыкает. В его глазах пляшет хитрая лиса, и они, не скрывая, говорят, что видят его, Чимина, насквозь. Чимин краем глаза замечает, что Юнги приблизился к соседнему столу, и в его голове возникает идея, о чём говорят ярко сверкнувшие глаза. - Хосок-хён, - громким голосом говорит Чимин, отчего Хосок чуть вздрагивает, поднимая на него глаза в немом вопросе, - А ты бываешь инструктором? Хосок мешкается, прежде чем ответить, мельком взглянув за спину Пака. - Ну, да, - нерешительно тянет он, откладывая ручку в сторону, - Редко, только перед экзаменами проверяю готовность будущих водителей. Чимин с грустью вздыхает, отчего Хосок теряется ещё сильнее, чуть сжимаясь и всё чаще поглядывая Паку за спину. - Жаль. Хотелось бы посмотреть на твои уроки. - Да что там смотреть, - махнул рукой, неловко прикрывая улыбку рукой, - Юнги-хён намного лучше меня в этом плане. Чимин мысленно думает, что не только в этом плане, но только неопределённо ведет плечом. Сзади слышится громкий хруст карандаша, на что Чимин довольно ухмыляется. Хосок испуганно и резко переводит свой взгляд на экран монитора, что-то старательно там выискивая. Сзади недоуменно спрашивает женский голос: - Оппа, у тебя сломался карандаш? Давай я дам тебе свой? - залепетала та девушка, и Чимин попытался спрятать улыбку в телефоне. - Всё нормально, - прокашлявшись, произнёс Мин, - Спасибо. Хосок суёт Чимину бумажки, которые тот кидает себе в рюкзак и поспешно прощается, выходя из здания на улицу. Погода стояла тёплая, однако над головой собрались тучи, грозившие обрушить тяжёлые капли дождя. Чимин угрюмо вспомнил, как Джин-хён говорил ему захватить зонт, но Пак не послушал его. Сейчас же Чимин морщит нос, когда на него падают первые капли. Накинув на голову капюшон, парень сделал несколько шагов в сторону метро, чтобы поскорее спрятаться от дождя, но его за шиворот тянут назад. Чимин негодующе вылупляет глаза, резко оборачиваясь, чтобы скинуть наглую руку, однако сразу замирает, когда видит Юнги, держащего черный зонт над головой. Мин, несмотря на ступор младшего, упрямо утянул его под прикрытие, тут же впихивая ручку зонта тому в руку. - Доберешься - напишешь, - сказал Юнги и рывком застегнул толстовку Пака, - У меня работа, - проговорил и быстрым шагом направился обратно в здание. Чимин смотрел на зонт в своей руке и неторопливо потопал к метро, улыбка предательски лезла на лицо, и он набрал номер друга. - Тэхён, представляешь... - Чимин-а, - шипит Тэхён шёпотом, - У меня пара, негодник. - Он дал мне зонт, - не слушая его, сказал Пак, глупо улыбаясь, - Сломал карандаш, когда я попросил Хосока поучить меня. Тэхён, может он... - Стой-стой, - прошептал тот и уже громче сказал, - Профессор можно выйти? Я на пару минуточек. Через минуту слышится бодрый голос Тэхёна: - Чимин-а, думаю, ты втрескался, - и Чимин нутром чует, что тот улыбается. - Да ты что! Вот это да! А я не знал. Удивил меня, - пробурчал Чимин, смущенно опуская взгляд на ручку зонта. А ведь всего несколько минут назад её держал Юнги. Тэхён негромко смеётся, но в это же мгновение серьёзно произносит: - Не принимай всё так легко, Чим, - грустным голосом говорит Тэхён, - Он может беспокоиться о тебе, как о младшем брате. Всё-таки ты братик Сокджина, а они друзья. Чимин чувствует, как сжимается сердце. Больно. - Чимин? - обеспокоенно окликает Тэхён, - Я просто предполагаю, не слушай меня... - Ты прав, - горько усмехается он, - Тэ, я захожу в метро. Позвоню позже, - говорит и, не дожидаясь ответа друга, сбрасывает. Противореча своим словам, Чимин обходит метро и медленным и неторопливым шагом идёт в сторону дома. Дождь крупными каплями ударяет о ткань зонта, и на улице внезапно становится малолюдно. Каждый поскорее пытается скрыться под крышей, и даже люди с зонтами не стремятся остаться на улице подольше. Вскоре улица полностью пустеет. В воздухе летает запах мокрого асфальта и травы. Чимин удовлетворённо вздыхает приятный аромат. Резкое желание пройтись пешком ничуть не удивляет, а лишь дарит покой и умиротворение. Спустя полчаса телефон в кармане вибрирует, и дрожащими от холода руками Чимин вытаскивает его и фыркает, убирая обратно. Иногда брат контролирует его чересчур усердно, что выводит из себя, хотелось бы спокойствия и свободы. Чуть подумав, Чимин переключает телефон в беззвучный режим. Он понимает, что Сокджин беспокоится, что не желает ничего плохого, но когда хочется побыть наедине с собой, забота брата только раздражает. Чимин рассерженно пнул пустоту, злясь непонятно на кого - то ли на брата, то ли на себя, то ли на девушку, что липнет (именно так характеризует её действия Пак) к Юнги. Дождь разошелся вовсю, и зонт уже и не защищает от промозглых капель. Кожа покрывается мурашками, а волосы от холода встают дыбом. Холодный ветер нещадно бьет со всех сторон. Чимин шмыгает носом, но упорно идёт дальше, даже и не думая о том, чтобы скрыться где-нибудь. Когда на горизонте уже мелькает многоэтажный дом, в котором находится их квартира, Чимин сворачивает в магазин и, несмотря на удивленную его видом продавщицу, покупает целую банку мятного мороженого с орехами. Промокшая одежда неприятно липнет к телу, и парень думает, не зайти ли ему сначала домой, чтобы переодеться, прежде чем подняться на крышу. Но быстро передумывает, понимая, что брат может его больше не выпустить и закутать во много слоев одеял, дать лекарства, чтобы не заболел. Чимину этого совершенно не хотелось бы. В данный момент хотелось только сидеть на крыше и смотреть, любоваться мрачным от дождя и туч городом. Парень быстро заходит в подъезд и кладет в рот ложку холодного мороженого, нажимая на кнопку вызова лифта. Чимин ждёт недолго, и дверь лифта вскоре открывается, он уже было шагнул в него, но наперся на суровый и строгий взгляд Юнги, который скрестил руки на груди, рассматривая его с ног до головы. Чимин гулко сглатывает и резко разворачивается, чтобы сбежать, но его грубо хватают за капюшон и запихивают в лифт, закрывая двери. Юнги с силой вжимает его в стену, бесцеремонно отбирая ведро мороженого, из-за чего Чимин возмущенно восклицает, но тут же тушуется под грозным взглядом. И надувает в обиде щеки. Старший пыхтит, и Чимин остро чувствует, что тот едва сдерживается, чтобы не накричать на него. - Я гулял, - заранее пытается оправдать себя он, вскидывая невинные глаза, но на Юнги это не действует, и он становится еще злее. - Гулял? - сухо переспрашивает. - Ага. На улице хорошая погодка, - и выдавливает из себя нервную улыбку. - Почему на звонки не отвечаешь? Тебе телефон для чего нужен? - Юнги сильно сжимает его плечо, впиваясь ногтями, отчего младший кривится. Его спасает лишь то, что они приехали на нужный этаж, и Юнги рывком оторвал его от стены, потянув за собой за руку, - Можешь не отвечать. Всё тебе выскажет Джин-хён,- предупреждает. - Хён, - жалобно тянет Чимин, остановившись и потянув назад Юнги. Тот ошеломленно замер, ведь впервые слышит из уст Чимина такое обращение к себе, - Хён, он будет ругаться, - капризно тянет, выпячивая губу, словно собирается заплакать. - И правильно, - выкидывает безразличное и делает шаг к квартире, но Чимин, обхватив его сзади, держит за талию. - Хён, помоги, - хнычет куда-то в спину Мина, что замер истуканом от внезапных объятий, - И отдай мороженое, - добавляет тише. Юнги недовольно фыркает, тщательно что-то раздумывая. - Ты весь промок и замерз, думаю, от гнева Джина тебя ничего не спасет, - прошептал Юнги, расцепляя чужие руки и поворачиваясь к парню лицом, - Сам виноват. И Мин без зазрения совести жмет на звонок, и дверь почти сразу же открывается. На пороге стоит обеспокоенный Сокджин, который, увидев младшего брата, выдохнул облегченно, но тут же стрельнул в него предвещающий все круги ада взгляд. - Пак Чимин! - Хё-о-о-он, - жалобно тянет Чимин. - Почему ты заставляешь меня волноваться!? Пак опускает голову, с грустью смотря себе под ноги. Юнги бросает на него быстрый взгляд и подталкивает за спину к Джину. - Он раскаивается, - говорит Юнги, уверенно кивая и пряча ведро с мороженым от взгляда старшего. Джин тяжело вздыхает и уходит на кухню, что-то ворча себе под нос. Чимин вздрагивает, когда его руки касается рука Мина, и тот передает ему мороженое. - Только сначала согрейся и переоденься. Ты можешь заболеть, - просит Мин и уходит в направлении лифта. - Юнги... - удивленно выдыхает Чимин. Юнги останавливается и оборачивается с улыбкой. - Больше не хён? - ухмыляется он, на что Чимин фырчит и протягивает ведро обратно, - Что? Это мне? - изумляется. - Если Джин-хён увидит, что я ем мороженое, то мне ещё сильнее влетит, - бурчит, грустным взглядом провожая сладость.

***

Ночью Чимин просыпается от режущей боли в горле. Глотать становится ужасно больно, и Чимин встает с кровати, чтобы выпить лекарства, оставленные Джином на столе. Становится слишком плохо, в голове начинает стрелять. Парень стонет в подушку из-за боли и невозможности заснуть. Спать хочется ужасно, но боль не дает этого сделать. Телефон быстро оказывается в чиминовых руках, и тот удивленно смотрит на сообщение от Юнги, который, между прочим, писал ему достаточно редко. Чимин читает короткое: "Вкусно было" и глупо улыбается. Становится очень любопытно, Юнги ел мороженое той ложкой, которую облизал Чимин? Хочется что-то ответить, и Чимин теряется в раздумьях, пока не скользит взглядом по лекарствам и печатает: "Мне, кажется, не скоро представится возможность поесть мороженого...". Сообщением он хочет вызвать сочувствие старшего, чтобы тот пожалел, пожелал скорейшего выздоровления и, что скрывать, приехал проведать. Чимин довольно улыбается и убирает телефон, собираясь спать или хотя бы попытаться, но экран телефона мигает, оповещая о новом сообщении. Недоуменно посмотрев на телефон, он думает, что это навряд ли Юнги, которому рано на работу, но всё же с надеждой смотрит на экран, недоумевая, почему тот не спит. "Заболел?": спрашивает Юнги, и Чимин чувствует, как разливается тепло по груди. Чимин отвечает утвердительным сообщением, пряча смущенное лицо в ладонях. Потому что это Юнги. Ему пишет Юнги и, может быть, волнуется. А ещё это происходит в час ночи, что придаёт разговору какую-то изюминку. Но Чимин всё ещё помнит, что завтра старшему на работу, а если он заснет поздно, то вставать будет не так просто. А зная Юнги, так он вообще может проспать. "Почему ещё не спишь?" "Ты разбудил, - отвечает Юнги, и Чимин удивлённо открывает рот. Чтобы Юнги проснулся от звука какого-то сообщения? Сомнение закрадывается в голову, но он поспешно откидывает мысли, собираясь ответить. Но, прежде чем он успевает напечатать ответ, Юнги отправляет ещё одно сообщение, - А ты чего не спишь?" Чимин усмехается, если бы он мог, то сейчас бы видел седьмой сон, а не сидел с опухшими от болезни глазами и больным горлом, уткнувшись в телефон. Что-что, а сон Чимин ценил и добровольно терять свои законные минуты сна не собирался. "Я болею, так что это нормально. А тебе завтра на работу. Спокойной ночи, Юнги" Ответ не приходит, и Чимин подозревает, что старший уснул. Ещё нескольких минут Пак пытается удобно устроиться в кровати, но боль в горле настойчиво даёт о себе знать. Глаза слипаются, и он, наплевав на боль, закрывает глаза. Он уснёт несмотря ни на что. Вот только к боли в горле присоединяется насморк, и нос закладывает, от чего становится трудно дышать. Чимин проклинает свой организм, который не смог справиться с болезнью и не дал ему спокойно поспать, и встаёт с кровати, направляясь в ванную комнату. Когда нос более менее дышит, он ставит на кухне чайник, чтобы сделать чай с лимоном и медом. Пытаясь сделать все тихо, Чимин бесшумно передвигается по квартире. Сокджину тоже завтра на работу, и Чимин не хочет нарушать ещё и его сон. Ведь тот трудится и пашет за троих, упорно работает и пытается сделать всё, чтобы они ни в чем не нуждались. Совесть начинает мучить слишком поздно, и Чимин пытается отмахнуться от неё. Закутавшись в кофту, Пак пилил взглядом одну точку перед глазами. В соседних домах уже нигде не горел свет, что было немного удивительно, ведь обычно многие не спят допоздна. Движение дорог значительно уменьшилось, и мимо проезжали только редкие машины. Чимин любит их район. Он, по сравнению с другими частями города, тихий. И воздух здесь чище. А ещё много парков и разновидных площадок для спорта. Ему хотелось бы как-нибудь сыграть с Мином в баскетбол, ведь тот, по словам Хосока и Джина, прекрасно играет в него. Чайник начинает свистеть, и он быстро выключает его, чтобы свист не разбудил старшего брата. Каждый шаг кажется безумно громким, отчего Чимин в досаде закусывает губу. Когда тёплая жидкость попадает в больное горло, Чимин удовлетворённо замечает, что стало чуточку легче. Хоть боль и не прошла, но она перестала быть резкой и острой. После одной чашки чая Пак налил ещё одну, чтобы взять её с собой в спальню. Перед тем как лечь, он выпивает лекарство и сироп, который по идее должен смягчить боль, но эффект быстро проходит. Спустя двадцать минут, Чимин раздражённо открывает глаза и встаёт с кровати, выпивая чай. И так до самого утра. Парень почти не спал и к утру был настолько измотан, что просто заснул, игнорируя чуть притихшую боль. В семь часов утра в комнату аккуратно заходит Джин, осматривая почти пустую банку сиропа и пустую кружку, и качает головой, поправляя съехавшее одеяло. Чимин выглядит нездоровым: лицо бледное, кроме красных глаз и носа, дышит тяжело и чуть хрипит из-за больного горла. С волнением осматривая брата, Джин забирает кружку и уходит на кухню. Через несколько минут Чимин просыпается оттого, что Джин легонько тормошит его за плечо. - Чимин-а, выпей лекарство. Он недовольно хнычет, но все же послушно принимает лекарство, запивая его чаем с медом, что приятно обволакивает горло. - Надо помазать тебя согревающей мазью, - говорит Джин и выдавливает мазь на палец. Вскоре горло, грудь и нос Чимина приятно холодят и чуть позже начинают нагреваться. Джин облегчённо смотрит, как тому становится легче. - Не забудь потом выпить лекарство, - наставляет Джин, поплотнее укрывая засыпающего Чимина и мягко касаясь его лба в ласковом поцелуе, - Температура спала, это хорошо, - шепчет он и улыбается, когда Чимин на автомате кивает. Скоро Чимин остаётся дома один. Сокджин ушёл на работу. Через несколько часов действие лекарств и мази прекращается, и Чимин опять начинает чувствовать себя плохо. В глазах все плывёт, когда он пытается встать, и Чимин хватается за стену от головокружения, но всё же выходит из своей комнаты. На полпути на кухню, он слышит щелчок открывающейся двери и с непониманием смотрит на того, кто зашёл. Хоть в глазах все и размазано, но узнать силуэт Мина не сложно, тем более, тот говорит испуганное: - Чимин? Ты зачем встал? - с волнением спрашивает он и, закрыв дверь, быстро подходит к нему, придерживая за плечи, - Ты же весь горячий, - удивляется, трогая чужой пылающий лоб. Чимин пытается что-то сказать, но вместо слов изо рта вырываются хриплые звуки и кашель. - Так не пойдёт, возвращайся в постель, - строго сказал Юнги, закидывая его руку себе на плечо. Прочистив горло, Чимин, все ещё хриплым голосом, поинтересовался: - Что ты здесь делаешь? - Джин-хён попросил присмотреть за тобой. - У тебя же работа, - упрямо говорит Чимин и махает рукой, приземлившись на кровать, - Не беспокойся, всё нормально. Юнги закатывает глаза и фыркает. - У меня сегодня свободный день. Чимин ничего не отвечает, лишь укутывается в одеяло, оставляя снаружи только лицо, и устало закрывает глаза. Юнги ненадолго уходит на кухню, а когда возвращается, то в его руках оказывается миска дымящегося супа и кружка разогретого молока с медом. - Чимин, - тихо зовёт он, поставив еду на стол, - Покушай. Чимин лениво разлепляет глаза, тут же закрывая их обратно, уткнувшись в подушку носом. - Давай-давай. Когда тот всё же встаёт и съедает все до последней крошки, Юнги заставляет его выпить какой-то противный сироп, от которого челюсть сводит, а еда просится обратно, что сразу же мелькает на лице Пака. - Терпи, - говорит Юнги, когда Чимин кривится от всей души, показушно отодвигая от себя противную банку с ужасным сиропом. Чимин забирается обратно в кровать и закутывается, собираясь провалиться в сон, но Юнги вырывает его из мечтаний. - Убери одеяло, тебя надо помазать, - и кивает на согревающую мазь в своих руках. Чимин хмурится, но всё же отодвигает краешек одеяла, ощущая, как длинные пальцы Мина поднимают его футболку, чтобы помазать грудь. И он бы завизжал от счастья, если бы его состояние не было таким плачевным. Юнги намазал согревающую мазь на горло, отчего Чимин начал дышать более спокойней, чем раньше, а цвет лица стал менее безжизненным, что, несомненно, радует. Собравшись уже было уйти, Юнги чувствует слабую хватку на своей руке и садится обратно. - Что-то не так? - Хён, мне скучно. Не уходи, - жалобно просит Чимин, с силой открывая тяжёлые веки. Юнги тепло улыбается и кивает. - Хорошо, я не уйду. - Обещаешь? - Обещаю. И только после этого Чимин наконец-то засыпает, сквозь сон ощущая нежные поглаживания на руке, а спустя время тяжесть чужой головы на животе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты