Прятки в темноте

Слэш
PG-13
В процессе
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Хризантемушек посвящается в оруженосцы, а это несёт для него не очень хорошие последствия. Какого быть учеником великого Сумрака, когда ночью спать нормально не можешь? Ещё и наставник тебя, кажется, насквозь видит, пытается помочь, только навряд ли сможет. Или всё-таки стоит попытаться?
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

О посвящении и тайном страхе

Настройки текста
Солнце выходило из-за белых облаков, разгоняя ночную тьму и озаряя лес своим ярким холодным светом. В детскую пробираются лучи, отбрасываются на стены, танцуют, резвятся. Отблески света — солнечные зайчики — в мрачной пещере. На стенах, потолке — всюду видны эти незатейливые движения, прогоняющие сон, кричащие о наступлении очередного нового дня. Свет заполняет уже всё пространство, тени уходят, но только до прихода страшной ночи, вечером они начнут сгущаться снова, пугая своей темнотой. Неопределённостью. Что там, в этой тьме? Однозначно, ничего хорошего. Хризантемушек недовольно дёргает ухом, чувствуя рядом копошение. Котёнок медленно открывает непривыкшие к свету глаза. Рядом стоит его сестра Розолапушка, размахивая своим пушистым хвостом, задевая нос брата. Хризантемушек вскидывает голову, смотрит на неё с подозрением, чего это ей не спится, кошка спит ведь обычно до того, как охотничий отряд не вернётся и не принесёт чего-нибудь вкусненького. А потом вспоминает, что их сегодня посвящают в оруженосцы, вздрагивает, будто от холода. Да, церемония — замечательно, но есть у Хризантемушка некоторые проблемы. Но отложить посвящение никак нельзя, всё равно когда-нибудь оруженосцем станешь, не бегать же от своих страхов вечно, не так ли? Конечно нет. Светлый котёнок всё-таки подаёт голос, хочет убедиться в предположении: — Чего встала так рано? — звучит после сна немного хрипло, но красиво, бесспорно, у Хризантемушка вообще голос красивый, да и не только он. У котёнка не очень длинная, но пушистая шёрстка, окрас трёхцветный — сочетание серого, рыжего и белого на лапках. Его раньше часто кошкой из-за этого ведь дразнили, у котов такой цвет редко бывает. Потом дразнить его стали реже, а затем и вовсе перестали, к пяти лунам заметив его некое очарование, индивидуальность. Котов таких во всём лесу не найдёшь, а Хризантемушек вот он — здесь. Он был удивительно хорош собой, своим телосложением, стремлением к обучению, которое в нём позже отчего-то угасло. Розолапушка прищуривает глаза, произносит задорно и немного с насмешкой: — А ты проспать решил до обеда? Конечно, всю ночь не спал, ворочался так, будто тебе колючек в подстилку насыпали. Хризантемушек отвёл взгляд в сторону, выпуская когти, царапая землю. Да, некрасиво вышло, конечно, но разве он виноват? — И когда посвящение? — тихо спрашивает он в надежде отвлечься. Розолапушка переводит взгляд своих янтарных глаз на выход из палатки, вглядывается в рассветшее уже небо, прикидывает время, чтобы хоть чуть-чуть на правду было похоже. — Не так долго осталось, Лунничек уже на улице, и нам выходить пора. Кошка выходит из палатки, а Хризантемушек семенит за ней, выходя из последнего пристанища теней, прищуривает глаза, смотря на солнце. Сев рядом со входом, кот осматривает небосвод. Небо чистое-чистое уже давно, светло-голубое (как его глаза), а солнце яркое слишком, что глаза эти самые невольно зажмуриваешь. Хризантемушку безумно нравится солнечный свет, хоть сосны его и закрывают сильно, заслоняют собой, забирают последнее наслаждение, что-то хорошее, тёплое и очень правильное. Хорошо, наверное, жить не в хвойном лесу, а где-нибудь в смешанном, и свет есть, и не так темно. А тени ночью охотятся, бодрствуют, живут. Выживают. Хризантемушек видит на поляне свою мать Фиалковую, сидящую рядом с предводителем племени. Они ещё с детства друзья, но Хризантемушек подробностей не знает и (на самом деле) не очень хочет. Фиалковая поворачивает голову, кивает сыну, лукаво глаза прищуривает. Хочет заметить, что вот Хризантемушек вырос наконец, но он её и без слов понимает, кивает молча, встаёт и уходит к сестре. Фиалковая качает головой и поворачивается к коту спиной своей пятнистой. Это в неё сын пошёл, только глаза у него голубые, бесцветные почти, а у матери яркие, живые. Хризантемушек свои глаза не любит. Он подходит к Розолапушке, усевшейся у ствола сосны, почти прижимаясь к нему спиной. Кошка подставляет мордочку лёгкому ветерку, наслаждается, глаза закрывает от удовольствия. Хризантемушек никогда почти свои глаза не закрывает, у него бессонницы частые и плохие сновидения. У него и взгляд такой — настороженный и очень-очень усталый. Это мифы, что у котят проблем нет. Котята не могут глаз сомкнуть и не спят ночами. А уснуть не могут потому, что страшно очень. И не поможет никто, потому что у взрослых другие проблемы, им не до чужих, свои бы решить хорошо. Розолапушка открывает глаза резко, поворачивается в сторону и видит предводителя племени, уже запрыгнувшего на ветвь хвойного дерева. Хризантемушек это тоже видит, без лишних слов идёт на середину лагеря, а Фиалковая ему с другой стороны кивает, мол, всё хорошо. Она и выглядит довольной очень, гордится успехами своих котят, хоть и безразличная к ним с виду. Тёмно-серый предводитель уже стоит на ветви, обводит племя своими спокойными глазами, но взгляд у него очень живой, тёплый и светлый. Лунничек подбегает к брату, усы у первого слегка подрагивают от утренней прохлады. У него шерсть очень светлая, внимание к себе привлекает. Хризантемушек, если бы его спросили, сказал бы, что он с виду на ледышку похож всем — шерстью и глазами тусклыми. Лунничек и по характеру ледышка, очень холодный и чужим успехам никогда не радуется. Хризантемушек кивает, задумавшись, обращает наконец взор на предводителя. Тот уже произнёс начальную речь, и Розолапушка с Лунничком в нетерпении ожидали посвящения. Они гадают, кто им в наставники достанется. Хризантемушек готов поклясться, что его сестра хочет в наставники Лиственницу. Она добрая очень и умная, а ещё — глашатая. Сойкозвёзд прижимает уши, наконец: — Розолапушка, выйди вперёд. — голос у предводителя певучий, похожий на заливистое птичье пение. Оно и понятно, не просто так ему дали такое имя. Кажется, его раньше звали Сойкой, и Хризантемушек не думает, что предводителю какое-то другое имя подойдёт лучше его собственного. Тем временем, Розолапушка в предвкушении уже пару шагов прошла и голову склонила в знак послушания. Ни капли она не послушная на самом деле, та ещё колючка, но, бесспорно, очень старательная. Хризантемушек таким тоже когда-то был. Пока не утонул в своих собственных ночных кошмарах. Снова его отвлекают от мыслей, на этот раз провозглашают наставника. Розолапушке, точнее, Розолапке уже, дали Жаворонника. О Жавороннике котёнок знал немного, но он был хорошим воином и стратегом. Действительно, хорошо, наверное, воевать, когда у тебя шерсть такая чёрная, ты ночью сливаешься со всем мраком и тьмой. Тени становятся твоими союзниками и спасением. Племя Теней не зря так называется, они для ночи будто созданы и ориентируются в темноте замечательно. Для Хризантемушка же, тени стали главными врагами. Сестра, к слову, выбором предводителя довольна. Розолапка трётся о мордочку наставника, мурлычет радостно, предвкушая азарт битвы, сражений, охоты. Как много оруженосцем приходится менять в своей жизни. Они ведь сначала только из детской выходят и не знают ничего в мире. Оруженосцы приспосабливаются, становятся частью племенной жизни, а потом посвящаются в воители. Мир принимает многих. Но не всех. Зачем принимать того, кто отвергает часть тебя? Лунничек уже подошёл к предводителю, Хризантемушек перевёл на него мутный взгляд, будто обиженный и горький. Всем легче, чем ему, все живут без страха. Хризантемушек, вообще-то, тоже, но днём. Днём не страшно, не одиноко, солнечный свет — спасение. Пусть не греет даже, пусть не уходит только, не покидает, не оставляет одного раз за разом вжимающегося в подстилку котёнка, который глаза закрыть не может. Но свет уходит, солнце скрывается за облаками. У всего есть конец, день не исключение, он снова начнётся потом, но это разве важно? Важно ли это, когда ты чуть не кричишь от своей собственной безнадёжности. Бесполезный он, Хризантемушек, тем более, для племени Теней. Был бы котёнок где-нибудь в Речном племени или, может, в племени Ветра, его бы за страх никто не осудил. В Сумрачном племени всё иначе. Лунничек уже стал Лунолапом, ему в наставники дали Белочку, светло-серый кот с ней знаком с тех времён, когда та ещё была Белколапкой, она брала котёнка поохотиться на бабочек и потренироваться. Хризантемушек замирает, потому что предводитель подзывает его к себе. Пёстрый котик подходит послушно, но подушечки лап покалывает от предвкушения. — Хризантемушек! С этого дня ты получаешь в наставники Озаряющего, ты должен будешь соблюдать Воинский закон и быть преданным своему племени, надеюсь, твой наставник тебя этому обучит. Хризантемушек кивает, подходит на негнущихся лапах к новому наставнику. Тот, кажется, в шоке, он только пару лун воитель, но очень рад. Хризантемушек - не очень. Всё, что Хризантемушек о нём знал — это то, что Озаряющий был полукровкой, у него отец речной, и семья у него тоже вся в Речном племени, а здесь нет никого — у него мать умерла, когда он в племя Теней пришёл оруженосцем. Но воителем он, кажется, был хорошим. Озаряющий был неплохим котом, исправно охотился, ходил в патрули, соплеменникам помогал советом, если чувствовал, что нужна его помощь. Наставник подходит к оруженосцу, касается своим носом его, и по взгляду Озаряющего видно, что он счастлив. Хризантемушек замечает, что у его наставника глаза редкого оттенка, красноватые. Необычно. И окрас у него тоже необычный, весь чёрный, а мордочка и полоски на плече белые, Хризантемушек никогда таких котов не встречал. Озаряющий внимательно смотрит на ученика, коты на поляне уже давно разошлись, Хризантемушек смущён немного таким пристальным вниманием. — Может, хочешь посмотреть на границы? Тебе должно понравится. — у Озаряющего тихий голос, спокойный и мелодичный, такой, что из головы весь день выкинуть не сможешь, даже если захочешь сильно. Хризантемушек кивает и спешит за чёрным хвостом наставника, направившегося к выходу из лагеря. Как только они выходят в лес, оруженосец замирает потому, что красиво очень. Хвойные деревья залиты золотым солнечным светом, лучи перескакивают от дерева к дереву, и тропа подушечки колет немного из-за острых камушков, которые иногда попадаются. Наставник будто не замечает оцепенения Хризантемушка, идёт себе как ни в чём не бывало, спешит. Ему столько показать нужно, рассказать, объяснить. У Озаряющего шаг быстрый, он хочет успеть до ночи, он в предвкушении, потому что хорошим наставником быть точно должен. Хризантемушек тоже хочет успеть до ночи, но по другой причине. Через какое-то время пейзажи меняются, кончается лес, обрывается тропа, и коты выходят к дороге. Хризантемушек дорог никогда не видел, но точно знал, что это она, по рассказам слышал. Озаряющий довольно прищуривает глаза, кивает головой, приглашая посмотреть на открывшуюся картину. Хризантемушек переводит взгляд и замирает. За дорогой была необъятная пустошь, открытая, светлая-светлая, на ней была трава, мягкая по виду, и небо огромное. Такого неба в племени Теней не увидишь. Там только деревья, они всё скрывают от котов, заставляют жить в мраке, а тут небеса всегда над тобой, не загрождённые ничем, доступные и открытые. Если бы Хризантемушек выбирал, где родиться, он бы никогда не бы выбрал племя Теней. Но выбора нет, выбора никогда нет, всё делается в угоду кому-то невидимому. И звёзды-обманщики по ночам исчезают за тучами, исчезает и луна, становится очень темно и совершенно непонятно. Разве ночное небо нужно для того, чтобы его скрывали бесчисленные хвойные деревья, чтобы не было ничего видно, чтобы не знать чего ожидать потому, что неизвестно, что дальше будет? А в племени Ветра красиво до дрожи в лапах, такие поля необъятные, ничем не закрытые. Племя Ветра живёт так, как правильно. Племя Теней живёт так, как хочет. Хризантемушек из-за размышлений и любования чужими землями не замечает, как наставник его оглядывает. Да, некрасиво любоваться чужой территорией, но Озаряющий понимает. Он ведь сам смотрел на далёкие когда-то Сумрачные земли прямо у границы с Речным племенем, чувствовал, что должен быть там, где его мать. Он помнил её и племя Теней, пока был маленьким котёнком и жил с матерью. А потом он оказался в Речном племени. Тяжело быть речным котом, когда не можешь мочить лапы и есть противную рыбу, но юный Озаряющенький исправно охотился для племени, делал тоже, что и речные коты, но соплеменники всегда были к нему холодны. И наставник его не любил, он ведь полукровка, захочет и уйдёт к матери во вражеский Сумрак. А потом мать умерла, и мир Озаряющенького раскололся. Чёрно-белый кот замечает, что дождь потихоньку накрапывает, тёмные тучи заслоняют небо, тьма опускается за землю. Озаряющий дёргает плечом, капля от дождя попала. — Я хочу показать тебе границу с Речным племенем. — Думаю, нам стоит вернуться в лагерь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты