Их комната

Гет
Перевод
PG-13
Завершён
34
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/386939/1/Their-Room
Размер:
171 страница, 31 часть
Метки:
Описание:
Мы все знаем, что на самом деле они не предназначены друг для друга. Но ведь иногда можно и помечтать... Гарри и Рон не играют большой роли в этом фанфике. Главные герои - Гермиона и Драко. Все окружающее рассматривается исключительно с их точки зрения. Так что вы предупреждены. И если вы ожидаете, что как-то раз они просто врежутся в друг в друга и тут же влюбятся, то должна вас разочаровать: такого не будет. Им нужно время, но я обещаю, что, в конечном счете, они будут вместе. Этим все сказано
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 9 Отзывы 6 В сборник Скачать

Глава 14 Святочный бал

Настройки текста
Снег падал в рождественский день мягкими хлопьями, сильная метель прошлой ночью утихла, и когда солнце, наконец, дало знать о своем присутствии через час, день обещал быть прекрасным. В Хогвартсе воцарилась тишина, единственные звуки доносились из кухни, где уже отчаянно суетились домашние эльфы. Все студенты по-прежнему крепко спали, кроме Драко Малфоя. Драко лежал на балдахине и безуспешно пытался прикрыть уши подушкой. Громкий храп Гойла, что обычно помогал ему уснуть, разбудил его гораздо раньше, чем ему хотелось бы. Драко никогда не отказывался от нескольких лишних часов сна по утрам. Но становилось все более очевидным, что это не будет не сегодня. С недовольным стоном Драко отбросил подушку в сторону и сел. Отодвинув темно-зеленые шторы, он нащупал в кармане палочку. Прицеливаться было немного сложно, так как в комнате все еще было темно, домашние эльфы еще не зажгли костры, Драко наконец смог сфокусировать взгляд на массивном теле Гойла. К несчастью для Гойла, он не нашел времени, чтобы закрыть шторы. — Петрификус Тоталус — прошипел Драко. Он немного подождал реакции Гойла, но воцарилась тишина. Самодовольно вздохнув, Драко откинулся на спинку своей серебристо-зеленой постели. Теперь он мог снова заснуть и вернуться ко сну, из которого его так грубо вырвали. Он чувствовал, что теряет связь с реальностью, когда сон начал одолевать его, а библиотека начала нечетко мерцать в его сознании. Он знал, куда он идет, и кто будет ждать, он только надеялся, что она все еще будет в той же одежде или без нее, в котором она была до того, как он проснулся. Внезапно раздался удушающий звук, за которым сразу последовал длинный низкий хрип. Драко зарычал и снова сел. — Только Гойл может так храпеть — Он проворчал. Поднявшись на ноги, Драко угрожающе подлетел к фигуре Гойла. Каменная темница, служившая общежитием пятикурсников Слизерина, внезапно залилась мерцающим светом огня. На мгновение отвлеченный Драко взглянул на огонь, который сейчас бурно горел в камине, который всего несколько мгновений назад был холодным. Очевидно, домашние эльфы начали свой обход. Драко остановился и вздохнул с поражением. Теперь не было никакого смысла. Пробормотав контрзаклинание себе под нос, Драко отвернулся от Гойла и впервые посмотрел в изножье своей кровати, где его ждала большая куча ярко завернутых подарков. Он был удивлен на мгновение, Люциус, вероятно, хотел убить его, а не посылать ему подарки. Но тогда, предположил Драко, Люциус, вероятно, никому не сообщил, что его сын покинул их. Другим это могло показаться подозрительным, если бы Рождество пришло и ушло, а Люциус не обращал внимания на своего сына. Он осторожно ткнул один сверток кончиком палочки. Казалось, на ощупь все хорошо, поэтому Драко собрал все пакеты из и бросил их в камин. Приняв близко к сердцу последнее письмо Люциуса, Драко подумал, что лучше не открывать ничего, к чему мог приложить руку его отец. Драко так и не понял, что это был за зловонно пахнущий порошок, но кончики его пальцев были красными и покрылись волдырями в течение нескольких дней. и Драко вообразил, что это должно было сделать гораздо больше для получателя, но Драко в конце концов был сыном Люциуса. Он стоял перед огнем и смотрел, как подарки загорелись. Вернувшись к своей кровати, он осмотрел оставшуюся гораздо меньшую кучу подарков. Идти вместе с Люциусом было бы намного проще, чем все это. Дамблдор заверил его, что здесь, в Хогвартсе, он будет в полной безопасности. Но Драко знал Люциуса лучше, чем кто-либо другой, и очень сомневался, что это конец. И все его причины не следовать за своим отцом и, следовательно, за Волан-де-Мортом, рухнули перед огромными шансами его неминуемой смерти. Все его причины, кроме одной, пали перед Темным Лордом, все, кроме карих глаз одной девушки, которая смотрела бы на него только с отвращением, если бы он когда-либо позволил темной метке быть на своей руке. Все в школе казались слишком взволнованными предстоящими событиями, по крайней мере, Драко так думал. Поскольку он был Малфоем, светские мероприятия в поместье были обычным делом, и небольшой жалкий бал вряд ли производил впечатление. Но это был первый раз, когда молодые годы были допущены к посещению, и Драко смог простить шум в Большом зале, когда он завтракал, он смог не обращать внимания на шум в библиотеке, потому что даже мадам Пинс отказалась от попыток сдерживайте рвение других студентов. Но он не мог не заметить массу гриффиндорцев, которые собирались на улице для какой-то очень шумной игры в глубоком снегу. Глаза Драко сузились, когда он стоял на пороге, неужели он никогда не смог бы обрести покой, если бы его не потревожила кучка шумных гриффиндорцев, у которых даже не хватило ума оставаться дома в такой холодный день? И, конечно же, были звезды гриффиндорской башни, Поттер и Уизли. Но Грейнджер с ними не было. Драко поискал среди снежных холмов и наконец заметил ее. Она гуляла с этим мальчиком, ее партнером по балу. Драко скривился, его не впечатлил Дин Томас. Грейнджер могла бы добиться большего. С неожиданным криком двух одинаковых Уизли, прятавшихся за деревом, воздух наполнил летящий снег. Драко спустился по ступенькам и остановился на краю огромного снежного полотна, окружавшего школу, и продолжал незаметно наблюдать за хаосом, который последовал после того, как близнецы начали снежную войну. Снег летел во все стороны, хотя ни один из них не приблизился к Драко, как будто сами хлопья боялись абсолютного неодобрения и отвращения на его лице. Грейнджер и тот мальчик до сих пор не пострадали, но когда Уизли схватил пригоршню снега и начал преследовать девочку, она повернулась и побежала прямо к школьным дверям. Бегая так быстро, как только могла, не сводя глаз с догонявшего рыжего, она не заметила Драко, преграждающего ей путь, пока не столкнулась с ним. С испуганным криком она резко упала и растянулась на земле перед ним. Первым его побуждением было поймать ее, как и много раз, но он видел, как Томас спешит к ней, так же как и Уизли, и если она захочет провести с ними время, то один из них сможет ее поймать. Он посмотрел на нее сверху вниз, густые каштановые волосы и красивое лицо только злили его еще больше, он почувствовал, как от него исходит давнее оскорбление, прежде чем он смог остановить себя. — Смотри куда прешь, грязнокровка, — прошипел он, на время забыв, что он был одиноким слизеринцем среди труппы гриффиндорцев. Глаза Грейнджер все еще были закрыты, но они распахнулись от его слов. Тишина быстро распространилась по открытой местности, когда все гриффиндорцы остановили то, что они делали, и посмотрели на Драко с нескрываемой ненавистью. Уизли подошел к ним первым, за ним почти сразу же последовал Томас. Уизли прошел мимо Грейнджер и ударил кулаком Драко, который ловко увернулся, а затем снова посмотрел на Грейнджер. Тем временем Томас помогал Грейнджер подняться на ноги. Кратковременный промах Драко стоил ему, поскольку два других Уизли присоединились к драке. Вскоре Драко обнаружил, что он сильно прижат к каменной стене и болтается в футе от земли, когда близнецы подняли его, чтобы брат мог правильно прицелиться. — Рон! Прекрати! — Голос Грейнджер прорвался сквозь гневное жужжание остальных ее друзей. — Фред, Джордж, опустите его. — Чтоо? Близнецы произнесли в унисон. — Гермиона, — рявкнул Рон, — ты слышала, что он сказал, не так ли? Грейнджер подошла и встала рядом с ним, она положила руку на руку, которой он собирался ударить Драко, и сказала тихим голосом. — Я слышал его, Рон, мне все равно. Мне все равно, что он скажет. Драко посмотрел на нее с удивлением, она ненадолго встретилась с ним взглядом, но это было все, что ему было нужно. Она не злилась, только устала и обижалась. Драко сразу почувствовал себя виноватым. Теперь, когда он мог смотреть ей в глаза, он не совсем понимал, почему он был так зол. Неохотно близнецы отпустили его и трое Уизли повернулись к нему спиной и подошли к тому месту, где их ждали их товарищи. — Грейнджер, я…» начал Драко, желая как-нибудь объяснить, но она оборвала его. — Уходи, Малфой, — сказала она печальным, подавленным голосом, — тебе здесь не рады. — Драко! Вот ты где, я начала думать, что ты забыл меня. Драко посмотрел через гостиную Слизерина и обнаружил, что к нему бежит Пэнси, голубая мантия отвлекающе мерцала вокруг нее. — Конечно, нет, Пэнси, бал начинается в 7, я же сказал тебе, что встречусь с тобой без четверти. — Драко говорил медленным ровным голосом, как будто разговаривал с очень маленьким ребенком. Пэнси неприятно скривила лицо, а затем, казалось, передумала, что бы она ни хотела сказать, и смягчилась в улыбке. — Ну, теперь ты здесь. Разве я не выгляжу восхитительно? — Панси прихорашивалась перед ним, ее обтягивающая голубая мантия плотно облегала изгибы, которые, как должен был признать Драко, действительно привлекали. — Мммм… — ответил он. — может пойдем кое-куда? Улыбка Пэнси стала шире, и она приняла руку, предложенную ей Драко. Они поднялись по лестнице в темницу и оказались на площадке напротив большого зала. Двери были широко распахнуты, и люди уже начинали проходить через них в светлую столовую. Пэнси улыбалась почти всем, мимо кого они проходили. Это не был акт дружбы, только гордость и тщеславие. Хотя раньше его это никогда не беспокоило, Драко считал ее храбрость довольно неприятной. Ее синие мантии были почти открытыми, и хотя однажды Драко нашел бы свою точку зрения благоприятной, сегодня он почувствовал, что ее одежда была почти непристойной, и он не мог не думать о некой гриффиндорке, которая никогда бы не стала так очевидно демонстрировать свои прелести, какими бы приятными они ни были. Они сели за маленький столик вместе с Крэббом, Гойлом и их финиками. Им обоим удалось убедить нескольких слизеринцев-второкурсников сопровождать их. Драко подумал, что это могло быть не совсем добровольно со стороны девочек. Они оба сидели, прижавшись друг к другу, и испугались двух громадных животных по обе стороны от них. Обед быстро закончился, и студенты, наконец, смогли начать общение. Пэнси снова присоединилась к Драко и вытащила его на танцпол. Она обняла его за шею и притянула к себе. Ее тело ритмично терлось о его под музыку. Когда-то Драко нашел бы это весьма воодушевляющим. Но теперь Пэнси казалась лишь бледным оттенком того, чего он на самом деле хотел. Драко перестал танцевать. — Я хочу Грейнджер? — Он удивился в шоке. — Вот в чем причина? Грейнджер? Пэнси сердито скрестила руки. — Что с тобой, Драко? Драко смотрел на Пэнси, не видя ее. Его разум мчался над этим внезапным препятствием в его мыслях. Он знал, что целовал ее не один раз, но никогда не думал, что действительно может хотеть ее. У нее было какое-то непонятное влечение, он это прекрасно понимал. Но чтобы он действительно хотел ее… он никогда не рассматривал это как возможность. — Драко… — заскулила Пэнси. Внезапно у нее возникла идея, она наклонилась к нему и промурлыкала ему на ухо. — Что бы ты ни отвлекался, я могу показать тебе кое-что гораздо более интересное позже. — Ее руки сжались на нем так, что Драко не сомневался, что она имела в виду. — Нет, спасибо, Пэнси, — сказал он ей с ноткой отвращения в голосе. Она яростно посмотрела на него, а затем резко развернулась на каблуках, сердито бросилась прочь. Однако Драко не смотрел, как она уходит, он уже искал Грейнджер в шумной толпе студентов. Он отошел в сторону, чтобы лучше рассмотреть толпу. Трудно было найти кого-нибудь в таком многолюдном месте. Трудно было разглядеть группу женщин, которые выглядели почти как банши и вопили высокими голосами, что было до странности приятным. Ему потребовалось несколько минут, чтобы найти ее. Она танцевала с этим мальчиком. Драко впился в них взглядом, чувствуя себя так же, как раньше в тот день. Томас неуклюже двигался вместе с Грейнджер, которая казалась такой изящной по сравнению, что подходящей метафорой было бы что-то вроде бабочки и слона. На ней были красная мантия, которой он восхищался в Гладрагсе. Она легко двигалась вместе с ней, и Драко заметил, что красный сочетается с ее волосами. Она казалась достаточно счастливой, танцуя с Томасом, но Драко знал, что она могла бы добиться большего. На следующей песне пара остановилась и села за стол в гриффиндорском углу Большого зала. Драко холодными глазами наблюдал, как она сидела со своими друзьями. Поттер и Уизли пришли без пары но, похоже, им было весело. Поттер, Уизли, Томас и его ирландский друг, казалось, оживленно разговаривали между собой. Когда Уизли внезапно вскочил на ноги и взмахнул рукой, Драко понял, что они обсуждают квиддич. Теперь Драко любил квиддич так же сильно, как и другие волшебники. Грейнджер определенно начинала скучать. Обеспокоенный поведением Томаса, он не подумал о, вероятно, чрезвычайно обезумевшей Пэнси Паркинсон. Грейнджер наклонилась к мальчику и что-то прошептала ему. Он кивнул, улыбаясь, и она вышла из-за стола. Она подошла к столу с закусками и наполнила стакан пряным тыквенным соком. Она пила его медленно, продолжая бесцельно бродить по окраинам танцующей толпы. Что-то привлекло ее внимание, и Грейнджер подошла к открытым дверям, ведущим на улицу. Драко наблюдал, как она смотрит на землю с выражением восторга на лице. Он знал, что у него были особые мысли, когда дело касалось ее. Но раньше он никогда не уделял им особого внимания. Он верил, что они уйдут сами по себе, как простуда. Но теперь, когда он столкнулся с мыслью, что он может хотеть ее, ему пришла другая, еще более тревожная мысль. Что, если она ему действительно понравилась? Что, если эти странные мысли выходят за рамки похоти? Что тогда? Грейнджер оглянулась на Томаса и своих друзей, они все еще разговаривали между собой и, казалось, не обращали внимания на происходящий вокруг них бал. — Могу ли я действительно пойти против всего, что Люциус когда-либо думал обо мне о грязнокровках и чистокровках? Могу ли я действительно испытывать чувства к Гермионе Грейнджер? — беззвучно спросил себя Драко, почти боясь ответа. Грейнджер в последний раз взглянула на своего спутника и вошла в открытую дверь. К тому времени, как последний кусок малиновой ткани исчез, Драко принял решение. — Что ж, — пробормотал он, — на самом деле есть только один способ узнать, и я давно уже не слушаюсь Люциуса. Драко прокрался по танцполу, избегая кружащихся пар, и вылетел через дверь на холод. Но Драко обнаружил, что на улице все-таки было не очень холодно. Очевидно, здесь происходило какое-то волшебство, чтобы поддерживать комфортную температуру на улице. Он обнаружил, что ему даже не нужно было надевать плащ. Прохладный ветерок трепал его дымчато-серую мантию. Годом ранее он покинул бал, чтобы вместе с Пэнси исследовать украшенные территории, хотя они не так много исследовали, по крайней мере, в традиционном смысле этого слова. Однако в этом году основания были другими. Казалось, что все сделано изо льда. На месте открытой лужайки теперь образовался лабиринт изо льда. Толстые стены выстроились вдоль дорожки из ледяных кирпичей. С ясного безоблачного неба падали нежные снежинки. На одной большой поляне Драко нашел фонтан изо льда, вода из него беспокойно пузырилась и замерзла на полпути вниз, образуя крошечные сосульки, которые упали на дно, где они почти сразу таяли. Он не мог видеть никаких огней, но все же вся территория светилась розовым сиянием. Но было ли это радужно? Когда Драко повернул за угол, свет стал синим, зеленым, а затем желтым. Казалось, что свет исходит от самого льда, осторожно касаясь одной из стен, он обнаружил, что он не холодный. Он уже довольно давно бродил по этой зимней стране чудес и нигде не видел ни единого признака Грейнджер. Он, конечно, видел других людей, безымянные фигуры, которые стояли, прижавшись друг к другу в горячих объятиях. Драко услышал, как мелодичная музыка стала громче. Либо он приближался к входу в бал, либо они включили музыку. Чувствуя себя немного разочарованным, Драко сел на резную скамейку, которая должна была замерзнуть, учитывая, что она сделана изо льда, но на самом деле это не так. Его взгляд привлекло движение, и он посмотрел вверх, сквозь ледяную стену напротив него он увидел туманную фигуру, одетую в красное. Поднявшись на ноги, Драко снова быстро двинулся по тропинке. При первой возможности повернув налево, он отступил и вскоре оказался в круглом дворе со скамейками вдоль стен. Грейнджер сидела на одном из них, глядя в небо, когда крошечные снежинки падали вниз. -Знаешь, нет одинаковых снежинок, каждая свое собственное маленькое чудо. — Она сказала тихим голосом, как будто она действительно была очень далеко от него, а не просто вне досягаемости. — На самом деле, — сказал он, случайно плюхнувшись на соседнюю скамейку, — все, что нужно сделать, это использовать чары зеркала и дублировать их. Я делал это все время, когда был моложе, действительно приводил маглов в волнение. Драко замолчал, когда Грейнджер бросила на него испепеляющий взгляд, ностальгическая ухмылка исчезла с его лица. — Что тебе нужно, Малфой? -Я… кто сказал, что я чего-то хочу? — Он рявкнул на нее. Грейнджер, ничего не говоря, отвернулась. Драко подумал, что она выглядела странно маленькой, сидя здесь, крошечное алое пятно среди ледяного белого поля. Драко почувствовал, как что-то внутри него смягчилось. — Прошу прощения за то, что я сказал ранее. Она удивленно посмотрела на него. — Почему ты сожалеешь? — Я не должен был этого говорить, — он сделал паузу и снова посмотрел на нее, — и я тоже не это имел в виду. Теперь она встретилась с ним взглядом и улыбнулась. Драко почувствовал, как его ухмылка вернулась, и он счастливо вздохнул, так и должно быть. Он слышал, как снова заиграла музыка, отдаленная мелодия, медленно разносящаяся по льду. Он встал и повернулся к ней, протягивая руку. Она вопросительно посмотрела на него. — Что? Драко закатил глаза, прежде чем ответить. — Я приглашаю тебя танцевать, Грейнджер. — Что? — Танцевать, Грейнджер, это то, что люди делают на балах, они танцуют, — намек на веселье. Она нахмурилась. — Ты, должно быть, шутишь. — Я видел, как ты танцуешь с Томасом, и подумал, что ты, по крайней мере, заслужила один танец с настоящим партнером. Я говорю, что он был слишком неуклюжим. — Драко терпеливо ответил. — Он не неуклюжий — рявкнула Грейнджер, но Драко мог сказать, что она говорила это из гордости Гриффиндора. — Грейнджер? — Драко все еще протягивал ей руку. Грейнджер осторожно подняла руку и вложила ее в его взгляд, который говорил, что она думала, что из этого не выйдет ничего хорошего. У него было время поразиться тому, насколько изящно маленьким оно показалось ему, прежде чем он сжал хватку и осторожно поднял ее на ноги. Грейнджер нервно посмотрела на него, она неловко положила руку ему на плечо. Драко ухмыльнулся ее опасениям и обнял ее за талию, его рука легла на ее поясницу, оказывая минимальное давление. Ее глаза расширились от этого контакта, и она, казалось, собиралась отругать его за это, но он уже начал танцевать, увлекая ее за собой. Ее беспокойство, казалось бы, оставлено, Грейнджер позволила ему прижать ее к себе, пока они танцевали. Через мгновение она казалась совершенно расслабленной, и он обнаружил, что она улыбается далекой мечтательной улыбкой. Ее глаза были полузакрыты, ее медленные движения следовали далекой музыке. Она мягко положила голову ему на плечо, пока музыка замедлялась до ползания. Теперь они почти не двигались, снег все еще трепетал вокруг них, и на льду мягко мерцал свет, но Драко больше об этом не подозревал. Он мог видеть только ее, одного из своих многочисленных врагов и, вероятно, своего единственного друга. Драко знал, что в это прекрасное окно времени неважно, что он чистокровный, а она грязнокровка. Не имело значения, что за ним охотился Люциус или что Темный Лорд, вероятно, убьет их всех через год. Сейчас имело значение только то, что девушка из его сна была здесь, и что он собирался ее поцеловать. Он склонил свою голову к ее, его губы искали ее, так сильно желая почувствовать, как она отвечает ему. Драко позволил себе закрыть глаза, зная, что ему не нужно было ее видеть, чтобы найти ее. — Малфой, что с нами происходит? — Она тихо прошептала. Драко снова обратил внимание. Грейнджер смотрела на него, вопрос был очевиден на ее лице. И Драко почувствовал, как его идеальный момент ускользнул между его пальцев, и снова на него легла реальность. Ему было невозможно так нуждаться в ней, он не мог притвориться, что это не так. — Почему ты всегда называешь меня Малфоем? — спросил он, отпуская ее и отступив. — Ч… что? — Грейнджер выглядела озадаченной. Внезапная смена темы застала ее врасплох, и Драко выдавил из себя самую высокомерную ухмылку. -Ты всегда называешь меня Малфоем, а я всегда зову тебя Грейнджер, почему это так? — Я… я не знаю, — теперь она выглядела очень взволнованной. — Ну, нас никогда не представляли должным образом, не так ли? — Грейнджер, казалось, в отчаянии ухватилась за это нелепое заявление. — Верно, мы никогда не делали тонкостей во время нашей первой встречи, не так ли? — Драко чувствовал, что восстанавливает контроль над ситуацией. — Знаешь, это легко исправить. Драко Аквилис Малфой к вашим услугам. — Он слегка поклонился. Грейнджер казалась ошеломленной и несколько раз открывала и закрывала рот, явно пытаясь придумать какой-нибудь остроумный ответ. Не найдя ничего, она просто покраснела и посмотрела им под ноги, прежде чем ответить. — Гермиона Энн Грейнджер, и не смейся над инициалами. — Драко улыбнулся, в данный момент они казались друзьями. — Аквилис? Разве это не латынь? — спросила Гермиона, внезапно вернув его внимание. — Да, это так, как и Драко. — Я знаю, что это Драко, это означает дракон, но Акилис? — Ее лоб сосредоточенно нахмурился, и она начала ходить. — Аквилис… разве это не значит тьма? Драко улыбнулся ей, странно гордясь ее быстрым умом, и кивнул. — Тебя зовут темным драконом? — Улыбка внезапно расплылась по ее лицу. — Это фамилия! — возмущенно сказал Драко. — Конечно, да, — согласилась она, безуспешно пытаясь удержать себя от хихиканья. — Теперь я понимаю, почему нас так и не представили должным образом. — сердито сказал Драко, хотя гнев не достиг его глаз, и она это знала. — Я больше не буду смеяться, обещаю. — Ей удалось ахнуть между раскатистым смехом. Ее смех утих, в то время как Драко неодобрительно посмотрел на нее, и она снова казалась погруженной в свои мысли. -Мал… Драко? — мягко сказала она. Драко захотелось улыбнуться, когда она назвала его по имени, но он сопротивлялся этому. — Да? — Если быты был волшебником в шестнадцатом веке и записывал что-то очень важное, на каком языке ты бы написал это? — Она прошептала это, затаив дыхание. — Что ж, — начал Драко подумать, — это будет зависеть от того, хорошо ли я образован. Я имею в виду, что большинство волшебников в то время умели писать, но настоящие интеллектуалы всегда предпочитали мертвые языки, такие как греческий или… — голос затих, и он встретился с ней взглядом. — Ты не думаешь…? — Конечно! Это все объясняет! — Она радостно закричала. — Он написал книги на латыни, прежде чем перевел их в коды арифмантики! Гермиона подскочила вперед, обняла Драко и взволнованно поцеловала его в щеку. Прежде чем он успел среагировать, она схватила его за руку и развернулась. Потянув его за собой, она помчалась обратно по ледяной тропинке. — Что? Куда мы идем? — В библиотеку, конечно. Надо сейчас переводить! — Она ответила через плечо. — Но как насчет бала? — Как ты можешь думать о нем в такое время — Она остановилась и повернулась к нему лицом. -Мы на пороге открытия того, что написано в этих книгах. Разве ты не хочешь знать, что было настолько важным, что О’Лири пошел на все эти трудности? — Она отпустила его руку и посмотрела на него. — Ты идешь или нет? Драко уставился на гриффиндорку, она выглядела так, будто могла взорваться от волнения. И ему пришлось признать, что он тоже это чувствовал. — Конечно, я… Гермиона.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты