колокола

Слэш
NC-17
Завершён
10
автор
Размер:
27 страниц, 8 частей
Описание:
поют нам колыбельные.
Примечания автора:
возможно, что пейринги будут добавляться. :)
да, это маленькие зарисовочки, но думаю, что они имеют право на жизнь.

20.04.2021: аоаоаоа, я ставлю снова статут "завершён". думаю, что я отложу идею с каждодневным выкладыванием маленьких историй на время. :)) жду, когда спадёт нагрузка на учёбе.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
10 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

7. — and we write poetry for ourselves.

Настройки текста
Примечания:
не ожидали?
и я нет.
      У них тур по России — среди серых зданий и печальных людей — но кажется, что по сонной артерии ножом проводят. Люди живые, как рыбы в кипящей воде. Во время концерта кричали на ломанном английском, всей душой поддерживали их. Так не хватало этого русского настроя, что не выдержал и крикнул «спасибо», хорошо, что не «блять», а то станется с тебя. Пот ручьями стекает, но это того стоит. Стоит продолжать стоять на сцене, видеть, как люди поют и танцуют вместе с тобой — другого счастья и не нужно.       Потом на поезде, около 19 часов трястись, в этот раз главное ничего не проспать, а то был опыт не очень приятно, правда? Хватило тогда по полной и с полна.       Снег валит, в марте. Чудеса природы. Мокрый снег, грязный, но кажется таким родным. Россия и правда страна возможностей. Можно будет после окончания поваляться, прыгнув с разбегу. Весело.       Сейчас едете из Новосибирска в Екатеринбург. Хорошие города, люди уж и подавно. Понимать бы ещё их речь. Было бы ещё лучше. Правда, не может же вечно вести. Вот и сейчас не повезло.       Ничего не представляет угрозы или не угрожает жизни, просто нужно признать, что некоторые люди действительно идиоты, не знающие, что делать с собой и куда девать себя. Кто, зная о том, что он часто болеет, будет есть мороженку? Бусек, определённо, кто-же ещё.       Дилан отходит от заправки и закуривает. Ну как можно быть таким идиотом? У них ещё не закончился тур, а Мэтт уже заявляем ему о том, что у него болит голова и немного морозит. Ну что не так с его иммунитетом? Они откатали всего два концерта, впереди ещё остаётся около четырёх, а их барабанщик решает лечь с температурой и умереть прям во автобусе. Зашибись.       Ладно, день вообще не задаётся с самого утра. Сначала Деккер за каким-то чёртом выбрасывает молоко, оставляя только кокосовое, которое отдаёт болезненным сладким вкусом, от которого зубы немеют быстрее, чем от укуса замороженной крабовой палочки. Ладно, чёрт с этим молоком. Но дальше больше. Чарли проливает своё пиво на самую любимую футболку и, не извиняясь за причинённый ущерб, убегает за Джонни, который перед этим умудрился порвать утреннюю газету с кроссвордами. «Альварез, ты дед старый, чтобы слова отгадывать?» Да, дед, а это единственное развлечение в автобусе, которое ещё не осточертело и которое хоть как-то приносило радость, но теперь и этого не было. Класс. Один лишь Дэнни радует своим отсутствием.       Дилана бесит всё. Он топчет сигарету и рвано засовывает руку в карман. С первого раза не попадает, приходится повторить действие, но глаза так и не опускает. Не хочет проигрывать даже в таком жесте. На дне кармана записка. Шершавая бумага и корявый почерк.       Альварез помнит эти строчки — они же и выводили старательно буквы, лаская бумагу своей кожей. Простые словосочетания, но такие домашние, скользящие от гортани до желудка и отдающие теплом. Дилан помнит. Они оба помнят. Тогда было трудно. Они калякали песни как могли. Детскими ручками держали груз взрослой ручки и писали до кровавых мозолей стихи.       — Нет, не пойдёт, ты же знаешь, что нам запретили писать про женщин, — Мэттью ерзает по стулу, пытаясь отобрать у Дилана ручку.       — Да, блин, Бусек, плевать, что сказала эта старая карга, — Альварез кусает соседа за руку, победно отбирая ручку, — Мэтт, только не обижайся на меня, ладно?       — Больно, — Мэтт обиженно потирает руку, слезает со стула и идёт в дальний конец комнаты, — вот и пиши теперь один свои стишки.       — Мэтт? — Бусек отворачивается к стене, горбится и игнорирует Альвареза. — Мэтт, — ноль реакции. Дилан обеспокоенно встаёт со стула и плетётся к другу, — Мэттью, ладно, чёрт. Я был не прав, давай вместе снова писать, хорошо? Я не буду давить, но ты же знаешь, что если мы не напишем сейчас что-нибудь, нас потом прибьют? — Дилан садится на диван, поворачиваясь всем корпусом к Мэттью, убирает руки и стирает пальцами набежавшие слёзы.       — Ты зачем меня укусил?       — Не подумал, разозлится, потому что ты не давал мне закончить со стихом! — Альварез смотрит в заплаканные глаза и слегка обнимает Мэтта, — хочешь покажу, что написал?       — Д-да, — Бусек втягивает сопли, но чужие руки с лица так и не убирает, — там точно не про женщину?        — Точно. Читай давай.       — Там, где посадила куст сирени,       Порой игриво пауки танцуют на костях, цепляясь в тех местах, где обронила ты слезу.       А там в ложбине сокровенной спит смерть твоя, прикрыв глаза на миг, в шиповник окунув свою косу.       Спит мрачная, рисуя облака и слушая как капает чужая кровь.       Улыбки на твоих руках точь-в-точь похожи на луну, что в небе краской облилась.       — Ну? Как тебе?       — Дилан... Это хорошо, конечно. Но, может добавить что-нибудь?       — Что ты предлагаешь?       — Ну, например.       Спит смерть твоя в ложбине тихой у пруда       И на груди лежит твоя рука с ножом,       Там, с правой стороны, где два пятна кровавых*, — Мэтт чихает несколько раз, а затем смотрит на Альвареза глазами с лопнувшими капиллярами.       — Заболел?       — Заболел.       — Как ты умудрился?       — Эт ты меня сейчас кусанул, вот я и заболел.       — Дурак, так нельзя заболеть, снова жрал холодные продукты? — Мэтт отрицательно качает головой.       Дилан приобнимает за плечи и ведёт в сторону кровати. Бумажка с текстом аккуратно складывается пополам и обретает покой на дне джинс.       Дурак. Каким был, таким и остался. Дилан выбрасывает пачку в мусорку, возвращает бумагу с исписанным детским корявым почерком на место и заходит обратно в автобус, расплываясь в глупой улыбке.
Примечания:
* — сама стих не напишешь, то никто не напишет.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Hollywood Undead"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты