Серебряное тысячелетие

Гет
R
В процессе
10
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написана 121 страница, 17 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 11 Отзывы 3 В сборник Скачать

6

Настройки текста
Глава 6. Подготовка к созданию внутреннего круга защиты       Свое недельное путешествие Хонсу начал с Меркурия. Разговор с правителями планеты шел о возрождении, а для этого надо привязать сердце Меркурия к его принцессе. В обмен на это принцесса должна стать одним из воинов, чтобы защитить принцессу Луны. Такое же предложение он сделал королю Марса и даже привязал первые нити принцессы Рейаны к сердцу Марса.       Затем он отправился на Венеру. С Афродитой было сложно разговаривать, но и ее он сумел убедить в полезности связи принцессы с сердцем планеты, причем выбор пал на самую младшую, которая и наследовать престол не смогла бы. Разговор с Афродитой подслушивали две маленькие дочки королевы Венеры.       Выйдя от Афродиты, девочка-подросток с белоснежной кожей заступила ему дорогу. На руках у нее сидела малышка, рассматривавшая его с недетской серьезностью. Свита растерялась. Хонсу махнул рукой, призывая прекратить панику.       — Радуйтесь, дети Благословенной.       Его насторожил, исполненный тоски и муки, взгляд старшей, неловко переступавшей с ноги на ногу. Зеленые глаза смотрели на него столь пристально, словно старались передать какое-то послание.       — Здравствуй, серебряный дядя, — по простому сказала младшая, ухватившаяся поудобнее за шею сестренки, чтобы иметь возможность смотреть на него без риска упасть.       — Радуйся, владыка Луны, — отрывисто сказала старшая. — Мое имя Лилит. А это Минория.       — Для меня честь узнать ваши имена, прекрасные, — он чувствовал надлом в Лилит.       — Ты ведь заберешь её, — Лилит кивнула на Минорию. — Стать одной из той гвардии, — девушка слегка смутилась, сбивчиво добавив: — Мы слышали…       — Заберу, — кивнул Хонсу. Он знал, что за его беседой с Афродитой наблюдали. Приятно, что это делали не только темные изворотливые умы вроде её визиря. — Когда придет время.       — Когда?       В глазах Лилит нарастала пламенная мука, от которой даже демиургу стало тоскливо. Он приблизился к девочкам и присел на корточки:       — Ты этого боишься?       — Нет. Я этому рада. Это действительно здорово, но… «Почему не меня?» Вопрос висел в воздухе. Как объяснить малому ребенку, что даже всесильный не сможет защитить всех.       — Не бойся, — сказал Хонсу, коснувшись рукой плеча Лилит. — Не бойся. Этой тени на тебе нет. Ты не войдешь в храм. Лилит растерянно смотрела в резко ставшее отрешенным лицо лунного владыки, не зная — можно ли доверять его словам. В лицо повеяло легким ветерком и запахом… чего-то сладкого, свежего и почти забытого… васильки?       — Не бойся, — пальцы летуче огладили овал её лица, а прохладные губы по-отцовски поцеловали в лоб. Минория завозилась на руках, восторженно лепеча что-то о серебряном волшебнике, схватила в кулачок прядь волос Хонсу, потянула. Мужчина, растерянно охнув, обернулся.       — Волшебство! Давай ещё! — пискнула Минория. Хонсу раскатисто рассмеялся, осторожно выпутывая прядь из её хватки:       — Вот ты какая, верховная воительница гвардии Луны! Надеюсь, что с моей дочерью ты поладишь.       Он погладил её по волосам, наблюдая, как вспыхивают и плывут по воздуху золотые искры.       — Твоя мать получит весть о Великом Празднике, на который я приглашу всех владык. Приезжай всеми правдами и неправдами вместе с сестрой. Это важно, — он сказал это, твердо глядя в глаза Лилит, и та в ответ лишь робко кивнула ему, все ещё чувствуя себя затерянной в океане песчинкой.       После этого Хонсу вместе со свитой покинул Венеру. Дальнейший его путь лежал на Юпитер. После обычных приветствий, Зевс продолжил:       — Ты славно обхитрил Афродиту. Несколько лет она точно и не подумает, как же ловко ты её обокрал. Это достойно Гермеса, но это не принесет тебе добра. Афродита мстительна и коварна. Не простит.       — Думаю, что смогу с ней совладать, — прикрыл глаза Хонсу в знак принятия мудрости слов Зевса. — Благодарю за предупреждение.       — Ты думаешь, что совладаешь с Хаосом. Это не так. Даже пять семян не построят достойной изгороди, чтобы оградить систему.       — Поэтому я ищу ещё четыре. Девять защитных колец уберегут её. Но даешь ли ты мне пятое?       — Почему б не дать? Дело благородное. Я понимаю, почему ты строишь щит тихо, почему не кричишь во всеуслышание. Кто ты?       — Я отец … который печется о благе дочери.       — Ты берешь тех, у кого и не было бы особого будущего без твоей помощи, кто не наследовал бы, не властвовал. Дочь Владыки, планету которого раздирает междоусобица без известного исхода. Дочь Владыки, чья планета может и сгореть без помощи, которую не выгодно оказывать большинству членов Альянса. А может быть и просто не в их силе? Среди них ведь не осталось богов, — Зевс сделал паузу, раскуривая трубку. — Дочь Властительницы сластолюбивой, не имеющая прав на престол, поскольку рождена бастардом. И, наконец, пятое кольцо — младшая дочь древнего рода, которому до внутренних дрязг нет особого дела. А так же ещё четыре внешних кольца. Успел ли ты узнать, кто там? Я бы на твоем месте опасался туда идти. Два кольца рождены от Хроноса, а два принадлежат тем, кто и дел то не думал иметь с Альянсом.       — Мне нравится быть первопроходцем, — легко улыбнулся Хонсу, позволяя проявить себя юношеской части своей натуры.       — А теперь скажи мне, почему ты не берешь кольцо от третьей планеты? Это странно.       — У владыки Земли нет дочерей. У него сын. Ему иной союз и в иное время.       — Говоришь легкими загадками, Лунный! — Зевс засмеялся. — Но я не верю, что ты искренен. Ты избегаешь Земли. Это заметно.       — Я не знаю, как мне объясниться перед тобой, мудрейший. Да и есть ли в том нужда? — глаза Хонсу предупреждающе сверкнули, вызвав аккуратную понимающую улыбку на лице Зевса.       — Конечно, нет, о, зрящий будущее.       Наступила тишина. Потом Зевс продолжил.       — Хаос придет, прежде чем они вступят в пору расцвета. Ты ведь видел это, — Зевс выпустил тонкую струйку дыма. — Так зачем?       — Первый удар приму я. Смогу. Это в моих силах. Но последующие… Если сердца всех планет объединятся, то Хаос ничего больше не сможет сделать этой звезде.       — Ты ставишь в сердце свою дочь, потому что она ближе всего к божественному происхождению? Но ведь есть ещё две дочери Хроноса.       — Одна воплотила его разрушительную суть, другая наблюдательную. Знаю. Нет, моя дочь не потому сердце моего щита.       — Так почему?       — Потому что она чудо, которое получила эта система…       В голосе Хонсу прозвучало нечто такое, что Зевс растерялся, опустил трубку, а затем и вовсе отложил её на бронзовый поднос.       — Чудо?       — Она перерождающееся божество этой системы. Концентрация всех моих созидательных сил. Пока она есть, этот мир будет. Если погаснут светила этой системы, она зажжет их вновь. Если Хаос нахлынет, она его отгонит. Если Солнце потускнеет, разожжет своим сердцем.       — И она же может все разрушить, — глухо добавил Зевс.       — Поэтому я и прошу о чести защиты дочерей владык для неё. Не только от внешних угроз, хотя её физическая оболочка будет действительно слаба, но и от внутренних. От неё самой.       — Ты о многом просишь. У меня сын Гефест — мой наследник. Могучий воин. Геба — старшая дочь. И Литавра — младшая… Ей всего четвертая часть нашего года. Я отдам её в защитницы и наперсницы твоей дочери, демиург. Но взамен обещай мне кое-что.       — Что же? — Хонсу мысленно смирился с самыми дикими просьбами, которые к нему могли только направить.       — Ты выстоишь, когда придет пора. Я хочу увидеть твой щит в действии.       — Хорошо. Я выстою.       Безмолвная благодарность, сокрытая в поклоне. Кто он в глазах этого правителя? Гений, бросающий вызов первозданному разрушителю? Безумец, поставивший своей борьбой под угрозу весь мир? Глупец, вздумавший плевать против ветра? Шут, которому можно подыграть до поры до времени? Хонсу, вряд ли, это волновало… Все правильно и хорошо. Четыре защитницы найдены, и внутренняя схема составлена. Осталось дождаться дня рождения Серенити. А отсчет уже пошел… Хаос встрепенулся, видя его движения, и теперь придирчиво выбирал средство, через которое подберется к последнему демиургу. Времени оставалось бесконечно мало…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты