Вороново крыло

Гет
NC-17
Завершён
57
«Горячие работы» 63
автор
Размер:
63 страницы, 21 часть
Описание:
За долгие века Геральд потерял интерес к интригам, борьбе за власть, аду, раю и миру людей. В глазах, видевших рождение и гибель империй, жила лишь тоска, а рутина давно сковала когда-то непокорные перья. Но в небе уже поднялся свежий ветер перемен, а будущее дрожит под поступью надвигающегося Конца. Время расправить крылья и спасти едва обретенную любовь. Все, что было до нее — не важно. Любой, кто осмелится встать между ними — сгорит. Покажи им, чего ты еще стоишь, демон.
Посвящение:
Посвящается Вики Уокер, спокойной и сильной, упорной и наполненной светом, той, что действительно заслуживает Геральда.
Примечания автора:
Продолжение: https://ficbook.net/readfic/10692943
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 63 Отзывы 15 В сборник Скачать

Последнее средство

Настройки текста
Первый бессмертный безучастно смотрит сквозь Геральда. Исполинские серебряные крылья, подернутые замысловатым узором прожилок, покачиваются на ветру. Вики аккуратно отодвигает черные перья, укрывавшие ее от снега: две пары внимательных синих глаз встречаются и медленно исследуют друг друга. — Идем, дитя мое, — Эсидриэль плавно разворачивается и скрывается в белой вьюге. Непризнанная и демон, беспокойно обменявшись взглядами, осторожно погружаются в холодную мглу, следуя за шелестом перьев. Ни величественных залов с ровными рядами золотых колонн, ни трона, ни венца — древний ангел, стоявший у истоков миров вместе с Создателем, складывает крылья и опускается на простой на стул у окна. Просторный дом, вопреки всем законам земной физики, будто парит на обдуваемой семью ветрами вершине горы. Уокер сидит, скрестив ноги, на пушистом белом ковре у каменного камина, грея губы в дымящейся чашке. Геральд, сложив руки на груди, остается у стены на равном расстоянии от нее и двери, готовый в любой момент броситься, подхватить и покинуть это странное место. Пространство вокруг них звенит, наполненное первозданной силой света, и черные крылья недовольно подрагивают от каждого прикосновения этих чужеродных струн. Первый бессмертный, не отрывая взгляда от Уокер, спокойно наглаживает дикого зверя, серым клубком свернувшегося на коленях. Ангел, демон, непризнанная и кот. «Абсурд». — Мы пришли, как ты и хотел, — Геральд первым нарушает молчание и буравит взглядом Первого бессмертного. — Чего тебе от нее нужно? Печальная улыбка скользит по испещренному морщинами худому лицу. Ни в Аду, ни на Небесах нет никого старше. Но куда красноречивее выдают его возраст глаза — рядом с ними даже солнце, что тысячелетия освещает райские лужайки, кажется несмышлёным юнцом. Эсидриэль встает и недовольный кот, шипя, спрыгивает на пол. — Знал ли ты, Всадник Преисподней, что бессмертные вырождаются? — внимательные глаза ангела скользят по белому пушистому ковру и останавливаются на тонких пальцах Уокер, очерчивающих ровный круг по ободку чашки. — Об этом не принято говорить вслух, — сухо отвечает демон, незаметно перемещаясь ближе к своей непризнанной. — А знаешь ли ты причину? — спокойный хозяин дома лишь улыбается, наблюдая за его движениями. — Здесь ей ничего не грозит. — Ни Совету цитадели, ни Адскому столу она не известна, иначе зачем нам хлопать в ладоши вокруг каждого нового смертного, что смог перешагнуть за черту и пополнить наши ряды. — Бессмертные вырождаются, потому что больше не нужны Вселенной, — ангел садится напротив Вики, изучая каждое перо ее застывших крыльев. — Вселенной не нужны ни Небеса, ни твоя Преисподняя, ни этот мир. Поэтому ты, дитя мое, — его глаза находят свою точную копию на ее лице и устало закрываются. — Должна их уничтожить.

***

Уокер медленно поворачивается к Геральду и долго смотрит снизу вверх. В ее скованном ужасом взгляде, парализованный и задыхающийся, бьется синий кит. На светлую комнату падает тень. В складках черной мантии лопается еще один амулет, старательно зачарованный Фенцио. Демон не знал, сколько времени прошло, пока Уокер, наконец, не нашла в себе произнести: «Расскажите нам все». — Для этого я и ждал тебя, — глубокий вздох и Эсидриэль берет ее руку в свою. — Слушай внимательно, потому что сейчас я поведаю тебе твое единственное будущее, и прости меня за это. Не выдержав, Геральд опускается на белый ковер и твердой рукой обнимает свою Уокер.       — Не бойся.       — Теперь не боюсь. — Вдыхая жизнь в эту пустую Вселенную, Создатель понимал, насколько нестабилен и опасен задуманный им эксперимент. Он верил в ангелов, людей и даже в вас вас, непокорных демонов, — Эсидриэль лишь на миг удостаивает Геральда взглядом и возвращает взор к Вики. — Но опасался бури, что может вызвать непредсказуемость его творений. Для самого темного часа он приберег последнее оружие — силу, что сметет на своем пути и Небеса, и Тартар, и людской мир. И вложил ее в своего Первого бессмертного ангела. И я стал последним средством Создателя, космическим огнем, что очистит Вселенную и подарит новый лист. Но и я, подобно всем остальным творениям, со временем подвел его: страшась своего предназначения, не желая жить в мире, что в любой момент могу перевернуть, я оставил Небеса и укрылся здесь. За века мне удалось договориться с огнем, что дышал во мне в ожидании освобождения, и он покинул меня, отправившись гулять по миру. В наказание за то, что я выбрал мир смертных, на весь мой род опустилась тень — ни один из моих потомков не смог прожить дольше одной человеческой жизни, — на миг он горько поджимает тонкие губы. — Закон сохранения энергии одинаков для всех миров, и отпущенная мною Сила со временем обрела собственный дух, а после и оболочку. Ты, дитя мое — ее живое воплощение. И твое рождение в этом мире сигнал — время очищающего огня пришло. Терзавшие тебя еще до смерти видения — моя попытка связаться с осколком души, что я потерял вместе с Великим даром. И прости меня за боль, что ты испытывала, пробудившись на Небесах. Скоро все исчезнет и мы, наконец, обретем покой, уготованный Создателем. Эсидриэль бесшумно поднялся и подбросил сухой рукой поленья в затихающий огонь. — Удивительно, что делает мощь, что живет внутри тебя, — он не обращал внимание на дрожащие пальцы Уокер, которыми та впивалась в сжатый побелевший кулак демона. — Легкое и мимолетное касание этой Силы наполнило твою пустую мать, и та не только смогла перешагнуть за черту смерти, но и взлететь к Серафимам быстрее, чем чайка взмывает в небо. И, конечно, к такой Силе не может не тянуться даже потерявший вкус к бессмертию адский демон, — Эсидриэль улыбнулся, заметив, как крепко свободная рука Геральда держала нежные плечи. — Признаюсь, я надеялся, что этой встречи никогда не случится, но замысел Создателя неотвратим. С пламенем, что сейчас пробудилось в тебе, не договориться, его не удержать и не подчинить. Все, что ты можешь, единственное, что ты должна — выпустить его. Первый бессмертный, наконец, поворачивается спиной к белому ковру, протягивая руки к мягким языкам пламени, ласково согревающим кончики пальцев. — Пока я здесь, вы в безопасности, но стекляшки, принесенные с Небес, больше не защищают. Наивные глупцы, думающие, что правят Вселенной, уже точат свои копья и потирают алчные руки. Готовьтесь, ибо как только я покину это место, его придется покинуть и вам. — Что это значит? — едва слышно спрашивает Уокер, неотрывно, словно зачарованная, следя за языками пламени. — Защиту амулетов взломали, Совет цитадели знает, где мы, — опережает Первого бессмертного Геральд, поднимаясь и протягивая руку Вики. — Твой названый отец прав, нам нужно приготовиться. — Я буду здесь, пока живет пламя, — мягко произносит древний ангел и неслышно покидает комнату. Непризнанная прижимается к широкой груди, крепко смыкая вокруг демона сильные руки. Они молча стоят, наблюдая, как ненасытный огонь пожирает нежную древесину, оставляя после себя лишь пепел.       — Я не дам этому случится, Уокер.       — Но вдруг он прав, вдруг, это — мое единственное предназначение?       — Судьбы не существует, а если и существует, мы ее обыграем, сокрушим и порвем на части. Ты мне веришь?       — Я верю в тебя.       — В день смерти ты дала себе слово — не терять контроль. Дай слово и мне — отныне и до конца — вместе.       — В этом нет нужды. Если я покину тебя, это и будет концом. Последняя искра угасла и Геральд почувствовал, как Первый бессмертный покинул свой спокойный дом. Миг, и за окном уже кипит водоворот, дверь с грохотом распахивается. В широком проеме, зарывая золотыми крыльями яркий белый свет нетронутых человеком гор, стоит Ребекка. — Пора домой, дочка. «Вместе до конца, Вики Уокер, помнишь?»
Примечания:
Узел, наконец, развязан, и мне действительно интересно и важно ваше мнение.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты