Жестокий Лондон

Гет
NC-17
В процессе
130
автор
Размер:
планируется Макси, написано 102 страницы, 7 частей
Описание:
Агата приезжает в Лондон, чтобы навестить семью. Но неожиданная трагедия запускает цепь событий, которые, как домино, одно за другим сваливаются на разбитую девушку. В это же время возвращается прошлое, которое она до сих пор не смогла отпустить. А скелеты её семьи начинают стремительно вываливаться из шкафов. Каждый будет испытан любовью, деньгами, амбициями и прошлым. Но все ли смогут дойти до конца?
Примечания автора:
ВАЖНО! Обратите внимание на обложку к фанфику! Элиза в моей истории выглядит по-другому! Как и братья Кадоган. Если вы видите на обложке только Александра и Агату, то нажмите на картинку, и вам откроется полная обложка со всеми персонажами! :)

ОБЛОЖКА — https://ibb.co/2PKVHfR

Главы по несколько раз проверяются мной на грамматические и орфографические ошибки. Но всё же если увидите опечатку — пожалуйста, исправьте. Публичная бета включена для всех.

Все персонажи в моей работе достигли совершеннолетия.

Я созрела на тик ток. Иногда буду выкладывать видео по моему фанфику.
Милости прошу :)) https://www.tiktok.com/@min_alskade
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
130 Нравится 66 Отзывы 29 В сборник Скачать

Глава 3. Кто-то убил её.

Настройки текста
— Я очень сильно тебя люблю, не забывай, хорошо? — Аннет нежно заправляет выбившиеся волосы племянницы за ухо. Агата кладёт руку на плечо тёти, чтобы притянуть её к себе, но образ Аннет резко испаряется. — Тётя? — девушка оборачивается по сторонам, пытаясь найти её. Вокруг темно и холодно. Агата едва ли может разглядеть, где находится. — Тётя? — голос девушки дрожит, и она чувствует давящий ком в горле, который вдруг делает глаза влажными. — Береги себя, хорошо? — голос эхом отражается по сторонам. Агата видит впереди Аннет и сразу бежит навстречу. Но сколько бы она не старалась приблизиться, образ оставался недосягаемым. — Тётя! — девушка хватается рукой в воздухе, пытаясь удержать её. — Не уходи, пожалуйста, — Агата спотыкается и падает на землю. Девушка поднимает голову, и тётушка мягко ей улыбается. — Пожалуйста, — Агата заливается рыданиями. Образ Аннет полностью растворяется в воздухе. — Не уходи, — она снова тихо всхлипывает. Девушка резко открывает глаза. — Тшш, — слышится тихий шёпот, и на лицо Агаты ложится тёплая ладонь. Она моргает несколько раз и осматривает помещение. И когда поднимает взгляд, встречается с сестрой. Агата надеется, что это всё было лишь сном. Очень реалистичным кошмаром. Но девушка вдруг осознаёт, что находится на больничной койке. Рядом лежит Элиза, крепко прижимая её к себе. Агата чувствует скатывающиеся по щекам слёзы, которые не поддаются контролю. Горло неприятно зудит, и во всём теле ноющая слабость. Девушка поднимает на сестру влажные глаза. — Она ушла? — Агата задаёт вопрос, уже зная, каким будет ответ. Элиза прижимает её к себе, гладя по волосам. — Как я буду жить? — всхлипывает Агата, уткнувшись в грудь сестры. — Очень больно, знаю, — блондинка целует девушку в макушку и прикрывает глаза. Агата утешается в объятиях сестры, полностью отдаваясь горю. — Как я тут оказалась? — вдруг вспоминает она, немного отстранившись от кузины. — Ты потеряла сознание на улице. Мы привезли тебя в больницу. — Мы? — Александр отвёз тебя на своей машине. Ждать скорую пришлось бы слишком долго. Агата коротко кивает. Раздаётся стук в дверь. В палате появляется врач, а за его спиной, в коридоре, силуэты двух мужчин. — Они из полиции. Хотят провести допрос, — коротко оповещает доктор, давая понять, что не может им препятствовать. Элиза поднимается с кровати и подходит к нему вплотную. — Какой ещё допрос? — злобно, но не громко шипит девушка. — Вы не видите, в каком она состоянии? Мужчина в белом халате лишь разводит руками. — Всё нормально, — раздаётся хриплый голос Агаты. — Я могу сделать это. — Она на успокоительных, — тихо напоминает доктор Элизе. Блондинка оборачивается, и Агата коротко кивает ей. — Ладно, — сдаётся Элиза, всё ещё недовольная. — Вам придётся выйти, — доктор указывает ей на дверь. Она подходит к сестре, мягко сжимая её руку. — Я буду в коридоре, прямо за этим прозрачным стеклом. Ты увидишь меня, хорошо? — девушка выходит, и в палате появляются мужчины. Один из них почти пожилого возраста, в брюках, светло-коричневом пальто и тёмной шляпе. Второй совсем молодой: в тёмно-синем костюме и белой рубашке. — Я детектив Гудман. Это мой помощник Сэмюэль Макото. Агата кивает. — Начну с главного. Где вы были вчера между 11-12 часами ночи, когда убили вашу тётю? — Что значит, убили? — негромко переспрашивает девушка. — Я думала, это был несчастный случай. Она споткнулась, упала, ударилась, — Агата с трудом подбирала слова. — Нет, мисс, — детектив прищурился и многозначительно посмотрел на неё. Что это значит? Кто-то из моей семьи убил тётю? — Агата на мгновение впала в ступор, шокированная этим заявлением. — Так вы ответите на мой вопрос, мисс Харрис? — Я ехала домой из города в это время, — Агата очнулась, вырываясь из раздумий. — Во сколько вы приехали? — Примерно около полуночи. Я не смотрела на часы. — Кто-то может это подтвердить? — Таксист, — уверенно говорит девушка, но вдруг замолкает. — Нет, я поймала машину на улице. И не помню номеров, — она поджимает губы. Гудман молча качает головой, словно этого ответа и ожидал. Его помощник что-то записывает в блокноте. — Когда вы приехали в Лондон? — Позавчера. На день рождения тёти. — Откуда? — Из США. Я училась там в университете. — После вашего приезда происходило что-нибудь странное? — В каком смысле? — нахмурившись, переспрашивает Агата. — Может быть, ваша тётя ругалась с кем-нибудь? Или вы ругались с ней? — на этой фразе он пристально посмотрел на девушку, будто знал больше, чем она. Агата замолчала, приоткрывая рот. — Кто вам об этом сказал? — А вы бы хотели скрыть сей факт? — он приподнял одну бровь. Агата вспомнила, как Александр и Фредерик застали их с тётей ссору за ужином. — Да, мы немного повздорили в день моего приезда, но ничего серьёзного. — Что было причиной? — Тётя настаивала, чтобы я вышла замуж. Она часто это обсуждала. — То есть вы уже не в первый раз ссоритесь на этой почве? Любопытно, — детектив покачал головой, будто сделав выводы. Он не дал девушке возможности возразить и продолжил напор. — Чем вы занимались в день убийства? — Работала. С Александром. — С мистером Нильсеном? Агата кивает. — Мы весь день провели вместе, — продолжает девушка. — Он может это подтвердить? — Разве вы ещё не допрашивали его? — Агата недоверчиво прищуривает глаза. — Сейчас я спрашиваю об этом вас, — холодно продолжает Гудман. Агата сжимает кулаки, понимая, что он играет с ней. — Да. Он. Может. Это. Подтвердить, — она отчеканивает каждое слово. — И почему же тогда вы не приехали домой вместе? Девушка всего на секунду замолчала, решая, стоит ли упоминать про ссору с Александром. Потому что понятия не имела, что конкретно парень сказал им, давая показания. — Я устала и взяла такси, — сказала она. И отчасти это было правдой. — То есть мистер Нильсен приехал после вас? — Я не знаю, когда он приехал, — сухо ответила девушка. — Но когда я заходила домой, его машины ещё не было. Потом я услышала шум входной двери. Наверное, это был он. Гудман снова кивает. — То есть у вас нет алиби, и есть мотив. Любопытно. — Что вы имеете в виду? Вы подозреваете меня? — Вы знаете, что по статистике, большинство убийств совершаются из-за денег? — он делает шаг и подходит ближе. — А вы - бедняжка, которую тётушка удочерила после трагической смерти сестры и её мужа. Дайте угадаю. Единственная наследница? Которая после смерти получит всё. — На что вы намекаете? — Агата почувствовала, как её кулаки снова непроизвольно сжались. — А с чего вы взяли, что я на что-то намекаю? — он холодно приподнял брови, не сводя с неё пристального взгляда. — Я, — девушка осекается. Она тихо и медленно вдыхает, стараясь сдержать подступающие слёзы. — Я любила тётю. Она была для меня всем, растила с самого детства. Она была моим самым близким человеком. Я бы никогда не… — Агата снова обрывает фразу, замолкая. Она отводит взгляд, приводя дыхание в норму, в попытке совладать с натиском чувств. Гудман пристально рассматривает каждую эмоцию на лице девушки. Затем молча качает головой и добавляет. — Не покидайте город до окончания следствия. Агата оборачивается на детективов, когда они открывают дверь палаты, чтобы уйти. Молодой помощник, поджав губы, слегка кивает ей на прощание. Девушке показалось, что на его лице она увидела сочувствие.

***

Тем же вечером врач разрешил Агате вернуться домой, настоятельно рекомендуя оградить себя от необязательного стресса. И при необходимости пить успокоительное и снотворное, которые он ей выписал. — Готова? — Элиза собрала вещи сестры. Агата сменила больничный халат на привезенную сестрой одежду и накинула сверху чёрное пальто. Она присела на край больничной кровати. — Я не знаю, как мне вернуться туда. В наш дом, — Агата устремила болезненный взгляд в пол. Элиза опустилась рядом, сжимая руку сестры. — Я до сих пор не верю, что её нет, — Агата покачала головой. — Как будто я застряла во сне и никак не могу проснуться. Как будто это всё не по-настоящему. Просто шутка. И однажды я очнусь, и всё станет как раньше, — продолжала девушка, не отрывая взгляд от своих ног. На смену слезам пришло опустошение. Наверняка, причиной тому были успокоительные. — Она ушла, — вторит Агата. — Ушла навсегда. Как кто-то, кого ты любишь, может уйти навсегда? — девушка замолкает, делая судорожный вдох. — И ты больше никогда. Никогда его не увидишь. Никогда, — она словно пыталась осознать значение этого страшного слова. — Я не смогу с этим смириться, — Агата шумно выдыхает и поднимает глаза в потолок, чувствуя, как откуда-то вдруг взявшиеся слёзы готовы снова политься наружу, — Не смогу. Элиза поджимает губы и ещё крепче сжимает руку сестры. Она так хотела бы забрать хотя бы частичку боли Агаты, чтобы той стало легче. Невыносимо видеть, как твой близкий человек страдает. — Разве кто-то может смириться с тем, что любимый человек умирает? — Агата поворачивает голову, глядя сестре в глаза. Вопросы душат и ослепляют её. — Не было ни дня, чтобы я не думала о родителях, — из глаз по обеим щекам стекают солёные дорожки. Элиза мягко гладит сестру по плечу, притягивая к себе. Агата утыкается ей в шею, прикрывая глаза. Она до боли закусывает губу, но это ничто по сравнению с тем, что происходит у неё в душе.

***

Дверь больницы распахивается, и девушки оказываются на улице. Агата останавливается, прикрывая глаза, и закидывает голову назад, позволяя прохладному вечернему воздуху наполнить лёгкие. Александр подходит к ним, коротко кивая Элизе. Он забирает из её рук немногочисленные вещи. Вдох. Агата ещё несколько мгновений не двигается, оттягивая момент возвращения домой. Выдох. Она медленно поднимает веки и встречается с его взглядом. Всё те же пронзительные небесного цвета глаза. Но на этот раз они смотрят на неё спокойно. Нет ни намёка на издёвку или желание уколоть. Ещё какое-то мгновение они вглядываются друг в друга, и он слегка кивает ей, приветствуя. Агата едва заметно качает головой в ответ. И они втроём идут к его машине. Элиза застывает перед дверью автомобиля. — Я сяду сзади, — негромко сообщает Агата и медленно залезает внутрь. Элиза устраивается на пассажирском сидение рядом с водителем. Александр заводит автомобиль, и они выезжают с территории больницы, направляясь домой. Агата облокачивается назад, устремляя взгляд в окно. Перед глазами то и дело пролетают дома, автомобили и деревья. Когда мы умираем, жизнь продолжает своё движение, словно ничего и не произошло. Жизнь была до того, как ты появился. И будет после того, как ты уйдёшь. Для неё ничего не изменится. Но для тебя меняется всё. После смерти близкого человека мир окрашивается в серый цвет. Ты не чувствуешь ничего кроме опустошения и дыры внутри. И самое главное, ты не знаешь, как заполнить её. Как начать снова жить. Чувствовать. Радоваться. Словно после смерти любимого человека, часть тебя умирает вместе с ним. Умирает часть смысла твоей жизни. Как очнуться от этого наваждения? Как проснуться от нескончаемого сна? Как вернуться к прежней жизни? Или, быть может, прежней жизнь уже не будет? У тебя нет ответов на эти вопросы. Каждая потеря бьёт сильнее предыдущей. Александр поднимает взгляд на зеркало и смотрит на Агату. Она опустошенно наблюдает за проносящимся в окне пейзажем, поджав бледные губы. Он возвращает взгляд на дорогу.

***

Агата выходит из машины и поднимает взгляд на дом. Она перестаёт дышать на несколько секунд, рассматривая особняк. В памяти всплывает день, когда девушка приехала сюда, чтобы отпраздновать день рождения любимой тёти. Агата была так рада вернуться домой. Тогда она с любовью смотрела на это место, вспоминая, как хорошо и спокойно ей здесь было. Дом грел своими красками, чудесным садом и воздухом, вдохнув который, девушка сразу чувствовала умиротворение. Сейчас же Агата видит только чёрные пятна и словно задыхается. Чувствует только ноющее жжение в груди, словно отныне этот дом всегда будет напоминать ей о вчерашнем роковом дне. Она ещё несколько секунд смотрит на здание, погружённая в мысли. В глазах отражается боль. — Пойдём в дом, здесь холодно, — Элиза кладёт руку на её спину, направляя. Агата вырывается из плена воспоминаний и кивает, следуя к особняку. Войдя в дом, они встречают в гостиной Данте, Чарльза, Фредерика и нотариуса семьи. Те встают, приветствуя пришедших. — Мисс Харрис, — негромко начинает нотариус. — Добрый вечер, Энтони, — здоровается Агата. — Рад вас видеть. Жаль, что при таких обстоятельствах, — он поджимает губы. — Примите мои соболезнования. — Спасибо, — девушка коротко кивает. — Я здесь, чтобы огласить завещание вашей тёти. Она хотела, чтобы это было сделано немедленно после её смерти. Только сейчас Агата замечает в углу гостиной детектива Гудмана и его помощника. — Да, конечно, — девушка кивает нотариусу и присаживается в кресло. — Итак. Мы собрались здесь, чтобы публично зачитать последнюю волю миссис Аннет Сильвер-Харрис, — нотариус достал тонкий бумажный конверт. Лезвие ножа аккуратно разрезало верхнюю часть, выпуская наружу бумажный лист. “Я, Аннет-Сильвер Харрис, находясь в здравом уме и трезвой памяти, всё моё имущество, движимое и недвижимое, которое будет находиться в моей собственности на день наступления смерти… Я завещаю моей племяннице, мисс Агате Харрис”, — нотариус заканчивает и замолкает. В гостиной повисло молчание. Агата почувствовала на себе взгляды всех присутствующих и инстинктивно сжала ладошки в кулаки, не отводя взгляда от нотариуса. — Только что ваше положение очень сильно ухудшилось, мисс Харрис, — из угла комнаты послышался строгий голос детектива Гудмана. Он пристально смотрел на девушку, засунув руки в карманы брюк. — Но это ещё не всё. Есть несколько условий, — Энтони снова заговорил. — Во-первых, сейчас вы получаете 50% активов компании. То есть вы имеете право руководить бизнесом Аннет, но не можете продать компанию или совершать новые сделки кроме уже имеющихся. Во-вторых, вы получаете 15% всех её денежных средств и этот дом. Чтобы получить всё остальное, в течение трёх месяцев с момента оглашения завещания вы должны выйти замуж. Агата не моргает, слушая Энтони. — И если в течение 60 дней, начиная с сегодняшнего, появится другой кровный наследник, то он может оспорить завещание, — заканчивает нотариус и снова затихает. Девушка слышит глухой стук в ушах. Выйти замуж? 3 месяца? Другой кровный наследник? — вопросы один за другим врезаются в голову Агаты, выводя из уже и без того шаткого состояния. — Ничего не скажете, мисс Харрис? — раздаётся грубый голос детектива, и он делает несколько быстрых шагов, пересекая гостиную. Агата поднимает потерянный взгляд, но вдруг перед ней возникают две спины. — Вы решили свести её с ума? Такой у вас метод работы? Прессинг подозреваемых? — Данте вытягивает руку перед Гудманом, не позволяя подойти к девушке. — Если вам есть, что добавить по поводу расследования, то прошу, — стальным тоном добавил Александр, холодно глядя детективу в глаза. — В противном случае вы не можете заявляться сюда, когда вам вздумается, только лишь для того, чтобы очередной раз попытаться запугать её. Гудман почти до скрежета сжал зубы, ещё несколько секунд сверля мужчин глазами. Он резко обернулся на своего помощника, кивая ему в сторону выхода.

***

— Агата, можно с тобой поговорить? — девушку негромко окликает мужской голос, и она останавливается. — Да, конечно, — Харрис разворачивается к нему лицом. — Пойдём в кабинет, — Фредерик кивает ей в сторону. Они заходят внутрь и закрывают дверь. И только сейчас Агата замечает, насколько бледное у Фредерика лицо. Фиолетовые пятна настолько сильно выделяются под глазами, словно он не спал несколько суток. — Я хочу обговорить один вопрос, — неуверенно начинает он. — Это по поводу работы? — догадывается девушка. — Я знаю, что сейчас совсем не время для этого, и, пожалуйста, не пойми меня неправильно. — Всё нормально, Фредерик, — она кивает. Они оба присаживаются в кресло. — В тот день мы с Аннет, — он запнулся, замолкая, словно слова давались ему с трудом, — Мы с Аннет заключили контракт. И Александр тоже его подписал. И нам нужно продолжать работать. Несмотря ни на что, — мужчина посмотрел на неё неживыми глазами, словно мыслями находился в другом месте. — Сейчас ты можешь распоряжаться только частью бизнеса, и если через три месяца ты вступишь в полные права наследования и захочешь закончить сотрудничество с нами, это твоё полное право. — Я сохраню это дело. Тётя хотела этого, — она кивает и отрешённо смотрит куда-то в сторону. — Но вы же понимаете, что мне сейчас совсем не до этого. Завтра похороны, и в ближайшие дни я не смогу думать ни о чём другом. — Конечно. Разумеется. Если ты дашь согласие, то можешь не переживать на этот счёт. Александр возьмёт всё на себя, пока ты не будешь готова. Он очень хороший бизнесмен. Агата неуверенно нахмурилась. Могу ли я вообще доверять им двоим? Тем более бизнес, в котором не разбираюсь? Если тётя сделала это, значит, полагалась на них. Но не стоило ли ей это жизни?— девушка начала внутренний монолог, не подавая виду. Между тётей и Фредериком, кажется, что-то было. Мог ли он воспользоваться этим? А потом безжалостно убить её, чтобы отнять бизнес у такой, как я? — Агата смотрела сквозь мужчину. — Мне нужно время подумать об этом, хорошо? Я дам вам знать в самые ближайшие дни. — Разумеется, — он понимающе кивает. — Мы можем пока остаться здесь, в доме? — Да, конечно. Тем более, если вы причастны к убийству моей тёти, я предпочитаю держать вас в поле зрения, — закончила про себя девушка.

***

Агата заходит в свою комнату и закрывает дверь. Она стягивает с себя пропахшую больницей одежду, натягивая пижаму. Сейчас у неё нет сил даже на душ. Она опускается на край кровати и ложится набок, сворачиваясь калачиком. Агата утыкается лбом в колени и прикрывает глаза, позволяя себе просто отпустить контроль. Она в немом крике открывает рот, закусывая ткань ночной рубашки. Её плечи дрожат и поднимаются. Девушка делает громкий судорожный всхлип и снова плачет, позволяя слезам пропитать одежду насквозь. Она сильнее обхватывает ноги, впиваясь ногтями в кожу на бёдрах, и чувствует, как по ногам стекает тёмно-алая жидкость, пачкая одежду. Но ей всё равно. Агата горько рыдает, время от времени жадно втягивая воздух. Но будь её воля, она предпочла бы пренебречь кислородом и задохнуться. Девушка заходится в приступе сильного кашля, чувствуя во рту солёный привкус, смешанный с металлом. Она резко садится, судорожно втягивая воздух и пытаясь откашляться. Агата вытирает ладонью рот, замечая на руке кровь. Видимо, она слишком сильно прикусила щёку, но даже не почувствовала. Душевная боль перебивала любую физическую. Она запускает пальцы в корни волосы, откидывая пряди за спину. Девушка встаёт, приводя дыхание в норму. Она идёт в ванную, подставляя руки под ледяную воду, и топит в ней лицо. Агата поднимает глаза к зеркалу. — Кто-то убил её, — шепчет она отражению. — Я не могу поверить, что кто-то из них убил её. — она мотает головой в разные стороны. — Они ведь моя семья. Как кто-то мог сделать это? — Агата прижимает ладонь ко рту, заглушая всхлип. Слишком. Всё это было слишком. Боль, с которой она теперь жила каждую минуту. Сомнение. Неверие в то, что кто-то из её семьи мог сделать это. Ярость. Кто-то, по непонятным ей причинам, и правда сделал это. Убил её любимого человека. Убил. Она почувствовала дрожь от этого слова. И сейчас она в одном доме с убийцей. Слишком много всего. Она хочет хотя бы немного ничего не чувствовать. Агата снова взглянула в отражение, вытирая ладонями остатки воды с лица. Синяки под глазами сливались с зёлёным цветом зрачков. Лицо опухло и приобрело бордовый цвет. А возле глаз появились красные полосы от лопнувших сосудов. Девушка наспех вытерла ледяные руки о штаны и вышла из комнаты. Она очень хотела попросить сестру побыть этой ночью с ней. Одной сейчас было невыносимо. Могла ли Элиза сделать это? — мелькнуло в голове Агаты, когда она шла по пустым полу тёмным коридорам. — Если да, то зачем ей это было нужно? Комната сестры была в другом крыле. Девушка несколько раз постучала, ожидая. Но в ответ тишина. Она постучала ещё раз. Никто не ответил. Девушка медленно повернула ручку, открывая дверь. — Элиза? — негромко окликнула Агата. Она заглянула в спальню, осматриваясь. Пусто. Агата вышла и закрыла дверь, прислонившись спиной. Девушка прикрыла глаза и тяжело выдохнула. Понимая, что ей всё-таки придётся провести ночь в одиночестве. Агата отлипла от двери и медленно пошла в свою комнату, переставляла босые ноги. Она смотрела в пол и была настолько отрешённой, что не заметила, как врезалась в чью-то грудь. Внезапное столкновение чуть не откинуло её назад. Кто-то быстро поймал девушку за локоть, притягивая в свою сторону так, чтобы она не упала. Агата схватилась за ушибленную голову и медленно подняла взгляд. И снова они. Эти голубые глаза. Она небрежно убрала прилипшие к лицу волосы. — Всё нормально, — Агата робко кивает, не отводя от него взгляд. Он мягко отпускает её руку. Они так и смотрят друг на друга, и тишина немного затягивается. — Ты случайно не видел Элизу? — негромко спрашивает девушка, показывая рукой в сторону комнаты, где живёт сестра. — Нет, — Александр слабо качает головой. Она кивает и отводит взгляд, рассматривая пол. Агата молча делает несколько маленьких шагов в сторону своей спальни. — Хочешь горячий чай? — тихо доносится до её слуха. Девушка останавливается. Он, наверное, слышал, как я плакала. Да, у меня и на лице, в общем-то, всё написано. Ему стало меня жалко. Но даже несмотря на это, почему-то сейчас ей показалось это не самой плохой идеей. Возвращаться в комнату совсем не хотелось. И даже идея того, чтобы провести время с Александром, пугала её меньше, чем пустая холодная спальня, наполненная одиночеством и рыданиями. — Хочу, — тихо соглашается она. Так просто и легко. И вот они уже вместе спускаются по лестнице. — Давай выпьем на улице, — просит девушка. — Я хочу на мороз. — Прямо так пойдёшь? — он приподнимает бровь и опускает взгляд на её босые ноги и тонкую пижаму. Она повторяет за ним, осматривая свой внешний вид. — Я заварю чай, а ты сходи, оденься, — спокойно добавляет парень. Агата несколько раз кивает и исчезает по направлению к комнате.

***

Девушка делает несколько больших глотков, обжигая язык и горло кипятком, и выдыхает перед собой, позволяя воздуху превратиться в пар. Агата и Александр сидят на большой качели в ночном саду. Парень обеими руками держит кружку и замечает сосредоточенное лицо девушки. Она о чём-то усиленно думает. — Кто-то убил тётю, — Агата словно читает его мысли и нарушает тишину. — И прямо сейчас он находится в доме. В её стальном голосе ощущалась злость и уверенность. Словно это не она ещё полчаса назад отчаянно рыдала в своей комнате, согнувшись пополам. — Это мог быть даже ты, — серьёзно добавляет девушка. — Верно, — он качнул головой. Агата обернулась на него. — Только вот у меня нет мотива, — продолжил Александр. Они снова посмотрели друг на друга. — А у меня есть, — Агата кивнула. — Особенно после оглашения завещания. Она отвернулась и поднесла к губам кружку, делая несколько больших глотков. Словно боль изнутри перебивала любую физическую, и девушка совсем не чувствовала, как жидкость обжигает внутренности. — Думаю, Гудман почти уверен, что это сделала я. И он прав. Я не могу его винить, — она продолжает неотрывно смотреть в одну точку. — У меня есть мотив, и нет алиби. А ещё там повсюду мои отпечатки. Агата выдыхает и опускает взгляд на заледеневшие руки, которые не согревает даже горячая кружка. Девушка беззвучно и грустно усмехается. — Если бы тогда я вернулась с тобой… — она осеклась. — Но это уже неважно. Лучше бы я вообще в тот день осталась дома. Ничего бы этого не произошло. Не вини себя, — проносится в голове Александра. И парень хотел бы сказать ей это, но как он может давать совет, которому сам не следует уже 15 лет? — Но сейчас меня не волнует моя судьба. Потому что я знаю, что не делала этого. Меня волнует лишь тот, кто убил её. И я выясню, кто это был, — она напрягает челюсть, прожигая взглядом ночь. — Звучит как предупреждение, а не откровение, — он прекрасно понимает сказанные ему слова. — Ведь я сомневаюсь, что ты доверяешь мне. — Не доверяю, — подтверждает она и поворачивается, заглядывая ему в глаза. — Теперь я не доверяю никому в этом доме. И если это сделал ты, я узнаю об этом, — не прерывая зрительный контакт, добавляет Агата. — Рано или поздно. Так или иначе. В глазах Александра на секунду, всего на секунду, мелькает восхищение, и тут же сменяется холодом. Он кивает. Думала ли Агата, что это он убил тётю? Да. Она не отметала такую возможность. Несмотря на то, что Александр мог вернуться домой позже самой девушки, у него тоже не было алиби. И всё же перед глазами то и дело всплывал момент, когда Аннет и Александр разговаривали перед отъездом. Они оба выглядели искренними. Но о чём может идти речь, если один из её семьи убил тётушку? Она никому не могла верить. Насколько бы искренними они не казались. У всей её семьи был мотив. — Холод пошёл на пользу. Помог хотя бы немного ничего не чувствовать, — девушка немного закидывает голову назад и подставляет лицо морозному воздуху. — Осторожно, превратишься в такого же бесчувственного и невыносимого, как я. Агата слабо улыбнулась, сдавливая тихий смешок. — Значит, всё-таки признаёшь, что невыносимый, — не глядя на него, утверждает девушка. Александр ухмыляется и ничего не отвечает, поднося к губам кружку с чаем.

***

Агата вздрагивает и резко открывает глаза, словно от падения во сне. Она несколько раз моргает, прогоняя дурное предчувствие. Но неприятный холод не хочет покидать тело. Девушка медленно вдыхает и сильнее закутывается в одеяло, переворачиваясь на спину. Она закрывает глаза, пытаясь снова уснуть. Тишина. Но девушку не покидает неприятное, тянущее ощущение в груди. Словно кто-то наблюдает за ней. Мгновение. Она не успевает открыть глаза и чувствует на своём лице подушку. Агата понимает, что задыхается. Ткань плотно прижимается к носу и рту, лишая возможности вдохнуть. В лёгких начинает сильно жечь. Она брыкается всем телом, яростно пытаясь отпихнуть руками подушку. Но кто-то с ещё большей силой наваливается сверху.
Примечания:
Ваши лайки и комментарии — моя мотивация!
Поэтому дайте знать, если вам понравилось или не понравилось =)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты