Найди меня

Слэш
NC-17
В процессе
7
автор
Размер:
планируется Макси, написано 33 страницы, 7 частей
Описание:
Выпускник школы Антон Шастун несколько лет тайно влюблён в своего такого прекрасного, но дерзкого соседа Арсения Попова. Поэтому, когда однажды ночью он приглашает его составить ему компанию, Антон соглашается. Но, придя в школу после их ночного приключения, Шастун узнаёт, что Арсений исчез… оставив лишь таинственные послания, в которых содержится отгадка, куда же он подевался. И Антон бросается в отчаянные поиски парня, который живет в его сердце.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

5

Настройки текста
— Заедем к Карине? — Арсений оттирал уже засохшую кровь с рук салфетками, когда я вернулся в машину. — Ты хочешь ей тоже как-то насолить? — Хочу поблагодарить ее. Конечно, я надеялся, что подарю цветы не ей — он грустно усмехнулся, — Но что ни делается — все к лучшему, да? — Она тебя не стоит, поверь. — Ты правда так думаешь? — я устало кивнул ему в ответ. Мы остановились на светофоре, а рядом встала спортивная тачка с молодой компанией. Вот у кого была веселая ночка. По-настоящему веселая, а не как у меня. Такого веселья я не особо хотел. — Понимаешь, у нас все было хорошо: мы часто проводили время вместе, постоянно где-то бывали, разговаривали обо всём на свете, я дарил подарки и всегда был внимателен к ней. Я не понимаю, что могло пойти не так, — он потёр переносицу. — Почему она мне изменила? — этот вопрос он задал скорее самому себе, нежели мне. Но я решил всё-таки ответить на него: — Потому что, скорее всего, на самом деле все было не так радужно, как ты думаешь. — Я знаю. Идеальных отношений, а тем более людей не бывает. Но все же было не настолько плохо, — непонимающе говорил он. — Или тебе так казалось.

***

Когда я подъезжал к дому Карины, Арсений полез назад, чтобы достать цветы. Изворотливости ему не занимать, поэтому его пах оказался в опасной близости с моим лицом. Я нервно сглотнул, подавляя желание прикоснуться к нему. Мозг не мог думать о чем-то другом, а член предательски начинал возбуждаться. Я попытался представить что-то мерзкое, чтобы он вернулся в прежнее расслабленное состояние, но у меня не получалось. Хорошо, что на мне было большое худи, которое могло скрыть это недоразумение. Вокруг стебля одного из цветов он обернул записку. Как только мы остановились, он отдал букет мне, чтобы я отнёс его сам. Поднявшись на нужный этаж, я оставил его около квартиры и пошёл обратно.

***

— Что теперь? Я на секунду отвлёкся от дороги и посмотрел на Арсения, чего делать не стоило, потому что, казалось, он прочёл все, что я думаю, по моему лицу: он привлекателен для меня, я чувствую, что меня тянет к нему, как магнитом. Но дело ведь не только в этом. Ведь личность не может быть отделена от тела человека. Невозможно видеть что-то одно. Например, ты смотришь в его глаза и видишь в них синеву, а в этой синеве — самого Арсения. Ведь не зря же говорят, что глаза — это зеркало души. Если же говорить о красоте этого человека, то это закрытый сосуд совершенства, который не имеет и не может иметь каких-либо изъянов. После продолжительной паузы Арсений все-таки мне ответил: — Хочу показать тебе кое-что, — он улыбнулся мне. Было 2:49, но сейчас мне как никогда раньше хотелось как можно дольше остаться рядом.

***

Туристы в бизнес-центрах не бывают, потому что там ничего нет, только офисы принадлежащие различным организациям. Ночью и по выходным там вообще не бывает людей, разве что какая-нибудь ничтожная кучка людей, случайно забредших к зданию. Я вел машину под руководством Арсения по лабиринту улиц с односторонним движением. Он открыл окно, и в машину ворвался тяжелый, теплый воздух — было как-то не по-ночному жарко. Ветер взъерошил его темные, и без того небрежно лежавшие волосы. Но даже несмотря на его присутствие, среди этих огромных, казалось, пустых зданий я чувствовал себя одиноко, как будто наступил конец света, а я один выжил, и мир теперь принадлежит мне. Весь этот огромный, бесконечный и волнующий мир — мой, а я — его исследователь. — Мы просто так что ли катаемся? — поинтересовался я. — Нет, — ответил он. — Я пытаюсь найти здание «Резиденции на Суворовском». Оно рядом с «Октябрьским». — А, — я в кои-то веки смог сказать что-то по делу, — мы не туда завернули, оно метров через пятьсот будет только. Я проехал несколько поворотов, а потом свернул. Арсений обрадовался: перед нами действительно была «Резиденция». Это был большой двенадцатиэтажный бизнес-центр с панорамными окнами. Фасад выглядел очень даже современно, хотя и находился в историческом центре города, где многим зданиям уже по несколько сотен лет, и прекрасно вписывался в общую картину. Я остановился перед въездом на стоянку и повернулся к Арсению. Он смотрел вперёд, вникуда — я лишь на один миг уловил этот пустой взгляд. И впервые подумал, что с ним может быть что-то не так. Не одно только «моя бывшая — сука», а нечто куда более серьезное. Мне бы стоило поговорить с ним об этом: конечно же, мне надо было многое ему сказать, выяснить, что с ним случилось, чтобы помочь хоть как-то, подбодрить его. Но я сказал только это: — Можно спросить, зачем ты меня сюда привёз? Арсений повернулся ко мне и улыбнулся. С его красотой даже фальшивая улыбка выглядит очень убедительно. — Хочешь полюбоваться ночным Питером? Я закатил глаза: — Ну нет. Ни в коем случае. Забираться я туда не собираюсь. Ты же обещал, что ничего такого не будет. Если ты не помнишь, то я не соглашался на взлом с проникновением. — Так взлома не будет. Мы так проникнем. Там не везде закрывают двери. — Арс, нет. Я не хочу, — отрезал я. — Признаюсь, что доставил тебе хлопот сегодняшней ночью, поэтому я хочу это как-то сгладить, — сказал он. — И вообще, я сдержал обещание, никакого взлома с проникновением одновременно. — Да там по-любому охрана есть, — ответил я. — Ну естественно, как же без этого, — он отстегнул ремень безопасности, — Охранник. Геной зовут. Мы вошли через центральный вход. За большим полукруглым столом сидел молодой человек в форме охранника, который, видимо, хотел оставаться бодрым, но у него это не получалось. — Привет, Арс, — поздоровался он. — Как жизнь? — ответил Попов. — Покатит. А это что за пацан? Мне хотелось возразить ему, что я ему не пацан, но не стал встревать в их разговор. — Это мой друг Антон. Антон, знакомься — это Гена. — Привет, — он протянул мне руку, — Как дела? Знаешь, мы тут по городу катаемся, машины уродуем, морды бьем, с одними девушками расстаёмся, другим — цветы дарим, врываемся в бизнес-центр в пятнадцать минут четвертого утра и все такое. — Нормально, — ответил я и пожал ему руку. — Лифты на ночь выключаются, — сказал Гена. — Пришлось в три вырубить. Можете по лестнице подняться. — Круто, тогда до встречи, — Арсений улыбнулся охраннику. — До скорого, Арс.

***

— Охренеть, ты знаешь здешнего охранника? — спросил я через некоторое время, когда мы уже шли по лестнице. — Он учился со мной в школе, только на год младше, — ответил он. — Давай поторопимся, окей? Часики-то тикают. Арсений помчался наверх, перепрыгивая через ступеньки и держась рукой за перила, я старался не отставать, но не особо получалось. Мой сосед не был спортсменом, но любил бегать — я иногда видел его в парке у дома, одного, в наушниках. — Зацени, — сказал он, открыл ведущую с лестницы дверь, и мы оказались в огромном помещении с длинным столом и окнами во всю стену. — Это зал заседаний, — сообщил Арсений. — Отсюда самый лучший вид. Я пошёл за ним вдоль окон. Какое-то время он молчал, а потом подошёл к стеклу почти вплотную. Я сделал шаг назад, но он притянул меня за кофту к стеклу рядом с собой. Его размеренное дыхание сильно контрастировало с моим сбившимся. Сверху было видно, что Питер хорошо освещён. Во все стороны безупречной сеткой разбегались фонари — до извилистых улиц и многочисленных тупиков бесконечных жилых районов. — Красота, — сказал я. С высоты и ночью город казался настоящим — я как будто видел его впервые. — Посерьезней впечатление, — сказал я вслух. — Ну, с высоты. Незаметно, какое все на самом деле потертое, не видно ни ржавчины, ни потрескавшейся краски. — Вблизи все уродливое, — согласился Арсений. — К тебе это точно не относится, — сказал я, не подумав. Он продолжал стоять лицом к окну, но чуть-чуть повернул голову ко мне и улыбнулся: — Дам тебе совет. Более привлекательны уверенные в себе люди. А неуверенные — менее. И прежде, чем я придумал, что ответить, он опустил взгляд вниз и заговорил снова: — Вот что некрасиво: да, ты отсюда не видишь ни ржавчины, ни потрескавшейся краски, ни чего-то ещё, но зато видишь весь город, как он есть, насколько он фальшивый. Ну посмотри: все эти тупики, улицы, которые замыкаются сами на себя, все эти новостройки. В этих домах живут люди, которые только и делают, что отапливают их своим будущим. Все просто помешаны на том, как бы загрести себе побольше всего. Я двадцать лет живу в этом городе и ещё не встретил ни одного человека, который ценил бы что-нибудь стоящее. Мы оба смотрели в темную даль, туда, где уже не видно этих бесконечных улиц. Его плечо и локоть касались моих, и хотя я даже не смотрел на Арсения, мне казалось, будто я прижимаюсь к нему. — Господи, мне так противно от того, что мои так называемые друзья мне небезразличны, хоть почти каждый мне как-то подгадил в жизни, — признался он. И я сказал следующее: — Я буду рад составить тебе компанию ещё не один раз. — Это мило, — едва слышно ответил Арсений. Потом он повернулся ко мне и легонько кивнул. Я улыбнулся и получил улыбку в ответ. Это снова была улыбка, в которую я поверил. Насмотревшись на ночной город, мы пошли спускаться по лестнице. Внизу каждого пролета я перепрыгивал несколько ступенек, чтобы рассмешить Арсения. И он смеялся. Я думал, что я его утешаю. Думал, что могу помочь ему. Думал, что если я смогу быть немного увереннее, то мы сможем быть ближе друг для друга. Но я ошибся.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты