Бесспорный наследник

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
724
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25010857/chapters/60562639?view_adult=true
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 63 страницы, 10 частей
Описание:
Когда тридцатилетний Волдеморт сталкивается с путешествующим во времени семнадцатилетним Гарри Поттером, он делает опасное, но веселое предположение. Он решил, что Гарри - его сын. А его сын, безусловно, заслуживает самого лучшего.

>- Ты мой. Я позабочусь о тебе, мой дорогой.
>- Я не принадлежу тебе!
>- Ты мой сын. Конечно, ты принадлежишь мне. Каждая клеточка, каждый волосок, каждое биение твоего сердца. Ты - моя плоть, кровь и душа. Ты мой магически. И ты не откажешь мне.
Примечания переводчика:
12.03.2021 у автора было запрошено разрешение на перевод. К сожалению, по истечении четырех недель MonsieurClavier так и не откликнулся, поэтому главы все-таки начнут выходить на страх и риск переводчика. Согласно правилам сайта, данный перевод может быть удален по требованию автора, если таковое поступит.

14.04.21 - 100; 16.04 - 200; 18.04 - 300; 19.04 - 400; 22.04 - 500
Лучший результат - №5 в топе по фэндому Роулинг Джоан «Гарри Поттер» (20.04.21)

Мем от читателя Фан кудрявых мальчиков: https://ibb.co/NF7TJvV
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
724 Нравится 103 Отзывы 376 В сборник Скачать

Глава 9

Настройки текста
Примечания:
САМЫЙ ДЛИННЫЙ УЖИН В ИСТОРИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Не уверен, комедия нравов это или трагедия.
От манер Волдеморта Джейн Остин будут сниться кошмары.
      За центральным столом расположились Малфои и их главные гости — Лорд Волдеморт и Гаррисон Гонт. Пожиратели Смерти, сидевшие за соседними столами, вытянули шеи в попытках получше разглядеть наследника. Мальчика, который теперь стал ключом к их успеху.       Гарри ссутулил плечи: — Я буквально слышу, как Сне… Мой старый учитель зельеварения называет меня «нашей новой знаменитостью». Он был саркастичным придурком, но слова его всегда метили в цель.       — Язык, Гарри. — мягко упрекнул Волдеморт, когда Моргана и Абраксас вежливо сделали вид, что их лорд и его сын не разговаривают под Муффлиато, — Прости нас, Моргана. — обратился Волдеморт к женщине.       — Ничего страшного, милорд. — домовой эльф налил в бокал Морганы серебристого, испускающего туман вина и предложил ей на выбор закуски с подноса. Она выбрала миниатюрную скульптуру из козьего сыра и ветчины, вырезанную в форме лебедя цвета слоновой кости с розовыми крыльями, — Уверена, что вам с сыном есть, что обсудить.       — Ничего такого, во что я не мог бы вовлечь своего самого доверенного лейтенанта. — неправда, но немного лести не повредит. Моргана заслужила похвалы за свой сегодняшний вклад. — Я благодарю тебя за твою речь, Моргана. Она была весьма вдохновляющей.       — Вы слишком добры, милорд. — Моргана подала незаметный знак Абраксасу, на что он тут же вскочил со стула и виновато поклонился Волдеморту.       — Прошу прощения, милорд, но я должен проверить нашу защиту. Ваш сын пронесся через нее, как ураган сквозь паутину.       Гарри поморщился: — Э-эм… Простите, я…       — Это совсем не проблема. — поспешно заверил Абраксас, явно боясь расстроить Волдеморта-младшего. Левый глаз Морганы дернулся от социальной неумелости ее мужа. Видя ее реакцию, Абраксас мужественно попытался превратить потенциальное оскорбление в комплимент, — Это было очень впечатляюще, учитывая, что многие из этих защит оставались на месте в течение многих поколений. Но поскольку они были темными, они, возможно, не выдержали такого количества светлой магии… Если вы позволите, мне следует пойти и обновить их, чтобы мы могли быть уверены в нашей безопасности в этих стенах.       — Можешь идти. — властно разрешил Волдеморт. Абраксас попятился от них, все еще склоненный в поклоне, пока едва не врезался в ближайший стол и не вынужден был обернуться.       — Абраксас — очаровательный партнер… — натянуто проговорила Моргана, — Но, увы, не самый тактичный человек. Мне очень жаль, милорд.       Волдеморт потягивал свое собственное вино — белое сухое, выдержанное до совершенства, с отчетливым дымным привкусом, полученным при брожении вина среди драконьих яиц: — Тебе нет необходимости извиняться за своего супруга, Моргана. Я знаю, что он хороший человек с сердцем, лежащим, так сказать, на правильном месте.       Губы Морганы изогнулись: — Его сердце давно принадлежит мне.       — Как и должно быть. — Волдеморт улыбнулся ей. Обсуждать такие интимные темы со своими мелкими сошками было бы немыслимо, но Моргана была не просто слугой. Она была одной из тех немногих, кого Волдеморт считал своими советниками.       — Приношу свои извинения и тебе, наследник нашего лорда. — Моргана пристально посмотрела на Гарри своими стальными глазами, хотя их холодный серый цвет слегка потеплел, — Абраксас не хотел проявить неуважение.       — Можешь называть моего наследника Гаррисоном. — великодушно разрешил Волдеморт. Это была привилегия, за которую Моргана была бы благодарна.       Но Гарри, как всегда несговорчивый, закатил глаза и открыто возразил отцу: — Пожалуйста, зовите меня просто Гарри. «Гаррисон» заставляет меня чувствовать себя чертовски старым. Знаете ли, одержимость вечной молодостью… — Гарри сделал жест между собой и Волдемортом, — Это что-то вроде семейной традиции.       Моргана слегка закашлялась, а затем, казалось, сама испугалась смеха, который пытался вырваться из нее. Она выпила вина, словно пытаясь подавить свое веселье. Смех — это не то, что она могла позволить себе не скрываясь показать перед Лордом Волдемортом.       — Ох… — сказала она вместо этого деликатно, — Значит, Гарри.       Они были прерваны домовым эльфом, делающим второй круг около стола, предлагая более миниатюрные скульптуры из еды. Гарри выбрал шарик аранчини в форме снитча с тонкими, как кружево, крылышками из пармезана.       — Спасибо. — Гарри обратился к домовому эльфу, который икнул, будто не зная, как ему реагировать на выражение благодарности, не говоря уже о самом признании его присутствия.       Волдеморт с горечью подумал, что его сын даже к домовым эльфам относится с большим уважением, чем к собственному родителю. Негодник. Волдеморт подозвал домового эльфа и потребовал кубик жаренного гребешка, покрытый черным и белым перцем горошком, выложенным в шахматном порядке и пронзил эльфа самой ледяной усмешкой из своего репертуара. Жалкое существо пискнуло и исчезло в небытии, оставив на столе поднос с закусками.       Гарри осуждающе покосился на Волдеморта, пока Моргана тихонько откашлялась и сделала еще один глоток вина.       — До меня доходили удивительные слухи о вашей библиотеке. — неожиданно выпалил Гарри. Волдеморт не стал бы петь дифирамбы библиотеке Малфоев, хоть та и являлась почти неисчерпаемым источником магических текстов. Впрочем, как и все библиотеки древних чистокровных родов. Гарри одарил Моргану обаятельной улыбкой, — Я слышал, что в ней есть книги на всевозможные запретные темы, вроде таких, как магия души, смерти или времени.       Волдеморт напрягся. Так вот, что задумал его коварный мальчишка. Гарри не оставлял надежды вернуться в свою первоначальную временную линию, потому как та, в которой они находятся сейчас, очевидно, уже безвозвратно изменилась, став ответвлением той, из которой он изначально пришел.       У Гарри уйдут десятилетия на то, чтобы понять как обратить вспять магию времени, что привела его сюда, если этот процесс вообще возможен. Так что эта проблема не была такой срочной. Но само то, что Гарри собирался, хотел оставить его - ранило глубже, чем любая рана. Это было больнее, чем кипящая агония создания крестражей. Больнее, чем разделение собственной души. Волдеморт сохранял невозмутимое выражение лица, но его пальцы крепко сжали вилку.       Неважно. У них был всего один день. Было понятно, что Гарри все еще питал некоторую привязанность к людям из своего времени и чувствовал за собой необходимость выполнять обязанности, которые он там оставил. Принимая во внимание их предыдущий разговор о несении бремени, становится ясно, что у Гарри действительно есть обязанности, ожидающие его в том, другом мире, и, будучи столь же морально обязанным, как и отец, он был полон решимости исполнить их.       Гарри просто оставался таким, какой он есть. Это было не отказом от Волдеморта, а, скорее, демонстрацией того, что он мог бы получить от Гарри, если он продолжит с ним сближаться — его непоколебимую, абсолютную преданность.       А Волдеморт был уверен, что сумеет завоевать Гарри. Но до тех пор, пока он не сделает этого, он будет подрывать исследования сына, чтобы тот не смог его оставить. Волдеморт убедится, что знает о каждом действии Гарри, чтобы противостоять ему своими собственными. Он даст Гарри причины остаться здесь. Обязанности, что будут лежать на его совести не менее тяжко, чем те, которые он уже оставил.       Если Гарри собирался саботировать цель по сегрегации магглов Волдеморта, то он будет подрывать Гарри поиски способа вернуться в свою собственную временную шкалу. Они квиты.       Потому, как Волдеморт никогда не позволит Гарри уйти.       Никогда.       Тем временем Моргана оказалась столь же падкой на похвалу своего родового имения, как и любой чистокровный. Интуитивно поняв невысказанную просьбу Гарри, она сделала ему предложение, которое Малфои давали не часто:       — Вы можете воспользоваться нашей библиотекой в любое удобное вам время. Все, что у нас есть, принадлежит нашему господину, а, следовательно, вам тоже.       — Большое вам спасибо. — благодарность Гарри была искренней и Моргана, не привыкшая к проявлениям искренних эмоций со стороны гостей, моргнула.       — Всегда пожалуйста, — она улыбнулась, — Гарри.       Напомните, почему Волдеморт позволил ей обращаться к Гарри по имени? Будучи все еще огорченным от желания Гарри покинуть его, услышав имя Гарри, вылетевшее из уст Морганы, он почувствовал, как будто острые тернии сковали само его сердце. Но Волдеморт не мог пытать ее за то, что она сделала то, что он сам велел ей сделать.       Кроме того, он никогда не пытал Моргану. Он уважал ее. Ему пришлось еще раз напомнить себе об этом.       — Я хочу стать невыразимцем. — Гарри продолжал плести свою нить, вероятно, надеясь отвлечь Моргану от его упоминания о времени, — В конце концов, знания — это сила. К тому же, так я могу внести вклад в наше общее дело, узнав самые тщательно охраняемые секреты Министерства.       — Восхитительная цель. — серые глаза Морганы потеплели еще больше. Она, несомненно, была рада, что наследник ее лорда был так же предан их движению, как и его отец. Женщина бросила на Волдеморта поздравительный взгляд, который заставил его простить ее за то, что та произнесла имя Гарри. Да, она была права, поздравляя Волдеморта с рождением такого сына как Гарри.       — Я тоже хотел бы присоединиться к моему наследнику в его исследованиях. — объявил Волдеморт, на что Гарри бросил на него смущенный взгляд, — Скажем так: мое… стремление к бессмертию претерпело изменения и больше я не буду пользоваться теми средствами, которые использовал до сих пор. Кажется, я ошибался в своих попытках победить смерть. Существует куда более могущественная сила и имя ей — время. Ибо что такое смерть для времени? Время переживает и жизнь, и смерть. Сама смерть — есть продукт времени. Я стремлюсь использовать свое время с пользой, Моргана. У вас найдутся книги по этой теме?       Моргана начала подробно перечислять имеющиеся в библиотеке Малфоев книги. Достаточно подробно, было понятно, что она сама читала многие из них и знала о содержании тех, которые не прочла.       Гарри благодарно кивнул Волдеморту. Глупый мальчишка. Он, должно быть, подумал, что Волдеморт помог ему, объяснив причину по которой Гарри может интересоваться магией времени       Правда заключалась в том, что Волдеморт только предоставил себе повод быть столь же информированным по теме времени, как и Гарри. Он создал себе оправдание быть в курсе всех исследований Гарри, чтобы иметь возможность сорвать любую его попытку вернуться в свою временную шкалу. Все, что бы Гарри ни узнал о магии времени, станет известно и Волдеморту. И Гарри с радостью поделится этой информацией, испытывая облегчение от того, что Волдеморт больше не будет делать крестражи. Гарри по своей природе был героем и если предоставить ему возможность спасти не только душу Волдеморта, но и жизни его жертв, то он с готовностью ухватится за нее.       То, что Волдеморт параллельно найдет иной способ обеспечить себе бессмертие — было лишь приятным бонусом. Бессмертие, в котором Гарри будет сопровождать его рука об руку.       Эта мысль зажгла в Волдеморте нетерпеливый огонь, подстегиваемый заманчивой возможностью овладеть новой ветвью магии. Но основой рвения Волдеморта теперь стала перспектива оставить Гарри навечно. Навсегда, пока они оба будут жить.              

***

             Абраксас появился только ближе ко времени подачи десерта и был взволнован этим, как ребенок. Он наклонился через стол и довольно громко прошептал Гарри:       — Наши домовые эльфы освоили заклинание, с помощью которого каждому гостю будет подавался его любимый десерт. Обожаю засахаренные тюльпаны! А что предпочитаете вы?       Моргана устало вздохнула и нежно ответила: — Ты узнаешь это меньше, чем через три минуты, Абраксас, как только появятся домовые эльфы. Наберись терпения.       — О, простите. — Абраксас поник, и Моргана в утешении положила свою руку поверх его. Абраксас мгновенно снова оживился. — Кстати, о цветах: у нас на каждом балконе имеются великолепные арки из снежных колокольчиков. Если вам угодно, милорд, после обеда вы можете выйти на улицу и полюбоваться ими. Я самолично вплетал каждый цветок в виноградные лозы. Видите ли, я очень люблю цветы.       Гарри улыбнулся точно такой же улыбкой, какой одарил Андромеду — задумчивой и ностальгической: — У меня есть друг-герболог. Он страстный эксперт.       — Вот, как? Это же прекрасно! Если он не будет против, я хотел бы послать ему сову. Я экспериментировал с обрезкой Седой магнолии — очень редкого и темпераментного растения. — Абраксас сказал «темпераментного» с такой нежностью, которую обычно используют для потерявшихся детей, — Я просто обожаю цветы. Они являются неизменным источником радости. Не существует ни одного человека, который был бы невосприимчив к их красоте.       Волдеморт был.       Абраксас излучал невинность, которая казалась до боли ослепляющей. Как Моргана умудрялась жить с человеком такого безупречного характера, было выше понимания Волдеморта. Хотя характер Гарри тоже имел долю невинности, она казалась особенной. Вроде той, которая была у него сегодня, когда он стоял под снегом.       Невинность имела право на существование, признался про себя Волдеморт. Но только тогда, когда шла в комплекте с мужеством и силой. Невинность слишком слабая, чтобы быть в состоянии защитить себя, не представляла интереса для Волдеморта. Может быть, Моргану и устраивала роль защитницы Абраксаса, но он предпочел бы более равноправный союз. Да, Волдеморт стремился заботиться о Гарри, но он всегда осознавал, что в случае необходимости тот сможет сам о себе позаботиться.       Это было пьянящее сочетание невинности и силы. Невинности достаточной, чтобы искушать грешников и силы, могущественной настолько, чтобы уничтожить их.       Прежде, чем Абраксас успел потчевать сидящих за столом еще более сентиментальной чепухой о растениях, появились домовые эльфы с десертами. Перед Абраксасом появилось блюдо с засахаренными тюльпанами, перед Морганой — миска рисового пудинга, перед Гарри — подозрительно большой кусок пирога с патокой, — неужели тот эльф уже благоволил Гарри также, как Флопси? — а перед Волдемортом — тарелка с…       — Это что, шутка? — медленно спросил Волдеморт. Каждое его слово было полно угрозы.       Ибо перед Волдемортом стояла тарелка, на которой не было ничего, кроме маггловской шоколадки, все еще находящейся в обертке.       Три домовых эльфа, прислуживавших им, дрожали, выкручивая свои висячие уши: — М-мы извин-няемся, Лорд Волдеморт, сэр! Э-это то, чт-что выдало з-заклинание!       Гарри уставился на шоколадный батончик с отвисшей челюстью. Моргана и Абраксас озадаченно смотрели на поданное, не способные распознать его маггловского происхождения. Для них оно, должно быть, напоминало какой-то незнакомый предмет из Сладкого Королевства.       Но Волдеморт знал. О, он узнал его. Это был тот самый шоколад, который он ел тридцать лет назад, в возрасте семи лет. Это было его первое угощение в приюте Вула. Его первый вкус счастья, первый вкус надежды. Надежды на то, что, возможно, мир не так мрачен и безнадежен, как ему казалось.       Нет. Он не мог сейчас этого допустить. Он не мог признаться, что когда-либо любил что-то магловское. Что когда-то был столь несчастен и глуп, что думал…       — Обожаю старый-добрый батончик «Марса». — пошутил Гарри, пытаясь разрядить обстановку. Это не было шоком, что Гарри узнал поданное. Он был воспитан магглами и легко узнает маггловские сладости, когда увидит их.       — Шоколад, названный в честь Бога войны? — изумился Абраксас, на что Гарри издал сдавленный звук, — Никогда бы не подумал. Неудивительно, что это любимый десерт нашего господина.       — Он. Не. Мой. Любимый. — раздельно выдавил Волдеморт.       — Конечно, нет! Такой недостойный десерт… — Абраксас поспешно повернулся к домовым эльфам и одарил их совершенно неадекватным взглядом. Его только что поставили в неловкое положение и он не мог не выразить своего негодования, — Повторите заклинание. Должно быть, вы ошиблись.       Но они не ошиблись. Вот, в чем была проблема.       Но Волдеморт не мог в этом признаться.       Моргана встала чтобы вмешаться, очевидно намереваясь сама наказать домовых эльфов, но была прервана Гарри.       Гарри, который заботливо сказал: — Давайте не будем суровы к домовым эльфам. Это не их вина, что у моего отца есть вкусы, в которых ему неловко признаться. — Гарри злобно ухмыльнулся Волдеморту. И этого человека Волдеморт считал невинным? — Почему бы нам вместо этого не угостить его тем же, что и меня? Он всегда наслаждался пирогом с патокой и вовсе не считает его сладкой мерзостью.       Волдеморт уставился на него.       Но ухмылка Гарри стала только шире. Дьявольски очаровательная на этом греховно-сладком, прекрасном рту.       Моргана переводила взгляд с одного беседующего на другого, не находя слов, чтобы ответить. Даже в самых смелых мечтах она не представляла, что сможет расшифровать множество завуалированных слоев, которыми обменялись Волдеморт и Гарри. В конце концов она уступила, приказав домовым эльфам принести лорду Волдеморту пирог с патокой.       Когда всего через каких-то пятнадцать секунд был убран шоколад и пирог оказался на тарелке, все за столом принялись за еду.       Волдеморт отрезал самый маленький кусочек пирога, который только смог и съел его так неохотно, как будто это был яд.       Это было так приторно и тошнотворно сладко, что у него заныли зубы.       Гарри ухмыльнулся Волдеморту как маленький демон, которым он и являлся. Капля патоки прилипла к полной нижней губе Гарри, как капля росы к розе — блестящая и липкая.       Волдеморт пришел к сюрреалистическому осознанию того, что в этот момент он знал, каков на вкус рот Гарри, потому что он сам испытывал этот же самый вкус. Он потянулся, чтобы взять Гарри за подбородок, заставив его замереть, и провел большим пальцем по мягкой, липкой нижней губе.       — Мой дорогой. — пробормотал он, — Ты был прав. Мне понравился этот вкус. Осмелюсь сказать, у меня появился новый любимый десерт.       Гарри сидел, застыв, пока Волдеморт убирал большой палец и намеренно, методично облизывал его. С каждым облизыванием Гарри краснел все сильнее, пока его глаза затуманивались. Он прикусил губу, будто в погоне за сладостью, украденной у него Волдемортом.       Отомстив должным образом, Волдеморт возобновил неспешное поедание своего пирога с патокой. Да, его манеры несколько оставляли желать лучшего, но он был повелителем всех здесь присутствующих. Вряд ли они осмелятся возмутиться ими.       — Боги. — еле слышно произнесла Моргана, — Домовые эльфы превзошли сами себя, не так ли, муж мой? Мой десерт — просто райский на вкус. И твой тоже, я полагаю?       — Угу. — согласился Абраксас, набивая рот засахаренными тюльпанами.       Моргана выпила целый бокал вина. ________________________ Перевод примечаний автора(не влезший в комментарии после части): Ребята, если вам интересно, каковы чувства Гарри к Волдеморту, то вы можете ознакомиться с их кратким описанием, данным мной в ответ на один из комментариев: Гм. Волдеморт такой: - Ах, да. Мой дорогой сын может получить все, что захочет. Моя жизнь? Конечно. Его собственный культ? Да пожалуйста. Мой член? Разумеется. Подожди, откуда это взялось... Том буквально ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЕТ, что он флиртует. Он действительно думает в каком-то отдаленном уголке своего сознания, что он "соблазняет" Гарри доверять ему, любить его и соглашаться с ним. Для Волдеморта совершенно нормально думать о "соблазнении" собственного сына - он понятия не имеет о сексуальных последствиях того, что он делает или об очень возбуждающем эффекте, который оказывает на Гарри. Волдеморт говорит: - Мой сын такой замечательный, такой совершенный. Ох, я не могу перестать прикасаться к нему. Мерлин, посмотри на его прекрасные глаза, дай мне заглянуть в них. Посмотри на его безупречную кожу, позволь мне погладить ее. Тем временем Гарри говорит: - НЕ СЕЙЧАС, СТОЯК! Этот бедный бисексуальный мальчик просто... пытается держать себя в руках. Пытается, но в основном терпит неудачу. Я имею в виду, что вот беспричинно горячий Волдеморт, который, как Гарри знает, НЕ является его отцом, с обожанием смотрит в его глаза и прикасается к нему, как будто он самое удивительное, восхитительное и драгоценное существо в мире. Так можно ли винить Гарри за его ответную реакцию? Даже если Гарри не может поверить, что его заводит ВОЛДЕМОРТ или, что тот ему нравится, хотя иногда он и допускает мысль, что ВОЛДЕМОРТ симпатичный. Разве всего день назад он не был уверен, что ненавидит Волдеморта? Так что для Гарри все это серьезный эмоциональный удар. И, да. Бедная Моргана, которой придется все это скрывать! Не то, чтобы она могла что-то сделать, если Волдеморт собирается публично прикасаться к Гарри и сходить с ума каждый раз, когда кто-либо еще даже СМОТРИТ на него.
Примечания:
Чистокровные: *стараются поддерживать веками заложенные хорошие манеры*
Волдеморт, отбросивший все манеры в сторону: https://miro.medium.com/max/500/1*I3Gxe8Y1ByTzpVG6T8bP4g.gif
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты