Мой кот

Слэш
NC-17
В процессе
85
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 13 страниц, 3 части
Описание:
Чимину дарят полукота, получеловека, и он не совсем понимает, как ему себя вести.
Посвящение:
Любимым читателям ;3
Примечания автора:
30-е года, и это вроде Корея, но также присутствуют американские черты, не обессудьте ;3
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
85 Нравится 46 Отзывы 33 В сборник Скачать

Три

Настройки текста
Прошло уже две недели с того момента, как Юнги начал разговаривать с Чимином. Последний думал, что это хоть что-то изменит, но нет. Обычно диалог был односторонним: Чимин говорил, а кот упорно молчал, но слушал, что было откровенно приятно для такого человека, как Чимин. Его редко кто слушал, так что его абсолютно устраивали их странные отношения. Но после Юнги стал вставлять в разговор свои комментарии и замечания, что значительно ухудшило ситуацию. Кот был... прямолинейным. Очень. Его резкие слова иногда незаметно ранили чиминово сердце, но юноша молчал об этом, так как считал недостойным внимания. Юнги же... не со зла, верно? А даже если и со зла, то у него есть полное право сердиться; его заперли в "клетке", и такое, как понял Чимин, свободолюбивый Юнги никогда не простит. - Вы мерзкие в своём стремлении всё контролировать, - у Юнги в руках ложка, которой он медленно черпает мясную похлёбку, приготовленную Чимином. Последний испытывал приятное удовлетворение последние пятнадцать минут от того, что его стряпня приходится полукоту по вкусу, но вот опять неожиданная колкая фраза, и настроение начинает портиться. - Люди не всё пытаются контролировать, - возражает Чимин. На его слабый протест Юнги только грубовато и неверяще хмыкает. - Всё, - он облизывает ложку и отставляет тарелку, брякая цепочкой на ногах, что приковывала его к стене. Юнги берёт эту цепочку в руку, также неспешно и незаинтересованно, и слегка подбрасывает её в руке, показывая Чимину. - Котов, которые с вами наравне по разуму. Работников, что трудятся в поте лица на созданных вами же заводах. Даже возлюбленных, и то пытаетесь держать в узде. Чимин вздрагивает, хмуря брови. Он неспокойно проходится языком по верхней губе. - Мы не к-контролируем возлюбленных, - вновь заикаясь, произносит Чимин. Он вообще всегда заикается, когда нервничает, а с Юнги он нервничает часто. Непонятно ему, почему именно с ним. С тем, кто железной цепью прикован к стене, с тем, кто в любой момент может быть жестоко наказан - скажи Чимин хоть одно слово. И всё равно... Юнги будто сильнее по духу в разы, будто намного страшнее, чем кажется, и даже не из-за силы или мощи. Просто Чимину всегда очень боязно Юнги... разозлить. Не понравиться ему, сделать или сказать что-нибудь нелепое, а после очень пожалеть. С Юнги не хотелось ссориться. Он был по-своему добрым, очень спокойным; слушал его, иногда даже давал советы, отчего Чимин задавался вопрос: откуда полукот, скорее всего всю жизнь сидящий взаперти, столько знает о человеческих взаимоотношениях. Юнги ведь и правда стал для Чимина неким подобием друга. Никогда не стыдил его за что-то, даже за то же заикание. И, вроде как, даже не попрекает Чимина за его любовь к другим мужчинам, а не женщинам, как положено. Но Юнги, только заслышав слова юноши, приподнимает одну бровь. Чимин видит то действие, замечает знакомое выражение лица и тихо выдыхает, думая про себя только не снова. Сейчас Юнги опять начнёт его переубеждать и, судя по опыту, точно сделает это. - Да что ты? А разве не вы говорите свое паре, куда ей стоит ходить, а куда нет? Или не вы ревнуете её к другим, устраиваете скандалы на почве ревности? - Это другое... Ревность - это... это... - Это недоверие к партнёру. Такое незачем оправдывать. Чимин в очередной раз за вечер сводит брови. Он недовольно сопит, пока Юнги безразлично тянется за каким-то яблоком. - Будто бы коты никогда не ревнуют свою пару, - произносит он. - Нет, не ревнуем. Мы можем бояться, что ей навредят, или что ей будет плохо, но мы никогда не ревнуем. Ревность удел слабых и убогих. Беспомощных и слабохарактерных, - он бросает взгляд на Чимина, который сел в обиженную позу на своём стуле. - Таких, как вы, людишки. - Тем не менее, на привязи сейчас именно ты. Чимин прикусывает язык сразу же, замечая, как полукот замирает. Он жалеет о своих словах тут же, обдумывая, как может извиниться. Но не успевает даже раскрыть рот. - И от кого я это слышу? От пиздёныша, которому родной отец в койку подкидывает раба? То, как сильно это врезается в сердце Чимина, не описать никакими словами. Юнги надавил на самое больное, задел самое сокровенное, отчего парень почувствовал невероятную горечь. - Ты... Да ты... Смотря в глаза кота, юноша ощущает себя уязвимым. Ведь тот смотрит прямо, прекрасно осознавая, какую боль причинил. - Ты ничтожный и зависящий от мнения других идиот, - добивает Юнги и садится поудобнее на своём месте. Чимин, чувствуя себя особенно странно, так, будто его предали, сдерживает слёзы и вылетает из комнаты. Пара слов. Несколько фраз. И реальная обида поселяется между ними двумя, горящая задетой гордостью. Возможно, Чимин поспешил, назвав Юнги своим другом. Насколько же он отчаялся, если считает его близким человеком настолько, чтобы позволять залезать в своё сердце так глубоко. Там ведь и ранить легче всего. Чимин прикусывает губу, мысленно ругая себя самыми обидными словами; не стоило ему за пару недель так привязываться к этому человеку. Юноша закрывает за собой дверь на замок и падает в объятия собственной кровати, изо всех сил сдерживая всхлипы. И где-то там, на втором этаже, в отдаленной комнате, слёзы проливает одинокий полукот. Не только Чимин пустил в своё сердце абсолютного незнакомца.
Примечания:
Читателей люблю всем сердцем ;3
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты