Кулон цвета смерти

Другие виды отношений
NC-21
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Миди, написано 29 страниц, 6 частей
Описание:
Маленький портовый городок живет своей тихой, уютной жизнью. У каждого свои радости и печали, свои тревоги, переживания и счастливые моменты.
Ясный летний вечер. Такой же, как множество вечеров до него. После захода последних солнечных лучей, жизни людей этого теплого городка навсегда изменятся. Могло ли все быть иначе? Нет.
Это судьба и она жестока. От нее не убежишь.
Примечания автора:
Работа пишется по мотивам одного из моих снов-кошмаров, который на столько зацепил некоторыми моментами (пояснение будет в последней главе), что перерос из обычной идеи в желание написать полноценную работу.
P.S. В работе присутствуют "эмоциональные" американские горки и большой процент негативных эмоций. Поэтому людям в депрессии читать не рекомендуется.
Также обращаю внимание, что метки и предупреждения стоят не просто так и большинство будет раскрываться более-менее подробно. Как говорится, предупреждён — значит вооружён.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 3. Затишье перед бурей

Настройки текста
      Эннели резко открывает глаза и садится на кровати, отчего ее голова непривычно кружится. Сон был тревожный, но о чем он был она не помнила. Будильник на смартфоне издает неприятный писк, который врезается в еще не проснувшееся сознание колючими иголками. Выключив современный гаджет, девушка попыталась встать. У нее это не получилось, и она упала обратно на кровать - голова все еще кружилась. Еще немного, и она ударилась бы затылком о деревянное изголовье кровати, но к счастью, большая подушка спасает сонную Энн от возможной шишки. Прошло около пяти минут, но головокружение так и не прошло. Эннели, все это время смотревшая в потолок, прикрывает глаза. Где-то за окном раздается птичья трель, довольно приятная для слуха. К этой песне присоединяется шум летнего ветерка, звук от работающей у соседей газонокосилки, и какой-то неясный гул, то приближающийся, то отдаляющийся. Прошло еще немного времени. Гул прекратился, а вместе с ним и головокружение. Девушка открыла глаза и перевела взгляд на лежащий у подушки смартфон, показывающий 8:13 утра. На этот раз она смогла встать и направилась в ванную. Пора начинать новый день.

***

      Погода радовала жителей Роулза ярким солнцем, теплым легким ветерком и свежим бризом с моря. Как и в любой другой день, по городу разносился аромат свежего хлеба из пекарни, смех пожилых дам с лавочек на улицах и веселые разговоры соседей. Эннели шла вдоль дороги мимо домов, отвечая взаимной улыбкой на приветствия встречающихся по пути жителей города и пожелания хорошего дня. Путь ее лежал в библиотеку. Из карты-схемы, что была в папке с документами на ее дом, она знала, что здание библиотеки расположено недалеко от административного центра.       Серые аккуратные домики сменяют друг друга. У кого-то на участке раскинулись цветочные клумбы, над которыми кружат и громко жужжат пушистые шмели. На дереве в середине улицы сидит небольшая птичка и с интересом наблюдает за проходящими мимо людьми. Вот за забором залаяла большая собака, потому что мимо нее, по улице, медленно и вальяжно решил пройти рыжий кот. Он кажется совсем не заметил обращенное на него внимание другого животного. На велосипедах по дороге проехали трое мальчишек. На вид им было около 9-10 лет. Они весело смеялись и свернули в сторону побережья. Молодая женщина вышла на крыльцо с цветочным горшком в руках и направилась куда-то за дом. Через несколько участков у калитки стоит мужчина в возрасте. Он красит почтовый ящик и тихо напевает себе под нос незамысловатый мотивчик. Заметив Эннели, он улыбается и желает хорошего дня "милой даме", на что девушка слегка улыбается в ответ и также желает хорошего дня. Где-то играет музыка. Совсем далеко. До Энн доносятся только ее отголоски. Вся эта дружелюбная повседневность вызывает у девушки странное ощущение. Она привыкла к спешке, накалу эмоций, городскому ритму жизни, и такая размеренность совершенно для нее не привычна. Ей все во круг кажется слишком спокойным и это вызывает тревожные чувства.       "Все будет хорошо. Просто нужно привыкнуть. Прошло слишком мало времени с момента приезда. Да, просто нужно время и все".       Она остановилась и подняла лицо к небу. Солнце мягко согревает своими лучами совсем бледную кожу, оседая легким загаром. Девушка поморщилась. Она любит солнце, но не любит загорать.       "Надо будет купить крем".       Энн возобновила движение и стала составлять в голове план покупок, которые необходимо будет сделать в ближайшее время.

***

      Библиотека представляла собой довольно старое одноэтажное здание из потрескавшегося светло-серого кирпича. Большие окна в белых рамах с синими портьерами, часть из которых была зашторена. Со стороны улицы на подоконниках располагались кашпо с цветущими петуньями белого и розового оттенков. Эннели стояла напротив массивной двустворчатой двери из темного дерева. По всей ее поверхности были вырезаны растительные узоры. Кое-где облупился лак, но это не портило впечатление о столь внушительной и тонкой работе. На стене справа прибита металлическая табличка, где черными буквами на серебристом фоне было выгравировано "Городская библиотека". На самой же двери висела небольшая карточка "Открыто". Девушка потянулась к ручке, толкнула дверь и зашла внутрь. Первое, что она увидела - большие деревянные стеллажи, высотой около шести с половиной футов. Несколько десятков шкафов с книгами стояли ровными рядами напротив входа, уходя вглубь помещения. Через каждые 2-3 ряда располагались столы со стульями для посетителей. На каждом столе стоят причудливые лампы с зелеными плафонами. Слева от входа было небольшое пространство с удобными стульями и современным кинопроектором. Справа же расположился крупный стол, очень похожий на тот, что стоит в рабочем кабинете мистера Робианса, и мягкое кресло. Посетителей не было, также, как и не было видно миссис Моран, у которой Энн собиралась узнать о работе. Она решила начать именно с библиотеки, так как та была расположена ближе к дому, чем больница. Никакого звоночка или чего-то подобного девушка не увидела, поэтому приняла решение пройти вглубь, в надежде найти хозяйку этого царства знаний и книжной пыли. От шагов девушки скрипнула половица темного паркета и где-то справа за шкафами послышались шаркающие шаги другого человека. Эннели остановилась. Через полминуты из-за ближайшего шкафа вышла невысокая старушка приятной внешности. Ее седые волосы были собраны в не тугой пучок на макушке, из которого выбились несколько прядей и аккуратно спадали по обе стороны от покрытого старческими морщинками лица. Длинная теплая вязанная кофта бежевого цвета, из-под которой был виден кружевной воротник от серенькой рубашки, темно-бирюзовая юбка в пол и круглые очки в темной роговой оправе с довольно толстыми диоптриями создавали образ доброй бабушки, к которой в детстве Энн приезжала гостить несколько летних сезонов. Пронзительные, темно-синие, как бушующее море, глаза и мягкая полуулыбка. На черном шнурке на шее висит бейдж "Моран Кристина Д. Библиотекарь". Она остановилась в четырех футах напротив девушки, держа в одной руке потрепанный журнал со стертой обложкой, а другую убрав в глубокий карман кофты.       - Добрый день, миссис Моран, - Эннели решила начать разговор первой. Все же правила этикета никто не отменял. Она немного волновалась, но старалась этого не показывать. Эта женщина была очень похожа на ее покойную бабушку. Особенно своими синими глазами и аурой.       - Меня зовут Эннели Эванс. Мистер Робианс сообщил, что Вам нужен помощник. И вот я здесь и хотела узнать, нашли ли Вы кого-нибудь? - легкая полуулыбка тронула ее губы.       - Ох, дорогая. Добрый, добрый день, - пожилая женщина будто начала светиться изнутри, - можешь звать меня просто Кристина. Не люблю все эти официальные обращения. Давай присядем, а то я уже не так молода - ноги совсем не держат, - она развернулась в противоположную от Эннели сторону и пошла вдоль стеллажей, немного прихрамывая на левую ногу, отчего ее шаги издавали характерный шаркающий звук.       - Конечно, - девушка проследовала за миссис Моран к дальнему углу помещения.       Здесь стояло такое же мягкое кресло, как при входе, несколько стульев с мягкой обивкой и обычный журнальный столик, на котором лежали старые журналы, потрепанный футляр от очков и стояла стеклянная вазочка с какими-то конфетами. Женщина уселась в кресло и с облегчением откинулась на его спинку. Журнал, что держала до этого в руках, она положила поверх других на столик. Эннели же села на стул, стоявший напротив кресла.       - Да, помощник мне и правда жизненно необходим. Книги с обычных полок я и сама могу переставлять, а вот самые верхние и нижние стеллажи, да еще и архив..., - после недолгого молчания начала Кристина. Она покачала головой и развела руками, - что же поделать. Старость она такая. Но молодые люди не горят желанием корпеть над книжной пылью и старинными книгами. Так что помощника я ищу уже почти два года. С того момента, как получила травму ноги. За это время скопилось много работы, очень много, которую я, увы, сама уже не могу выполнять, - она подняла взгляд на девушку.       Видно было, что пожилая дама очень опечалена этим фактом. Все-таки, библиотека была ее вторым домом, которому она отдавала всю себя последние 30 лет. Но время идет, и сейчас она уже не может также резво справляться со всеми обязанностями. Кристина рассказывала про свою молодость, про то, как начала работать в библиотеке сменив свою мать, что-то еще о своей семье и много-много чего другого. Она так глубоко ушла в свой монолог, что совсем не замечала попыток Эннели вставить хоть слово. Девушка тихонько вздохнула и решила немного оглядеться. Женщина даже не обратила внимания, что ее почти не слушают и продолжала что-то рассказывать.       В этой части библиотеки было довольно темно. Единственный источник света – две настенные бра в форме цветов с 10-ю лепестками. От них исходил желтый свет, мягко оседая на стенах, близ стоящих шкафах и немного на высоком потолке. На стене справа висит пейзаж в красивой резной раме. Краска совсем немного облупилась, а цвета со временем потускнели. Обои, некогда бывшие насыщенного темно-бардового цвета тоже потеряли часть своей яркости и кое-где потрескались, создавая дополнительные узоры на поверхности. Недалеко от месте, где они с миссис Моран расположились, стоит тумбочка без дверцы. Внутри - белое пластиковое ведро и пара старых тряпок, баночки с какими-то растворами и бутылка чистящего средства. Под журнальным столиком потертый старенький ковер с цветочным узором. Позади одного из стеллажей видна дверь с металлической табличкой "Архив", а рядом на стене крючок с ключами. Кресло, в котором сидела пожилая женщина, тоже было старым, с резными деревянными ножками и обивкой из синей ткани. На спинке кресла висела еще одна теплая вязанная кофта, почти такая же, как на самой Кристине, но более темного оттенка. Из-за малого количества света эта часть библиотеки казалась мрачноватой, но Эннели с удивлением отметила, что ей тут вполне комфортно. Даже немного уютно. Раньше ей всегда нравились залитые светом помещения с яркими цветами, жизнерадостные, с множеством комнатных растений и мелких деталей. Это же помещение было ровно противоположным. Но, как раньше случалось в подобных местах, девушке не хотелось от сюда сбежать на свет. Хотелось прикрыть глаза и слушать тихие рассказы миссис Моран о жизни, любимых книгах, старой кошке Мусе, и ни о чем не думать. Девушка не заметила как задремала.       Пробуждение было плавным - кто-то легонько тряс ее за плечо. Эннели открыла глаза и увидела Кристину, которая стояла рядом с ней.       - Совсем тебя заболтала, - она мягко улыбнулась, - извини уж старую женщину. Новые люди не часто приезжают, а соседи и семья и так все знают обо всех. Ты задремала, а я и не стала тебя будить. Пойдем, покажу что нужно будет делать. Если, конечно, ты не передумала со мной работать.       Она отошла на несколько шагов назад. Девушка покачала головой. Уснула она совсем быстро и забыла, что сидит на стуле. Мышцы затекли от продолжительного сидения в одной позе. Она потянулась и чуть не уронила на пол кофту, которой ее накрыли во сне. Та самая кофта, которая висела на спинке кресла миссис Моран. Девушка успела ее поймать, когда та соскальзывала с плеч и протянула пожилой женщине, не забыв поблагодарить за проявленное внимание. Библиотекарь только сильнее улыбнулась, повесила кофту обратно на кресло и медленно пошла в сторону архива. Эннели последовала за ней.

***

      Работы и правда предстояло очень много. Но, как сказала Кристина, они никуда не торопятся, так что все можно делать постепенно и не спеша. Главное не загонять себя. Все же физическая нагрузка будет довольно большой. Эннели это совершенно не пугало. Она довольно подтянутая - несколько лет назад работала на складе крупной сети продуктовых магазинов, так что ей не привыкать таскать коробки или другие тяжелые предметы. Кристина показала архив, рассказала как ориентироваться между стеллажами и небольшую комнатку с диваном, где можно отдохнуть. Они обсудили график работы и сошлись, что девушка будет приходить с понедельника по пятницу, но без точного времени. Главное отработать хотя бы шесть часов. Если придешь к 8:00, то до 14:00. Или, например с 17:00 до 23:00. С посетителями девушке работать особо не придется, только в крайнем случае, если с Кристиной что-то случится. Сама же женщина приходила к 7:30, а уходила иногда за полночь, хотя библиотека работала с 10:00 до 18:30, а каждую среду до 21:00 из-за показываемых фильмов. Такой график Энн вполне устраивал. По поводу зарплаты миссис Моран сказала обратиться к мэру через секретаря, так как библиотека принадлежит городу и отпустила девушку до завтра. Эннели все же только приехала и совсем не осмотрела город, не сделала покупки. Женщина это прекрасно понимала. Она вообще много чего понимала только взглянув на человека. И Энн ей очень понравилась. Попрощавшись, девушка направилась в администрацию.       Мистер Робианс был на своем рабочем месте. Он с радостью принял девушку, спросил как она устроилась, не нужна ли помощь и поздравил с новым местом работы. Они обсудили вопрос оплаты труда и Эннели осталась вполне довольна результатом. 10 фунтов в день при условии, что отрабатывает ранее оговоренные с миссис Моран 6 часов, за каждый дополнительные час еще по 2 фунта. Если она решит поработать подольше, то Кристине необходимо будет делать об этом отметку в небольшой книжечке, которую мужчина передал Энн. Итого в месяц выходило минимум 200 фунтов. А если брать в расчет, что городок совсем не большой и девушка живет одна, то выходили приличные деньги, на которые можно жить вполне комфортно. Закончив дела в администрации, она вышла на улицу.       "Замечательная погода".       Часы на смартфоне показывали 12:18 и Эннели решила отправиться изучать город. А заодно по дороге зайти в пару магазинов.

***

      Эннели пришла на работу к 11.       Вчера она отлично провела время. Первым делом она дошла до моря и побродила по побережью. Вода оказалась холодной. Не удивительно, что никто не купается, хотя заканчивается только первый месяц лета. Нашла несколько красивых ракушек и взяла их с собой. Теперь они украшают тумбочку в спальне. Потом прошлась вдоль первой улицы до дальней фермы у самого края города. Свернула на вторую улицу и дошла обратно до центра. По дороге заглянула в хозяйственную лавку и набрала всякой полезной мелочи. Цены оказались вполне приемлемые. Еще зашла в продуктовую лавку, потом в молочную. Хорошо, что она взяла с собой небольшой рюкзак и ничего не пришлось нести в руках. В конце заглянула в пекарню. За прилавком стояла Лиза. Они мило побеседовали о погоде и блондинка напомнила, что ждет Эннели на чай в четверг к 17:30. Купив несколько булочек с маком, девушка направилась домой. До позднего вечера она занималась домом. Снова вымыла полы, но уже с чистящим средством с ароматом лаванды, а не просто водой. Устроила большую стирку, в первую очередь штор и перьевых подушек. Она боялась, что придется стирать в ручную, но в кладовке стояла простенькая стиральная машинка. Единственный ее минус - она плохо ополаскивала вещи от порошка, так что этим все же пришлось заняться самой девушке. Также она почистила большой шкаф в спальне и разложила свои вещи. Почти в час ночи Эннели провалилась в глубокий, спокойный сон.       Первый будильник в 8 утра она благополучно не услышала. Второй тоже. Как и третий. Ближе к 10 ее разбудил настойчивый солнечный луч, пробивающийся через еще влажные, не до конца закрытые шторы. С ней такое было впервые. Обычно она просыпалась даже раньше звонка. Девушка приняла душ, позавтракала булочками с кофе и направилась в библиотеку. Погода снова радовала ярким солнышком и приятным ветерком. Дорогу до работы ее сопровождала классическая музыка в наушниках.       Первым делом нужно было убрать пыль со всех верхних и нижних полок. Вместилищ книг оказалось почти три десятка. Эннели казалось, что она убрала по меньшей мере 3 фунта этой самой пыли обыкновенной. Воду использовать было нельзя, только специальное средство и сухие тряпки. Несколько раз она делала перерыв, так как руки начинали немного побаливать. Миссис Моран также приходила и интересовалась все ли в порядке. Около двух часов дня женщина предложила перекусить и принесла сандвичи с ветчиной. Эннели стало немного не удобно перед женщиной. Она совсем забыла взять с собой что-то из еды. Но Кристина кажется не замечала смущенного вида девушки. Или специально делала вид, что не замечает. Они выпили чаю, обсудили план действий на несколько недель. До выходных Энн будет заниматься уборкой в основном помещении. Потом в архиве.       "Надо будет испечь яблочный пирог и завтра принести. Кажется, на заднем дворе моего дома растет яблоня. Жаль в магазине не нашла корицу. Может спросить у Кристины?"       Девушка поделилась с миссис Моран своей идеей о яблочном пироге и проблемой с недостающим ингредиентом. Следующие полчаса прошли в обсуждениях разных видов выпечки, Эннели даже умудрилась записать несколько интересных рецептов, пообещав в будущем принести шедевры своих кулинарных талантов. Проблема с корицей тоже решилась. Кристина попросила соседского мальчика, который как раз пришел сдать прочитанную книжку о морских обитателях, зайти к ней домой и передать мистеру Морану, супругу женщины, записку. Спустя примерно час, Малек, а так звали этого соседского паренька, принес мешочек с корицей и еще несколько других: немного гвоздики и коричневого сахара, ванилин и разные сахарные украшения в виде звездочек и цветочков. Также Эннели решила задержаться еще на час на работе. Они с Кристиной довольно много времени проговорили, поэтому девушка чувствовала себя немного виноватой за малый объем проделанной работы. Библиотекарь пыталась уговорить ее пойти домой, все же это был первый рабочий день Энн, но девушка наотрез отказалась. Женщина смирилась и пошла расставлять принесенные за день книги на места. Следующий день прошел очень спокойно. Яблочный пирог с корицей вышел удивительно ароматным и вкусным.

***

      Эннели стояла напротив двери большого трехэтажного дома. С другой стороны улицы в этом же здании расположилась булочная. Это был дом семьи Норис. Сегодня четверг, девушка недавно закончила работу и часы на смартфоне показывали почти половину шестого. На самом деле Энн долго думала, что принести с собой. Она идет на чай к семье пекарей и нести с собой что-то сладкое и мучное было немного странно на ее взгляд. Поэтому она приготовила овощной рулет из баклажана, запеченного перца и творожного сыра, часть которого отдала Кристине, а часть принесла сюда. Хотя это блюдо не совсем подходило к чаепитию, Энн пришла к выводу, что это лучше, чем прийти с пустыми руками. Лиза встретила ее солнечной улыбкой и веселым непрекращающимся щебетанием. Снаружи дом был в том же стиле, что и самой Эннели. Внутри - полная противоположность.       "Обитель солнца. Кажется даже глаза немного начинают болеть".       Светлые, бежевые обои с серебристым рисунком отражают солнечные лучи, которые попадают в дом через раскрытые окна. Темный паркет и нежно-голубой потолок создают ощущение открытого неба над головой. Мебель в светлых тонах, на стенах картины с пейзажами и фотографии членов семьи. В гостиной, где расположились девушки, стояли высокие горшки с цветами. На одной из стен висели кашпо с вьющимися почти до пола растениями. На подоконнике стояла большая клетка с ярко-рыжей канарейкой, которая перепрыгивала с жердочки на жердочку и с интересом разглядывала нового человека. Тихо работало радио. Играла приятная мелодия. Лиза была в восторге от рулета и попросила его рецепт. Девушки беседовали на различные темы уже около часа. По радио начались новости с местной станции. Дома у Эннели тоже был радиоприемник, но она его ни разу не включила. Что там могут вещать? Про погоду, про расписание показа фильмов в библиотеке, может даже местные сплетни.       "Ничего особо интересного. Да и что может тут случится? Максимум нападение каких-нибудь диких зверей. И то сомневаюсь. Миссис Моран сказала, что самые крупные животные в округе - это собаки, кошки, да лисицы с кроликами".       Лиза уже хотела выключить радио, но остановилась после слов диктора "Чрезвычайно важные новости". Блондинка замерла с протянутой к приемнику рукой. У Энн засосало под ложечкой и появилось плохое предчувствие. Она впилась взглядом в полку, где стояла серая коробочка.

"Предположительно, в ночь с 21 на 22 июня было совершенно похищение группы подростков из пяти человек. Они праздновали окончание школы в местном парке. Родители подростков сообщают, что молодые люди должны были вернуться домой к полуночи, но не вернулись. Телефоны у всех пропавших были выключены. Утром, 22 июня в отделение полиции обратились взволнованные родители. Началась операция поиска в ходе которой в парке были найдены некоторые личные вещи подростков, в том числе украшения и мобильные телефоны. Также были обнаружены следы борьбы. Следы самих молодых людей не были найдены. На данный момент южно-западная часть парка закрыта для посещения до выяснения всех деталей произошедшего. Сейчас ведутся поисковые работы в прилегающем к парку лесу. Сотрудникам полиции необходимы добровольцы.

Пожалуйста, если Вы что-то слышали или видели необычное в ночь с 21 на 22 июня или позже, сообщите об этом в отделение полиции в ближайшее время".

      Лиза отшатнулась от приемника как от огня и прикрыла рот ладонью. Она начала что-то говорить, высказывая ужас об этой ситуации, но Эннели ее не слышала. Девушка вообще ничего не ощущала, кроме неожиданного появившегося нарастающего гула в голове. Такого же, как после первой проведенной в новом доме ночи. Неприятный звук обволакивал сознание, притупляя чувство мироощущения. Тело словно покрылось вязкой, бурой тиной из старого заросшего пруда. Желудок скрутило тугим узлом, конечности стало покалывать колючими иголками. Появилось головокружение. Эннели казалось, что она стала ощущать отвратительный запах прелой тины смешанный с чем-то испорченным и тухлым. Где-то в сознание появились мыльные картинки. Совершенно нечеткие, размытые. Черные пятна сменялся серыми, потом бардовыми и зелеными. Подступила тошнота. Гул нарастал, врезаясь прямо в мозг. Девушке казалось, что прошло несколько часов. Еще немного и она потеряет сознание. Неожиданно все прекратилось. Кто-то тряс ее за плечо. Лиза выглядела очень обеспокоенной. Она что-то говорила о внешнем виде Энн, ее слишком бледной коже. Девушку стало отпускать, она снова ощущала себя в комнате, а не на дне пруда. Она не помнила, что сказала встревоженной блондинке и как добралась до дома. Не помнила, как разделась, завернулась в свой плед и провалилась в тревожный, неспокойный сон.

***

      Молодой мужчина в одиночестве бродит по побережью. Настроение у него было не очень, домой идти совершенно не хотелось. На берегу моря никого кроме него не было. Он присел на лавочку и стал вглядываться в темные волны. Прохладный морской бриз пробирался сквозь куртку и окутывал тело прохладой. По ощущениям время близилось к девяти. Собирающиеся тучи скрывали последние лучи солнца, отчего становилось холоднее. Марк, так звали мужчину, не обращал внимание на тянущиеся друг за другом минуты. Он погрузился в свои мысли. Воспоминания о прошлом, о котором хотелось не думать. Снова открылась старая рана в его душе от осознания жестокости судьбы. Это случилось почти год назад. Счастливые лица родственников и друзей. Яркая улыбка его супруги. Торжественная церемония. Марк отчетливо помнит ее платье небесно-голубого цвета. Такого же оттенка ленты в волосах - ярко рыжих, в лучах солнца похожих на танцующие языки пламени. Добрые глаза цвета горячего шоколада, смотрящие на мужчину с любовью. Они встречались три года, давно жили вместе и наконец решили сыграть свадьбу. Могли ли они тогда предположить, что через месяц счастье их оборвется, как тонкая ниточка? Разобьется как красивая хрустальная ваза, нечаянно задетая непоседливым любопытным ребенком? Конечно же нет. Когда Марк увидел ее на экране телевизора, а ведущая новостей рассказывала о несчастном случае с участием автобуса и грузовика, сердце мужчины упало куда-то вниз. Пока он ехал в больницу, в голове у него были мысли лишь о том, чтобы с его любимой ничего серьезного не случилось. О том, что помимо нее были и другие пострадавшие, мужчина не думал. Он не успел. Девушка была в критическом состоянии, когда ее доставили к медикам вместе с тремя другими людьми. Грузовик врезался в автобус именно с той стороны, где сидела девушка. Врачи не успели ничего предпринять. В тот день некогда черные, как смоль волосы Марка стали седеть и появились морщинки у глаз. Он перестал общаться с близкими людьми и ушел с работы. Несколько месяцев он не выходил из дома и совершенно не помнил себя. Пока одной ночью к нему во сне не пришла покойная супруга. Ее нежный голос, карие глаза и огненные волосы он уже не надеялся увидеть хотя бы один раз. Она просила его начать снова жить. Двигаться вперед. И еще много-много чего, что мужчина теперь хранит глубоко в своем сердце. На следующий день он посетил могилу девушки, поклялся жить дальше не смотря ни на что. Собрал свои вещи и уехал в маленький городок, от куда девушка была родом и куда они планировали переехать уже вместе. Он вспоминал, как приехал в Роулз. Как занимался домом, который пустовал последние пятнадцать лет. Как начинал жизнь с чистого листа. Но время от времени в памяти все равно всплывали картинки прошлого. И сердце снова начинало болеть.       Солнце давно скрылось за кронами деревьев. В темно синем небе начали мерцать первые звезды. Маленькие огоньки, где-то очень далеко от земли. Подходя к своему дому, Марк резко остановился. В конце улицы стояла рыжая девушка в небесно-голубом платье. С такого расстояния мужчина не мог разглядеть ее лица. Он протер глаза ладонями и снова взглянул в ту сторону. Неожиданное наваждение исчезло. "Это всего лишь игры разума. Нервы не выдержали, я плохо спал этой ночью. Конечно же, ее не может здесь быть. Уже нигде не может". Молодой мужчина поднялся по ступеням к двери и обернулся. Она снова стояла там, в лучах уличного фонаря. Такая красивая, как и год назад. Он ничего не смог с собой поделать. Где-то глубоко в душе он понимал, что это обман. Но ему так хотелось снова увидеть ее улыбку и любимые глаза, услышать мелодичный голос, почувствовать тепло ее тела. Прошел год, но Марк так и не смог ее отпустить. Девушка развернулась в сторону парка и медленно пошла по аллее в глубь. С такого расстояния казалось будто она плывет по воздуху. И мужчина последовал за ней.       Они уходили все дальше и дальше. Как бы Марк ни старался ее догнать, девушка оставалась вне досягаемости. Она ни разу не обернулась, все шла вперед. Будто кто-то тянул ее за невидимую нить, а она, словно безвольная кукла, следовала этой тяге. Во круг стало слишком темно, но мужчина не обратил на это внимание. Голубое платье слегка светилось, отражая свет взошедшей луны. Девушка была словно путеводная звездочка, помогающая заплутавшему путнику найти дорогу домой. Не заметил, как вслед за этой звездой ушел далеко за пределы парка. В лес.       Она остановилась у старой ели и у Марка наконец-то получилось ее нагнать. Девушка медленно развернулась и мужчина увидел лицо своей супруги: глаза, цвета шоколада; тонкие брови и слегка пухлые губы; высокие скулы и небольшой лоб. Такие родные, знакомые черты. Протянув руку коснулся ее щеки.       Она оказалась мертвенно холодной, а эмоции застыли на лице фарфоровой маской. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем кожа под ладонью начала осыпаться. Он одернул руку словно обжегшись. Кусочки плоти пеплом опадали на землю, оголяя белые кости челюсти. Все лицо покрылось трещинами и серыми пятнами, кое-где образовались чернеющие дыры, из которых начали вылазить трупные черви. Красивое свадебное платье прямо на глазах сменилось лохмотьями с кровавыми разводами. Некогда огненные волосы потускнели и висели мертвыми колтунами. На руках и ногах не было кожи и плоти. Только кости. Марк почувствовал подступающую тошноту и отшатнулся от стоящего перед ним существа. Только сейчас он обратил внимание, что находится в незнакомом месте. Окружающие его темные деревья совсем не были похожи на парковые. Он сделал шаг назад. Потом еще один. Существо наклонило голову вбок. Оно открывало рот, будто собираясь что-то сказать, но слышен был только скрежет металла о стекло. Звук становился все громче, переходя в отвратительный крик. Очертания тела пошли рябью, будто в воду кинули камень. Мужчина сделал попытку развернуться и убежать, но его ноги отказывались слушаться. Он не смог сдвинуться с места. Сильно зажмурившись и закрыв уши ладонями, Марк понадеялся что это всего лишь сон. Что он не видел призрака своей погибшей невесты, не последовал за ней словно в бреду. Крик существа все врывался в его сознание, пробуждая липкий, тягучий страх. Неожиданно скрежет прекратился. Мужчина рискнул открыть глаза и ужас накатил с новой силой.       Она лежала у его ног, изломанная, с торчащими под немыслимыми углами конечностями. Наполовину разложившееся тело издавало сильный запах. Из живота выпали внутренности, полностью пораженные червями. Голова покоилась на плече, держась лишь на небольшом куске плоти. В глубине пустых глазниц плясали мертвые голубые огни. Не выдержав этой картины Марк провалился в темноту. Он то приходил в сознание от крика-скрежета существа, то снова падал в пустоту. Его сердце и душа разрывались от увиденного, страх затапливал его сознание сильнее с каждым новым пробуждением. Мужчина не знал, сколько прошло времени, но чувствовал, что его рассудок рассыпается на маленькие кусочки. Его снова накрыла тьма. Последнее, что он чувствовал остатками истлевшей души - это неизмеримую боль и скорбь. И могильный, пронизывающий холод от потусторонних голубых огней.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты