Бракованный дуэт

Minecraft, Летсплейщики (кроссовер)
Слэш
R
В процессе
115
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 40 страниц, 4 части
Описание:
Клэй чего только не пережил за этот год: и отчисление из универа, и апокалипсис, даже собственную смерть, удивительным образом превратившую его в единственного и неповторимого представителя "разумного мозгопожирателя"! Правда одно испытание выглядит так, будто станет его бесповоротной смертью - знакомство с человеком от которого опасностью разит за километры, в голове господствует то ли организованный беспорядок, то ли бедлам, а сарказм, как единственный способ общения.
Посвящение:
Всем дримноблейд шипперам и злодейским плейлистам, которые рекомендует мне ютуб.
Примечания автора:
Перед тем, как спуститься ниже и почитать моё недовольное бухтение, заранее обрисую пару вещей: внешность и характер Техно в этом фф я отождествляю с его персонажем на ДСМП, поэтому параллелей к реальной жизни будет... ну не то чтобы много.
Из-за того, что я нихуя не географ, а историк блять, то место действия (т.е город, страна) не будет особо упоминаться, но делайте вид, будто это всё происходит в невероятном, не разьёбанном Лманбурге, похожем на Лондон.
Конкретного расписания публикаций у меня нет, но постараюсь не затягивать.
Фидбек - лучшая возможность похвалить автора, ю ноу.
Давайте не ебать друг другу мозги: я специально указала лишь теги пейринга, чтобы нашёл их только тот, кто искал. Соу, если вам не нрав пейр/шипперинг, как вы сюда попали?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
115 Нравится 66 Отзывы 20 В сборник Скачать

3 Или часть, в которой Лимос обретает сосуд.

Настройки текста
Примечания:
TW: графическое описание убийств и другой мерзости.
дайте танк (!) - люди
Oliver tree - jerk
2WEI feat. Marvin Brooks - Pushin' On
Gang Of Youths - Achilles, Come Down

      Я ожил и с тобой пуститься в путь*

      Техноблейд — самый странный человек из всех, кого Клэй вообще встретил за короткий срок не-жизни. И он являлся тем самым представителем «люблю разрушать мифы о людях каждую секунду», обожающих доказать что-то и себе, и другим. Серьёзно, такого ещё поискать надо. Хотя в этом они друг с другом были похожи.       Он смелый. Не та грань бесстрашия, когда рискуешь собственной жизнью, но именно та, которая позволяла двигаться дальше в тех моментах, когда любой другой, упёршись, отступал. Действовал всегда без задней мысли: рискованно, но сохраняя самообладание и возможность выбора. Пути отступления. И короткая стычка с тремя мертвецами тому подтверждение.       Бесшумно проследовав за ним — на всякий случай — Клэй, наблюдая из своего укрытия, только раз взглянув на развернувшуюся сцену, догадался — помощь человеку вообще не пригодится.       Обладая лишь коротким ножом, Техно стойко встретил бой против троих нежитей, удачно распределив свои силы. Сперва, своим коронным номером, грубо швырнул первого попавшегося мертвеца в его сородича, пользуясь заторможенностью существ — повалил разом обоих, как кегли. Настоящий страйк! Оценив открывшиеся перспективы, выбирает наиболее оптимальный вариант — с силой наступает одному из них на дряхлый череп, что в секунды крошится на кусочки, смешавшиеся с вязкой слизью, консистенцией копируя медузу. Третий нежить — самый медленный и хромоногий — не спешил подтягиваться, поэтому второй, никак не способный выбраться из-под веса сородича, принимает роль следующей цели.       Неторопливо мужчина вытирает подошву о траву, избавляясь от мерзкой слизи. Снова шоу. Заметно, он любил превращать небольшие столкновения в спектакль. Может даже испытывая упоение от собственной бесподобности, но не отражающейся в чём-то большем, чем омерзение. Или к себе, или к тому, что осталось от противников. Выходит, у него даже на нежитей высокие стандарты и если те пачкали обувь, то тест автоматически заваливался, а проигравший, — точно не Техно, — мог только попытаться избежать смертного приговора. В теории.       Лежачий изрядно извертелся, пытаясь добраться до ног человека и повалить к себе, но ему даже не пришлось увиливать от напористых рук — лишь отошёл назад, куда тело нежитя извернуться не могло, и при этом имея неплохой обзор на хромоножку, не потерявшего уверенности, что сможет одолеть жуткого человека. Техно покрутил ножом в руках, высматривая куда лучше метить, чтобы конец настиг моментально. И ударил — едва заметно для отстающего от действий зрения Клэя, но, тем не менее, смертельно — по рукоять, как иглу от шприца, вдавливал оружие в черепушку. Зомби забился в агонии до того, как с утробным рыком упокоился.       Пытаясь вытереть последствия, — брызги жидкости, похожей на болотную тину, — Техно сильнее размазал их по коже, ветровке и немного рту, быстро отплёвываясь. Раздражённые бормотания ругательств и проклятий, направленных на мертвецов, тонкий слух Клэя, без сомнений, уловил.       Встреча с третьим, безрассудным нежитем, не заставила себя ждать, но и Техно, решивший побыстрее закончить с этим шоу, быстро выбил его из строя метким ударом ножа в лоб, немного покрутив до щелчка костей, пока нежить в паре сантиметров щелкал у запястья второй руки. Вышло и правда быстро — секунда, и он уже не подавал никаких признаков… чего-либо.       Немного приподняв труп над землей с такой лёгкостью, будто плюшевую игрушку, Техно швырнул его к остальным трупам, грубо помогая ногами столкнуть их в одну кучу. Когда гора тел утрамбовалась и те складно уместились друг на друге, мужчина достал из кармана зажигалку, пару раз щёлкнул, пока не вспыхнул огонь. Присев на колено поджёг первый труп, а там разгорелись и остальные.       Закашлялся, когда порывы ветра швырнули ему в лицо сизый дым, но укрыл нос от дальнейших посягательств на его обоняние. Техно сильно морщился, хрипел, но простоял так некоторое время, пока трупы полностью не дотлели в огне и не остался один прах — и быстро потушил, засыпав землей едва начавшее распространяться по округе пламя. Для достоверности обтоптал обгоревшую траву и прах, уже не так пренебрежительно, как поджёг её — казалось в тот момент он вообще ни о чём не думал, даже о том, что рискует к чертям спалить весь лес.       Удостоверившись, что последствия поджога исчезли раз и навсегда, мужчина снова пригладил выбившуюся чёлку, которую заколочки в своих тисках не осилили, попадав на землю. Получил лишнюю долю хлопот, начав выискивать их и бережно складывать каждую в карман. Потом вдруг вспомнил, что в руках до сих пор находился перепачканный нож — положил в тот же карман к заколкам.       Грязные руки, пропахшие сгоревшим трупом и вязкой болотной кровью зомби, тот держал максимально далеко от лица, хотя нужды уже не осталось: физиономию едва можно рассмотреть из-за всего того обилия пятен и разводов, смешавшихся в янтарные блики на коже. Волосы, к несчастью, тоже. Зря только умывался.       Клэй решил поспешить обратно, пока Техно стоял и предавался унынию от факта, что придётся повторно обливаться холодной водой, но оступился ещё даже не поднявшись и кувырком вывалился из своего укрытия. Временно позабылось, что он неповоротливый, неуклюжий и уж точно контроль над конечностями едва ли сохраняет.       Человек не мог не услышать эту прекрасную смесь звуков: испуганный рык и шелест кустарника, резко развернувшись в его сторону, как хищник, промышляющий охотой. И кто теперь из них добыча?       Грозно глядя сверху-вниз на нежитя, Техно тяжело вздохнул. Наверное, ожидал четвёртого товарища. Клэй в свою очередь весьма удобно устроился в позе звезды и закатил голову назад. В мыслях представляя, что бы было, сломай он ненароком шею от таких выкрутасов. Да, в принципе, ничего. Некоторые и с оторванной ходят!       Тяжело вздохнув, Техно, как и стоило ожидать, в беде не бросил — неспешно помог бедному пострадавшему подняться на свои две, и даже заботливо отряхнул от пыли. Ясно, что неосознанно: как только прозрел руки тут же убрал, перед этим нервно подёргав одежду, словно не представляя куда их теперь деть. Повисла тишина за которую мужчине перед ним также, как и Клэю очень хотелось, чтобы мертвец наконец-то смог говорить. — Я… — Техно напряжённо сглотнул, оглядываясь на сожжённое пространство… Неужели придумывал, как оправдаться? Только вот за что? Нежить не питал обиды к тем, кто просто хотел выжить — он и сам такой, грубо говоря, пресмыкающийся перед обстоятельствами. И, наверное, окажись Техно в более ненадёжном положении в той драке, невзирая на инстинкты, бросился помогать.       Покачав головой, Клэй посмотрел на свои руки: слегка согнутые в локтях, ничуть не подвижные, обтянутые грязной трикотажной тканью и всё равно… Подчиняющиеся ему, как единая часть организма. Сейчас они могли ему оказать большую услугу, будь ещё самую малость гибкими… Легко подняв правую руку повыше, левой попытался сжать первые четыре пальца, а пятый — большой — оттопырить, показывая Техноблейду ничто иное, как «большой палец». Молодёжное, но действенное: краешки губ Техно дрогнули, почти выдавая улыбку.       Пальцы долго не продержались, предательски разогнувшись спустя пару секунд, но оно того стоило. — Мьех, можешь не благодарить за спасение от этой троицы, — величественно-занудным тоном начал Техно, заметив в вытянутой руке Клэя шанс для крепкого рукопожатия. Тепло его кожи потерялось в стуже пальцев нежити, но мужчина не отдёрнул. — Автограф дам потом, Дрим, а сейчас…       Клэй не разжимал фантомные остатки прикосновения, когда Техно предпочёл вернуться обратно, а не поддаться сентиментальностям и приятельским взаимодействиям с каким-то мертвецом. Что за бред.

***

      День был прохладный, температура тела Клэя — самая минимальная, а жар теплился глубоко внутри — вальсируя по желудку. Будь у него работающая кровеносная система, то и в венах, к несчастью. Это горячительное ощущение было отнюдь не из приятных, больше смахивая на сжигание заживо, но с обратной стороны.       Это неправильное состояние всегда означало только одно — голод. Не подобный тому, что он переживал эту неделю: простые спазмы и потеря чуткости. Кое что дикое, примитивное, зародившееся с первым его «перерождением». Как правило, в такие моменты контролировать голос безумия, обыгрываемый своим соперником разумом в честной схватке становилось сложнее, а то и вовсе невозможно.       Радовало, что Техноблейд сейчас увлечённо прихорашивался, оставив его в благом одиночестве. Один на один с собственным демоном… Всадником апокалипсиса — голодом. Сильнее сжав мощную челюсть, он поскрипел зубами, отгоняя странные мысли. Верхний ряд слегка расшатался после последнего приёма пищи: твёрдой, подгнивающей туши непонятного существа, но точно не человека. Возможно, оленя, когда-то выбежавшего на трассу и по неосторожности сбитого.       Воспоминания были не из разряда приятных, но гиперфиксация на еде стала подкидывать красочные изображения лакомых кусочков мяса, что рот вмиг переполнился вязкой слюной.       Самое обидное, что еда по сути пропадёт впустую: желудок давно утерял работоспособность, а вся пища, попадающая в него перевариваться не планировала — лишь полежать, погреться и выйти обратно тем же способом — через рот. Негигиеничная и мерзкая функция, не приносящий никакого удовольствия своим процессом. Люди хотя бы наслаждались пищей, а он — нет.       Самое нездоровый этап начинается, когда куски застревают в горле и пищеводе, нехотя покидая организм мучительно долгими периодами. Для человека это — стопроцентная смерть от асфиксии, а для Клэя лишь неудобство, никак телесно не отображающееся до момента, пока не приходит время избавляться от тяжести в желудке.       Последний раз подобное случилось месяц назад и после этого счастья повторить естественный процесс не выпало или, скорее, не хотелось. В последнее время воспоминания стали ярче, мысли разумнее, а он сам — впечатлительнее, останавливая какие-то настойчивые планы по тому, как разжиться едой (ни одного более менее вменяемого, кроме чистого сюрреализма).       В отличии от необразованных собратьев, которых интересовала исключительно человечина, Клэй догадывался, что в одиночку ему кроме обглоданных костей ничего не светит. Пришлось исполнять роль «санитара» улиц, доедая то, что оставили после себя другие… Ну он и не жаловался потому, что не мог, да и не на что — если бы его также, как и других беспокоила одна только еда, то рассудок подправить стало сложнейшей задачкой. А Клэй высоко ценил лёгкие, не отбирающие много энергии, пути.       Когда изголодавшийся нежить наконец-то пришёл в себя, оттесняя неприятные образы, Техноблейд — уже чистый, переодетый в одежду попроще — стоял напротив с необъяснимыми намерениями разглядывая его. Ох, кажется признаки голода на лице написаны: выпирающие скулы с желваками от вплотную сжатых зубов, горящие жаждой глаза, нескладное бормотание. Так, что там последним пунктиком? Естественная жажда охоты?       Скрипнув клыками о гниющую эмаль нижних рядов, Клэй продолжал держать молчаливую оборону против всего… И собственных инстинктов, и непонятной игры Техно, заканчивать с которой мужчина не спешил. Или тот в целом пытался понять, что происходит с мертвецом буквально час назад бойко стоявшим на ногах и источавшим пытливость новорождённого в попытках изучить весь мир от и до. Даже в сумку Техно сунулся, но быстро был отруган и ошибку повторить не торопился.       А сейчас, как никогда, напоминал тот самый труп, готовый без колебаний наброситься и разодрать на заманчивые кусочки человечины. Хотя Клэй ещё контролировал тело, но головой был далеко, — за пределами собственного здравомыслия, в мечтаниях о насыщении.       Секунда, и Техно присел рядом к привалившемуся у шалаша нежитю, помахивая рукой перед маской, словно не понимая: спит он или просто… Занимается чем-то, чего простому человеку не понять. Парень лишь басовито огрызнулся, дав понять, что пребывает в сознании, но уж точно не здравии. Звучал и правда, как смертельно больной. —Дрим, что с тобой? —догадливый человек обратился напрямую, а Клэю оставалось понадеяться, что маленькую шараду, на которую ушли последние силы, тот вразумит. Он пальцем указал на рот… Маску точнее, но именно там, где вырисовывалась полосатая линия улыбки. —Мьех, боюсь, я не знаю, что предложить. Если тебя удовлетворит скромный ассортимент из мяса, то подожди немного, — Клэй кивнул и Техно без промедлений направился в шалаш по пути угомонив Флаффи, которому тоже стало интересно, что же случилось с нежитем. От резкого «нельзя», произнесённого строго-заботливо, собачка едва высунула свою голову, а затем вернулась обратно в убежище.       Понятное дело, что при таком состоянии Техно сам опасался оказаться рядом с голодным зомби, но за питомца переживал сильнее и, честно говоря, отдельное ему за это спасибо. Сейчас инстинкты просто кричали бросаться на любой раздражитель или приковывали ненасытный взгляд к каждому живому.       На секунду Клэю даже в мысли пришло поживиться человеком, но, господи, это было настолько тупо, что нежить хихикнул — рыкнул — от идеи, тем более невозможной и отмахнулся. Даже недальновидный заметит, каким волком мужчина глядел, протягивая руку вперёд, большее проверяя — набросится или нет. Наверняка где-то в кармане брюк покрутывал или заточку или нож.       Между ними никогда не сложится доверия — это итак понятно. Судя по всему, даже будь Клэй человеком, тот никогда не дал бы ему спуска, угрожающе защищая личные границы и всем видом показывая «сделаешь что-то не то и я тебя прикончу». Просто сейчас он, наверное, лишь добавлял стресса Техно, — всё ещё альтруисту, хоть и сомнительному, — не желающему признавать, насколько опасался соседства с кем-то хоть слабым и дряхлым, но представляющим угрозу.       Как домашний тигр: вовремя не покормить и за еду, в скором времени, примут тебя. Клэй не мог осуждать, когда дело касалось собственного выживания, но с некоторых пор начал обладать излишним эгоизмом, ранее чуждым, а теперь покровителем каждой его мысли.       Вместо «а как же люди?», постоянно появлялось «а как же я?». Может, именно так и думает человек в подобных условиях и он стал прекрасно копировать их мыслительный процесс, а может потихоньку возвращается к исходному, когда всё, что он знал — своё имя и то, что его цель — потребительское отношение ко всему.       Моральный регресс стал проявляться точь-точь после встречи с человеком и, по правде, мужчина ему никак не способствовал, проявляя только самые интересные качества, за которыми Клэю, без сомнений, было интересно наблюдать, но всего день и уже некогда брезгливый до мелочей с желанием саморазвиваться парень стал думать только о себе. И Техно, честно говоря.       Последнее было правдой. Если от себя нежитя всё ещё шарахало до такой степени, что тот просто в качестве наказаний иногда запрещал себе думать, то Техно… Само снисхождение к его безумному рассудку: опасливый, но любезный; двуликий, но всегда говорящий именно свои мысли.       И всё снова скатывается к тому, что это не Клэй хороший, необычный и индивидуальный, а Техно добрый и рачительный, взявший его к себе на… А зачем в принципе? Как вторую собаку — на поводок и охранять шалаш? Неплохая мысль, парень и сам себя выше поставить не мог — совесть не позволяла. Зато недавненько проснувшееся самолюбие с радостью подкидывало образ мяса, которое он получит за верную службу. И чем тут крыть?       Если уж друзьями им стать не суждено, то Клэй мог оказаться максимально полезным… Ну, в любое другое время, когда он не голодный и уставший, как самый загнанный в угол зверь, зависящий сейчас только от доброты душевной человека. И как самый послушный придурок на свете, он остался ждать, полностью полагаясь на моральный компас Техно, что не решится подсыпать ему в еду какой-нибудь яд.       Существует ли вообще отрава для зомби? Еда всё равно не переваривалась и не могла растворить в желудочном соке, как минимум, мышьяк, как максимум нечто потяжелее. Разве что кислоту, которая очень вряд ли затесалась бы у мужчины.       Почему он снова размышляет о смерти? Плохая привычка.

***

      На пару секунд причудилось, что он погрузился в сладкий сон, но то было яркое воспоминание в голове… Какая-то вкуснющая амброзия, по своей структуре имеющая три яруса, вымазанных в очень густом креме и украшенная красивыми фигурками маленьких человечков. Сверху — цифра, на ней… Странная комбинация, сформированная из двойки и единицы — считать до неё Клэй не умел.       В приятном забвении где-то звучал голос. Не мужской — он уже знал, как звучат мужчины — звонкий, ласковый… Греющий. — Задуй свечи и загадай желание, малыш, — женщина ласково положила ладонь на плечо сына.       Сидя напротив огромной конструкции вкусняшки, глаза парня забегали от обилия выбора. В его голове, как и всегда, наматывали круг сто и одна идея. И ни одна из них пока не одолевала амбиции.       Хочу стать лучшим.       Так самодовольно и вместе с этим обиженно, словно заевшая пластинка звучала из года в год с одной и той же надеждой. Свечи идеально задуты с первого раза. — Итак, что же загадал наш именинник? — опустив своё безликое, расплывшееся в тумане лицо, незнакомка громко поцеловала «именинника» в щёку. Интересное слово.       Улыбка на лице парня дрогнула: как едва сорвавшаяся маска. Надо держаться, чтобы никто не узнал. Какой он. — Чтобы ты наконец-то заказала нормальный торт на мой следующий день рождения, ма, — театрально закатив глаза возмутился парень, легко усмехнувшись. Женщина хихикнула, принимая подобную колкость сына за ответ. Он всегда такой.       Человек, которого отчислили из университета, и он предпочёл скрывать эту информацию от единственных на свете, кто действительно заботится о нём. Человек, который никогда не испытывает ничего, кроме тщеславия. Человек, не представляющий ничего, кроме угрозы.       Он всегда такой.       Лишь одно сплошное разочарование для себя и груз для других, которому, безусловно, интереснее размышлять о чём-то, что сотрёт с лица земли людей, чем о правде.       Торт, кстати, не так уж плох.       Торт! Вот, как называется эта вкусная штука. Ему сильно захотелось хотя бы кусочек выкрасть со стола из своих воспоминаний! Желудок мог бы возмутиться от такого неоднозначного и непроверенного выбора, но…       Безусловно, у зомби не было какого-то конкретного предпочтения в еде, просто он так привык к мясу, что о другой еде и не знал. По правде, нежить мог спокойно питаться тем же, что и обычные люди — у организма не было личных предпочтений, лишь у бессознательных импульсов, всегда убеждающих, что лучше мяса ничего не существует.       И он нашёл опровержение этому! Торт — настоящее лакомство и теперь цель попробовать его так окрыляла, что в памяти образ вкуснятины закрепился надолго. Надо будет обязательно нарисовать его для Техно и понадеяться, что мужчина в курсе, как достать лакомство из грёз.       Как вовремя, но мужчина быстро возник перед глазами, держа в руках пластмассовую посудину и выглядя более, чем недовольно. По нему не скажешь, что расставание с мясом абсолютно щедрый акт о котором он не сожалел. Наоборот, видом рисовался, будто если Клэй не отработает этот скромный обед, то сам пойдет на фарш.       Плавно подтянув к груди руки он уже всей наружностью показывал нетерпение и желание приступить к трапезе. Техно нахмурился — единственная эмоция, которая на его физиономии выходила прекрасно — и поставил в импровизированную держалку из рук миску. — Столовые приборы, более чем уверен, тебе не пригодятся, — с ехидством подытожил, разворачиваясь на пятках и помахав на прощанье, — приятного аппетита. А я, пожалуй, пойду отмывать гардероб, мьех. Если что-то понадобится постарайся сначала поискать сам, а уже потом тревожить меня.       С маленьким наставлением тот оставил его пировать в полном одиночестве. Для столь жуткого и мерзкого процесса Клэй в зрителях точно не нуждался, но разве Техно хоть капельку не интересовался, как питаются мертвецы? Странный человек… Или нет.       Приподняв маску на лоб и вместе с этим, для удобства, спустив капюшон, Клэй неделикатно сунул свою морду в миску, по-странному изогнувшись. Человек бы так не смог. Куски мяса он не пережёвывал — сразу вылавливал зубами некрупно нарезанные кубики и глотал. Ненасытнее одичалого животного покончил с этим в два счёта.       Желудок под конец приятно потяжелел, а мяса в миске оставалась ещё добрая половина, но… Ему правда было слишком: если съесть чуть больше, то станет куда медленнее и неповоротливее, зато такого плотного перекуса хватит на месяц; если оставит как есть, то сытым пробудет неделю, может две.       В целом, если Техно так и продолжит нянчиться с ним, то Клэй мог попробовать положиться на слепую веру и рациональную «полезность» второго варианта, чем машинальный первый. Именно это он и делает, отставляя посуду в сторону.       Возвращать её Техно было как-то боязливо: тот точно побрезгует повторно пускать в дело миску после того, как слюна Клэя оказалась и на мясе, и на посудине. Похоже, стоило всё-таки использовать руки… Ну в следующий раз он точно так и сделает, а в этот изобразит максимальное угрызение совести за свою непредусмотрительность.       Хотя нет, не сможет. Ни эмоции, ни определенные жесты ему неподвластны. Оставалось полагаться, что человек и правда не решит, что он нарочно оставил еду и в следующий раз накормить его камнями (Клэй пробовал — та ещё фигня, на самом деле) не захочет.       Как настоящий дикарь, нежить вытер свой рот о толстовку, добавляя к коллекции таинственных пятен ещё один бардовый развод и облизнулся. Надо было делать это в обратном порядке, но его внимание быстро отвлеклось на громкое «чёрт».       Обладателем самого равнодушного даже во время криков голоса был, без сомнений, Техноблейд. Клэй замер, разглядывая вдалеке спину мужчины, неуклюже свалившегося в реку и параллельно ворчливо вылавливавшего одежду из реки. Нежить расслышал лишь маленькие отрывки, вроде «к черту» и привычное «мьех».       Хмурым он выбрался из воды, разглядывая свои промокшие до ниточки брюки и майку. С мужчины тяжелым ручьём стекала вода, превращая землю рядом в слякоть, а небольшие ямы — в лужи; некоторые пряди волос прилипли к лицу, пока тот не пригладил их, как обыденную причёску. Только с одним но, та всё также влажная, со слегка завивающимися кончиками. Смотрелось необычно. Клэю в голову пришла интересная мысль: с его копной волос это также сработает? Не было как-то времени и желания проверять, но сейчас…       Нежить благоразумно решил оставить свою маску рядом с миской, совсем не стесняясь практически неизменившегося лица — вот с этим ему конечно повезло. Ну, это мягко говоря, а на самом деле ситуация обстояла не очень хорошая: его бледная кожа окроплена маленькими царапинами, полученными по случайным и не очень обстоятельствам; глаза — всё такого же яркого зелёного цвета — никогда не моргали, собственно, как и грудь не вздымалась без надобности. Зрачки всегда расширенные, радужка потихоньку выцветала. В общем, не то, чтобы красивый, но внешне сохранился лучше некоторых сородичей. И, может, людей.       Волосы абсолютно те же, как и при первом пробуждении; их цвет не был задет, имея прежний светло-русый оттенок; длина тоже. Правда, сейчас это больше очень спутанные клочки, затвердевшие от высохшей крови, что висели заострённо, подобно сосулькам.       Ему бы не помешало омывание чудо-жидкостью, которую люди так любят ещё и пить. Приблизившись к застывшему от удивления Техно, — он-то наверняка думал, что Клэй абсолютно смущался собственной рожи, но маска была просто для маскировки, — загипнотизировал взглядом реку.       Без единой здоровой мысли и самосохранения, Клэй плашмя валится в неглубокий водоём. Если так посмотреть, не самое его лучшее решение. Уже через секунду одежда стала тяжелее самого нежитя и он, болтыхаясь, как дикий кот, которого пытаются приучить к ванне, стал разбрызгивать повсюду воду; иногда (в панике?) глотать.       Даже на мелководье пригодились бы базовые навыки в том, как не утонуть в данный момент, когда все части тела абсолютно не хотели работать сообща, а сам Клэй только и думал о том, что будь течение чуть сильнее, то его легкое тело смыло, как тростиночку.       Помощь пришла оттуда, откуда не ждали… Точнее, нежить подозревал, что Техно быстро отойдет от оцепенения и выловит его из ванных процедур, но тот был даже быстрее — почти сразу же кинувшись следом, тот схватил мертвеца за обе руки и стал тащить на себя. Хоть бы не оторвал с такой-то решимостью.       Сразу удобно сместив хватку с запястий на локти, мужчина ещё раз потянул на себя, беспрепятственно помогая взлохмаченному и взмокшему нежитю выбраться из водяной ловушки, удивительно лёгко лишившей его достоинства. Проиграть какой-то реке — это выше его самолюбия.       Неровно дыхание Техно, аналогичное спринтеру, преодолевшему долгий забег, сдувало маленькую прядь волос нежитя; Клэй, без стеснения, прижался к груди человека, выблёвывая тому на плечо остатки пресной воды (часть, что попала в лёгкие, утеряна безвозвратно). По ощущениям, прошла вечность пока человек смог наконец-то отдышаться и прийти в себя от произошедшего, а Клэй избавить организм от ненужной гидродации и посмотреть прямо — глаза в глаза.       Техно не оттолкнул его, он не сбежал, просто… Продолжал стоять с непроницаемым видом и распахнутыми то ли от страха, то ли от злобы, пришедшей с опрометчивым поступком тупого зомби, глазами. Он не любил ставить не в свою пользу, но в данный момент больше склонялся ко второму варианту — и, кажется, оказался прав.       Открывая и закрывая рот в странной пантомиме, человек заметно решал, что сказать, но, судя по всему, подбирал подходящие слова. Может, придурок или идиот — хотя слишком мягко. Зигзаг догадок, выстроившихся в голове большой очередью, был прерван небольшим толчком. Клэй почти свалился обратно, но крепкая рука Техно подловила, сжав ткань толстовки на груди в кулак и с небольшим наклоном — преимущественно назад — тот завис в воздухе, уперев длинные ноги в землю.       Неосторожные взмахи рук в попытках сохранить баланс и не свалиться — чистая привычка, не более — лишь раздражали человека, своим видом обещавшего не оставить ничего от его итак бедной толстовки, растянутой в ничто.       Клэй вообще не ясновидящий, но это не мешало предполагать, что сейчас произойдет нечто ужасное. Если будет бить, то пусть хотя бы не в лицо, а… В любую часть тела лучше не бить, на самом деле. Если удар выйдет неосторожный и он умудрится поломать кость, то насмарку пойдут все годы сохранения собственного внешнего вида в подобии порядка.       И, будем честны, лучшая пытка сейчас — наорать на него. Сверхчувствительный слух является не только прекрасным талантом, но и ахиллесовой пятой, а нежить, вопреки всему, может быть дизориентирован и ослаблен, не имея способности воспринимать звуки.       Почему он снова размышляет о чём-то неприятном? Это уже не привычка, а странный шаблон разума — самостоятельно думать о бичевании.       Впрочем, Техно был абсолютно не солидарен с его размышлениями: угрюмый, мокрый и отрешённый, тот всё же нашёл момент тихо хихикнуть, мягко отпуская толстовку парня. Что это сейчас было?       Не поверив собственным ушам, Клэй зачарованно наблюдал за расплывшимся в улыбке мужчиной, пока тот с странным жестом прижимал руку ко лбу, качая головой. — Даже не представляешь, какой ты придурок, Дрим, — мягко хлопнув нежитя по плечу, человек ещё раз усмехнулся — уже почти ему в лицо, так и оставшемуся в паре сантиметров. Но отклонился. — Таких придурков поискать надо.       Не объяснившись и не договорив, торопливо удалился в сторону шалаша странной покачивающейся походкой. Клэй решает не догонять его.       Зато он понял, что мыться — это не его.
Примечания:
*Божественная комедия.
Решила не париться и характер дрима тоже с дсмп взять
Странная глава нгл, но было весело её писать. Пока что эта и следующая (скорее всгео) будут филлерными, но дальше обещаю сюжет.
Спасибо вам огромное и за лайки, и за комментарии (хотя меня такое внимание к фф пугает OwO)!
Фидбек - очень важная вещь, мотивирующая автора писать дальше и я очень благодарна таким отзывчивым людям, что поддерживают мой фанфик и меня добрым словом (и оценочкой)!

Отредачччено
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты