Сильная девочка

Гет
NC-17
В процессе
26
автор
Размер:
планируется Миди, написано 15 страниц, 2 части
Метки:
Описание:
События после 250 серии.
Лукас и Жади начали новую жизнь. Долгожданный день свадьбы наступил. Жади ловит себя на мысли, что не того она хотела. Решив списать подобные мысли на волнение, она идёт в комнату к жениху и становится свидетелем неожиданного разговора.
Сбежать? Умереть? Проситься в дом к сестре? В дом к дяде? Закрыть глаза на правду? А может пришло время стать сильной и доказать всем и самой себе на что она способна?
Примечания автора:
P.S. у Саида одна жена - это Рания. Ребёнка у них нет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 14 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Леонидас Ферраз выпил очередную порцию успокоительного и прижал руку к груди. -Отец, прости. Я не знаю, что нашло на Жади. Её уже ищут. Глава семейства лишь покачал головой и устало прикрыл глаза. -Ты хоть понимаешь какой скандал закатит пресса? Завтра все первые страницы только твои! Что напишут? Что они напишут, сын? -О том, что невеста сбежала. Лукас на удивление спокойно вёл беседу, будто ничего не случилось, однако это лишь была его хорошо продуманная тактика. С отцом в подобном состоянии спорить было бесполезно. Леонидас продолжал тяжело дышать и ослабил петлю галстука. -Хорошо, если они напишут так. Может быть куда хуже. Начнут копаться в причинах. Найдут Жади, заплатят ей, а она расскажет такое, что тебя ещё посадят! И меня! -Сеньор Леонидас, -Далва вошла в кабинет и с сочувствием смотрела на хозяина дома, о котором заботилась долгие годы. Любые проблемы в семье Ферразов касались и её. Она бесспорно была частью этой семьи. -Что такое Далва? -Я нашла все украшения подаренные Лукасом в её комнате. Она ничего не взяла. Почему она так сделала? Все мы так ждали этот день. Сколько еды пропадает! Перед гостями неудобно. -Далва, оставь нас, пожалуйста. Я итак представляю весь масштаб катастрофы. Женщина что-то пробормотала себе под нос и покинула кабинет. Лукас засунул руки в карманы и подошёл ближе к столу отца. -Папа, я не знаю, что произошло, но я заставлю её вернуться и просить твоего прощения. -Мне больше не хочется её видеть. И тебя тоже. Твой брат не опозорил бы нашу семью в такой день. Лукас скривился от ненавистного сравнения в свой адрес. -Доброй ночи, отец. Выпей ещё успокоительного. -Выпью! Ты тоже выпей, завтра будет очень тяжелый день. Ты поймёшь как сильно опозорил нас. Жади разместилась в одной из свободных палат больницы, где её никто не потревожит,ведь в этом крыле больницы ночью почти не было дежурных. На этом этаже лежали безнадёжно больные, которые доживали последние дни, часы и минуты своей жизни. Не было плача, стонов и вообще ничего не было. Подобная тишина могла напугать кого угодно, но не ту, которая так хотела спрятаться от всего мира. После того как её новый начальник официально назначил её своим секретарём, девушка ненадолго покинула больницу, чтобы купить мобильный телефон и еды. Когда она вернулась, то никто даже внимания на неё не обращал. Врачи, медсёстры и прочий персонал были заняты своим делом. Подробно изучив больницу Жади решила остановиться в этом самом "безнадёжном" крыле. Даже если её кто-то и спросил бы о причине её местонахождения здесь, то она бы нашла тысячу причин и отговорок. К счастью, бешеный ритм этого заведения не позволял никому тратить свободные минуты на такой пустяк как выяснение причин пребывания секретаря главного врача в пустой палате. Время близилось к полуночи. Мобильный телефон нагрелся в тёплых ладонях Жади. Она уже несколько раз набирала номер дяди,но раз за разом боялась довести дело. С другой стороны, если он узнает , что Жади сбежала, то приложит все силы, чтобы найти её. Не хотелось представлять каким может быть гнев дяди Али. После нескольких часов сомнений, заветная кнопка "вызов" была нажата. Послышались короткие гудки. Сейчас в Фесе было уже утро. Дядя наверняка ещё был дома. Трубку подняла одна из служанок, которая немедленно побежала с телефоном в руке в гостиную, чтобы передать телефон хозяину дома. -Жади! Почему ты пропала? Так давно не было от тебя новостей. Как твои дела? Почему ты так поздно звонишь? В Бразилии сейчас ночь. Родной голос невольно вызывал в глазах марокканки слёзы, которые невозможно было держать под контролем. -Что такое? Ты плачешь? Зорайде, она плачет! Поговори с ней, почему она молчит? -Нет, нет, дядя, я хочу говорить сейчас с вами. Я готова к тому, что вы вовсе откажетесь от меня. Просто выслушайте. Мне очень сложно говорить, потому что сегодня я поняла как сильно ошибалась. Всю свою жизнь. Короткая пауза стала глотком воздуха. Жади чуть запрокинула голову, чтобы хоть немного унять поток слёз. -Дядя, я сегодня должна была выйти замуж. -Как это? Но нам не приходило приглашение. Короткая пауза и Али огорчённо хмыкнул. -Ты не посылала приглашение. -Нет. Эту свадьбу хотели сыграть по-западному. Понимаете? -Аллах всё видит. Ты согласилась на такую свадьбу. Начала путь предательства веры, пусть и не завершила его, но подобное не скрылось от глаз Аллаха. Он накажет тебя. Очень сильно накажет. Аллах не щадит тех, кто предаёт веру в него. Берегись, Жади... -Дядя, пожалуйста, хватит. Мне уже досталась эта кара. Я узнала, что Лукас не любит меня. Я всего лишь "магнитик". Он изменял мне. Всё это я подслушала за пару минут до начала свадьбы. Потом я сбежала. Оставила все свои вещи , его подарки и сбежала. -Где ты? У Латифы? Завтра же пусть тебя отправят в Фес. -Я не вернусь. Мне нужно начать всё с самого начала. Попытаться стать хоть кем-то, а не просто бедной сироткой на вашей шее. -Что ты задумала? -Я остаюсь здесь. Простите, но искать меня не нужно. Я свободная взрослая женщина и не принадлежу вам. Мне не хочется прожить остаток жизни в вашем доме, где всё будет напоминать о том какой глупой я была. -Не смей прощаться со мной! Ты слышишь? -Как только я стану достойна того, чтобы вы простили меня, то обязательно дам о себе знать. Храни вас и Зорайде Аллах. Я буду молиться за вас. Задыхаясь от слёз, Жади откинула мобильный и приглушённо застонала. В горле пересохло, поэтому стоны превратились в хрипы. Сейчас она отказалась от любой поддержки со стороны семьи. Теперь надеяться можно только на свои силы. Всё что у неё осталось - это она сама. 2 года спустя. -Где она? Срочно позовите! Главный врач больницы Николас Фартариа нервно встряхнул медсестру за плечи. -У неё сейчас операция. Она не может покинуть операционную. -Я сам проведу чёртову операцию! Мужчина побежал в сторону операционных и в спешке обработав руки позволил ассистенту надеть на него шапочку и халат. -Жади, я заменю тебя. Тебе необходимо срочно заняться пациенткой. Поступила женщина, мусульманка. Родные настаивают на том, чтобы ею занималась только женщина. Кроме тебя мне больше некому это доверить. Давай, скорее, время идёт. Марокканка отложила скальпель и дав указания ассистентам в операционной покинула помещение. Стягивая с себя окровавленный зеленый халат, женщина наблюдала как её наставник и вероятно самый строгий начальник на свете взял операцию в свои руки. Выйдя из операционной Жади наспех слушала медсестру, которая рассказывала о состояние поступившей пациентки. -Диагноз поставили? -Нет! Сеньора Фартариа даже не подпустили к ней! Она ведь мусульманка. Родственник, который привёз её настаивал на враче-женщине. У вас правда принято так? -Сейчас не об этом. Меня бы не отрывали от пересадки почки, если бы ситуация была штатная. Можешь идти, спасибо. Жади быстрым шагом шла по длинным коридорам больницы. Белоснежный медицинский брючный костюм, бейдж с её улыбающийся фотографией, именем и должностью. Белый платок аккуратно скрывал от посторонних глаз волосы женщины. Низкие, но звонкие каблуки белых туфлей оповещали о её приближение. Многие называли её ангелом, который парил ежедневно, ежемесячно и ежегодно из отделения в отделение самой большой больницы Бразилии. Для окружающих её история не была загадочной. Все знали лишь то, что она отучилась в институте, а на последних курсах подрабатывала секретарем главного врача, прошла ординатуру и теперь работает здесь ведущим хирургом. Помимо прочего девушка была самородком в глазах посторонних. Впрочем, правда была более коварная, но её секрет принадлежал лишь одному человеку в этой больнице. Сеньору Фартария не пришлось сожалеть о своём решение. Жади действительно оказалась способной. Она знала основной курс педиатрии, но мужчина настоял на погружении в другой, более интересный мир. За год Жади освоила то, чему в институтах учили несколько лет, и то лишь по книжкам. Диплом она получила без особых проблем. Разумеется трудами своего наставника. Начав получать зарплату секретаря, Жади вначале обновила свой гардероб, выкупила заложенное золото из ломбарда, а потом открыла сберегательный счёт на имя дочери куда исправно перечисляла деньги. Пару раз в месяц ей удавалось перехватить дочь возле школы и прижать к груди свою принцессу. Жади не вдавалась в подробности своей жизнь, лишь обещала со временем вновь войти в её жизнь. А пока что, её домом стала больница, никто и никогда не спрашивал о том ходит ли Жади вообще домой. Есть ли этот дом. Благодаря милости Аллаха, её встреча с Лукасом не состоялась. Как бы он не желал с ней встретиться, но ему и в голову не приходило где нашла приют сбежавшая невеста. В приёмном покое всегда было шумно и суетливо. Родственники, которым удалось напролом сюда пробиться закидывали медсестёр и врачей вопросами о своих близких,но разве могли все обо всём знать? Возле нужного бокса Жади заметила мужчину так похожего на мужа своей сестры, но стоило подойти ближе, как сомнения сменились волнением и удивлением. Мохаммед Рашид пытался пробиться в палату, но медсестра стояла перед дверью намертво. -Вот врач! Она сейчас посмотрит вашу родственницу. Облегченно выдохнула девушка, но от двери не отошла. Мохаммед резко переключил своё внимание на Жади и его губы непроизвольно разжались. Он смотрел на неё так, словно увидел привидение. -Ассалам Алейкум, Мохаммед. Не нужно нарушать внутренний распорядок больницы. -Ты...ты...Аллах! Я так и знал, что беда не приходит одна. Так, постойте! - взгляд вновь переключился на медсестру. -Это что, она врач? Вы смеётесь? Она не училась даже. Что за больница такая? -Сеньор, это наш лучший специалист. Она ежедневно спасает десятки жизней. -Саид убьёт бедного Мохаммеда если узнает, что Мохаммед доверил его жену в руки этой...женщине. Жади удивлённо вскинула бровь. Значит за дверью Рания. При условии, что Саид не женился ещё раз. Невзирая на высказывания Мохаммеда, марокканка вошла в палату и закрыла за собой дверь. -Жади? Женщина подошла к постели на которой лежала бледная Рания. -Рания, что произошло? Ты выглядишь так, будто тебе уже несколько дней плохо. -Ты что работаешь здесь? Ты врач? Ты училась? Прости, наверное я слишком много задаю вопросов, но мне кажется не тебе нужно быть здесь. Почему-то нашего семейного врача, который приходит к нам домой не пустили ко мне. -Да, Мохаммед выдвинул очень жёсткие требования. Рания, ты можешь мне довериться. Я хочу помочь. -Помочь? Жади, это смешно. -Сейчас мы с тобой здесь не для того чтобы делить Саида или упражняться в проклятиях. Что сегодня произошло? -Я потеряла сознание. Мы с Латифой спускались в магазин, а потом тьма. Пришла я в себя уже здесь. -Как часто беспокоят головные боли? Теряла раньше сознание? -В последнее время всё чаще болит голова. Сознание не теряла, но в глазах темнело. -Судороги были? -Иногда. -Двоение в глазах? -Да... Жади удалось разговорить Ранию. Ответы на свои вопросы она получала быстрее, чем надеялась. -Сейчас тебя отвезут на МРТ. Потом вернёмся к нашему разговору. -Что со мной? -Пока диагноз рано ставить. Надеюсь, что мои предположения не оправдаются. Жади встала со своего места и направилась к двери, но остановилась и серьёзно посмотрела на Ранию. -Ты точно не беременна? Или проверим? Пойми, МРТ делать при подобном положение будет опасно. -Я не беременна. К сожалению с этим у меня большие проблемы. Женщина отвернулась к стене, словно Жади задела самое больное место. -Рания, я не из любопытства спрашиваю. Покинув кабинет, Жади отказалась давать какие либо комментарии Мохаммеду. Распорядившись, чтобы Ранию отвезли на МРТ, марокканка направилась к рентгенологу, чтобы узнать результаты первой. Спустя полчаса всё встало на свои места. Жади впервые боялась идти к пациенту с результатами. Возможно потому что это была Рания. Пусть и не самый её близкий человек, но подобные новости не заслуживает даже надоедливая жена Саида. Направляясь обратно в палату, Жади стала свидетелем разговора, который многое объяснял. Её наставник и Саид общались в одном из коридоров больницы. Голос бывшего мужа было сложно с кем либо перепутать. -Почему вы не взялись сразу за неё? -Саид, при всём уважение к вам, но ваш брат настоятельно требовал женщину врача. У меня в больнице только одна толковая женщина врач. Между прочим по счастливому стечению обстоятельств - мусульманка. -Что с моей женой? -Мы скоро всё узнаем. Проходят обследования. Доктор делает заключение. Жади мечтала слиться со стеной, когда мужчины направились в её сторону. Единственным способом не быть пойманной на шпионаже был эффект неожиданности. Именно поэтому Жади буквально столкнулась с Саидом перед тем как он повернул к её "убежищу". Удар был сильнее, чем она ожидала. Едва не потеряв равновесие, женщина оказалась в сильных руках Рашида. Он с удивлением смотрел на неё, но руки не разжимал. -Доктор Эль Адиб, это супруг Рании Рашид. Саид, познакомьтесь, это доктор Жади Эль Адиб. Она сейчас как раз всё нам расскажет о состояние вашей жены. -Доктор? Бархатный голос Саида заставил Жади высвободиться из его рук и твёрдо встать на ноги. -К сожалению у меня плохие новости. Может мы зайдём в палату? Не хотелось бы говорить об этом в коридоре. -Очень разумное решение. Саид, пожалуйста, пройдемте ко мне в кабинет. Доктор Эль Адиб, вы тоже. Дорога до кабинета казалась бесконечной, хотя это была едва не соседняя дверь от места их встречи. Взгляд Саида был ощутим. Однако сейчас Жади больше волновало то, как он отреагирует на новости. В кабинет зашли лишь двое. Главный врач тактично решил остаться за дверью,уступив свой кабинет для оглашения плохих новостей. Жади решила первой начать неудобный разговор. Сколько раз она говорила подобное, но сейчас обстоятельства были совершенно иные. -У неё третья стадия рака. Головной мозг поражается быстро, опухоль растёт. Тебе необходимо принять эту новость. Повисла тишина, а зрачки Саида расширились. Он не сводил глаз с Жади. Он смотрел так, будто она была виновата в этом. -Саид, мне нужна от тебя обратная связь. Мы сейчас говорим про Ранию. -Ты ошиблась. Я поверю что она бесплодна, но чтобы рак. Это невозможно. Голос приобрёл те нотки, которые всегда так не нравились Жади. -Ошибки быть не может. Есть пять основных методов лечения,мы будем бороться за неё. -Мы...бороться. Ты даже не представляешь о чём говоришь. Ты что здесь вообще делаешь? -Ты можешь сколько угодно сыпать в мою сторону оскорбления. Ты не первый кто сегодня так удивлён встречи со мной. Саид, речь идёт о Рании. Ты готов обсудить дальнейшие действия? После секундной паузы Саид коротко кивнул. -Мы можем попробовать лучевую терапию. Под нож я её не рискну класть. Операция будет возможна лишь при отсутствие метастазов, но учитывая опыт - они у неё есть. -А вдруг нет? -Мы это узнаем лишь на операционном столе. -Как такое могло с ней случиться? Почему? -Возможно, что это генетическое. Саид опустился на маленький кожаный диван и спрятал лицо в ладони. Жади положила руку на его плечо. Дыхание мужчины было тяжёлым. -Она может поправиться? Ожидаемый вопрос не стал для Жади сложным. Она чуть сжала его плечо, словно стараясь самой удержаться на ногах. -В её возрасте лишь двадцать процентов выживают. Не стоит заострять внимание на цифрах статистики, у каждого всё происходит по-разному. -Если болезнь возьмёт своё, то сколько у неё осталось? Жади, скажи мне правду. Мне важно знать правду. Он встретился взглядом с бывшей женой. Ему нужна была правда. Всем и всегда хотелось её знать. Жади могла бы соврать, но не ему и не сейчас. Она не имела права ограждать его от правды. -Один год. В худшем случае пару месяцев, а в лучшем, она сможет протянуть два года, но при условии химиотерапии. Это будет невыносимо больно и тяжело. Мужчина кивнул и поднялся с дивана. Он шумно вдохнул воздух и поправил галстук. -Я должен это ей сказать? -Могу сказать я. -Да, лучше ты. Она попросит не говорить мне. Обещай, что не скажешь. Так будет лучше. Кому лучше? Вопрос так и рвался наружу, но Жади промолчала. Ей ведь действительно неведомо то, что происходило в их семье. Рассказы Хадижы о том какая Рания змея не были для неё чем-то новым. Саид покинул кабинет не попрощавшись с ней. Однако, обиды быть не могло, ведь сейчас ему было не до этикета. Главврач вошёл в кабинет и занял своё место за столом. -Ты молодец. Всё тактично сказала. -Вы знаете диагноз? -Не сложно догадаться, что речь о раке. Эта зараза единственное, что до сих пор с таким трудом можно победить. -Но ведь можно. Я хочу помочь ей. Помните, год назад вы брали меня в Германию? Там мы были в онкоцентре. -Не все хотят бороться. Поверь, вся эта терапия лишь выбор другого хода в этой игре. Отсрочка. Не более. Болезнь возьмёт своё,Жади. Вопрос в другом. Как человек хочет прожить отведённый срок. Быть обузой родным, или уйти красиво. Мужчина открыл верхний ящик стола и достал толстую папку. Из неё он извлёк пару снимков и протянул Жади. Женщина взяла снимки и с сочувствием покачала головой. -Полагаю, что этот человек уже мёртв? До четвертой стадии почти не доходят. -О нет, этот счастливчик ещё жив. Более того, он выбрал как раз второй способ. Он хочет уйти красиво. Так, чтобы о нём потом ещё долго говорили. Убрав снимки обратно в папку, мужчина снял очки и грустно улыбнулся. -Это мои снимки, Жади. Вчерашние. Марокканка опустилась в кресло напротив, а глаза наполнились слезами. -Нет...только не вы. -Я к этому уже готов. Каждый день может стать последним. Меня радует, что у меня нет жены и детей. Только коллеги и благодарные пациенты. Они погорюют, но не будут в таком трауре как были бы в трауре родные. Может поэтому я не хочу бороться. Я знаю через что проходят пациенты. Ты тоже знаешь. Жади кивнула и убрала нахлынувшие слёзы. -Раз уж ты теперь знаешь мою маленькую тайну, то ты должна знать и о том, что именно ты займёшь моё место. После того , как ты спасла жизнь дочери премьер-министра у тебя появились покровители. О нашей с тобой тайне никто не узнает, а даже если и узнают, то на твоём счету слишком много спасенных жизней. Никто не посмеет тебя упрекнуть в том, что ты не прошла весь тернистый путь студента. Ничего не бойся. Два года назад ты не боялась попроситься на работу не имея на руках диплома. Я никогда не спрашивал тебя о твоей семье, но уверен, что они бы тобой гордились. Скажи свой пациентке всю правду. Она примет решение сама. Запомни, никогда не принимай решения за пациентов. Ты не знаешь в силах ли человек пройти этот путь, или нет. -Я буду молиться за вас. Никогда не забуду вашей доброты. Мужчина поднялся со своего места и раскрыл широкие объятия. -Если конечно позволяет вера обнять умирающего старика. Жади без лишних сомнений обняла профессора Фартария. -Эта больница остаётся в надёжных руках. Ты справишься. Жади невольно почувствовала как в кабинете стало холодать, словно сама Смерть пришла отмерить профессору последние часы. Выходя из кабинета она словила на себе взгляд добрых глаз. Этот взгляд она будет ещё очень долго помнить, ведь он был последним. Утром его найдут в этом самом кабинете. Найдут сидящего в своём кресле. Чай будет недопит, а печенье лишь раз надкусано. Любимая пишущая ручка будет закрыта колпачком. Он всегда закрывал колпачком. Всегда. Два дня до похорон пролетели слишком незаметно. Жади вновь почувствовала себя одинокой. Всё было как в тумане. Рания приняла свой диагноз стойко, а первой её просьбой было - это скрыть всё от Саида и остальных. -Я не буду бороться. Всё ведь бесполезно. -Выбор только за тобой. -Я хочу жить, Жади. Мне так хочется ещё пожить. На удивление слёз не было. Она говорила уверенно. -Может стоит попробовать? Побороться? Я подготовлю тебя к полёту в Германию. Сделаю всё что необходимо. -Германия? Там мне помогут? -Кто-то долго борется, иногда побеждает болезнь. Правда стадии обычно не такие запущенные, но чудеса случаются. В любом случае, там ты будешь окружена такими же людьми, которые хотят жить. Мусульмане тоже есть. Туда слетаются люди со всего мира. -Может получится ещё раз влюбиться. Рания постаралась рассмеяться, но у неё это не получилось. Жади села на постель к ней и решилась на вопрос. -Что происходит у вас с Саидом? -Он привёл в дом новую жену. Поверь, она та ещё змея! -Я ведь тоже змея. -Ещё какая! Кобра! -Рания впервые улыбнулась без доли грусти - Но та девушка была хуже. Она захотела стать главной женой в доме. Заплатила какому-то бразильцу, чтобы тот поцеловал меня. Во время прогулки по магазинам, ко мне буквально подлетел этот ненормальный и поцеловал! Ужасно! Аллах! Я была опозорена, но эта змея успела всё снять на телефон. Показала Саиду фотографии. Он будто ждал повода. Сказал, что я развратница и покрыла его дом позором. Хуже всего, что он обвинил меня в том, что я до сих пор не родила ему ребёнка. Оказалось, что эта змея подмешивала мне какие-то лекарства. Врач сказал, что я вряд ли смогу после такого "лечения" родить, но шанс всё же есть. Саид конечно встал на мою сторону. Развёлся с ней. Однако, наш брак это не спасло. Мы перестали спать вместе. Он так и не поверил, что тот поцелуй был подстроен. -Хадижа мне не рассказывала ничего. Странно. Я в ужасе от твоего рассказа. Ты не заслуживаешь такой участи. -Саид знает о ваших встречах. Поверь, он просто закрывал на это глаза. Однако обещал Хадиже навсегда лишить её вашего общения, если она проговориться. Вот она и молчала. Мы даже с ней немного подружились. Наши стычки были в последнее время скорее игрой, чем ссорами. -Рания, я клянусь перед Аллахом, что помогу тебе. Ты будешь жить. Ты не одна будешь бороться с этой болезнью. -Жади, откуда я возьму такие деньги? И если полечу в Германию, то Саид узнает. -Всё выйдет лучше чем ты думаешь. Я не буду выписывать тебя. Мы начинаем уже сегодня проходить обследования и готовиться к большому пути. Сейчас позову санитарку, она поможет тебе перебраться в другую палату. Полежишь в моём отделение. -А так можно? -Да...теперь мне можно всё. К сожалению не только о твоём диагнозе я узнала. Но в твоём случае у нас есть шанс. Рука Рании сжала руку Жади так сильно, что костяшки той слегка хрустнули. -Никогда бы не поверила, что ты врач, но два года назад я не поверила и газете, где рассказали о том как от Лукаса Ферраса сбежала невеста в день свадьбы. Я в душе всегда восхищалась тем как ты умеешь быстро принимать решения. -Да, но не все они верные. Отдыхай, тебе нужно беречь силы. Жади поспешила покинуть палату. Может она не успела спасти профессора, но сможет помочь Рании. Аллах знает всё. Он посылает нужных людей в нужное время, чтобы они послужили нам уроком, или дали возможность искупить грехи. К храму Святой Марии собирались люди. Может кому-то показалось странным, что на похороны врача пришло столько людей. Обычно такие толпы собирала кончина политиков, или актёров. Однако, за всю свою карьеру, сеньор Фартария помог стольким людям, что было естественно видеть сегодня здесь толпу. Жади никогда не пошла бы в подобное место, но не пойти было бы оскорблением его памяти. Она вошла в храм и села на самый последний ряд. Никто и не заметит мусульманку в чёрном хиджабе среди остальных скорбящих. Священник начал проникновенную речь, поэтому Жади сосредоточилась только на нём. -Братья, сестры, сегодня мы собрались здесь, чтобы почтить память того, кто спасал жизни до последнего дня. Перед тем как мы начнём нашу молитву, я хотел бы исполнить последнюю волю Николаса. Он пришёл ко мне пару дней назад и попросил, чтобы я дал слово одной женщине. Я прошу выйти сюда Жади Эль Адиб. Марокканка вздрогнула услышав своё имя. На ватных ногах она пошла вперёд. Священник кажется не был особо удивлён тому, что она мусульманка. Он лишь дружелюбно кивнул ей и попросил подняться на возвышение возле гроба. Жади предстала перед совершенно незнакомыми людьми, которые ждали от неё хоть слова. -Профессор Николас Фартария был тем, кто не боялся рисковать, экспериментировать и брать ответственность за свои поступки. А ещё он редко ошибался. Сегодня перед вами стоит мусульманка, в храме вашей веры - это ещё раз доказывает то, что он не ошибался. Профессор знал, что сегодня я приду к нему попрощаться. Он был бы рад видеть каждого из вас. Он помнил каждого пациента, каждого студента. У него не было жены и детей, но была семья. Это семья мы с вами. Он работал до последнего ради жизни других людей. За пару часов до смерти он вместо меня закончил сложную операцию. Наши с вами веры абсолютно разные, но вы не станете отрицать, что такой человек как профессор Фартария за свои благие дела будет удостоен неземных благ. Сохраните в памяти этого человека, который спас тысячи жизней. Пусть память о нём будет жить вечно. Жади подошла в изголовье гроба и поцеловала лоб мужчины, который умиротворенно лежал в нем. Костюм смотрелся на нём непривычно, однако Жади сделала то, чего не ждал никто. Она вытащила из маленькой сумочки аккуратно сложенный белый халат и положила его в гроб. Люди принялись вставать со своих мест и почтительно склонять головы. Священник подошёл к Жади и тихо шепнул. -Эти слова он и хотел услышать. Спасибо вам. Если вам неуютно, вы можете покинуть храм, вы и так проявили невероятное уважение к нашей вере. -Спасибо за понимание. Жади спустилась с возвышения и прошла на своё место. Однако в дверях она заметила Саида. Мужчина взглядом попросил подойти к нему. Они вдвоём незаметно вышли из храма. -Потрясающая речь, Жади. Я и не думал, что ты так важна для него. -Ты не осуждаешь, что я пришла сюда? -Нет. Я тоже там был. Однако, пусть это останется нашим секретом. Боюсь,что моя родня меня не поймёт. -Он был вашим семейным врачом? -Да, мой личный лечащий врач. Я хорошо платил ему за визиты ко мне домой. Он почти что стал членом семьи. Я взял на себя смелость и оплатил все расходы на похороны. -Не может быть! -Почему нет? Он достоин того, чтобы уйти со всеми почестями. Саид сделал паузу, но решил не заканчивать на этом разговор. -Жади, почему же ты носишь серьги, которые тебе подарил я, а не Лукас? Марокканка слегка опешила от подобного вопроса, но вздёрнув подбородок ехидно ухмыльнулась. -Ты не ответила на вопрос. -Пытаешься меня задеть? -Скорее понять череду твоих поступков. Ты могла попроситься ко мне. -Умолять тебя? Показать насколько я ничтожная и все вокруг были правы говоря о фальшивых чувствах Лукаса ко мне? Не думай, что я сама не справлюсь. Я уже справилась. Это только начало. Ты можешь сколько угодно говорить о Лукасе, но я больше не та запутавшаяся девушка. Её больше нет. И знаешь что? Забери серьги. Да, забери! Я в силах сама заработать себе на украшения. Жади едва не сорвала с себя серьги и вложила их в руки Саиду, который не ожидал от Жади подобный взрыв эмоций. -Злорадствуй, что я не стала сеньорой Ферраз, но и Рашид я тоже никогда больше не буду. -Тебе никто и не предлагает быть Рашид. Не имею привычку подбирать то, что уронил Лукас. -Серьёзно? Жади злорадно улыбнулась и подошла на опасно близкое расстояние, заглянув в темные глаза. -В первую брачную ночь ты так не думал. -Будь мы в Фесе... -Но мы не в Фесе! Мы в Бразилии! Здесь свободная страна. И я свободна от навязанных браков и скучных женихов. -Пошла вон. Если не хочешь, чтобы я оттащил тебя к такси за волосы, то убирайся. Забери! Серьги полетели в грудь марокканки, а Саид быстрым шагом направился обратно в храм. Лишь в такси, Жади поняла, что была слишком резка. Не стоило в такой день устраивать скандал. Возможно,что её эмоции слишком зашкаливали от последних событий. При следующей встрече она попросит у него прощение за обидные слова. Если она решила меняться, то должна брать ответственность за любые брошенные слова. Саиду тяжелее не меньше чем ей. Она твёрдо решила извиниться перед ним. Да поможет ей Аллах.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клон"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты