up all night

Слэш
R
Завершён
1308
автор
Размер:
67 страниц, 7 частей
Описание:
Сяо проще делать все молча. Его любовь – это небольшие подарки, молчаливая поддержка, подоткнутое одеяло, таблетки от головы по утрам, кое-как приготовленный завтрак и поправленный капюшон, потому что Венти опять ходит с вывернутым наизнанку капюшоном на его любимой розовой толстовке.

-

Сяо возвращается домой спустя два года чтобы встретить нового парня своего отца.
Примечания автора:
я не уверен, что я вообще получу хоть какой-нибудь фидбек, но мне хотелось написать хоть что-то, где у сяо все хорошо

пб открыта, личка открыта, отзывы приветствуются, я сопливый забитый кусок говна энд ай вант ту би эт лист самхау валидейтед

название работы взято из названия песенки
beck - up all night, можете еще клип посмотреть, он очень крутой

текст на ао3 - https://archiveofourown.org/works/30620507

спинофф к этой работе уже по чайли/чжунчи - https://ficbook.net/readfic/10825272
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1308 Нравится 174 Отзывы 270 В сборник Скачать

funeral parlor

Настройки текста
      – Эй ты! Сяо!       Он вздрогнул и, повернувшись в сторону голоса и недовольно нахмурившись, поджал губы. Когда же они оставят его в покое?       Сянлин нервно выглянула из-за его плеча и сжала лямки своего рюкзака, пытаясь взглядом найти, куда бы ей по-быстрому ретироваться. Она потянула Сяо с собой за руку.       – Сяо, давай просто пойдем обратно внутрь? Скоро перемена заканчивается, – взгляд Сянлин был умоляющий, но Сяо просто покачал головой. Забрав у нее свою руку, Сяо решительно поднял взгляд на того, кто с ним говорил.       – Чего надо?       В младших классах Сяо часто бывал чуть ли не мишенью для школьного отребья, которое так и ищет себе, кого бы покошмарить. Он часто дрался. Из-за этого Чжунли постоянно вызывали в школу на беседу с учителями и директором, но Чжунли никогда не злился на Сяо – лишь просил его быть мудрее и терпеливее, ведь люди бывают разные, и в какой-то момент ему нужно будет научиться игнорировать глупых людей и не принимать ничего близко к сердцу. А Сяо совсем не хотелось, чтобы у его отца были лишние проблемы.       В средних классах ситуация стала будто только хуже: Сяо терроризировали на переменах, запирали в раздевалке, постоянно пытались как-то поддеть, но Сяо, по наставлению отца, прекрасно научился игнорировать такие выпады в свою сторону и молча наблюдать, как его обидчикам становится скучно смотреть на его нейтральную реакцию.       – Сяо, ты завел себе подружку? Я вам не мешаю? – Их трое. Это были одноклассники Сяо на занятиях по химии. – Ты думаешь, я просто так забуду, что ты там спизданул мне на уроке?       Сяо встал перед Сянлин, закрывая ее своей спиной, и скрестил руки на груди.       – Свои слова обратно забирать не буду. Извиняться тоже. Нахуй пойти не хочешь?       Возможно, Сяо и обронил пару не особо приятных слов в его сторону во время одних из занятий.       В следующий момент Сяо теряет твердость в ногах – его толкнули рукой в грудь. Он сделал пару шагов назад, едва ли не врезавшись в Сянлин за собой.       – Знаешь, Сяо, я всегда хотел узнать, каково это – ударить девчонку.       – Я девчонка.       Сяо поднял взгляд, услышав отвратительно-пронзительный звук, который издают трубочки в пакетиках сока, когда сока там уже и нет.       Из-за спин троих парней напротив выглядывает Хутао.       – Хочешь узнать на мне? – Она сжала картонную коробочку в руке и метко, не глядя, кинула ее в ближайшую мусорную урну. – Или боишься? И все, что ты можешь делать сейчас, только словами разбрасываться?       – Хутао, не лезь, – предостерег ее Сяо. Он был уверен, что сможет отбиться от этих троих, но ввязывать в драку Хутао и Сянлин? Сяо не хотелось, чтобы досталось и им.       – Чувак, осторожно, она вообще отбитая. – Один из парней нервно оглянулся по сторонам.       – Да, твой друг умные вещи говорит. Я наглухо отбитая, – Хутао дружелюбно улыбнулась и медленно подошла к ним ближе, будто игнорируя слова Сяо. – Какой гроб себе хочешь? Дуб, сосна? Какая обивка? Или ты предпочитаешь кремацию?       Терпение Сяо подошло к концу. Он, без задней мысли, запрокинул голову. В следующий момент, по носу ближайшего к нему парня прилетел глухой удар лбом Сяо.       Кажется, все произошло буквально за несколько секунд: Cянлин испуганно взвизгнула и побежала внутрь школы за кем-нибудь из учителей, двое оставшихся парней повалили Сяо на землю, начиная бить его по лицу, но Хутао подскочила к ним и пнула кого-то ногой в туфле на платформе, оттаскивая за волосы одного из парней и резво уворачиваясь от выпадов ее сторону.       Лоб и щека Сяо ужасно болят, и, кажется, ему успели разбить губу. Он замахнулся в ответ и повалил третьего парня на траву под ними.       Конечно же их родителей снова вызывают в школу.       Чжунли был в школе уже буквально через 15 минут после звонка директора. Все, что он мог, это устало потереть свою переносицу при виде своего сына.       И Сяо, и Хутао были отстранены от занятий на целых две недели.

+

      – Я не поняла, ты уже несколько дней как приехал, но ты даже не позвонил мне? Сяо, я думала, мы друзья? Разве мы не друзья? Мы с тобой ели одно мороженое на двоих, ходили в садик вместе, вместе учились в одном классе! Я научила тебя харкаться! – Хутао топает ногой и больно тянет его за щеку, театрально надувая свои губы. – Чжунли, как ты воспитал своего сына? Как так можно?       Чжунли отрывает свой взгляд от бумаг перед собой и тихо смеется, поворачиваясь к ним. Он уже переоделся в домашнюю одежду. На их обеденном столе нагло развалился Рекс, всем своим видом пытаясь привлечь хоть какое-то внимание к себе.       – Хутао –       – Ой, да успокойся, шучу я, – Хутао ухмыляется ему и показывает язык. – Но! Ты мне должен. Сначала я очень обиделась, знаешь ли.       Сяо тяжело вздыхает и потирает саднящую после Хутао щеку. Она так и не поменялась с их выпуска – все такая же до ужаса громкая.       Как оказалось, Чжунли продолжает работать в свое заслуженное свободное время и помогает Хутао с историей и ее докладами для учебы.       – Мы сейчас закончим с Чжунли и мы пойдем с тобой гулять. Точка. – Хутао улыбается ему и переводит все свое внимание на его отца. – Так о чем мы говорили?       Чжунли поправляет очки для чтения на своем носу, проводит пальцами по стопке бумаг перед собой, и продолжает уже своим лекторским голосом:       – Мы остановились на висячих гробах. Видишь ли, данный погребальный обычай был распространен среди некоторых народов Китая, и одному из самых древних таких захоронений уже больше четырех тысяч лет. Они помещали усопшего в гроб вырезанный из цельных кусков дерева, а после размещали уже на отвесных скалах и в пещерах на высоте больше ста метров. – Чжунли пододвигает свой ноутбук к себе поближе и вбивает несколько поисковых запросов, чтобы показать Хутао на примере, как выглядят эти висящие гробы. Он набирает побольше воздуха в свои легкие продолжает свой рассказ, ни разу не сбиваясь с речи. – Некоторые народы верили, что скалы являются лестницей в потусторонний мир. Также такой способ захоронения погибших надежно уберегал усопших от нежелательных посетителей и животных.       Сяо присаживается за стол вместе с Хутао и Чжунли и достает свой телефон.       Венти, 20:07       Сяо?

Я, 20:15 как ты?

      Венти, 20:16       Я скучаю

Я, 20:16 я знаю, я тоже.

      Венти, 20:17       Я хочу с тобой в следующий раз поехать       Сяо прикусывает нижнюю губу и мельком смотрит на то, как Чжунли все так же увлеченно и спокойно объясняет Хутао нюансы обрядов погребения и терпеливо отвечает на все ее вопросы, пока та делает заметки в своем телефоне.

Я, 20:18 думаю, чжунли не будет против. я снова приеду где-то через месяц

      Ему все равно нужно будет говорить с отцом об этом и спросить разрешение на всякий случай. Он знает, что Чжунли будет только рад познакомиться с Венти лично – Сяо со школы очень много рассказывал отцу о своем друге, с которым познакомился в интернете, и Чжунли всегда интересовался по телефону, как у него дела.       Венти, 20:20       Хорошо!       Я бы мог позвать тебя к себе домой тоже, но я не думаю, что это лучшая идея       Они не часто об этом говорили.       Венти так рвался и стремился уехать в другой город учиться из-за того, что больше не мог находиться дома. Его родители развелись и разъехались, и он с его братом-близнецом в итоге остались жить вместе с мамой. Где-то в его 16 лет произошло то, что Венти так любил называть «инцидентом», итогом которого стала смерть его брата. Сяо не знает, что же произошло на самом деле.       По Венти можно подумать, что он давно смирился и принял этот факт, но он все еще остро реагировал на эту тему, и по его лицу каждый раз на долю секунды проносилось очень болезненное и разбитое выражение.

Я, 20:21 все хорошо. я понимаю

      Венти, 20:22       Спасибо       Что делаешь?

Я, 20:22 жду, пока чжунли освободится. потом пойду гулять дальше я не уверен, что я вообще сегодня домой вернусь

      Венти, 20:23       Оооо, большие планы?

Я, 20:23 надеюсь, что нет.

+

      Чжунли заканчивает свой монолог примерно через полчаса, и Хутао буквально выталкивает Сяо за дверь, торопливо попрощавшись с его отцом.       Они идут по улицам уже опустевшего города – город небольшой, и по ночам люди предпочитают проводить время дома, нежели бродить где-то посреди ночи.       – Куда мы? – Сяо закуривает и подходит к ней поближе.       – В наше особое место, конечно же! Посидим там, потом на кладбище, потом еще погуляем. Потом ко мне домой, у нас с тобой сегодня девичник. Накрасим друг другу ногти и поболтаем о мальчиках, – судя по всему, Хутао решила его сегодня замучить. Сяо закатывает глаза и хмыкает под нос.       Их особое место – это то самое заброшенное здание, которое стояло пустым столько, сколько Сяо себя помнит. Это была личная игровая площадка для Хутао. Она проводила здесь все время в детстве и упорно продолжала таскать сюда Сяо и Сянлин, когда та уже переехала к ним в город.       Хутао присаживается на когда-то упавший в отсутствие Сяо кусок стены рядом с засохшим старым деревом.       – Переехал в большой город, да? – Она склоняет голову в сторону и с интересом смотрит на него, жестом приглашая его присесть рядом. – Ну и как оно?       – Шумно. Людно. Транспортная система первое время просто выводит из себя, – Сяо садится на стену рядом с ней, опирается руками в бетон и переводит на нее взгляд. – В общежитии постоянно происходит какая-то хуйня и разборки у первокурсников.       Хутао коротко смеется и улыбается ему, пихая его в плечо.       – Все рака-отшельника изображаешь?       – Некоторым вещам свойственно не меняться.       – А вообще? Как тебе город?       – Я редко выбираюсь за пределы территории колледжа.       – Кладбище большое?       Уф. Ну конечно.       В средних классах у Хутао была гот-фаза, которая осталась с ней на всю жизнь: черная одежда, черные ногти, обувь на платформе, цепи на юбке и брюках. Сяо не знает, делала она это все иронично или нет, но она постоянно шутила, что это нужно для поддержания ее имиджа дочки владельцев похоронного агентства.       – Я думаю тоже переехать, как учиться закончу. Ты уехал, и тут так скучно стало. Устроишь мне тур по местным злачным местечкам?       – Насчет этого можешь обратиться к Венти.       – Венти? Тот твой друг из интернета?       – …Да.       – Сяо, я же вижу, что ты что-то не договариваешь, – она хитро улыбается, хватает его за плечи, цепляясь ногтями и дергая бровями. – Я слушаю. Давай рассказывай. Сяо! Какой же ты скрытный, это просто ужас. Вы теперь вместе учитесь? Или у Вас что-то большее?       Сяо тяжело вздыхает и закрывает лицо руками, бубня из-под них.       – Я не уверен. Это произошло прямо перед поездкой, и мы до сих пор толком об этом не говорили.       – Значит, поговорите, – Хутао по-дружески сжимает его плечи и встряхивает его. – Обговорить все можно и чуть позже. Никогда не бывает слишком поздно.       – Ты звучишь как Чжунли сейчас.       – Учусь у лучших!

+

      Они добираются до кладбища около полуночи. Сонный охранник у ворот подскакивает, но заметно успокаивается, когда видит перед собой бодрую Хутао.       – А, это ты. Проходи. Это кто?       – А это мой одноклассник. Мы быстро!       Хутао забегает за ворота и радостно несется вглубь кладбища.       Сяо молча стоит перед надгробием дедушки Хутао и не знает, куда деть свой взгляд.       Она проводит рукой по надгробию и задумчиво вздыхает.       – Похороны были год назад, – как бы невзначай говорит она и с улыбкой смотрит на Сяо.       Они знают друг друга с самого садика, и очень часто ошивались у друг друга дома. Дедушка Хутао был очень бодрым и радостным человеком, который действительно очень любил свое дело. Сяо помнит, как он терпеливо и понимающе относился ко всем своим клиентам и делал все, чтобы его посетители могли как можно комфортнее и бережнее проводить усопших в последний путь.       – Ты в порядке? – Сяо нервно переступает с ноги на ногу.       – А? Да, все нормально, он умер во сне. Агентство закрылось, правда, но ничего. Может, когда-нибудь продолжу его дело.       Сяо задумчиво вздыхает и прячет руки в карманы.       – Ну что, пошли?       Дома у Хутао очень темно. Когда они приходят к ней домой, она даже не включает свет и вслепую поднимается наверх по лестнице, утягивая за собой Сяо, которому все же приходится подсветить себе путь фонариком на телефоне. В комнате она включает гирлянды на стенах и молча бросает в него свою домашнюю одежду.       – Переодевайся и садись. Сейчас будешь рассказывать, что у тебя там на уме, а я буду тебя красить.       Всю школу Сяо был манекеном для Хутао. Она училась на нем краситься и накладывать тени, красить ногти. Однажды Хутао попыталась закрутить ему ресницы каким-то непонятным устройством, больше похожим на орудие для пыток, и очень больно зажала ему веко.       – Что ты предпочитаешь? Или я могу сделать все, что я захочу?       – Да делай что хочешь, – Сяо поудобнее устраивается на кровати и тяжело вздыхает.       Хутао подводит ему глаза красной подводкой и аккуратно красит ему ногти, кое-как расчесывает ему его запутавшиеся за день волосы, при этом подробно рассказывая о своей научной работе. Через полчаса Сяо уже сидит в растянутой домашней футболке Хутао на кухне и отправляет в рот горстку чипсов, пытаясь не размазать помаду на губах.       – Ну, короче, Чжунли мне с этим помогает. Откуда твой папа знает так много всего обо всем?       – Это все чисто профессиональное, я думаю. Для того, чтобы ответить на вопросы студентов, нужно знать много чего из разных сфер, – Сяо бесцельно пролистывает ленту своего Твиттера и тушит сигарету в кухонной пепельнице. На часах уже три часа ночи, и он очень сильно хочет спать. Веки слипаются, и его глаза чуть ли не разъезжаются в стороны от того, как его рубит.       Хутао выдыхает дым через нос и тушит наполовину выкуренную сигарету следом.       – Как тебе Аякс?       – Я его толком не знаю. Нормально, я думаю? Что я еще должен сказать?       – Он через очень многое прошел за всю свою жизнь, не думай, что он какой-то дурак.       – А?       – А я тебе ничего рассказывать не буду, сам узнаешь как-нибудь! – Хутао показывает ему язык и поднимается со стула. – Пошли, я тебе постелю в гостиной.

+

      Домой Сяо возвращается только в обед.       Сегодня у Аякса и Чжунли выходной. Они оба устроились перед телевизором в гостиной. Чжунли кое-как скрутился на их небольшом диване и молча наблюдает, как Аякс агрессивно щелкает кнопками геймпада в руках и пыхтит себе под нос. Телевизор издает звенящий жуткий звук, и на экране медленно появляется красная надпись «YOU DIED».       – Блять, я больше так не могу. Я не понимаю, может, у меня билд не подходит? Что думаешь?       – Попробуй подходить к нему поближе, когда он замахивается, – Чжунли лениво опускает голову на его колени и смотрит на него снизу вверх, свешивая ноги с подлокотника. Он переводит взгляд на Сяо и приподнимается с дивана. – Привет, Сяо. Ты голоден?       – Нет, спасибо. Я поел у Хутао. – Он обходит диван и опирается руками на спинку. Судя по тому, что он видит на экране, это первая часть Dark Souls. Чжунли кладет голову обратно на колени Аякса, и тот проводит свободной рукой по его волосам.       – Мы сегодня хотим что-нибудь заказать на дом. Что хочешь?       Они останавливаются на пицце. Сяо садится на пол рядом с диваном, вытягивая перед собой ноги, и периодически подсказывает Аяксу, что делать при битве с очередным боссом.       – Ты откуда так много об этой игре знаешь? – Аякс удивленно смотрит на него и выходит в меню. Прошло уже несколько часов: Чжунли успел уснуть на его коленях, уткнувшись лицом в его живот. Его ноги все еще свисают с подлокотника, и сам он лежит в какой-то не очень неудобной позе.       – Я всю серию перепрошел раза три.       Еще через пару часов Сяо уже идет в свою комнату с несколькими кусочками пиццы и банкой пива из холодильника и как обычно валится животом на кровать, поставив тарелку на тумбочку рядом.       Венти, 19:13       Караоке?       Ты разве поешь?

      Я, 19:14       уже нет. я иду туда как группа поддержки, поэтому петь не буду

      Венти, 19:15       Ты пел? Почему я об этом слышу только сейчас??       Сяо, я требую, чтобы ты мне что-нибудь спел

      Я, 19:15       нет

      Венти, 19:16       Ну пожалуйста!       Сяо тяжело вздыхает и отправляет корочку пиццы в свой рот, запивая пивом.

Я, 19:16 я подумаю. я всю жизнь пытался хоть чему-нибудь научиться мои родители всегда хорошо пели, особенно мама у чжунли очень хороший слух, но мне каким-то хуем ничего не передалось я проиграл в генетической лотерее

      Если честно, в средней школе этот факт его всегда расстраивал. Сяо перестал расти в седьмом классе, не научился петь или на чем-либо играть и очень уродливо рисовал. Венти будто полная противоположность Сяо в этом плане – он талантлив абсолютно во всем.       Венти, 19:17       А вот тут ты неправ       Научиться играть на инструменте может в принципе кто угодно – самое главное терпение       Абсолютно все приходит со временем!       Не нужно отчаиваться и отбрасывать все начинания, если у тебя ничего не получается с первого раза!       Хочешь, я тебе дам пару пробных уроков как приедешь?       И вообще сейчас       Подожди       Я тебе позвоню       Сяо подносит телефон к своему уху и опирается спиной на стену у кровати.       – Привет! Что думаешь о пробных уроках? – На другом конце звонка раздается радостный голос Венти. У него снова чем-то набит рот. – Смотри, я всю жизнь играл, меня еще в детстве начали учить, но я могу тебе показать хотя бы основы.       – Я не уверен, что у меня хоть что-то получится.       – Да какая разница. Вдруг тебе для этого нужен был учитель как я.       – Красивый и талантливый, ты имеешь в виду? – Сяо понимает, что сказал, только после своих слов и чувствует, как лицо как обычно начинает неприятно гореть. Блять.       – О-хо, можно и так сказать, – Сяо слышит ухмылку в его голосе. Скорее всего, он как обычно хитро щурится. Когда Венти так делает, Сяо не знает, куда себя деть и хочет куда-нибудь убежать, чтобы не чувствовать на себе этого взгляда. – А на чем ты учился играть до этого?       – Гитара, но очень давно. Потом флейта. Она мне понравилась больше всего, но я в итоге забил.       Они какое-то время разговаривают о музыке и инструментах, и вскоре Сяо чувствует, как он начинает пьянеть от одной банки пива. Из-за этого Сяо практически не пил – его выносило через две бутылки, и он мог чуть ли не стоя отключиться через полчаса.       – А еще я сам решил, куда мы пойдем, когда ты приедешь. Помнишь ту аркаду на другом конце города? Пошли туда?       – Можно и туда.       – А где весь энтузиазм? Сяо, – он притворно обиженно тянет его имя, едва сдерживая смех. – Ну ничего. Я думаю, тебе там понравится. Там есть DDR, и мы с тобой там всем надерем задницы. А еще ты должен выиграть мне что-нибудь в тире.       Сяо смущенно улыбается и закатывает глаза.       Он готов чему-нибудь научиться, если это поможет порадовать или развлечь Венти. И да, он обязательно что-нибудь выиграет ему в тире.
Примечания:
всем привет
всех снова с днем кринжа
буду рад отзывам
хоть каким-нибудь

глава на ао3 -https://archiveofourown.org/works/30620507/chapters/75541382

АПДЕЙТ
изменил название главы, т.к. вспомнил про песню, название котороой больше подходит для главы
если вам интересно, то это "funeral parlor" eels
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты