up all night

Слэш
R
Завершён
1655
автор
Размер:
67 страниц, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1655 Нравится 176 Отзывы 333 В сборник Скачать

me and my husband

Настройки текста

Я, 23:46 я дома. позвоню через полчаса

      Чжунли сразу же отправляет его переодеваться и принимать горячий душ.       Пока они были внутри, дождь уже успел закончиться, и ночной воздух стал еще холоднее. Мокрая толстовка только усугубила ситуацию, и Сяо почувствовал, как его все же бросило в холодную дрожь, пока они шли до дома.       Когда он выходит из душа, Аякс вручает чашку горячего чая в его руки и усаживает на кухне за стол.       – Чувствую себя так, будто присматриваю за кем-то из своих младших, – Аякс устало трет свои глаза и широко зевает, не прикрывая свой рот.       – У тебя есть младшие братья?       – Сестра еще, я самый старший в семье. Нас четверо: Я, Тоня, Антон и Тевкр, – Аякс достает свой телефон и листает свою галерею, показывая ему одну из их совместных фотографий, и Сяо впервые в жизни видит так много рыжих людей на одном изображении. Даже его родители оказались огненно-рыжими, но у Аякса цвет волос кажется чуть более блеклым, чем у всей его семьи.       – Это Тевкр, – он указывает пальцем на мальчика примерно семи-восьми лет, и у него нет двух передних зубов. – А это Тоня и Антон, они двойняшки. – Он увеличивает фотографию на их серьезные лица, которые кажутся практически идентичными. На лице Антона красуются огромные очки с очень толстыми линзами, которые делают его глаза еще больше.       – А где они?       – Дома остались, потому что родители отказываются переезжать. Ну знаешь, менталитет такой – как только тебе становится хоть капельку за 40 или 50, то это значит, что тебе уже поздно куда-то переезжать и ты не сможешь прижиться, – Аякс расстроенно пожимает плечами и тяжело вздыхает. – Родители постоянно работали, поэтому мне передали роль няньки.       Сяо фыркает себе под нос и отпивает свой уже почти полностью остывший чай. Образ Аякса, нянчащегося с детьми, почему-то кажется очень естественным – Сяо буквально на себе успел ощутить, как этот человек умудряется укутать абсолютно всех своих близких людей в какой-то непонятной родительской заботе.       – Давай топай в кровать и отогревайся, а то еще сильнее заболеешь. – Аякс поднимается со своего стула и нетвердой, слегка пьяной походкой направляется в сторону комнаты Чжунли.       Рука Сяо будто сама тянется к телефону и набирает номер Венти, пока он идет в свою комнату.       – Привет! Ты там как?       Сяо перекатывается на спину и прочищает свое горло, укутываясь в одеяло плотнее.       – Бля, я заболел.       – Температура есть?       – Да нет, просто горло болеть начинает, и нос забился. Я под дождь попал, а потом стало очень холодно. У меня толком с собой теплой одежды и нет.       – Ох, Сяо, – Венти прижимает свой телефон ближе к своему уху и обеспокоенно продолжает. – Уши не стреляют? Надень теплые носки на ночь и пей как можно больше горячего и теплого. Завтра сидишь дома.       – Судя по всему.       – А вообще – ты как?       – Да вроде нормально все. Я скоро спать, наверное. На меня будто дебафф наложили, я очень устал.       – Помнишь, как я нечаянно заразил тебя, Итэра и Люмин, и мы целую неделю сидели, заперевшись в комнате, и играли целыми сутками?       Это он помнит. Люмин тогда от скуки решила научиться играть в D&D и почти без остановки водила им игру, которая длилась целую неделю. Венти был только рад наконец-то избавиться от своей вечной роли мастера и с радостью помог ей упростить систему для первого раза. В итоге это все вылилось в какую-то безумную историю с ужасно грустной концовкой, за которую Сяо все еще не успел ее простить.

+

      – Алатус?       Барбатос ободряюще толкнул его в плечо и утер пальцами кровь с его щеки.       Прошло уже несколько дней, и они никак не могли найти свой путь сквозь Коридоры, постоянно плутая и теряясь между этажами. Радовало лишь одно – в Бездне всегда стояла ровная температура, а свет звезд заменял собой так привычные им факелы и костры. Осталось лишь найти хоть что-нибудь похожее на выход отсюда.       Алатус изможденно поднялся на ноги и направился вслед за бодро спускающимся по лестнице Барбатосом и хромающим на одну ногу Итэром – в одной из битв ему не повезло получить булавой по ноге. Они изо всех сил старались хоть как-то ему помочь, и соорудили поддерживающую его ногу конструкцию.       Несколько залов спустя они почувствовали, как мраморные полы начали трястись и содрогаться под их ногами, будто собираясь треснуть, развалиться и посыпаться вниз, в черную бесконечность и к звездам, пуская их в полет и перемалывая их кости в кашу своими осколками.       Алатус замер в середине одного из залов и устремил свой взгляд в потрескавшийся от древности потолок, всматриваясь и вслушиваясь, пытаясь найти хоть какой-то признак жизни или хоть какой-нибудь звук. Ничего.       Они упали сюда после разрушения целого материка и того, как их единственное убежище поглотил уже давно мертвый океан. В их мире остались лишь ветра и ураганы.       Алатус не знал, остался ли еще хоть кто-нибудь в живых и есть ли у них хоть какая-то надежда на спасение или убежище, и, если честно, ему уже давным-давно стало на это плевать.       Итэр потерянно плелся по коридорам и лестницам, не зная, куда деть взгляд. Барбатос бросил свой лук из рук на еще сильнее дрожащий пол и неверяще удивленно прошептал.        –…Я успел. Мы здесь! Мы пришли! Итэр, иди сюда, Алатус, быстро!       Алатус устремился к нему, придерживая Итэра под локоть, кое-как помогая ему как можно быстрее проковылять к нему ближе.       – Что случилось?       – Оно тут!       – Что тут?       – Оно!       Из трещины на потолке над их головами резко ударил яркий луч света, кратковременно ослепляя их всех троих и подсвечивая собой древние руны. Итэр будто проснулся ото сна и, шокированный, уставился под свои ноги. Он перевел взгляд наверх, прикрывая свои глаза ладонью.       – Мы спасены! Совсем скоро все закончится и начнется заново, я обещаю.       – Что ты имеешь в виду? – Алатус нервно схватился за древко своего копья и выжидающе-требовательно уставился на Барбатоса.       – Вознесение.       Алатус достаточно знал о вознесении, и даже успел лицезреть несколько вознесений лично. О чем Барбатос говорит вообще? Разве не слишком поздно?       Барбатос крепко держит их двоих за плечи и расстроенно смотрит им в лица.       – Итэр, Алатус, я обещаю, что все закончится очень быстро. – Свет над их головами начал раздражающе мигать, а пол стал идти заметными и более крупными трещинами. – Совсем скоро мы увидимся вновь, я обещаю!       Алатус почувствовал, как ноги Барбатоса будто оторвались от земли. Первое, что ему пришло в голову – это завалить его на пол и всем своим весом придавить его, не давая ему взлететь выше, но у него ничего не получилось, и поэтому он вцепился руками в его плечи, а Итэр обхватил его ноги, тщетно пытаясь утянуть друга обратно на землю.       – Какого хуя! Вернись обратно, что происходит, почему увидимся вновь?       – Терпение! Алатус, я обещаю, я обещаю, что мы увидимся вновь совсем скоро. Наша дружба не знает времени, это происходило уже тысячи раз, и каждый раз мне приходится тебе это объяснять в самом конце. Но в этот раз я не буду!       Алатус почувствовал, как непонятливые слезы опять подступили к его глазам, и он взбешенно ударил Барбатоса в плечо, в ответ получая лишь улыбку.       Барбатос исчез. Сразу же наступила тишина, которая буквально через несколько секунд переросла в какофонию валящихся стен, колонн и пола под них ногами. Итэр испуганно кричит, пытаясь ухватиться за Алатуса, но Алатуса отбрасывает в сторону, и он чувствует, как его с силой тянет вниз за всеми осколками Коридоров.       Ветра и ураганы покинули этот мир в последнюю очередь.       Больше у них ничего не осталось.

+

      Люмин нервно смеялась, пока пыталась успокоить своего ударившегося в слезы брата.       – Венти, ну ты и актер. – Люмин утерла свои глаза тыльной стороной ладони, второй рукой придерживая Итэра и успокаивающе покачиваясь в стороны.       – А то! – Венти рассмеялся и почти сразу же хрипло закашлялся, шмыгнув носом и устало укутавшись в одеяло. – А ты думаешь, почему никто больше не хочет со мной играть, если я не мастерю?       Сяо вымотанно потер свои виски и рвано вздохнул, пытаясь проморгаться и хоть как-нибудь высушить свои глаза.       – Вы до этого договорились об этом?       Люмин притворно скромно отвела свой взгляд и хитро улыбнулась.       – Может быть.       Итэр оттолкнул Люмин от себя и резко ткнул пальцем ей в лоб. Он по-братски раздраженно, но весело прикрикнул на нее:       – Ты! Как ты смеешь? Ты убила Боблина-гоблина и Венти!       – Нужно же мне было сделать хоть что-нибудь, чтобы ты втянулся в сюжет!       – Это был мой любимый НПС! Ладно, неважно, у меня есть вопрос. – Итэр достал записную книжку со стола и, что-то нервно в ней начиркав, сунул Люмин под нос уродливый быстрый набросок. – Полая земля. Правда или нет?       – А тебе все расскажи да покажи.       Сяо устало упал на диван и закрыл глаза.       Он понимал людей, которые после одной какой-либо длительной компании начинали отказываться снова играть с Венти – он мастерски манипулировал чувствами соигроков, на ходу может слагать стихи и практически полностью погружается в роль своего персонажа на всю сессию.       Алатус и Барбатос – это их очень старые персонажи, над которыми они работали еще в средних классах, но в итоге они смогли испробовать их только сейчас.       Венти поделился с ним своим одеялом и укрыл его, широко улыбаясь ему и подмигивая, коснулся своими ледяными пятками его ног. Казалось бы, что Сяо должно стать еще холоднее, но вместо этого к его щекам наоборот подступила кровь.       – Ну что, Алатус, как ощущения?       – Я сейчас умру второй раз.       – Ну-ну, не расстраивайся ты так. Хотите, я в следующий раз что-нибудь проведу тоже?       – Мне нужен как минимум месяц, чтобы восстановиться после этой кампании.

+

      Сяо снова просыпается в обед и понимает, что он действительно умудрился заболеть. За ночь ему стало только хуже, а горло теперь неприятно болит, и виски тяжело пульсируют при каждой попытке сменить положение в пространстве.       Он кое-как поднимается с кровати и чувствует, как на него нападает озноб и тянет обратно под теплое одеяло, но Сяо заставляет себя подняться с кровати проверить, что есть в домашней аптечке.       На кухне его встречает Чжунли, который почему-то сегодня остался дома. Чжунли одет в домашнюю одежду и сверху накинут домашний пушистый халат. Он вглядывается в холодильник, видимо, пытаясь решить, чем бы перекусить, но почти сразу же замечает топчущегося на кухне Сяо.       Его отец озадаченно всматривается в его лицо, молча подходит к нему и склоняется над ним, измеряя температуру ладонью, а затем губами, слегка хмурясь.       – Доброе утро, Сяо. Я приготовлю суп и принесу все, что нужно, к тебе в комнату. Возвращайся в кровать.       Сяо хрипит что-то отдаленно похожее на приветствие и послушно направляется в комнату, благодарно вздыхая и забираясь во все еще не остывшую кровать.       Сегодня никуда не нужно идти, и Сяо даже немного рад тому, что простудился. Можно весь день не выползать за пределы комнаты, бездумно листать все соцсети, а потом незаметно для себя отрубиться где-то в часов шесть вечера.       Сяо лениво отвечает на обеспокоенные сообщения Венти, и не замечает, как проходит целых полчаса, и в его комнату с тихим стуком заходит Чжунли.       – Не спишь? Хорошо, – Чжунли ставит тарелку с супом и чашку чая на тумбочку и достает из карманов халата несколько блистеров с лекарствами, присаживаясь на край кровати и снова притрагиваясь прохладной ладонью ко лбу Сяо. – Здесь бульон, постарайся его выпить полностью. Затем тебе нужно выпить этот чай.       Сяо как обычно молча кивает и преподносит тарелку с бульоном к своим губам, выпивая практически все за один раз – горячий бульон приятно греет его горло и опускается в желудок, и Сяо понимает, что он вообще-то был очень голоден.       – Мои студенты как знали, что я сегодня тебе понадоблюсь, и мы вместе решили не приходить на одно-единственное занятие, – Чжунли легко улыбается, сощурив глаза, и проводит ладонью по спутанным после сна волосам Сяо. – Хочешь, я посижу с тобой здесь немного?       Сяо прочищает свое горло и кивает, шмыгая носом и закрывая глаза.       Чжунли какое-то время рассказывает о том, какие интересные темы для работ нашли его студенты. По нему видно, как он переполняется гордостью за своих учеников. Чжунли всегда нравился процесс обучения кого-то, и он был рад видеть плоды, которые приносит его терпеливый труд.       Сяо стало заметно легче – к нему хоть немного вернулся голос, и теперь он может вставить хоть пару слов в монолог своего отца.       – Сяо, на самом деле, у меня есть вопрос, который меня давно интересует. Ты знаешь, что такое Animal Crossing? Аякс подарил мне игровую портативную консоль пару недель назад, а я все никак не могу разобраться, что мне нужно делать.       Сяо кое-как садится на кровати, опираясь спиной на стену, помогает своему отцу завести аккаунт и бегло объясняет, как пользоваться консолью.       А откуда у Аякса так много денег? Он видел ту кучу картриджей, которую принес его отец.       – Из-за того, что это японская консоль и большая часть игр, выходящих на нее – японские, раскладка здесь другая и это заметно ощущается после того, как какое-то время подержишь в руках геймпады от PS или Xbox. – Сяо переводит взгляд на внимательно слушающего его отца. – Привязка кнопок из-за этого может показаться неудобной и бесящей, но к этому можно привыкнуть.       Чжунли запускает одну из игр, которую ему подарил Аякс, и увлеченно утыкается в экран. Из динамиков Сяо слышит очень узнаваемые вскрики Линка.       Сяо какое-то время смотрит, как его отец быстро разбирается с управлением и сразу бежит в сторону одного из стражей, и не замечает, что он сам снова засыпает от усталости.

+

      Когда он просыпается уже второй раз за день, на улице уже начинает темнеть. Сяо чувствует себя намного лучше, чем днем, и теперь без проблем может подняться с кровати. Его уже не знобит, а в горле осталась лишь слабая боль, которая вскоре может пройти и сама, если он будет осторожнее и не съест ничего холодного.       Он выглядывает из своей комнаты и видит Чжунли, все еще увлеченно играющего все в ту же игру. На его коленях развалился Аякс, и он с таким же интересом смотрит в экран телевизора, задумчиво отправляя себе в рот попкорн из бумажного пакета на полу рядом с диваном.       – Привет! – Аякс приподнимается с колен его отца и встает на ноги, передергиваясь, когда его пятки касаются ледяного пола. Он подходит к Сяо поближе и без каких-либо слов касается его лба, измеряя температуру. – Тебе лучше?       – Я теперь могу хоть как-то шевелиться. – Сяо потирает свои глаза и, все еще не до конца проснувшись, направляется в ванную.       Сяо удивлен тем, что зеркало не идет трещинами и не взрывается сразу же, как он только появляется в отражении. Его волосы спутались и примялись, а его лицо из-за сегодняшней температуры и слишком долгого сна будто окончательно лишилось какого-либо цвета, и теперь Сяо выглядит будто каким-то зеленым.       Он умывает свое лицо и возвращается обратно в гостиную. Аякс принял свое исходное положение и лежит с закрытыми глазами, пока Чжунли зарывается пальцами в его волосы и массирует ему кожу головы.       – А чего так холодно дома?       – Отопление уже отключили, а погода совсем испортилась. – Чжунли старательно мнет пальцами макушку Аякса, который, судя по всему, моментально отключился от такого массажа. – Так будет до следующей недели.       Чжунли тихо выбирается из-под Аякса, с легкостью подхватывает его на руки и относит его в их комнату, возвращаясь через минут десять в гостиную и молча кивая в сторону комнаты Сяо, пытаясь позвать его за ним.       – Сяо, я думаю, ты уже понял, что мы с Аяксом достаточно близки.       Кажется, Сяо знает, к чему идет весь этот разговор.       Сяо садится на свою кровать, вопросительно уставившись на своего отца, растерянно копающегося в кармане своего халата.       – Все настолько серьезно? – Сяо оценивающе рассматривает скромное обычное кольцо в коробочке в руках Чжунли и хлопает ладонью по кровати, и Чжунли присаживается рядом. Сяо переводит взгляд на своего отца.       – Что думаешь насчет этого?       – Ты уверен?       – Я уверен, но я хотел бы знать, что ты сам об этом думаешь. – Чжунли поудобнее устраивается на его кровати и убирает коробку обратно в свой карман, шумно вздыхая.       Что он может об этом думать? Он рад, что Чжунли наконец нашел себе кого-то, кому он готов сделать такое предложение. За эти пять дней Сяо успел пообщаться с Аяксом и достаточно хорошо его изучить, и поэтому он может с уверенностью сказать, что не имеет ничего против того, что его отец собирается сделать ему предложение. Сяо хмурит свои брови и непонимающе смотрит на Чжунли.       – Пап, – Сяо чувствует, как это слово очень непривычно звучит из его губ. – Я думаю, что что бы я сейчас ни говорил, ты уже принял свое решение. Не думай, что я сейчас буду возмущаться или говорить что-то против.       Чжунли заметно расслабляется и улыбается ему одними глазами.       Спустя почти пятнадцать лет, проведенных практически в одиночестве, зарывшись в работу и в заботу о студентах, такое решение может считаться очень большим и серьезным шагом.       – Ты хотя бы решил ему не палочки дарить, как маме, – говорит Сяо.       Его отец тихо смеется и встает с дивана.       – Не подавай мне еще идей.
Примечания:
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты