Их комната

Гет
Перевод
PG-13
Завершён
41
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/386939/1/Their-Room
Размер:
171 страница, 31 часть
Метки:
Описание:
Мы все знаем, что на самом деле они не предназначены друг для друга. Но ведь иногда можно и помечтать... Гарри и Рон не играют большой роли в этом фанфике. Главные герои - Гермиона и Драко. Все окружающее рассматривается исключительно с их точки зрения. Так что вы предупреждены. И если вы ожидаете, что как-то раз они просто врежутся в друг в друга и тут же влюбятся, то должна вас разочаровать: такого не будет. Им нужно время, но я обещаю, что, в конечном счете, они будут вместе. Этим все сказано
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 9 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 20 Новости Пэнси

Настройки текста
Наконец-то растаяли остатки снега. Зима подходила к концу, и все знали, что весна начала свое неуверенное приближение. Однако зима еще не отказалась от владений Хогвартса. Свет, струившийся сквозь деревья, мало согревал воздух. Их окутал ледяной холод, но Драко все же наслаждался. — Вот, попробуй вот так. — Он повернул запястье Гермионы так, чтобы ее палочка повернулась вправо. — А теперь скажи это еще раз. Гермиона смутилась и повторила заклинание. Ее голос музыкально перекликался со словами, которые, казалось, следовало петь, а не произносить. Зеленый туман, больше похожий на дымку, чем на что-либо еще, вылетел из конца ее палочки и пропитал землю у ее ног. Они затаили дыхание и наблюдали, как крошечные ростки зеленой травы начали расти вокруг ее ботинок. Пока они с трепетом продолжали наблюдать, маленькие веточки травы засыхали, превращаясь в тусклые коричневые кусочки. — Это грустно, — сказала Гермиона через мгновение, — мы даем им толчок к жизни, но на улице слишком холодно. Я чувствую, что каким-то образом предала их. Драко весело посмотрел на нее. — Гермиона, это просто травинки. Гермиона вяло посмотрела на него и села на большой камень. Вокруг нее было разбросано несколько книг и свитков пергамента. Драко смотрел, как она стягивает перчатку и копается в сумке в поисках пера. Она разочарованно застонала и начала копать еще глубже. Драко пощупал свой халат и вытащил из кармана черное перо. — Вот, — позвал он, бросая ей. — Что ты вообще делаешь? — Я записываю его в список полезных заклинаний. — Мне не показалось, что это так полезно, — Драко посмотрел на древнюю книгу в руке и записи, которые он сделал сам. — Все, что оно сделало, это заставило расти траву. — Честно, — Гермиона в ужасе посмотрела на него. — Если что-то не поджигается или не взрывается, ты думаешь, что это бесполезно. На самом деле, все мальчики такие же, гриффиндорцы и слизеринцы. — Это неправда, — возразил Драко, — мне понравилось то заклинание, которое ты применила ранее, ну, знаешь, то, что почти сразу же заглотило твою мантию. Гермиона мрачно покраснела и отвернулась. — Но на самом деле, это очень важное заклинание, если оно может заставить растения расти быстрее. Разве ты не можешь себе представить, что профессор Спраут может сделать с таким заклинанием? Драко все еще улыбался, вспоминая, как Гермиона почти потеряла мантию. — Полагаю, да, если бы она могла заставить свои растения расти быстрее, я полагаю, тебе бы не пришлось проводить так много времени в больничном крыле на втором курсе. Гермиона удивленно подняла глаза: — Как ты узнал? — Ну, все знали. Практически вся школа была в панике из-за этого наследника Слизерина — На лице Драко промелькнула ностальгическая улыбка. Гермиона раздраженно посмотрела на него. — Ну, всегда хорошо следить за своими врагами. — сказал Драко. Гермиона скрестила руки на груди и пристально посмотрела на него. — Это не значит, что ты мне тогда нравилась или что-то в этом роде. — нервно добавил Драко. То, как она смотрела, начинало беспокоить его. — Я тебе нравлюсь сейчас? — Гермиона все еще смотрела на него проницательным взглядом, но ее голос стал очень тихим. Драко смотрел на нее с разинутым ртом и пытался придумать, что сказать. Он не мог просто выйти и сказать, что она ему нравится, не так ли? Он никогда не был полностью уверен. Драко знал, что часто думает о ней, но не об этом ли она спрашивала? — Я думаю, мы должны попробовать это заклинание в следующий раз. — сказал он внезапно, сжимая книгу в руке. Гермиона быстро отвернулась от него и кивнула. Драко отвернулся от нее и начал повторять заклинание в голове снова и снова. Он очень старался не замечать, что улыбка, которую Гермиона носила практически весь день, исчезла, и ее глаза, которые были сияющими и открытыми, теперь были насторожены. Драко внутренне пинал себя. Он никогда не знал, что сказать. В общении с большинством девушек он был воплощением спокойствия и собранности, но с Гермионой он часто чувствовал, что никогда не может оторваться. Но чего она ожидала на самом деле? Что он просто преклонит колени и признается в бессмертной любви или еще какую-то чепуху? Драко предпочел бы поцеловать взбесившегося соплохвоста, чем сделать что-нибудь из тех нелепых романтических вещей, которых всегда хотела Пэнси. И теперь Гермиона просила его сделать то же самое. Не так ли? Драко не знал, чего она хотела. Он разочарованно проворчал. Гермиона снова села и начала просматривать свои записи. — Да, я полагаю, мы можем попробовать это, если хочешь. Что об этом говорится в переводе? Драко с облегчением прочитал в своих записях. — Зеленый. — Это твой перевод? — Гермиона скрестила руки на груди. — Не очень ясно, правда? — Ну, чернила на той странице были в пятнах. — Драко возражал в свою защиту. — И мы в любом случае узнаем, что он делает, буквально через минуту. — Он добавил быстро, когда Гермиона посмотрела на него взглядом, который слишком сильно напоминал профессора Макгонагалл. Драко вытащил палочку из кармана и огляделся в поисках подходящей цели. Рядом со скалой, на которой сидела Гермиона, был небольшой засохший куст, который не пережил суровую зиму. Драко слегка ухмыльнулся и направил на него палочку. — Инлиго! На мгновение ничего не произошло. Не было ни выстрела из палочки, ни дождя искр, ничего. Драко нахмурился. Затем раздался внезапный шум, и куст задрожал. Глаза Гермионы расширились, и она недоверчиво наблюдала за этим. Это было очень мудро с ее стороны, потому что оно дергалось еще раз, а затем разрасталось во всех направлениях. Мертвые, голые ветви тянулись во все стороны. Гермиона ахнула и вскарабкалась на скалу. Ползучие ветви последовали за ней и схватили ее за лодыжку. Гермиона изо всех сил пыталась освободить ногу, но это казалось невозможным. К ней с жадностью тянулись новые ветки, и она вскрикнула от страха. — Фините инкантатум! — Драко вскрикнул, бросившись вперед, чтобы помочь Гермионе Кустарник остановил свое ужасное продвижение, но не отступил. Он снова лежал неподвижно и мертвый. Гермиона пыталась вырвать ногу из рук, но, несмотря на то, что ветви казались хрупкими, она нашла это совершенно невозможным. — Вот, — Драко вытащил из кармана небольшой черный предмет, который оказался маленьким свернутым ножом. Он легко срезал сухую ветку и помог Гермионе слезть с камня. — У тебя есть нож? — Она спросила. — Люциус всегда считал, что лучше всего быть готовым ко всему. Никогда не знаешь, когда ты можешь оказаться без своей палочки и встретить прекрасную возможность использовать ее на… — Глаза Гермионы сузились, и Драко сразу же сменил тему. — Ну, это определенно было какое-то заклинание, не так ли? — О, да, мне очень понравилось, как куст пытался меня съесть, очень бодряще. — рявкнула Гермиона. — Не волнуйся, он не смог бы тебя съесть, у него нет рта. Он просто втянул бы тебя внутрь и позволил бы умереть из-за воздействия элементов. — Драко ухмыльнулся. — Это очень утешает Драко — Гермиона впилась в него взглядом, но смогла лишь на мгновение нахмуриться, прежде чем улыбнулась ему в ответ. Гермиона начала смахивать остатки сухих веток с подола мантии, но остановилась и нахмурилась. Слышался далекий гул приближающихся голосов. Драко смотрел, как она снова забиралась на камень и осторожно выглянула через край. Гермиона нырнула и поспешила вниз по скале, таща за собой рюкзак. — Что ты делаешь? — спросил Драко. — Шшш… Они тебя услышат. — Гермиона быстро собирала вещи. Закончив, она взяла Драко за руку и повлекла за собой. Голоса, тем временем, слышались отчётливее. — Кто услышит? — Рон и Гарри, они идут сюда — Гермиона затащила Драко за большое дерево в нескольких шагах от Запретного леса. — И что? Чудо-мальчик Поттер и тот его друг знают, что мы проводим время вместе. Или они такие тугодумы, что только сообразили? — Драко почувствовал себя оскорбленным. Ему не хотелось прятаться от Поттера или Уизли. Гермиона, которая смотрела из-за огромного ствола дерева, повернулась и посмотрела на него. — Конечно, они знают, но после того инцидента в больничном крыле я старалась не напоминать им. — Она сказала ему. — Хотя Рон еле сдерживается, чтобы не высказать тебе всё, что он думает. — Пробормотала она. — Инцидента? Что ты имеешь в виду? Ты говоришь так, будто это всего лишь неправильный ответ в домашней работе. — Драко оскорбленно посмотрел на нее. — Это не так уж важно. — Она прошептала, теперь можно было услышать шаги. — Не такое уж важно? Конечно, нет, твои чудесные друзья ловят тебя, ловят тебя, целующуюся с врагом. Держу пари, они были в восторге, возможно, даже устроили тебе вечеринку, потому что ты доказала, что ты не совсем хорошая девочка, как все думают — Драко был в ярости. — Драко, пожалуйста, — отчаянно прошептала Гермиона, — они тебя услышат. — Мне все равно! — рявкнул он. Драко схватил ее за руки и прижал к дереву. Он был так зол, что едва мог ее видеть. Он жадно прикоснулся к ее губам. Его руки крепко сжали ее плечи, и он сильно прижался к ней, грубо толкая ее. Какая-то далекая часть его разума могла слышать разговор Поттера и Уизли, когда они прошли всего в нескольких футах от них. Но Драко не отпускал Гермиону. Он надавил сильнее, целуя ее так же, как в первый раз. Она захныкала против него, и Драко внезапно остановился. Он отпустил. Драко медленно отступил и посмотрел на нее. Гермиона все еще была прижата к дереву, ее глаза были широко раскрыты и испуганы. Рот Драко открылся, когда он понял, что натворил. Он полностью оторвал пряжку ее мантии, и темная ткань перекосилась на ее плечах. Красно-желтый свитер, который она носила под ним, был растрепан. Он не знал, что его руки блуждали по ней. Драко обнаружил, что ее глаза залиты слезами. Он хотел что-то сказать, что-нибудь, что могло бы их остановить, но во рту пересохло. Слеза скатилась по ее щеке, оставляя за собой блестящий след, и Гермиона глубоко вздохнула через ушибленные губы. Она оторвалась от дерева и медленно обошла Драко, стараясь не прикасаться к нему. Пройдя мимо него, она осторожно подняла сумку и отступила от него еще на несколько шагов, а затем повернулась и побежала обратно в школу. Драко смотрел, как она уходит, не в силах сказать то, что ему нужно было. Невозможно сказать ей, что он сожалеет. Он тоже этого не имел в виду. Он вернулся к тому огромному камню, около которого они практиковали заклинания, и уныло сел на него. Малфой мог притвориться, что Гермиона до сих пор здесь, что последних нескольких минут не было вовсе. Это было намного приятней, чем понимать, что она далеко отсюда, в Гриффиндорской башне и презирает его. Драко встал и начал мерить шагами землю. Правда, он грубо обращался с ней, так, будто он был каким-то страдающим от любви подростком. Было много вещей, которые Малфои должны делать, а которые — нет. Вести себя как влюблённый подросток — вещь, которую делать не стоит. Но именно это он и делал — трогал девушку, не заботясь о том, что другие подумают об этом. Ситуацию ухудшило то, что он был так зол в тот момент, что даже не мог точно вспомнить всего. Были его руки, держащие её запястья, потом скользящие по её плечам и вниз… Драко перестал беспорядочно ходить и посмотрел вдаль, на школу. — Она никогда не простит мне этого, — сказал он вслух. *** Следующие несколько дней были долгими и серыми. Время, казалось, тянулось все больше и больше. Дождь, казалось, никогда не прекратится. Не то чтобы дождь повлиял на подземелья. Всегда было довольно холодно и сквозняком. Каменные стены общежитий слизеринцев были влажными, и в воздухе всегда казался слабый след плесени, чтобы домашние эльфы ни делали, чтобы избавиться от нее. Ничто из этого не помогало Драко в ужасном настроении. Он сидел в кресле с высокой спинкой, задумавшись у камина. Он провел раннюю часть утра, развлекая себя, вызывая домашнее задание из проходящих мимо сумок первокурсников, но через час это потеряло свою привлекательность. Крэбб и Гойл хотели улететь. Только они будут достаточно плотными, чтобы попытаться летать в такую ​​погоду. Часть Драко надеялась, что сильный порыв ветра с юга унесет их, но он сомневался, что когда-нибудь ему так повезет. Что он действительно хотел бы сейчас делать, так это сидеть где-нибудь в тепле и сухости с Гермионой Грейнджер. Он был бы счастлив просто посидеть где-нибудь рядом с ней и почитать, или обсудить домашнее задание по зельям, или, черт возьми, она могла бы взглянуть на него, если бы она этого хотела. Драко мрачно посмотрел на камин, он всегда ненавидел, когда она его избегала. И он не имел ни малейшего представления, как ей удавалось так хорошо это делать. У них были совместные занятия, они вместе работали над проектом, и он изо всех сил старался загнать ее в угол где-нибудь в одиночестве. Но проклятая гриффиндорка, казалось, знала все тонкости школы, и она каждый раз использовала это в своих интересах, тихонько спускаясь по какому-нибудь холлу, а затем возвращаясь в толпу. Или, как будто этого было недостаточно, она постоянно окружала себя другими гриффиндорцами. Некоторые из них ей даже не нравились. Драко точно знал, что Гермиона с трудом выносит эту девушку Лаванды Браун, и все же буквально на днях когда он наконец догнал ее в библиотеке, она села за столик с Брауном, чтобы обсудить прорицание. Драко насмешливо рассмеялся; он знал, что она ненавидит этот класс. — Что-то не так, Драко? — Сиропно-сладкий голос прошептал у его уха. Драко не вздрогнул, он сидел совершенно неподвижно, делая вид, что знал, что кто-то подкрадывается к нему. — Что тебе нужно, Пэнси? Слизеринка уселась на стул рядом с креслом Драко. Она медленно скрестила ноги и разгладила складку мантии. Ее голубые глаза озорно заблестели, когда она встретилась с его взглядом. — Я просто хотела выразить свои соболезнования, я только что услышала. — Она наклонилась вперед и положила прохладную руку поверх его. Драко промолчал, он знал, что, если он подождет, Пэнси просто расскажет ему, что хочет. Улыбка Пэнси не дрогнула, и она крепче сжала его руку. — Если тебе нужно с кем поговорить… На какое-то безумное мгновение Драко подумал, что, возможно, она имеет в виду Гермиону, но он знал, что это невозможно. — О чем ты говоришь? — кисло спросил он. — Что? Разве ты не знаешь? — Улыбка Пэнси сошла с ее лица, но глаза ее весело мерцали, ей нравился этот разговор. — Нет, конечно, ты не знаешь. Как глупо с моей стороны забывать, что ты сжигаешь все письма, которые отправляет тебе твой отец. Драко напрягся и пристально посмотрел на нее. Он всегда следил, чтобы он был один, когда уничтожал свои письма. Пэнси, должно быть, шпионит за ним. — О, Драко, я не знаю, должна ли я тебе это рассказывать, но твоя мать больна. — Пэнси изо всех сил пыталась не улыбнуться, когда говорила это. — Ты лжешь, — просто сказал он, изо всех сил стараясь не задушить Пэнси голыми руками, пока она не расскажет ему все, что знала. — О, Драко, — тихо прошептала она, изображая обиду. — Я бы никогда не солгала тебе. Помни, наши мамы каждый год ездят в Rue De Champs в Париже, но не в этом. Твой отец сказал моей матери, что Нарцисса очень больна и наблюдается у специалиста в Св. Мунго. Драко ничего не сказал, он прекрасно знал, что его мать и миссис Паркинсон каждую весну ездили в Париж на неделю за покупками. Они делали это годами, и его мать скорее умрет, чем пропустит это. Пэнси все еще сидела с ним, ее рука нежно накрыла его руку, а уголки ее рта тронула легкая улыбка. Ей это нравилось, ей нравилось видеть его расстроенным. Драко всегда считал Пэнси мелкой и безмозглой, немного злой, но в конце концов она была слизеринкой. Но впервые Драко увидел в ней что-то еще — проницательную жестокость, которая каким-то образом ускользнула от его внимания. — Есть ли что-нибудь, что я могу сделать? — мягко спросила она. Голос ее был добрым и нежным, такой голос никогда раньше не исходил от Пэнси. — Нет, — резко сказал Драко, вставая, он тоже знал, с кем ему нужно поговорить, даже если ему сначала придется применить к ней оглушающее заклинание. — Но Драко… — голос Пэнси оборвался, когда он вышел из гостиной. Она подождала, пока он уйдет, прежде чем откинуться на спинку стула, и с ее губ сорвалось торжествующее хихиканье. Дело не в том, что он был близок со своей матерью. Но Драко заботился о ней. В конце концов, она была его матерью, и ему не приходилось выбирать. Она действительно проводила большую часть своего времени вдали от поместья с друзьями или за покупками. Было сообщество, к которому она принадлежала, где она очень любила проводить время с матерью Пэнси. Но ей пришлось с большим трудом смириться, будучи замужем за Люциусом, и, оглядываясь назад, Драко сомневался, что он был самым легким сыном для воспитания. Он не хотел, чтобы она заболела. Школа была переполнена учениками, которые собирались начать свои дневные уроки. Драко планировал притвориться больным и провести день в общей гостиной, дуясь. Теперь ему стало плохо, и он не мог найти Гермиону. — Где, черт возьми, она? — пробормотал он себе под нос. Она должна была подняться в холл с минуты на минуту, чтобы пойти на Трансфигурацию, но пока он ее не видел. Гриффиндорцы протискивались мимо него, настороженно наблюдая за ним, но он не обращал на них внимания, она появилась в конце зала. Она была с Поттером и Уизли. Драко пошел им навстречу. — Мне нужно с тобой поговорить. — Он сказал быстро. Гермиона удивленно посмотрела на него, а Поттер и Уизли свирепо посмотрели на него. — Я не думаю, что это такая хорошая идея, Малфой, — тихо сказала она, оглядываясь на других гриффиндорцев, которые перестали слоняться и теперь наблюдали с большим интересом. — Мне нужно поговорить с тобой сейчас. — твердо сказал Драко, и в его голосе прозвучала какая-то далекая паника. — Уходи, Малфой, ей нечего говорить с тобой. — холодно сказал Поттер. Драко не нужно было оглядываться, чтобы понять, что он находится на враждебной территории, его окружают гриффиндорцы, но она ему нужна. — Я разговариваю не с тобой, Поттер, — холодно прошипел он. — Уходи, Драко, — Гермиона попыталась протиснуться мимо него, но Драко схватил ее за руку и дернул назад. Поттер и Уизли кричали, а остальные гриффиндорцы бурлили от ярости. — Пожалуйста, — прошептал Драко, — пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить. Глаза Гермионы расширились, и на мгновение Драко подумал, что она просто уйдет. Казалось, что навсегда, но на мгновение она наконец кивнула. — Хорошо, — прошептала она, по-видимому, удивленная его свирепостью и собственной капитуляцией. Люди, наблюдающие за происходящим, раздавались шепотом, и Драко крепче сжал ее руку, боясь, что она все-таки передумает и убежит в класс. Поттер и Уизли сердито смотрели на него, но не пытались остановить, когда Драко потащил Гермиону мимо них и прочь от кабинета трансфигурации. Люди, конечно, смотрели, пока он отталкивал зевак со своего пути. К тому времени, как он нашел пустой класс, лицо Гермионы покраснело от глубокого румянца. — Я надеюсь, что у тебя есть для всего этого веская причина. — Она сердито огрызнулась, когда дверь за ними закрылась, и они остались одни. Теперь, когда она была у него, Драко не знал, что сказать. Когда он посмотрел в ее свирепо — карие глаза, он внезапно не понял, почему так важно было с ней поговорить.- Ну? У меня есть урок, на котором я хочу быть. Мы изучаем заклинания Девовео сегодня, и я просто знаю, что они будут на экзамене. — Гермиона села на стол и скрестила руки, глядя на него. Драко отвернулся и посмотрел на большое окно, занимавшее большую часть задней стены. По-прежнему шел слабый дождь, из-за влажности окно слегка запотевало по краям, хотя на улице было еще очень холодно. Это был неприятный дождь. — Ну? — Терпение Гермионы почти иссякло. — Моя мать может быть больна. — мягко сказал Драко. Гермиона разжала его руки и уставилась на него. — Что? Откуда ты знаешь? Драко повернулся и посмотрел на нее. — Пэнси мне сказала, она проговорилась, — насмешливо сказал он. — Наверное, это какая-то грандиозная игра. Гермиона встала и подошла к нему. — То, что Пэнси сказала тебе, не означает, что это правда. Она, вероятно, лжет. И кроме того, если твоя мать заболела, профессор Дамблдор тебе сказал бы. — Конечно, он сказал бы. — саркастически сказал ей Драко. — Он известен своей открытостью и прямолинейностью в вещах». — Он расскажет тебе. Я знаю, что он расскажет. — Она мягко сказала, и потянулась, чтобы коснуться его руки. Драко отступил от нее, вне досягаемости. — Скажи мне, Грейнджер, удивительный директор когда-нибудь рассказывал тебе, что случилось с драгоценным Поттером, когда чудо-мальчик оказался в больничном крыле? — Это нечестно, — резко сказала она и отдернула руку. — Это не имеет ничего общего с Гарри. — Все связано с Гарри и твоими глупыми идеалами. — Драко даже не знал, почему он говорит эти вещи. Он никак не мог остановить эмоции, которые жаждут вырваться из него. — Что тебе нужно, Малфой? — Голос Гермионы был низким и профессиональным. — Я ничего от тебя не хотел. — прошипел он. — Хорошо, — она ​​повернулась и открыла дверь. Драко повернулся и посмотрел в окно. Полуденный пейзаж терялся в темном сером тумане, который выглядел так, как его чувства. Он внезапно очень устал и пожалел, что просто остался в своей гостиной у камина. Он не слышал, как она повернулась или подошла, но совершенно неожиданно пара тонких рук обвила его сзади. Он автоматически напрягся, но выдохнул с облегчением, когда почувствовал, как Гермиона прижалась щекой к его лопатке. — Все будет хорошо, — пробормотала она.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты