up all night

Слэш
R
Завершён
1655
автор
Размер:
67 страниц, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1655 Нравится 176 Отзывы 333 В сборник Скачать

pursuit of happiness

Настройки текста
      Это уже в который раз происходит в туалете.       Сяо выглядит, мягко говоря, не очень: колени прижаты к груди, руки нервно обхватывают ткань джинсов и оставляют за собой заметные потные влажные отпечатки ладоней. Его ресницы будто слиплись из-за слез, и он изо всех сил старается смотреть на Венти, который пытается хоть как-то его успокоить.       По самому Венти видно, что он очень пьян: его пошатывает в стороны, поэтому ему приходится упираться ладонями в грязный затоптанный пол, чтобы его лицо было на одном уровне с лицом сидящего напротив него Сяо. На покрасневшем от алкоголя лице расползлось взволнованное выражение, и он протягивает руку, чтобы положить ее на плечо Сяо и ободряюще его встрясти.       Пол под ними будто вибрирует из-за басов, из-за двери слышны пьяные крики таких же, как и они, студентов и гул музыки.       – Сяо? – пытается перекричать музыку Венти. – Хочешь, уйдем отсюда? Давай пойдем к тебе? У тебя ключи с собой? Итэр здесь?       Он берет потные руки Сяо в свои ладони, широко ему улыбается и пытается заставить парня напротив наконец повторить за ним дыхательные упражнения.       Через несколько минут Сяо все же чувствует, как сковывающая все тело паника отступает, и вместо нее остается лишь дикая усталость, мелкая дрожь и головная боль. К этому моменту Венти уже успел нарыть в карманах его джинсов ключи от комнаты Сяо и бодро улыбается своему другу.       – Ну что, пошли?

+

      Первые несколько месяцев в другом городе и в новом колледже пришлись Сяо несладко, но у него всегда был Венти, который мог его поддержать.       Они познакомились в интернете на каком-то паршивом форуме по D&D, когда им было по 14 лет, и с тех пор буквально каждый день перекидывались хотя бы парой сообщений, и Венти, тогда еще живший в другом часовом поясе, сразу же стал причиной того, что Сяо ложился совсем заполночь и едва ли не просыпал школу. Сяо считал, что ради своего лучшего друга он может пожертвовать и парой часов своего сна.       Венти пел и играл на гитаре, и Сяо тоже всегда хотел хоть как-нибудь связать свою жизнь с искусством и музыкой, чтобы у них было еще больше общих тем. Сяо учился рисовать, Сяо учился играть на флейте, Сяо купил себе гитару и перепродал ее буквально через несколько недель уроков у Синьянь, так как понял, что в музыку ему дороги нет.       Когда пришло время выбирать, что же делать после школы, Венти сам предложил подавать документы в одни и те же колледжи.       Сяо не знал, куда девать все свои эмоции, когда они наконец встретились вживую. Венти оказался на пару сантиметров ниже его ростом, и улыбка его была такой же, как на фотографиях. У него были очень жесткие мозоли на пальцах из-за гитары, непослушные черные волосы с крашенным в голубой затылком и прядями. Он будто не расставался со своей гитарой и в свободное от учебы время подрабатывал как уличный музыкант в переходах и на улице.       В самом начале первого курса Сяо понял, что влюблен в своего лучшего друга. Венти подмигивал ему, в шутку бросал ему ужасно слепленные в фотошопе валентинки и картинки, периодически брал его под руку, когда они шли куда-то вместе и бросался голосить сочиненные на ходу любовные песни, когда Сяо соглашался помочь ему с учебой. Сам же Сяо периодически дарил ему небольшие подарки, оправдываясь, что они якобы напомнили ему о Венти.       Сяо не тупой.       Он знал, что в их отношениях есть большие недосказанности. Он будто затылком чувствовал, как Венти буквально прожигал его своим взглядом, когда он не смотрит. Он замечал, как колеблется Венти, когда они идут рядом, будто решаясь и уговаривая себя наконец взять его за руку. Он чувствовал, как Венти тянет к нему, и как его самого тянет к Венти.

+

      – У тебя сигареты остались? Я свои забыл там, в курилке.       Сяо молча достает из нагрудного кармана мятую пачку сигарет и протягивает ее Венти.       На часах полночь и вечеринка должна быть в самом разгаре, но Венти, судя по всему, совсем на это плевать. Они стоят у входа в общежитие и закуривают с одной зажигалки.       Венти на свежем воздухе успел чутка протрезветь. Он будто выжидающе смотрит на Сяо.       – Что?       – А? Просто смотрю. О чем думаешь?       О чем он думает?       Венти улыбается ему, и Сяо совсем не может оторвать своего взгляда от его губ.       Какие они на вкус? Как пиво? Как сигареты? Сколько он выпил? Если он признается ему во всем прямо сейчас, то как он отреагирует? Сделать это сейчас или уже в комнате? Может, утром, когда они оба совсем протрезвеют? Убежит ли он? Останутся ли они друзьями, если Сяо все же неправильно расшифровал его сигналы?       Сяо чувствует, как его уши начинают гореть. Как же хорошо, что сейчас ночь.       В комнате так в комнате.       – Пошли внутрь?

+

      Венти сам целует его, как только они заходят в его комнату. Итэр все же был на вечеринке и сказал, что будет держаться до самого конца, поэтому его можно было и не ждать этой ночью.       У Сяо будто еще сильнее кружится голова. Он обхватывает своими руками талию лучшего друга,– друга ли? – поддерживает его, пока тот выбирается из своей обуви, и склоняется ниже, закрывая глаза и пытаясь как можно точнее запомнить ощущение губ Венти на своих.       Они отстраняются через несколько секунд. У Сяо горит все лицо. Неожиданный поцелуй будто выкачал весь воздух из его легких, и он тяжело дышит, удивленно уставившись на Венти перед ним.       – Сяо. Сяо, ты меня слышишь? – Он фокусирует взгляд на лице Венти. Венти проводит рукой по его предплечью и наконец-то спустя эти два года берет его за руку. Он виновато изогнул свои брови. – Прости. Я должен был спросить или сказать хоть что-нибудь, я не хотел-       – Все хорошо, честно, – хрипло говорит он и обхватывает ладонь в своей руке крепче, будто сжимая всю свою решительность в кулаке. – Венти, я-       – Я тоже.       – Уже давно.       – Я знаю, я тоже.       – Почему ты не говорил?       – Почему ты ничего не говорил?       Венти звонко смеется, жмурится и утыкается своей лохматой макушкой в грудь Сяо.       – Я хотел тебе сказать, уже очень давно, еще когда мы впервые пошли прогуливать пары, помнишь? Мы тогда потерялись и забрели на городское кладбище.       Да, Сяо помнит. Они тогда действительно потерялись и оказались на кладбище, но оно было слишком большим, и им пришлось потратить целый час, чтобы оттуда выбраться.       Как так. Все это время Сяо мучился и душил себя, сдерживал в горле все так рвущиеся наружу слова, и Венти все это время испытывал к нему то же самое?       – Блять, какой же я тупой. – он опускает свое лицо в волосы Венти.

+

      На часах уже три часа ночи, и Сяо все не может нормально оторвать свои руки от Венти: он берет его за руку, гладит по голове, проводит рукой по спине, и в ответ получает тихий смех и этот до боли знакомый взгляд, который он видел целых два курса, но никак не мог понять, что же он значит.       За эти два года Венти чувствует себя в комнате у Итэра и Сяо как дома, и у него здесь даже есть своя зубная щетка и своя спальная одежда, которую он здесь забыл когда-то на первом курсе, но в итоге решил совсем оставить ее здесь.       Сяо поворачивается к Венти, когда чувствует, как матрас прогибается рядом с ним под его весом.       – А ты во сколько завтра уезжаешь?       Ах, черт. Сяо совсем забыл о том, что ему завтра ехать домой.       – У меня автобус в час дня, – он вспоминает, что еще даже не начал собирать свои вещи и устало проводит ладонями по своему лицу, закатывая глаза. – Слушай, я все еще могу вернуть билеты. Если ты хочешь, я имею в виду.       – Да не, я все равно тоже собирался скататься с Итэром и Люмин к ним домой, они меня зовут уже который раз.– Венти ухмыляется и пододвигается к нему поближе. – Будешь скучать?       «Я скучал по тебе всю свою жизнь», хочет сказать Сяо, но снова же почему-то сдерживает свои слова и вместо этого нерешительно прижимается губами к губам Венти.       Венти довольно и облегченно вздыхает в поцелуй и выводит пальцами круги на лопатках Сяо, закрывая глаза.       – Ты через неделю вернешься, да? Давай сходим куда-нибудь вместе. Это свидание.       – Свидание? – Сяо недоуменно поднимает бровь.       – Думаешь, если мы с тобой целуемся и держимся за руки, то ты сможешь избежать свидания со мной? Не дождешься.

+

      На следующее утро Сяо просыпается с жуткой головной болью и все еще опухшими глазами после вчерашней ситуации в туалете и буквально подскакивает с матраса, когда слышит дикий грохот из кухни. Резкая смена положения снова заставляет его голову кружиться, а перед глазами все темнеет на несколько секунд. Где Венти?       Сяо прокручивает вчерашние события у себя в голове, направляется в сторону кухни и надеется, что это был не сон.       Венти оказывается на кухне не один – за их маленьким обеденным столиком сидит очень сонный Итэр. Он устало размешивает сахар в своем кофе, уставившись в столешницу перед собой.       – Люмин когда придет? – Венти переводит взгляд на Сяо, радостно ему улыбается и снова подмигивает Сяо. Все же это был не сон. – Доброе утро, Сяо! Чай будешь? Кофе?       Сяо садится на стульчик напротив Итэра и бросает обеспокоенный взгляд на своего соседа.       – Кофе. Ты как? – Итэр мотает головой в ответ и наконец поднимает свое лицо от кофе. – О мой бог.       На лбу Итэра Сяо видит размашисто написанное красным маркером слово «хуй». Он кое-как прячет свою улыбку и рвущийся наружу смех в кулаке.       – Я уснул под конец, а Люмин изрисовала мне лицо маркером. Я никак не могу эту хуйню стереть. Нам сегодня домой ехать! Что я предкам скажу? – Итэр хмуро смотрит на часы на стене. – Она придет через минут двадцать. Венти, мне нужна твоя помощь. Я должен отомстить.       – Я тебя внимательно слушаю, друг мой, – Венти ставит кофе перед Сяо и легко целует его в макушку. Злое выражение лица Итэра моментально сменяется на радость, и он расплывается в улыбке. Он счастлив, что два его лучших друга наконец разобрались в своих чувствах, но сейчас он решает ничего не говорить.       – Когда мы приедем домой, предлагаю изрисовать ей лицо тоже, пока она дрыхнет.       – Вот это инстинкт Каина, как вы в детстве друг друга не прикончили?       Сяо недоуменно поднимает одну бровь и подносит кружку с кофе к своим губам, вопросительно посмотрев на Итэра.       – Инстинкт Каина– это когда ты… Ну, представь: ты заходишь в комнату, видишь своего брата или сестру – без разницы, младшую или старшую – и первая мысль, которая у тебя появляется это: «ну все, тебе конец, я сейчас выбью из тебя все дерьмо». И вы деретесь. В шутку, конечно, но как-то так.       Сяо единственный ребенок в семье, но, кажется, он понимает, о чем он: у него было что-то похожее с Хутао, когда они были совсем маленькие. Хутао таскала его за волосы и бросалась песочными куличиками ему в лицо, Сяо же в ответ выдирал волосы у ее кукол и демонстративно допивал перед ней все остатки лимонада. Какие же дети жестокие. Жуть.       Венти молча тянется через весь стол и жмет руку Итэра, присаживаясь рядом с ним.       Сяо слышит, как дверь в их комнату тихо закрывается, и на кухне появляется сама Люмин.       Она выглядит намного бодрее Итэра, а лоб ее пока что девственно чист. Пока что.       Бедные Венти и Итэр, она же сама их изрисует с головы до ног.       – О чем болтаете? – Люмин самостоятельно наливает себе чай и присоединяется к ним за стол. Она задерживает свой взгляд на Сяо, и на ее лице появляется такая же радостная улыбка, что и у Итэра. – Поздравляю! Пользуйтесь презервативами.       Венти удивленно и весело смеется, шутливо толкает Люмин в плечо и получает в ответ такой же толчок в бок.       Сяо только сейчас замечает, что практически все время на кухне так и не отвел от Венти своего взгляда, и смущенно прячет свое лицо в своей кружке.

+

      Сяо почти два года так и не приезжал обратно домой. Отец его, судя по всему, совсем не был против и вместо этого самостоятельно приезжал навещать его на машине по праздникам–город находился всего в четырех часах езды от его колледжа.       За эти два года поменялось многое: Сяо покрасил волосы, стал намного увереннее в себе, начал курить, полностью перевез свой ПК в комнату в общежитии, сделал пару татуировок, познакомился с новыми людьми, которых может назвать своими друзьями и успешно признался в любви своему другу.       Отец же, в свою очередь, тоже очень многое изменил в своей жизни. Чжунли никогда не был слишком социальным человеком, но он наконец начал контролировать и рисовать границу между своей работой и свободным от нее временем и стал чаще выбираться в люди. Он купил себе новый телефон и ноутбук, завел себе кота и периодически отправлял Сяо фотографии этого безумно лохматого комка шерсти. Он каждое утро звонил Сяо, желал доброго утра и спрашивал, как у него дела. В какой-то момент Чжунли стал все чаще выбираться на концерты и в театр и вскоре умудрился найти себе партнера.       Гуйчжун умерла, когда ему было четыре года. Сяо не помнит точно, что он испытывал, так как был слишком мал, но помнит, как после похорон отец молча обнял его и очень-очень долго держал в своих руках. Чжунли очень быстро взял себя в руки. Он тогда только начинал свою карьеру как преподаватель в университете и, в конце концов, решил себя закопать в работе и в заботе о своем сыне.       Сяо помнит, как он часто проводил время с Чжунли на его работе в университете, пока тот работал, как с ним периодически возились и играли студенты его отца, как отец засыпал за своим рабочим столом, когда Сяо уже был старше.       Он считает, что его отец очень – а, может быть, даже слишком – хороший человек и всегда и во всем заслуживал и заслуживает лучшего. Ведь не просто так даже тогда, в тяжелой ситуации, ему всегда вызывались помогать его коллеги и студенты.       Чжунли и до этого пытался завести что-то вроде отношений, но каждый раз его отбрасывало от этой идеи то, что у него есть сын и его студенты, за которыми нужно смотреть, делиться своими советами и направлять их по жизни.       Однажды Чжунли умудрился сходить на пару свиданий с воспитателем Сяо в детском саду, но все это закончилось как-то быстро и очень странно, и Сяо ненавидел все эти неловкие разговоры и молчание его отца с Байчжу, когда Чжунли забирал его из садика каждый день.       Фу.       Как же хорошо, что Сяо вырос и уехал.

+

      – А какой он?       – Кто?       – Ну, этот новый парень твоего папы.       – Хмпф. Не знаю, чего ожидать – ему всего 25.       – Чего?!       – Ага.       – Он же типа… Старше нас всего на пять-шесть лет. Твоему папе разве не 43?       – Я знаю. Мне все равно. Если эти отношения хоть как-то радуют Чжунли, то пусть будет так. Если нет, то я найду, как его выкурить.       Венти задумчиво пускает дым изо рта и тушит свою сигарету о край мусорки.       – И то правда. Смотри, там твой автобус едет.       На самом деле Сяо не очень готов ехать домой: он не хочет уезжать от Венти. И видеть нового парня своего отца? Ну уж нет.        За всю его жизнь Сяо впервые в ситуации, когда его отец надолго задерживался в каких-либо отношениях. Для него все это кажется новым и очень непонятным. Как он должен себя вести? Кто этот Аякс вообще? Насколько он знает, они уже год вместе, и Аякс успел переехать к ним домой, а это значит, что они будут видеться каждый день. Всю неделю. Вдруг они не поладят?       Сяо поправляет рюкзак на своих плечах и крепче сжимает твердую от мозолей руку Венти в своей ладони.       – Я скучать буду. Привези мне что-нибудь смешное с собой? – Венти поправляет свободной рукой панамку на своей голове. – Смотри, все будет как раньше – снова будем постоянно переписываться в сети, а я уже успел от этого отвыкнуть. Помнишь, как ты постоянно просыпал школу из-за меня и ложился в пять часов утра?       Сяо переводит взгляд с подъезжающего к их остановке автобуса и несчастно смотрит в глаза Венти.       – Да не расстраивайся ты так, всего неделя и мы снова увидимся, – Венти обхватывает своими ладонями его лицо и аккуратно целует его в кончик носа. – Давай, беги, а то уедет без тебя.       Сяо коротко целует его и забирается в автобус.       Давай, скажи это уже.       – Венти?       – А? – Венти поворачивается на каблуках и широко ему улыбается.       – Я тебя люблю, – двери автобуса обрывают его фразу на середине, и он в панике бежит в сторону ближайшего открытого окна, бросая рюкзак на сиденье рядом. Он видит, как Венти расплывается в счастливой улыбке и кое-как сдерживает свой смех. Он повторяет свою фразу уже в открытое окно, наблюдая, как Венти машет ему рукой, отправляет воздушные поцелуи, становится все меньше и вскоре совсем исчезает за холмом.

+

      Чжунли, 14:05:       Во сколько тебя ждать? :)       Сяо трет свою переносицу пальцами и бегло смотрит на время.Чжунли стал чаще использовать эти смайлики в своих сообщениях.

Я, 14:06:

где-то в пять.

я сам доберусь до дома.

не встречай

      Чжунли, 14:10:       Как скажешь. Что хочешь на ужин? Миндальное тофу?

Я, 14:10:

д а

      Нет ничего вкуснее миндального тофу, которое готовит его отец.       Сяо поудобнее устраивается на своем сиденье автобуса и поправляет наушники на своей голове, уставившись в горизонт. Прошел уже целый час, а Венти так ничего ему и не написал.       Это было слишком? Его слова. Он слишком рано их сказал?       Прежде чем он успевает поддаться подступающей панике, он чувствует, как его телефон знакомо вибрирует чередой сообщений.       Венти, 14:36:       Я тоже тебя люблю!       Я все думал, что бы такого еще написать, но в итоге решил оставить так       Ты как там? Не укачало?       Сяо чувствует, как все его мышцы резко расслабляются, и он растекается по креслу, чуть ли не выпуская из рук и без этого побитый телефон.

Я, 14:36:

я рад.

нет, не укачало, я спереди сел

вы где сейчас?

      В ответ он получает смазанную фотографию Венти, который показывает язык и подмигивает в камеру. На фоне видно фигуру Люмин, схватившую Итэра в какой-то непонятный захват и пытающаяся втереть свой кулак в его макушку. На лбу Итэра теперь красуется бандана, прикрывающая надпись на его лбу.       Сяо тяжело вздыхает и чуть ли не физически ощущает, как он начинает скучать по своему парню. Парню? Они встречаются вообще?       Судя по тому, что Венти взаимно ответил на его чувства, и совсем скоро они идут на свидание, то они встречаются, но об этом еще не говорили. Об этом вообще надо говорить? Если да, то как?       Он никогда не заходил так далеко. Да, ему были интересны другие люди до этого, да, он кое-как отвечал на то, как люди проявляют к нему симпатию или интерес, но у него всегда будто не хватало слов, вариантов, идей или же он просто не знал, как себя вести в какой-либо ситуации.       Сяо проще делать все молча. Его любовь – это небольшие подарки, молчаливая поддержка, подоткнутое одеяло, таблетки от головы по утрам, кое-как приготовленный завтрак и поправленный капюшон, потому что Венти опять ходит с вывернутым наизнанку капюшоном на его любимой розовой толстовке.       Весь оставшийся путь Сяо отвечает на сообщения Венти, который начал выяснять, куда же он хочет сходить с ним на следующей неделе.

+

      Автобус задержался на въезде в город из-за пробки, и из-за этого Сяо выходит на остановке на полчаса позже. Солнце уже катится в сторону горизонта, но продолжает пытаться греть кожу, и Сяо тяжело вздыхает и закрывает глаза, включая музыку громче и поджигая свою сигарету, кое-как найдя нужный угол для того, чтобы его зажигалка выдала хоть какое-то подобие на огонь.       Сяо выбрасывает свою зажигалку в мусорку, зажимает сигарету в зубах и решает дойти до дома пешком.

Я, 18:20:

я приехал, уже иду.

буду через двадцать минут

      Он обходит главную дорогу своим старым любимым путем. Проходит мимо своей школы и той старой детской площадки, на которой когда-то в детстве получил качелями по лицу. В итоге Сяо на всю жизнь остался с каким-то непонятным шрамом прямо посередине своего лба. Он проходит мимо давно заброшенного здания, рядом с которым он и Хутао постоянно в детстве хоронили найденных ими животных: в основном птиц и крыс, но иногда среди их погребенных тел бывали и насекомые. Чаще всего бабочки.       Он оглядывается по сторонам в поисках мусорки, и в итоге просто бросает бычок на землю, затушив его своим потертым кроссовком.       Через какое-то время он видит в конце улицы свой дом. Трехэтажное, старое, но очень опрятное здание. Он видит, что в их квартире во всех комнатах горит свет. Он чувствует, как его шаг становится медленнее.       Он вроде был готов? Он собрался с мыслями еще в автобусе, когда только в него сел, но сейчас вся решительность вдруг резко решила его покинуть.       Опять же: что делать, если он не понравится новому партнеру Чжунли? Он не хочет расстраивать своего отца.       Он подходит к с рождения знакомым дверям, поднимается по таким же родным лестницам и встает перед все той же старой крепкой дверью. Он делает тяжелый вздох и звонит в дверной звонок.       – Привет.       Чжунли легко улыбается ему и молча бережно сгребает его в свои руки, взлохмачивая его волосы. Его отец пахнет миндальным тофу и старыми книгами. Чжунли принюхивается:       – Все еще куришь?       Сяо кривит лицо и не успевает ответить, так как замечает за спиной отца еще одного человека.       – Привет!       Так вот как он выглядит. Рыжие волосы, веснушки, рост чуть выше среднего, дружелюбная улыбка, слишком голубые глаза. Он протягивает ему руку, когда Чжунли все же его отпускает из своих объятий.       – Сяо, это Аякс. Мы вместе уже больше года.– Мало кто знает Чжунли так же хорошо, как его сын, и Сяо видит, как Чжунли выискивает хоть что-то похожее на одобрение в его лице.       – Здравствуйте, – Сяо вежливо жмет его руку и не знает, куда деть свой взгляд.       Блять. Что за хуйня? Почему он себя ведет так, как тогда, когда Чжунли зачем-то привел его воспитателя к ним домой?       Это будет очень долгая неделя.
Примечания:
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты