Леденец от кашля

Слэш
R
Завершён
194
автор
Размер:
109 страниц, 28 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
194 Нравится 130 Отзывы 65 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста
Когда Ацуши проснулся, то даже не сразу вспомнил ночные события. Солнце оставляло свой тонкий луч света, который пробивался сквозь небольшую щель в шторах, на полу. Птицы напевали свои весёлые мелодии, они не беспокоились ни о чём кроме этих жизнерадостных песенок. Ацуши сел в кровати и потёр глаза тыльной частью ладони, убирая остатки сна. Его настроение было очень хорошим, он был готов к этому дню, но вдруг в голове всплыли воспоминания. То, как Ацуши пол ночи думал, написал Рампо... Он уткнулся лицом в колени, прислушиваясь к стуку своего сердца и пытаясь не заплакать от безысходности. Он влюбился в парня, да не просто в парня, а в грозу школы, который всё решает жёсткостью. Рюноске даже ни с кем не общался в классе, так что думать, что можно с ним подружиться, не говоря уж об отношениях, было просто глупым. Но ведь одним вечером Накаджима заметил Акутагаву с какой-то девушкой, и тогда он выглядел чуть счастливее, чем обычно. А вдруг это его девушка? Тогда у Ацуши в принципе нет ни одного шанса. Ну почему вся хрень в жизни происходит с Ацуши? Сначала несколько лет прожил с родителями, которые чуть не угробили его своей беспечностью и относились с ним чуть лучше, чем с мусором. Потом Ацуши большую часть жизни был в приюте — и, честно сказать, лучше б он остался с родителями. Куча травм, физических и психологических, была нанесена именно в тот период жизни. Потом случилось чудо, и Коё забрала Ацуши из ада. Целых полгода он жил словно в раю, и вот опять. Опять фортуна поворачивается к Накаджиме задом, подкидывает эти долбаные чувства, с которыми теперь ничего не сделаешь. Накаджима подавил своё желание разрыдаться, ведь Коё могла услышать, да и нужно было собираться в школу. Еле как встав, Ацуши медленно поплёлся в ванную. За завтраком Ацуши с трудом съел половину всей еды, а потом совсем перестал есть, просто водя вилкой по тарелке. — Всё хорошо? — заботливо спросила Озаки, лёгким и нежным движением оглаживая юношу по голове и садясь рядом. Ацуши посмотрел на неё и устало улыбнулся. — Нет, всё в порядке, я просто не выспался немного, — Ацуши вздохнул и ещё немного поводил вилкой туда-сюда, понимая, что больше не сможет съесть ни крошки. — можно я пойду? Аппетита нет. Коё лишь тяжело вздохнула и взяла тарелку юноши, убирая её в другое место. Она внимательно посмотрела на приёмного сына. Тот сидел неподвижно и смотрел в одну точку. — Иди уж, раз есть не хочешь, а то в школу опоздаешь. Ацуши слегка вздрогнул, выводимый из размышлений голосом Коё, а потом кивнул и встал из-за стола. Поблагодарив женщину за еду, он направился в свою комнату, чтобы переодеться и уйти в школу, хотя именно туда ему было очень и очень страшно идти. Заходя в школьный кабинет, Ацуши сначала подумал, что никого нет. Но в углу класса сидел Рампо и тихо шуршал пакетом с каким-то конфетами. Накаджима прошёл к своей парте и приготовился к первому уроку. Потом он положил на парту Акутагавы леденец от кашля, который уже по какой-то привычке брал с собой в школу. Рампо, до этого, кажется, ничего не замечавший, поднял взгляд на Ацуши. — Привет, мой бедный влюблённый друг! — крикнул Эдогава, махая тому рукой. Ацуши обернулся и быстро подошёл к однокласснику. —Зачем так громко? — немного смущённо спросил Ацуши. Где-то внутри сидел страх, что сейчас сюда зайдёт Акутагава поймёт всё. Ну а если не Акутагава, так кто-нибудь другой. — Ладно, ладно, снижаю громкость, — у Рампо было явно хорошее настроение, в отличии от Ацуши. Он съел одну из своих конфет и действительно заговорил немного потише. — удивлён тому, что ты вообще сегодня пришёл. — Почему это? — Ацуши вопросительно взглянул на Рампо, осторожно присаживаясь на парту рядом с ним. — Думал, что ты за весь день не сможешь встать с кровати и будешь думать. Ну или плакать, — Рампо пожал плечами и взглянул на часы. — С чего это я должен плакать? — Ацуши понимал, что почти так всё и случилось, он просто вовремя взял себя в руки. — Ты разве сам не знаешь? — Рампо говорил так, словно они обсуждали погоду, а не то, из-за чего у Ацуши чуть не случится срыв. — мне то казалось, что влюбиться в парня-хулигана, который готов убить любого одним взглядом — такое себе событие. Ацуши лишь согласно кивнул. Ему нечего было возразить. — Ты знаешь, что мне теперь делать? — неловко спросил Ацуши, наблюдая за тем, как конфеты медленно, одна ща одной покидали пакет, оказываясь во рту у Рампо. — Смотря, чего ты сам хочешь, — безразлично произнёс парень и снова пожал плечами. Ацуши хотел спросить, что тот имел в виду, но вдруг в класс зашёл один из их одноклассников — диалог продолжать было невозможно. Весь день Накаджима отвлекался от уроков, пытаясь разобрать слова Рампо. Вообще, можно было спросить у него на перемене, но он всё время после урока куда-то уходил, как и во все дни. Поэтому Ацуши раздумывал самостоятельно. И вправду, чего он хочет? С чем ему нужно помочь? Сейчас Ацуши хотелось... Наверное, хоть как-то сблизиться с Рюноске. Но, почему-то находиться рядом с ним стало ещё труднее, чем раньше. Появлялось какое-то странное волнение, даже когда Ацуши просто хотел познакомиться. Так что это было затруднительно. Даже если и удастся подружиться, то что делать дальше? Конечно, можно было просто наслаждаться тем, что есть, но Ацуши такого Рюноске-просто-друга явно было бы мало. Как же всё сложно. Когда Ацуши думал, то концентрировал свой взгляд на определённой точке в пространстве. И как-то так случалось, что чаще всего этой точкой был Акутагава. И, слава всем богам, что он сидел спиной к Накаджиме, и не видел взгляда. На одной из перемен к Ацуши подошёл Танидзаки. — Ацуши, — позвал парень, несильно тряся того за плечо. Ацуши будто вынырнул из потока мыслей и обернулся на Джуничиро, словно видел его в первый раз в жизни. — А? — Ты сидишь без движения уже, — Танидзаки посмотрел на свои наручные часы. — около семи минут. Всё хорошо? — Да, всё в норме, просто задумался, — Ацуши почесал лоб указательным пальцем и нахмурился. — какой сейчас будет урок? — Математика. — Математика? Странно, только что же химия была... — Ацуши вздохнул и понял что в своих думах перевёл свой организм в состояние робота — то есть, ты вроде выполняешь какие-то действия, что-то пишешь, но при этом не соображаешь, что происходит. И в таком состоянии он провёл три урока. — Ацуши, ты точно в норме? Ходишь сегодня весь какой-то странный... — Джуничиро обеспокоенно взглянул на друга и даже протянул руку к его лбу, чтобы измерить температуру, но Ацуши лишь отмахнулся что было не в его стиле. — Да в порядке я, в по-ряд-ке. Танидзаки лишь пожал плечами. Ладно, если тут никто не хочет, чтобы ему помогли, то Джуничиро не будет насильно впихивать ему эту помощь. В конце дня к Ацуши подошёл Рюноске. Такого Накаджима не ожидал, поэтому немного удивился. Когда Акутагава протянул ему выпавшую упаковку печенья, то удивился ещё больше. Ну а когда тот начал извиняться, то Ацуши вообще офигел. И, слава Господу, что Ацуши успел уйти прежде, чем Акутагава заметил румянец на его лице. Придя домой, Ацуши быстро перекусил, сделал уроки и лёг спать в приподнятом настроении. Недавний диалог с Рюноске немного поднял настрой юноши, как минимум он убедился в том, что Акутагава понял, как плохо поступил.

***

На следующий день Ацуши проснулся с довольно хорошим настроением. Напевая какую-то песенку, он быстро умылся и поел, а Коё лишь обрадовалась, что Ацуши больше не такой хмурый Зайдя в свой класс, где как всегда в это время было очень мало народа, Ацуши приготовился к уроку, положил леденец на парту Акутагавы. В принципе, всё шло, как обычно. Но одним из уроков сегодня была литература. Со звонком в класс зашёл Дазай и поприветствовал детей. Ребята перекинулись с учителем парой слов, не относящихся к уроку, а после Дазай щёлкнул пальцами, призывая всеобщее внимание. — Ребята! — сказал он громко и звонко, а после заговорил чуть-чуть потише. — если вы не знали, то скоро в нашем городе пройдёт фестиваль, посвящённый дружбе народов. А знаете, что объединяет людей больше всего? Литература! Прекрасные рассказы переходят из страны в страну, люди делятся своим творчеством... Дазай ещё говорил и говорил, а Ацуши слушал его вполуха. Ему казалось странным, что самое объединяющее — это литература, а не та же музыка, но возражать он не стал. — Так вот! — Осаму снова заговорил громче, понимая, что многие отвлеклись. — каждый из вас должен будет написать проект про одного писателя другой страны. Многие в классе недовольно вздохнули, возмущённые тем, что только начало года, а они уже пишут какие-то проекты. — Ну, точнее не каждый из вас, я разделю вас на пары, и вы будете работать в парах! Прекрасно, не так ли? На этих словах Ацуши немного заволновался. Конечно, у него были хорошие отношения с большей половиной класса, но он всё-таки хотел писать проект с другом, к примеру Танидзаки. Дазай начал разделять. Он показывал пальцем сначала на одного, потом на другого, называл их имена и страны, про писателей которых они будут писать. Танидзаки досталось работать с Рампо про Великобританию, Кенджи с Тачихарой — про Италию. И вот, очередь дошла до Ацуши. — Накаджима Ацуши! — громко сказал Дазай, показывая пальцем на юношу. — и-и-и-и... — видимо, Осаму не знал, с кем поставить Ацуши, поэтому долго думал. Наконец его палец переместился буквально на пару сантиметров и он снова громко произнёс имя. — Акутагава Рюноске! Вы будете писать про Россию. Знаете, сказать, что Ацуши удивился — ничего не сказать. Это подарок судьбы? Или наоборот проклятье? Не важно. Накаджима повернулся, чтобы узнать реакцию Рюноске. Тот посмотрел на него своим обычным безразличным взглядом и сказал, что они обсудят всё после уроков. — Задание не трудное, а на его выполнение вам даётся времени — до конца месяца! — сказал Осаму, подходя к учительскому столу и облокачиваясь на него. — как вы видите, ничего сложного нет. Дазай посмотрел, сколько осталось до конца урока и вздохнул, а после снова повернулся к ребятам. — Вы пока можете обсудить вашу работу с товарищем, а я скоро вернусь, — быстро сказал учитель, и у Ацуши почему-то было ощущение, что тот вряд ли вернётся до звонка. В классе поднялся лёгкий шум из-за переговоров одноклассников, а Ацуши снова повернулся к Акутагаве. — Про кого будем писать? — спросил он, заинтересованно смотря на Рюноске. — Я же сказал: обсудим всё после уроков, — тихо, но твёрдо вымолвил Акутагава, не поднимая головы от своей книги, которую он уже успел достать. Ацуши расстроенно вздохнул, медленно разворачиваясь обратно. О некоторых вещах можно было поговорить и сейчас, но раз Рюноске сказал — после уроков, значит после уроков. Акутагава, в свою очередь увидевший, как расстроился Ацуши, тихо вздохнул и всё-таки сказал: — Думаю, про Достоевского. Как тебе? Ацуши вновь оживился и повернулся обратно к Рюноске, глаза его блеснули. — Мне нравится! Я как раз хотел почитать его, а тут выдалась такая возможность. Они замолчали. Весь оставшийся урок Ацуши так и не обернулся обратно, смотря, как Рюноске читает, а Рюноске не просил его отвернуться.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты