Вороново крыло

Гет
NC-17
Завершён
92
«Горячие работы» 69
автор
Размер:
63 страницы, 21 часть
Описание:
За долгие века Геральд потерял интерес к интригам, борьбе за власть, аду, раю и миру людей. В глазах, видевших рождение и гибель империй, жила лишь тоска, а рутина давно сковала когда-то непокорные перья. Но в небе уже поднялся свежий ветер перемен, а будущее дрожит под поступью надвигающегося Конца. Время расправить крылья и спасти едва обретенную любовь. Все, что было до нее — не важно. Любой, кто осмелится встать между ними — сгорит. Покажи им, чего ты еще стоишь, демон.
Посвящение:
Посвящается Вики Уокер, спокойной и сильной, упорной и наполненной светом, той, что действительно заслуживает Геральда.
Примечания автора:
Продолжение: https://ficbook.net/readfic/10692943
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
92 Нравится 69 Отзывы 31 В сборник Скачать

Равные

Настройки текста
Ночи взяли дурную привычку, и как дни, начали досаждать своей бесконечностью. Геральд открыл глаза — нежная невесомая рука обеспокоенно поглаживала его плечо. — Никогда бы не подумала, что наш Геральд, чьи познания безграничны, будет засыпать в библиотеке в окружении старых пергаментов, — слабо улыбнулась Мисселина. — Я провожу тебя. Моргнув несколько раз, демон стряхнул с себя остатки сна и накрыл широкой белой ладонью, испещренной голубыми венами, хрупкую руку подруги. — Пожалуй, я пройдусь. Уснуть не смогу точно, а беспокойное пребывание в постели меня не устраивает, — вздохнул он, поглаживая большим пальцем ее нежную кожу. — Спасибо, дорогая. — Мы же договорились, что крылья Вики — подарок Создателя, зачем ты мучаешь себя понапрасну? — Мисселина опустила голову и заглянула в его глаза. — Сначала я поддерживала твой интерес к непризнанной, но желание найти истину там, где ее нет, не приведет ни к чему хорошему. — Поиски истины — благородны и должны быть вознаграждены. Неужели тебе удалось убедить себя, что это случайность? Голос Геральда стал тише, суше, жестче. Как она, наполненная мудростью, может не понимать, что с Уокер все не так, как должно быть? Как она, наделенная даром предвиденья, даже на миг не позволяет себе любопытства, почему не хочет посмотреть в будущее, помочь ему найти ответ? Как она, его ближайший друг, может крепко спать по ночам, не терзаемая ни единым вопросом. — Ты — ангел. И я люблю тебя за это, но ваша беспечность и беспрекословная вера в волю Шепфа порой кажется мне банальным детским желанием спрятаться от мира. Ты — часть этого мира, но он тебе, похоже, совсем не интересен, милая. Встав, Геральд быстро пошел к выходу, спиной чувствуя ее растерянный взгляд. Она не обижается, она просто не понимает, как он может быть так жесток. — Нельзя понять того, что никогда сможешь познать, — говорит он ей, не оборачиваясь, и его шаги растворяются в темных коридорах.

***

Непризнанная терпеливо ждет его, облокотившись на перила беседки. Их беседки. За время, что Уокер провела в Небесной школе, она ни разу не опоздала, он приходил, когда хотел, или не приходил вообще. На такой случай у нее всегда была книга — возвращаться в комнату, наполненную терпким парфюмом и нежным щебетом Мими она не стремилась, поэтому проводила остаток ночи здесь. Геральд и Уокер никогда не обсуждали причину своих необычных для преподавателя и ученика встреч. Двое ничем не связанных бессмертных просто приходили в одно и то же место и, будто смирившись с компанией друг друга, тихо разговаривали. Холодный ветер, принесенный взмахом крыльев, поднял волну мурашек на коже. — Здравствуйте, Геральд, — произнесла она, даже не удосужившись проверить, кто именно приземлился к ступенькам. — Уокер, — он неспешно поднялся и встал рядом с ней, сложив руки на груди. Вики вновь обдало небесным холодом и она прикрыла глаза, пытаясь представить, что он видел там, на необъятной высоте, куда она пока еще не может подняться. Сколько звезд отразились в его ледяных глазах за этот полет? А за все остальные? Сколько картин промелькнуло перед его равнодушным, как сама вечность, взглядом? Тронуло ли его душу хоть что-то? — Вы принесли с собой мороз, — ровно сказала она, наконец, взглянув на учителя. — И, похоже, дурное настроение. — Ты угадала, хочешь, поделюсь? — невесело усмехнулся он, изучая тонкую сетку темных трещин, покрывших за эпохи колонну напротив. — Пожалуй, откажусь. А вот своим могу поделиться, — мягко улыбнулась она. Проследив взгляд собеседника, Уокер тоже обратила свое внимание на колонну, — Сколько лет этой беседке? — Она была здесь еще до того, как я начал преподавать, значит, много. — Геральд и сам не заметил, как расслабились его плечи. — Я редко приходил сюда, эта часть сада тогда считалась запретной, как и лабиринт, что скрывается за ним. Энергия заклинания развеялась, а привычка осталась. Но теперь мне нравится сюда приходить. Оба понимали, что в последней фразе нет ни подтекста, ни намека. Он просто озвучил свое наблюдение. Постепенно усталость и злость, что завладели им в библиотеке Цитадели, ушли — простой вопрос Уокер снял копившееся весь день напряжение. Она не пыталась влезть к нему в голову или приободрить. Непризнанная всего лишь говорила, но ее ровный голос наполнял обычные, но такие правильные слова невероятным покоем, который, наверное, мог бы принести мир даже в ад. Она не прожила на земле и четверти века, но дух, что ровно дышал в ее синих глазах, был куда мудрее тех, что беспокойно копошатся внутри бессмертных. — Какие руны кроме начальных ты еще выучила в этой келье? — нужды прерывать молчание не было — порой они стояли в тишине до самого рассвета, но вопрос действительно интересовал Геральда. Практическое задание, которое он устроил группе на накануне, она выполнила как так же спокойно и безукоризненно, как и всегда. Со стороны могло показаться, что непризнанная даже не прикладывает усилий, чтобы наполнить нестабильной энергией так пугавшие остальных руны. И лишь трое в Небесной школе знали, каких усилий стоит Уокер эта легкость на общих занятиях: Геральд, оставлявший здесь десятки книг из своей личной библиотеки, Фенцио, обрабатывавший ее раны после усиленных боевых и энергетических упражнений, и Мими, пожалуй, ни разу не видевшая соседку спящей. — Все, — просто ответила Вики. — Но я пока не смогла понять высшие руны. — Неудивительно, это продвинутый уровень знаний. Но, раз я дал тебе книгу, полагаю, должен и объяснить ее содержание, — краешек губы демона наметил улыбку. — Что именно тебе непонятно? Лучи рассветного солнца осветили холодные каменные плиты, на которых, устав стоять, сидели Геральд и Вики. Она, поджав под себя ноги, рисовала тонким пальцем на пыльном полу руны, в процессе задавая вопросы. Он, облокотившись на холодный мрамор колонны, держа подборок на руке, медленно объяснял, почему именно заключенная внутри сила работает так, а не иначе. — Бессмертный может создать новую руну? — Нет, будучи учеником, я, как и ты, задался этим логичным вопросом. Но каждая руна — отражение, вместилище той или иной силы. Ты можешь создать новую силу? — Нет. — Тогда зачем тебе новая руна, которая никогда не сможет быть чем-то большим, чем пустой символ? — Разумно... Уокер встала, смахнула пыль с колен, серебряные крылья пару раз встрепенулись, словно все это время спали, подчиняясь воле небесных светил. — Спасибо, Геральд. — Не за что, Уокер. Я ценю любознательность. И они разошлись, каждый в свою сторону. Двое неравных бессмертных: демон, что лично вложил злую плеть в руку погонщика рабов, недостаточно быстро строивших Великие пирамиды, и непризнанная, родившаяся пару мгновений назад. Но здесь, в предрассветных семерках, в кругу потрескавшихся колонн, они были равны, потому что оба смотрели на мир одинаковыми глазами — он их нисколько не удивлял. «Что ты в нем видишь, Вики Уокер?»
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты