Их комната

Гет
Перевод
PG-13
Завершён
41
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/386939/1/Their-Room
Размер:
171 страница, 31 часть
Метки:
Описание:
Мы все знаем, что на самом деле они не предназначены друг для друга. Но ведь иногда можно и помечтать... Гарри и Рон не играют большой роли в этом фанфике. Главные герои - Гермиона и Драко. Все окружающее рассматривается исключительно с их точки зрения. Так что вы предупреждены. И если вы ожидаете, что как-то раз они просто врежутся в друг в друга и тут же влюбятся, то должна вас разочаровать: такого не будет. Им нужно время, но я обещаю, что, в конечном счете, они будут вместе. Этим все сказано
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 10 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 15 Засада и чаепитие с Хагридом.

Настройки текста
Гермиона зевнула и протянула руку, пытаясь поправить подушку. Несмотря на то, что она все еще была в полусне, она могла почувствовать тяжелый предмет под ее головой. — Надо было убрать свои книги перед сном, — сонно подумала она про себя. Гермиона так и лежала, разрываясь между сном и бодрствованием, еще на мгновение, прежде чем вспомнила что-то чрезвычайно важное. Она никогда не ложилась спать так поздно. Это определенно потрясло ее до полного пробуждения. Она все еще была в их комнате. Она спала в своем большом мягком кресле, а книга, которую она пыталась перевести, служила подушкой. Гермиона протерла глаза, в комнате было довольно темно, костры ни разу не зажигались, а свечи давно потухли. Воздух похолодал, и Гермиона плотнее закуталась в плащ, пытаясь защититься от холода. Но в спешке она оставила плащ на балу с Дином, этот плащ был темно-серым и идеально подходил к мантии, в которой Драко был на балу. Гермиона плотнее подтянула лацканы плаща и слегка наклонила голову, чтобы почувствовать мягкость ткани на своей щеке. От него слабо пахло какой-то экзотической пряностью, возможно, пачули. Сам Драко, как она заметила, все еще сидел напротив нее в темноте, подперев голову рукой. Бледные взлохмаченные волосы, которые, казалось, почти светились в полумраке, спадали ему на лицо. Гермиона зевнула и еще раз подумала о том, как она изменилась. Раньше она непременно напоила бы его ядом. Проснуться в темной холодной комнате в кресле было плохо, тем более в новой мантии. Она неуверенно встала и подошла к окну, на улице было очень темно, не то чтобы она могла видеть что-нибудь через стекло, даже если бы это была не середина ночи. Окно было покрыто тонким слоем инея. Она вернулась и слегка коснулась плеча Драко. Когда он не пошевелился, она наклонилась и тихо прошептала. — Мал… Драко, проснись. Он не ответил. Гермиона оглядела спящую фигуру… Похоже, спал он крепко. Нагнувшись еще ниже, она взяла его за руку. — Драко, — она ​​пожала ему руку, — проснись. И он это сделал. С испуганным ворчанием он отшатнулся и схватил ее. Прежде чем Гермиона успела заметить, что происходит, она обнаружила, что лежит на столе и широко раскрытыми глазами смотрит на Драко. Он болезненно крепко сжал ее руку, и она прекрасно осознавала, что кончик его палочки направлен ей в горло. — Малфой! Ты сошел с ума? — рявкнула она, наполовину в гневе, наполовину в страхе. Его темно-серые глаза загорелись, когда он узнал ее и отпустил ее руку. — Гермиона, что ты делаешь в моей спальне? — Удивление Драко исчезло, и он соблазнительно ухмыльнулся Гермионе. — Отойди, Драко, я не в твоей спальне, и ты тоже — кисло сказала Гермиона. Драко отступил от нее, и Гермиона села, все еще опираясь на стол. Ее рука начала слегка болеть, и она поморщилась. — Я сделал тебе больно? — Ухмылка Драко исчезла, и он снова подошел к ней. — Нет, нет, я уверена, что как только кровь снова начнет течь, все будет в порядке. — с улыбкой сказала Гермиона. — Дай мне посмотреть. Драко не стал ждать ответа, он взял ее за руку и осторожно поднял расклешенный рукав ее халата. В темноте ярко-алый цвет оказался темно-бордовым и сильно контрастировал с ярко-белым цветом ее руки. Даже в темноте было видно место, где он схватил ее за руку, на том месте, где были его пальцы, были отмечены маленькие красные пятна. — Черт побери, Грейнджер, почему у тебя так легко появляются синяки? Это совсем не весело. Гермиона впилась в него взглядом, но он только весело ей улыбнулся. Он не отпустил ее руку, и взгляд Гермионы исчез, когда она поняла, что он осторожно проводит по следам кончиком большого пальца. Она тяжело сглотнула, когда он посмотрел на нее сверху вниз, посмотрел в нее. Внезапно осознав, насколько близко он был к ней, она попыталась отодвинуться, что было совершенно невозможно, поскольку она опиралась на тяжелый деревянный стол. Драко, казалось, тоже осознал их близость, он немедленно отпустил ее руку и позволил рукаву упасть обратно. Он отвернулся от нее и стал рыться в ящике в поисках запасной свечи. Гермиона вздохнула с облегчением и почувствовала, как ее сердце снова начало замедляться. — Мы, должно быть, заснули. — сказала она, затаив дыхание. — Хорошая демонстрация очевидного. Превосходная ухмылка Драко растворилась в темноте, но Гермиона знала, что она есть. Она почти могла это слышать. — Ну, ты довольно неприятен, когда не спишь прекрасным сном, не так ли? — рявкнула она. Свеча вспыхнула как раз вовремя, чтобы она увидела озадаченный взгляд Драко, прежде чем он снова исчез в тени. Он поставил свечу на стол и посмотрел на большую книгу, которую просматривал. — Это сложнее, чем я думала, — пробормотала Гермиона больше себе, чем ему. — Проклятый код. Зачем ему нужно было создавать свою собственную систему арифмантики? — Драко впился взглядом в книгу. — Код? Я говорю о латыни, арифмантика самая простая часть. Это всего лишь список соответствующих чисел. — Гермиона удрученно села рядом с ним. — Certum est, quia imssibile. — мягко сказал Драко. Гермиона приподняла бровь. — Ты говоришь по-латыни? — Я могу говорить, читать и писать. — В голосе Драко был намек на гордость. — Ты шутишь. — Классическое образование, — обиженно сказал Драко. — Что, вы думали, что мое образование началось здесь, в Хогвартсе? — Ну, не большинство ведьм и волшебников… — начала Гермиона. — Для вас Малфои похожи на большинство ведьм и волшебников? — спросил Драко. — Сколько себя помню, у меня были наставники. Люциус всегда считал, что у меня должен быть прочный фундамент для последующего обучения. О, и большинство заклинаний темной магии написано на латыни. — Он добавил это запоздало. — Я буду иметь это в виду, — сказала ему Гермиона, разрываясь между весельем и неодобрением. — Гермиона, я думаю, ты действительно неправильно понимаешь это. — Драко терпеливо сказал ей. — Ой, правда? Я посвятил этому проекту очень много времени и, кажется, ничего не добился. Я знаю, что ответы прямо передо мной, и я просто не могу их прочитать. — Здесь она оборвалась, немного запыхавшись. — Ой, успокойся, Гермиона, я не думаю, что ты смотришь на это рационально. — Он говорил медленно, как будто боялся новой вспышки, но Гермиона могла сказать, что он все еще находил это очень интересным. — О, я не думаю о рациональном, Малфой? — едко сказала она. — Нет, ты не Грейнджер, — парировал он — Ты чудо с кодами, а я лингвистический гений. Гермиона просто закатила глаза. — Давай, Грейнджер, собери это. — Драко решил, что она, должно быть, слишком устала, чтобы думать как следует, и не стал ждать ее ответа. — Ты можешь взломать код, а я переведу, если мы будем работать вместе, это не должно быть проблемой. Работа в команде, Грейнджер. Гермиона вздохнула, у нее разболелась голова и было холодно. Конечно, он был прав, она ненавидела, когда он был прав. — Хорошо! Мы будем работать вместе. — В конце концов она согласилась — Но я думаю, что нам нужно подождать завтра, прежде чем начинать. Драко кивнул ей и начал задуть свечи. Гермиона повернулась, чтобы собрать свои вещи, а затем вспомнила, что пришла сюда прямо с бала. Она потратила всего пару мгновений, чтобы обменяться поспешными извинениями с Дином за ранний отъезд. Гарри и Рон жаловались, что она пообещала каждому танец, и Джинни посмотрела на нее понимающе, но Гермионе удалось обойти их всех и сбежать в холл. В своем волнении она не заметила, как Гарри и Рон смотрят, как она уходит с Драко. — Готова? — прошептал Драко из двери. Гермиона кивнула своей кудрявой головой, хотя он никак не мог разглядеть ее в темноте. После того, как она заперла дверь в свою комнату, они украдкой спустились по винтовой лестнице, а затем через библиотеку. Обычно они расходились за пределами библиотеки, но Драко, казалось, задумался, и он сопровождал ее через безмолвные залы обратно к башне Гриффиндора. Она наблюдала за ним краем глаза, но он казался очень далеким. Когда они подошли к портрету, полная дама тихонько храпела. Гермиона повернулась к Драко, он собирался последовать за ней? — Драко? — Прошептала она. — Так это путь в Гриффиндорскую башню? Полезно знать. — тихо пробормотал он. — О да, потому что ты любишь заходить и навещать меня время от времени. Гермиона терпеливо ждала, когда он уйдет, несмотря на свою усталость, она ни за что не собиралась объявлять пароль перед ним. Но Драко, похоже, не обращал внимания. Гермиона вспомнила его плащ. — Вот, — пробормотала она, стягивая с плеч темно-серый плащ. Драко медленно взял его у нее, как будто не замечая этого. Он смотрел на нее взглядом, который Гермиона находила несколько тревожным и в то же время возбуждающим. Его серые глаза снова были темными и бурными, лицо наполовину скрыто тенью. Казалось, он собирался что-то сказать или, возможно, что-то сделать, когда их внимание привлекло какое-то движение. Всего в нескольких футах от них сидела миссис Норрис, ее большие светящиеся глаза изучали их в темноте. Гермиона ахнула и отступила назад. — Тебе лучше идти, она может вызвать Филча быстрее, чем ты думаешь. — И как часто ты сталкивалась с этой проклятой кошкой в ​​нерабочее время? — удивленно прошептал Драко с ноткой уважения в голосе. — Чаще, чем я бы хотела, теперь тебе лучше идти! — Гермиона указала рукой на лестницу. Драко все еще стоял неподвижно. — Слушай, если тебя поймают, кто мне завтра поможет переводить на латынь? — Она умоляла. Драко посмотрел на миссис Норрис, а затем снова на Гермиону. Он кивнул и бросился вниз по лестнице. Миссис Норрис холодно посмотрела на Гермиону, прежде чем повернуться, чтобы последовать за ней. Гермиона повернулась к портрету и прошептала. — Рождественское настроение. Полная дама фыркнула во сне, а затем зевнула. — Ты поздно ушла, дорогая, тебе следует сказать своему парню, чтобы он не отпускал тебя в нерабочее время. Но он красивый. — Розовая дама улыбнулась, когда Гермиона покраснела. — Он не мой парень! — рявкнула она, шагая через проем для портрета. — Конечно, нет, — весело позвал голос, когда картина за ней закрылась. В гостиной было темно, и Гермиона поднялась по лестнице в спальню девочек. Когда она добралась до кроватей Лаванды и Парвати, они крепко спали. Часы у ее постели показывали, что сейчас четыре часа утра. Гермиона быстро сняла мантию и надела пижаму. Чувствуя утешение в мягкой фланели, Гермиона дала себе время подумать о том, что тяготило ее мысли всю ночь. Драко Малфой. Гермиона забралась на кровать и задернула шторы. Она проскользнула под свое толстое пуховое одеяло и уставилась на малиновый балдахин. Что, черт возьми, происходило? Она не могла понять, в одну минуту он был тем же самым старым Малфоем. Тот самый мальчик, который ненавидел всех грязнокровок и не желал ей и ее друзьям ничего, кроме недоброжелательности. Но в следующий момент он будет добрым и почти заботливым. Гермиона внезапно вздрогнула, представив, как его глубокие серые глаза смотрят ей в глаза. Она не ожидала, что он подойдет к ней во время бала. Хотя она была рада, что он это сделал. Не то чтобы ей не нравились танцы. Это было не то, чего она хотела. Несмотря на то, что это было глупо, она никогда не могла полностью отвергнуть необходимость того, чтобы произошло что-то волшебное. И как бы Гермиона не хотела это признавать, танец с Драко под звездным небом, изящно падающим вокруг них, был более волшебным, чем она могла когда-либо желать. Следующее утро выдалось ясным и ярким. Вокруг сверкал свет, мокрый снег сиял на солнце. Не было ни малейшего намека на то, что назревает еще один шторм, внутри или за пределами Гриффиндорской башни. И Гермиона проснулась, чувствуя себя расслабленной и счастливой. Искра предвкушения вспыхнула в ее животе. Была ли это перспектива наконец-то продвинуться с книгами или тот факт, что Драко будет ждать ее, она не знала. Быстро одевшись, Гермиона стянула со спинки стула один из своих черных школьных халатов и подняла рюкзак с пола, прежде чем отправиться в общую комнату. Она напевала мелодию, пока шла по лестнице. Если бы она немного подумала, Гермиона вспомнила бы, что это была песня, которую они с Драко тоже танцевали. Но Гермиона была слишком легкомысленна, чтобы серьезно об этом подумать. Она почти достигла нижней площадки, когда общежитие для девочек четвертого курса распахнулось этажом над ней. Торопливые шаги быстро спускались. — Гермиона? — Голос Джинни эхом разнесся по лестнице. — Я немного тороплюсь, Джин, я встречусь с тобой за обедом. — Нет, подожди, Гермиона, ты не понимаешь. Но мольбы Джинни не были услышаны, когда Гермиона прошла через арку в гостиную. Она остановилась, когда обнаружила, что Рон и Гарри сидят за соседним столиком. Их выражения были нечитаемыми, но жесткость, в которой сидел Гарри, говорила ей, что, что бы это ни было, они были полны решимости. Непрошенная мысль промелькнула в голове Гермионы, пока они смотрели на нее. Засада. — Гермиона! — Джинни внезапно появилась позади нее, очень запыхавшаяся. Ее взгляд упал на Гарри и Рона. — Я пыталась тебя предупредить. — Прошептала она. — Ч…что происходит? — осторожно спросила Гермиона, ее легкое настроение упало. — Ты должна сесть, Гермиона, — решительно сказал ей Гарри. Гермиона перевела взгляд с Гарри на Рона, а затем снова на Джинни, прежде чем сесть за стол. Рон мрачно посмотрел на Джинни, когда она села рядом с Гермионой, но ничего не сказал. Гарри и Рон посмотрели друг на друга, не зная, с чего начать. Рон, наконец, рассердившись, повернулся к Гермионе с сердитым взглядом и практически плюнул в нее. — Какого черта ты делаешь с этим придурком Малфоем? У Гермионы отвисла челюсть, и она в шоке уставилась на Рона. Откуда он мог знать? Было ли это настолько очевидным, что у нее были странные чувства и представления о Драко. — Мы видели, как ты уходила с бала с ним… — быстро сказал Гарри, когда Рон выглядел готовым сказать что-то столь же неприятное. — О, — с облегчением сказала Гермиона, — это все? Мы с Драко просто хотели пойти в библиотеку. Лицо Рона внезапно залилось краской, и Гермиона сразу поняла, что сказала не то. — Драко? С каких это пор ты называешь его Драко? — Голос Рона был опасным. — Я… ну, это проще, чем все время называть его Малфоем. — Пробормотала она. — Гермиона, что происходит? — спокойно спросил Гарри. — Что происходит? Разве это не очевидно, Гарри, этот тупой мерзавец что-то с ней сделал! — О, заткнись, Рон! — огрызнулась Гермиона, когда ее вспыльчивость отступила. Теперь настала очередь Рона смотреть на нее с открытым ртом. — Он не злой, ты знаешь. — Она сердито сказала. — Вы даже не дали ему шанса, не то чтобы он действительно когда-либо заслуживал его, я признаю, но вы не можете сердиться на меня только потому, что я сделала все возможное из плохой ситуации и обнаружила, что в конце концов, это не так уж и плохо. — Ты не понимаешь — Рон сердито посмотрел на Гермиону. — Рон, — попытался вмешаться Гарри, но Рон проигнорировал его. — Это Малфой! Он слизеринец, и он злой. Как ты можешь просто забыть об этом? Держу пари, он уже находится в списке будущих пожирателей смерти. Как ты можешь его защитить? Рон поднялся на ноги, когда начал свою тираду. И Гермиона быстро встала, чтобы он не возвышался над ней. И Гарри, и Джинни отошли от враждующей пары. — Он не пожиратель смерти! — Гермиона крикнула ему в ответ. — И не будет им! — О, это здорово, он сказал тебе это, когда ты увидела его помогающим старой ведьме перейти через дорогу в Хогсмиде? — Лицо Рона стало ярко-красным, и все в гостиной остановились, чтобы посмотреть. — Рон, — Гарри снова попытался остановить своего друга, прежде чем успел зайти слишком далеко. — Я ему верю! — пронзительно сказала Гермиона, ее лицо было таким же красным. — Ему нельзя доверять, он слизеринец! — Рон стряхнул руку Гарри. — Ты такая глупая Гермиона! — Рон! — И Джинни, и Гарри одновременно ахнули. Рон резко остановился, слегка запыхавшись и с безумным взглядом, он, казалось, медленно осознал, о чем говорил. В гостиной было тихо, он огляделся, все взгляды были прикованы к ним. Он снова повернулся к Гермионе, она была неестественно белой. — Гермиона, — начал он. Она отступила из-за стола. Ее руки дрожали, и она едва могла видеть сквозь серебристое облако слез на глазах. Гермиона снова закинула сумку на плечо и сделала еще один шаг назад. — Гермиона, я не это имела в виду. — прошептал Рон. Она покачала головой и почувствовала, как одна большая слеза скатилась по ее щеке. Гермиона внезапно повернулась и побежала через простыню. Она бросилась в портретную дырочку и оставила ее открытой. Рон однажды в отчаянии позвал ее по имени, но она не перестала бежать. Гермиона вслепую сбежала по лестнице. Она переходила коридор за коридором, пытаясь сохранить как можно большее расстояние между Роном, Гарри и собой. Она проигнорировала чудесные взгляды, которые она получала от одноклассников, и даже не заметила Невилла, когда прошла мимо него в зале трансфигурации. Только инстинкт привел Гермиону в библиотеку. Именно из-за ее глубоко укоренившейся веры в то, что с какой бы проблемой она ни столкнулась, чтение книги каким-то образом улучшит ее, поэтому она обнаружила, что стоит в одном конце галереи, ведущей к библиотеке. Дверь справа нее распахнулась и оттуда вышла знакомая светловолосая фигура в слизеринской мантии. Гермиона посмотрела на Драко с удивлением и облегчением. Было приятно видеть его, даже если она не знала почему. Его серые глаза сердито блеснули, когда он заметил ее залитое слезами лицо. Казалось, он собирался что-то сказать ей, когда дверь снова открылась, и за Драко последовали Крэбб и Гойл. Гермиона вытерла глаза манжетой рукава, но она не могла скрыть покрасневшие щеки или красные глаза. Жестокие одинаковые ухмылки расплылись по лицам Крэбба и Гойла. — Смотри, грязнокровка плакала, — ухмылка Гойла стала шире. — Что случилось, Грейнджер? Поттер и Уизли больше тебя не любят? — Крэбб засмеялся. Гермиона проглотила ком в горле и уставилась на Драко. Он отвернулся, его серые глаза сфокусировались на чем-то на стене вдалеке. Она поняла, что он не собирался ничего говорить, что он просто будет стоять в стороне и делать вид, будто между ними ничего нет, будто они все еще враги. Были ли они по-прежнему врагами? Второй раз за вечер она обнаружила, что не может смотреть на кого-то, о ком она заботится. Она оторвала взгляд от его лица и стала изучать пол. Крэбб и Гойл сделали угрожающий шаг к ней, и Гермиона отступила. Сегодня в библиотеке не нашлось ни одного ответа. Гермионе казалось, что стены смыкаются, и слезы, которые почти прекратились от удовольствия увидеть Драко, обещали в мгновение ока потечь по ее щекам. Гермиона отвернулась от троицы и помчалась по коридору. Она почти не знала, куда идет, только то, что ей нужно было выйти на улицу, где воздух был свеж, и она могла дышать. Гермиона не прекращала бежать, пока не достигла края озера. Здесь она рухнула на большое упавшее бревно и попыталась восстановить дыхание. Снег был навален глубоким и тонким слоем льда покрыл озеро. Небо, которое в то утро было ярким, теперь темнело, когда приближалась зимняя буря. Поднялся ветер, и Гермиона задрожала. Во всей суматохе она как-то снова забыла свой плащ; он лежал грудой на полу в гостиной Гриффиндора. Она подтянула колени к подбородку и обняла их, пытаясь согреться как можно сильнее; это работало не очень хорошо. — Гермиона? — Грохочущий голос чуть не заставил ее упасть с бревна. — Хагрид, — тихо ответила она, дрожащая нота все еще сохранялась в ее голосе. — Ага, знаешь, Гарри и Рон уже искали тебя. Спросили меня, видел ли я тебя. Волнуются. Гермиона отвернулась от Хагрида и изо всех сил пыталась больше не плакать. Как она могла вернуться и встретиться с ними лицом к лицу? После того, что сказал ей Рон на глазах у всех. Как она могла вернуться, зная, что он все-таки прав? Внезапно на ее плечи легла тяжелая тяжесть, и Гермиона оказалась окутанной кротовым плащом Хагрида. Она с удивлением повернулась к нему лицом. — Давай, я сделаю нам чаю. Совершенно очевидно, что тебе нужно немного. Хагрид легко поднял ее и поставил на ноги. Он повернулся и направился к своей хижине. Гермионе ничего не оставалось, как следовать за ней. Две дымящиеся чашки чая спустя Гермиона снова начала чувствовать себя. Хагрид, который, казалось, знал лучше, чем спрашивать ее, что случилось, объяснил свои планы относительно следующего урока. Школа должна была начаться через несколько дней, и он был почти так же рад, как и Гермиона. Он оживленно рассказывал ей о паре булетов, которые ему удалось приобрести. Гермиона знала, что лучше не спрашивать, где или лучше почему он их взял. Она знала, что это очень опасные животные, не обитающие на Британских островах. Их склонность к мясу и свирепость в драке были хорошо известны, но она все равно улыбалась огромному мужчине. — Хагрид, — ей только что пришла в голову внезапная мысль, — вы с профессором Дамблдором поймали мантикору? — Да, неделю назад или около того. Пришлось применить силу. — Лицо Хагрида помрачнело, когда он упомянул это. — Интересно, что эта штука преследовала Малфоя. Он копия его папаша. — Ну, Драко не похож на Люциуса! — возмущенно огрызнулась Гермиона, прежде чем смогла остановиться. — Драко? Гермиона покраснела, но глаза Хагрида весело заблестели. — Рон действительно упомянул мне кое-что о том, что ты слишком увлечена этим слизеринцем. Но я сказал ему и Гарри, что у тебя на плечах умная голова и ты можешь позаботиться о себе. Он налил им еще одну чашку чая. Гермиона улыбнулась Хагриду, а затем мягко вздохнула. — Я не знаю Хагрид, они могут быть правы. Драко иногда просто невозможен. Он все, что я ненавижу, и все же… — Не думаю, что этот мерзавец знал бы, как вести себя должным образом, если бы кто-то был с ним мил. А Гермиона, ты милая девушка. Гермиона очень надеялась, что больше не собирается плакать, но это была проигранная битва, и Хагрид вручил ей носовой платок, который был настолько большим, что она могла обернуть его вокруг талии и использовать как юбку. — Я бы не стал судить никого из них слишком строго. Мальчики делают странные вещи, когда дело касается эмоций. Не знаю, как действовать. Имей в виду, мы никогда не вырастем из этого. — Хагрид от души рассмеялся, и через мгновение к нему присоединилась Гермиона. — Спасибо, Хагрид. — тихо прошептала Гермиона, слабая улыбка появилась на ее губах.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты