Он пел как Кобейн, но любил парней

Слэш
NC-17
В процессе
37
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 7 частей
Описание:
Антон перевелся в новую школу в конце апреля, но уже совсем скоро покорил многих своей привлекательной оболочкой и чудесным голосом. Он даже обзавелся девушкой, но их недолгие отношения стоили парню уж очень дорого, да так, что теперь у каждого уважающего себя школьника имелся дикпик Антона на телефоне. Плюс ко всему еще и семейные дела у Шастуна обстоят очень плачевно. Но в какой-то момент в его безрадостной жизни появляется лучик света в лице нового парня, его бывшей - Арсения.
Посвящение:
всем артоновцам и Настёне (спасибо за то, что будешь часами слушать про этот фанфик)
Примечания автора:
Вдохновилась теми самыми видео с тт "бывшая слила интимки своему парню, а тот ушел ко мне"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 12 Отзывы 9 В сборник Скачать

1 глава, в которой Антон понимает, что новый учебный год будет не из легких

Настройки текста
Примечания:
я очень люблю группу "Валентин Стрыкало", настолько, что решила сделать из Тоши - Юру Капана. Поэтому он будет петь его песни, как свои. (ну а че? мой фанфик , че хочу - то творю).

и еще кое-что, мне очень нужна бета или гамма, тк я не очень-то шарю за русский(пишите в лс)
      — Вот дерьмо, — Вытащив на ходу из кармана брюк свой мобильный, прошипел Шастун. На экране красовалась фотография того уродливого и ворчливого гоблина из «Гарри Поттера». Антон сделал глубокий вдох и принял звонок, уже ожидая нравоучений от друга. — да? — Пизда! Ты блять время видел?! — тут же выплюнул телефон вскрик Поза. — Дим, не начинай только… — раздраженно ответил Шаст, заходя в подъехавший автобус, — Я уже сел в автобус. — Добровольский тебе жопу порвет, ты это понимаешь?! Ты как вообще умудрился проспать в такой день?! — Ха! А кто напару со мной в один толкан блевал? А? — задыхаясь от возмущения, выпалил парень, лишь потом осознав, что находится в забитом людьми автобусе, — Тебе там вообще память от пивчанского отшибло? Забыл вчерашний вечер? — Нет, но в отличие от тебя, я сейчас протираю штаны на этой ебучей линейке, а не в вонючем автобусе! — Антон конечно не видел сейчас друга, но был почти на все 100% уверен, что у того на лице появилась та глупая усмешка. — Кстати, как ты разговариваешь, если на линейке? — Да я поссать отпросился. Короче, ускоряйся, пока Павел Алексеевич не понял, что тебя нет. На этот раз я не собираюсь прикрывать твою жопу! — не дожидаясь ответа, отключился Дима. — Вот дерьмо!       Еще с минуту Антон стоял, пяля в выключенный экран телефона, полностью поглощённый своими мыслями, пока вдруг автобус резко не затормозил, заставляя парня ухватиться за поручень, чтобы не ебнуться на пол. Мысленно покрыв водителя трехэтажным матом, парень кинул ему мелочь, и пулей вылетел из автобуса, направляясь в сторону школы.

***

      Во всю уже шла линейка. Среди хуевой тучи классов, найти свой было бы огромной удачей, что так не свойственна Шастуну. Сняв с плеч свой пустой рюкзак (нахуя вообще он его взял не ясно), он кинул его на бетонную плиту, находившуюся на у запасного выхода школы, и уселся на него своей тощей задницей. Было непривычно вновь видеть такое столпотворение у ворот школы. Антону даже казалось, что в этом году людей было больше обычного. С самодельной сцены доносились отголоски пламенной речи завуча (Антон, к слову, до сих пор не понимал, зачем вообще назначили эту линейку на пятницу, если даже их директриса не соизволила на неё явиться). Весь остальной преподавательский состав молча стоял где-то поодаль, у самых школьных дверей. Время шло, а женщина всё, будто бы, не собиралась останавливаться. Антон проклинал её, но все же терпеливо ждал окончания потока ее мыслей. Вдруг в кармане брюк завибрировало. Шастун вообще не очень-то любил носить брюки. У него были классные черные джинсы на все случаи жизни, из которых он почти никогда не вылезал (только лишь когда те начинали вонять настолько, что резало глаза, и пробивало нос). Но сегодня его мачеха все же настояла на том, что бы парень пошел в них, ну а Антону так-то проблемы сейчас не нужны. Он достал телефон и на экране повисли несколько непрочитанных сообщений из вк. Он зашел в приложение и увидел активную переписку в их классной беседе. Сам он редко что-то там писал. Вообще, он был тем самым человеком, что читает, но никогда не отвечает. Костян Мирный8:32 Блять как же ноги заибались стаять! Кагда же эта сука уже закроет свой рот?! Анастасия Соловьева8:32 Писать научись, а-то мои глаза заливаются кровью от одного лишь взгляда на твоё сообщение! Костян Мирный8:33 За базаром следи овца! Не стобой диалог виду! Анастасия Соловьева8:33 no comments Дима Позов8:35 Эй, народ! Кто на выходных к Ярушиной на вписку идет? Сережа Матвиенко8:35 Я! Анастасия Соловьева8:35 +       В беседу начали один за одним литься одобрительные сообщения. Костян Мирный8:39 Шаст? Чо молчишь? Я же вижу что ты в сети Димас Гапон8:39 Да засал он! Да и кто его пустит-то после всей той хуйни со сливом?       Сердце больно кольнуло. Телефон чуть не выпал из рук парня, но тот вовремя удержал его. Он уставился на одно сообщение, нервно теребя край своей идеально рубашки. Казалось бы, столько времени прошло с той ситуации, и вроде бы уже должно было все забыться. Да и Антон уже почти было перестал просыпаться в холодном поту по ночам. Так какого члена это все вновь возвращалось к нему пять? Пальцы быстро нащупали «Морэ» красные в кармане и, ловко достав одну сигарету из пачки, парень поднес её к губам. Хорошо, что он был вне зоны видимости. Так же быстро достав из того же кармана зажигалку, он поднес ту к сигарете и, наконец-то, затянулся. С недавнего времени она для Антона почти заменили всех (естественно кроме Димы. Его ему никто никогда не заменит) друзей. Сделав несколько затяжек, парень немного сбил нахлынувшее на него волнение. Ему понадобилось еще где-то около 5-и-10-и минут и 2-х-3-х сигарет, чтобы успокоиться окончательно. Ещё сутра он был уверен, что должен пойти в школу и продолжить жить и радоваться жизни, будто бы ничего и не было, но сейчас же эта идея казалась ему самой хуевой в его жизни.       Раздался долгожданный звонок и в школьном дворе началась какая-то суета. Шаст, недолго думая, натянул на плечи рюкзак и подхватил чехол с гитарой, стоящий неподалеку, полный решимости покинуть этот праздник жизни, но вдруг чья-то сильная рука приземлилась на его плечо, не давая этого сделать. Парень вздрогнул и резко обернулся. — Ты чего не подошел к нам? Я уж думал, что ты все-таки решил забить и не идти. — Ты чего так подкрадываешься блять?! Я чуть сердце не выплюнул! А не пошёл, потому что, а смыл? Все равно линейка должна была вот-вот закончиться, да и я все равно решил уйти, — С возмущением начал Антон, но с каждым словом его речь становилась все менее уверенной, вскоре и вовсе дойдя до тихого скулежа. От Димы не скрылась столь быстрая смена настроения друга. — Ты чего, Тох? — В ответ тишина. Антон сделал еще одну затяжку. Дима молча стоял за спиной друга, пытаясь понять, в чем дело. Вдруг его взгляд упал на телефон в руке парня. — Ты читал сообщения в беседе. — Даже не спрашивая, а констатируя факт, сказал Поз, после чего последовал утвердительный кивок от Антона. — Тох, ну ты че? Ты реально из-за этого гандона загоняешься? Да пошел он в пизду! Просто забей! Он специально хочет тебя задеть, но ты не давай ему этого сделать! Пусть идет нахуй! Мы все за тебя вступились,, так что кончай сопли на кулак мотать и пойдем уже! Скоро звонок.       Поддержка друга была очень важна для Антона в тот момент. Дима — единственный, кто помогал справиться Шасту со всем навалившимся, за что тот ему безгранично благодарен. — Да, пойдем, — Антон сделал последнюю затяжку и выкинул бычок куда-то в сторону. — спасибо, Поз, — Шаст встал и заключил друга в объятья. Тот потрепал его по голове, после чего друзья встали и отправились к школе, по пути разговаривая о чем-то своём.

***

      Школьный коридор тут же встретил парней оглушающим гулом. Отовсюду слышался звонкий смех и отрывки диалогов. Людей было очень много. В основном, все были распределены по небольшим кучкам. Некоторые же просто сидели где-то по углам в наушниках или с книгами. Парни молча проходили внутрь этого безумного потока, не говоря ни слова (а смысл? Они бы все равно друг друга бы не услышали). Появление двух новых лиц в классе так и осталось незамеченным. Несмотря на то, что в кабинете находились уже почти все их одноклассники, каждый из них был занят своими делами. Парни молча дошли до своей парты и сели. До начала урока еще 5 минут. К Антону никто не лез и это уже радовало. Парень стал осматриваться и рассматривать своих, изменившихся за 3 месяца каникул, одноклассников. По правде говоря, ни у кого толком-то не произошло кардинальных изменений: кто-то сделал губы, кто-то жопу, кто-то загорел, ну, а парни-то, как были задротами и быдлом, так и остались. Возможно, просто акне у кого-то поменьше стало, не больше. Шаст повесил чехол с гитарой на спинку стула, и, достав телефон из кармана, разблокировал его. Он и забыл уже, что убрал его, так и не закрыв переписку в беседе. Его взгляд невольно бросился на то самое сообщение и на стрелку вниз на которам красовалась отметка «+13». Он начал пролистывать ленту сообщений вниз и чуть не поперхнулся слюной от увиденного: Дима Позов8:39 Что ты несёшь, даун? Завали ебальник, пока я его в мазайку не превратил! Анастасия Соловьева8:39 Какой же ты идиот… Как твоя мать вообще могла воспитать настолько бесчувственную и равнодушную сволочь? Сережа Матвиенко8:40 Чел ты… Костян Мирный8:40 Ахах так и скажы, что просто завидуешь! Твоей сосиске еще точно долеко до такого ствола!       Щеки и кончики ушей Антона тут же залились багровым румянцем. Его лицо в этот момент было достойно кистей, какого-нибудь Да Вични или Ван Гога: оно выражало стыд, удивление и радость одновременно. Он уж точно не ожидал, что помимо Поза за него кто-то мог заступиться. На губах появилось еле заметное подобие улыбки.       Вдруг, двери класса резко впечатались в стену. В класс влетел Гапон, а за ним ещё кто-то(ха! да, кто же это блять, серьезно). Как только он встретился с этим змеиным взглядом, брови Шастуна поползли к переносице. Эти глаза он узнал бы из тысячи. На пороге появилась та, из-за кого жизнь Антона ближайший год обещала быть адом. Та, что растоптала его. Та, что унизила перед всей школой. Та, кому ещё совсем недавно он посвящал песни и клялся в любви. Если бы он знал, какой сукой окажется эта милая и нежная, на первый взгляд, девушка, то обходил бы её стороной и никогда бы не стал связываться с ней. Но прошлого уже не вернуть, и, пока он плавал где-то за обочиной жизни, она, вся такая нарядная, в розовом платье, с невинной улыбкой, за которой прячется ужасная сучья натура, стояла на пороге класса, держа за руку своего нового бойфренда, не менее красивого и очаровательного юношу — Арсения Попова. Парень был капитаном школьной футбольной команды, призером лучших школьных наград по физике, гордостью класса и очень сексуальным. И швец, и жрец прям, блять. Естественно, не Антон так думал, а все девчонки, да и не только, в классе, да и не только. Так-то Шастун вообще никогда с ним не пересекался особо, не то, чтобы общаться как-то. Антон перевёлся сюда совсем недавно, лишь в конце апреля в прошлом учебном году. Отец нашел себе новую богатенькую ебарьшу, и они переехали сюда к ней. У родной матери Антона давно уже другая семья. Парень не любит рассказывать кому-либо, почему мать ушла от них, уж слишком болезненной для него была эта тема. С ней он после развода родителей не общался, с отцом отношения у него, так же, были ужасные. Парень и представить не мог, как должен нормально общаться с человеком, который делал с ним такие ужасные вещи. Иногда, вспоминая ночью то, что прошло, слезы сами текут по щекам, на утро оставляя после себя красные белки и мешки под глазами. Но Антон не сильно-то парился насчет этого, ведь как-то раз одна девочка из 9-го класса ему сказала, что ему это даже идет. Мол так он выглядит как робкий эмо-бой. Антон тогда приахуел, но возражать не стал. Ох уж эти секс-символы пятнадцатилетних девочек пубертатного периода. Антон и сам не заметил, как завис, рассматривая какой-то принт на футболке Арсения где-то у самого вороника. Тот неожиданно посмотрел на него и их взгляды пересеклись. Первым порывом парня было сразу же отвернуться, но, увидев заинтересованный взгляд брюнета, Шаст передумал. Парень и сам удивлялся, откуда в нем взялось столько смелости, ведь глаза он так и не отводил. Как и Арс. Что за хуйня? Что ему нужно? Это какая-то игра? Если да - то Антон, так уж и быть, сыграет в нее. Что терять-то? Это уже было делом принципа. Глаза у Попова были голубые-голубые, как небо, а чёрные зрачки медленно расширялись. Шаст удивленно приподнял брови и в ответ получил еле уловимую улыбку на лице Арсения. — Шастун! — голос Добровольского тут же разрезал гул в классе, заставляя всех умолкнуть. — Быстро за мной!       «Все присутствующие тут же обернулись на нас с Димой. От неловкости ситуации я хотел было лезть на стену. Почувствовав слабый толчок в плечо, я опомнился, встал из-за парты и направился к выходу, как Павел Алексеевич снова заговорил: — Балалайку свою тоже возьми, — Он тут же исчез в коридоре среди потока учащихся.       Юморист хуев.       Я быстро схватил чехол, и, дав пять Диме, тут же ринулся к выходу. Обойдя парочку, почему-то всё ещё стоящую у входа, за спиной я отчетливо услышал надменное «Пидор». Не остановившись ни на секунду, я продолжил свой путь, мысленно умоляя, чтобы этот день кончился как можно быстрее.»

***

      Пройдя в актовый зал, парень сразу же увидел своего преподавателя по музыке — Александра Николаевича, Зевса (так все называли этого парня, ведь как-то по-пьяне он прищемил молнией джинс свой член), а рядом с ними стояла наш завуч Джаконда Иосифовна (ноу коментс), что-то бурно обсуждая с Павлом Алексеевичем. — О! Шастун! — Заметив стоящего у входа Антона, сказала завуч. — Я надеюсь, ты не забыл, что сегодня приедет комиссия? — Что? Уже сегодня? Но. — парень был в недоумении. Да, он безусловно помнил, что в начале сентября люди с верхушки должны были нагрянуть в школу на прослушивание, как говорит завуч «самых талантливых учеников этой школы», но точная дата была не известна, — но почему вы не сказали мне раньше? Я даже песню не дописал! — Если нужно, — встрял в разговор учитель музыки, что все это вовремя стоял неподалеку, — ты можешь пропустить последние пару уроков. Ты же успеешь дописать текст? Там же немного, да? — Да, но у меня еще 2 урока. — Я все решу, не волнуйся, — не дал договорить классный, уже протягивая, оставленный у сцены, чехол. Антон, вздохнув, принял его из рук классного. Достав из чехла черную электрогитару, обклеенную всякими наклейками и стикерами, парень еще с минуту подключал все нужные шнуры и подбирал нужные аккорды. Когда за его спиной появилась барабанная установка, за которой восседал Зевс, Шаст начал играть.

Валентин Стрыкало — Кайен

— На телефоне месседж, ты не приедешь, Оу — переживу! Пусть слабаки с разбитыми сердцами плачут! Но, а я смеюсь! — строчки хорошо выученного текста лились из уст парня, как по маслу. Если по началу Антон чувствовал волнение и боязнь негативной оценки со стороны преподавателей, то сейчас ему уже было абсолютно плевать. Он полностью отдался музыке и получал только удовольствие, — Ведь я сверкаю, как бриллиант 25 карат, я вылетаю на одну из местных автострад, — на лице завуча читалось удивление вперемешку с одобрением. Кажется, ей понравилось. — На Кайене, вся в Габбане по Житомиру гоняю, гоняю! Все таксисты и маршрутчики дорогу уступают, мигают! — С каждой секундой песня сильнее влекла его за собой, не давая и шанса на спасение. Вообще, Антон точно не помнил с какого именно момента его стали просить выступать на каждом школьном концерте. По началу ему было жутко приятно и страшно одновременно, но уже на последнем звонке страх и волнение куда-то подевались. — На Кайене, вся в Габбане по Житомиру гоняю, я гоняю, оу-у-у! — Последний аккорд сыгран. Поклонившись и дав пять Зевсу, Шаст ушел со сцены, а преподаватели разразились бурными аплодисментами. — Это так замечательно! Шастун, удивляешь! — Восхищенно протянула завуч. — Как всегда огонь, Тох! — Дав Антону пять так же прокомментировал Добровольский. На все эти комплементы парень рассыпался в благодарностях, смущенно отводя глаза в сторону. — Молодец, Антон. Даже придраться не к чему. — Потрепав по голове, ответил Александр Николаевич. — Я так понимаю, проблемы с рифмой у тебя возникли именно на втором куплете, да? — Антон кивнул, — В общем оставайся здесь и придумай что-нибудь более удачное. Наверное, ты и сам понимаешь, что слово «жопа» будет не очень уместно на школьном мероприятии. Замени его или уж на крайняк просто опусти, о’кей? — Шаст вновь утвердительно кивнул и учителя покинули стены помещения, следом ушел и Зевс, оставив Антона одного.

***

      Все следующие полчаса Антон усердно старался придумать рифму, но голова была забита совершенно другим. Как бы он не старался сосредоточиться, получалось не очень. Ещё минут через 15 к нему все же пришла муза и парень стал что-то судорожно вырисовывать в блокноте. Когда несколько новых строчек уже красовались в блакноте парня, и были более- не менее заучены, Шастун подорвался с места и принялся лабать на гитаре знакомый мотив. Напевая текст песни вновь и вновь, он совсем не заметил, как двери актового зала за спиной открылись, и несколько зрителей расселось на скамейке позади него. Допев последнюю строчку и сыграв последний аккорд, помещение залилось звонкими рукоплесканиями. Парень резко обернулся и, чёрт, как же ему хотелось провалиться под землю в тот момент, лишь бы снова не встречать эти глаза. — У тебя хорошо получается, Тош. — Со всё той же невинной улыбкой произнесла Ира. Её кавалер же в это время просто молча рассматривал Антона, будто бы оценивая. — Нет, серьезно. У тебя талант! — Всё не унимаясь, продолжает эта сука. «Она издевается?! Кто вообще её сюда впустил?! Ещё и ёбаря своего притащила, пиздец.»       Парень лишь окинул её незаинтересованным взглядом и подошел к чехлу от гитары. Отключив все провода, засунул ее внутрь. Антон закинул сумку на плечо и направился к выходу, всячески игнорируя присутствующих, но, подойдя к двери, не смог её открыть. Что-то (или кто-то) держало её снаружи. Последующие попытки все так же остались безуспешными. Сдавшись, Антон, все так же игнорируя присутствующих, набрал номер Поза и позвонил ему. — Да? — Поз, слушай, я тут в актовом зале репетировал. Вот хотел выйти, а тут видать дверь заклинило, не открывается. Мог бы ты… — Не успел договорить парень, как Ира, подлетевшая к нему со спины, схватила его телефон и отключила вызов. Антон от такой наглости аж дар речи потерял. Но не успел он сказать что-либо, как блондинка первая прервала повисшую тишину: — Серьезно? То есть ты вместо того, чтобы поговорить со мной, как два адекватных человека, устраиваешь этот цирк? Браво! Очень по-взрослому! — с раздражением бросила последнюю фразу девушка. Антон все так же молча смотрел куда-то сквозь неё, не решаясь что-либо ответить. — Слушай, — Девушка тут же подобрала самую нежную интонацию для этой фразы. Она попыталась прикоснуться к руке Шастуна, но тот её тут же отдернул и отошел куда-то в сторону подоконника, и, достав из рюкзака блокнот, стал делать вид, будто что-то записывает туда. На этот жест девушка лишь усмехнулась. — Я понимаю, почему ты так злишься на меня, Антон, но нам давно пора поговорить. Я хочу извиниться перед тобой за всё! «Ахуеть блять, чё ещё сегодня интересного произойдет?» — Я повела себя тогда как сука. Я предала тебя, я тебя бросила и слила твои интимки… — На этой фразе девушка запнулась, прикрывая рот ладонью, осознавая, что сказала. Она тут же многозначительно посмотрела на своего недоумевающего парня и снова посмотрела на Антона. Тот сидел, прожигая страницу в блокноте и сжимая карандаш до такой степени, что в следующую секунду он ломается с характерным звуком. — То есть, я не это хотела сказать! Тош, я…       Девушку прерывает звук открывающийся двери. На пороге стоял трудовик с Димой, держа за руку Гапона. — Вот же гаденыш! Только урок из-за твоих «праинков», прости господи, сорвал! — Мужчине было около 50-ти лет, поэтому из его уст всякие новомодные словечки звучали крайне уморительно, но в тот момент Антону было совсем не до смеха. Он все думал, как бы сдержать предательски наворачивающиеся слезы. — Детишки, выходите, давайте! А ты, Артём, иди на склад! Мне давно нужно его разобрать, а руки все не доходят. Вот ты и разберешь! — А чего я-то?! — возмущенно провопил Гапон, злобно посмотрев на парочку. — Я сказал, разберешь склад и полы вымоешь после уроков в моем кабинете! Понятно?! — Уже совсем не дружелюбно прорычал трудовик. Артём хотел было возмутиться ещё сильнее, но все же решил промолчать, понимая, во что вся эта словесная перепалка может вылиться в итоге.       «Я быстро подхватил рюкзак и чуть ли не бегом скрылся за дверьми помещения, хватая под локоть Диму.»

***

— Поприветствуйте аплодисментами нашего юного Курта Кобейна! — Бодро начал Добровольский, на что в актовом зале послышались смешки. — Антон Шастун, на сцене прямо сейчас! — Люди в помещении всё продолжали аплодировать, но вместе с хлопками стали слышны и перешёптывания. В этот раз Антон волновался как никогда. (ну конечно, попробуйте вы, не волнуясь, спеть перед людьми, которые видели тебя, буквально, в чём мать родила). Поборов накативший страх, парень менее бодро, нежели учитель вышел на сцену. Повисла тишина. Следом очередные перешёптывания. Антон нервно сглотнул, но, потерявшись всего лишь на пару секунд, взял гитару и стал переставлять на её грифе пальцы, зажимая то один, то другой аккорд. С первыми словами песни страх и волнение понемногу улетучивались. Уже после второй строчки голос Антона перестал дрожать, что не могло его не радовать. Так слово, за словом, аккорд за аккордом песня текла из уст парня все увереннее, и увереннее. В какой-то момент парень и вовсе забыл про все и просто пел. Все шло, как по маслу, Антон ни разу не запнулся и не облажался. Все было хорошо. Второй куплет. Песня почти закончилась. Неужели, все действительно может идти так гладко? Хуй там. Причем в прямом смысле. Случилось то, что заставило парня чуть ли не потерять сознание. Наверное, даже в самом ужасном сне Антону не могло присниться то, что произошло тогда. Ну вот серьезно, вы бы могли когда-нибудь подумать, что в самый ответственный момент в вас кто-то бросит огромнейший дилдо? Не помидорками какими-нибудь, а, блять, огромным, чем-то обмазаным дилдо? Благо, Шасту представлять это не нужно. И вот, когда ему в область паха прилетел этот инородный объект, он просто замирает. Все слова и мысле выбило из парня этим резиновым хуем. Он даже забыл, что так-то находится на очень важном для него мероприятии. Сколько прошло времени? Секунда? Пять? Дваддцать? Хуй его знает. Оглушающая тишина в зале сменилась заливистым хохотом. Смешно им, ахуеть. Ему показалось, или кто-то даже присвистнул? Не показалось. Осознав, что вообще сейчас произошло, Антон, все так же смотря в пол, самым спокойным шагом покинул сцену. Хорошо, что никто не увидел, что как только он вышел из зала через черный ход, на глаза сразу же нахлынули слезы, а ноги побежали куда-то. Хуй знает куда. Просто бежали и все. Дальше все происходило как в тумане: школьный туалет, последняя кабинка, холодный пол. Он прижался лбом к коленям, разразившись в тихом плаче. Его трясло, как банный лист. В голове была тысяча мыслей, одна из которых была самой навязчивой и… правильной.? «Достань канцелярский этот санный нож и сделай себе легче.»       Он сам не понял, как достал концелярский нож из внутреннего кармана в рюкзаке, но вдруг в его голову пришла очередная навязчивая мысль: »Не смей! Ты завязал! Веди себя как мужчина, а не как малолетка, Антон!»       Он откинул нож с такой презгливостью, будто ему насрали в руки. Вдруг тишину в помещении разрезал звук, открывающейся двери. Парень вздрогнул, стараясь прислушаться к звуку. За кабинкой стали слышны шаги, но уже через минуту дверь снова открылась. «Кажется кто-то вышел.»       Подумал Шастун, но тут же раздался голос друга: — Тох? Ты здесь? — Это был голос Димы. — Тох? — Вместо ответа, тот лишь слабо ударил кроссовком по двери кабинки. Тут же послышались приближающиеся шаги. — Тох, открой дверь, пожалуйста. — В ответ тишина. По звуком было понятно, что Поз сел, облокотившись на дверь. — Ладно. Поговорим? — Антон еле заметно кивнул, лишь после осознав, что находится за дверью и Дима этого не увидел. Шаст произнес почти шепотом: — Давай. — в туалете снова с минуту воцарилось молчание. Кажется Дима старался подобрать слова. — Эй, ты как там? — Позов тяжело вздохнул. — Я думал вскрыться прям здесь. — Не видя смысла скрывать, произнес Шаст, после чего Поз тут же подскочил и стал дергать за ручку двери. — Что?! Ты ебанулся там совсем?! А ну быстро открой мне дверь или я ее выбью! Я не шучу, Антон! — Друг все продолжал расшатывать ручку. Уже всерьез испугавшись за здоровье двери, Антон потянулся и открыл шпингалет. В следующую секунду руки друга грубо вытащили Шаста из кабинки. Дима стал осматривать запястья парня, шею, ключицы и уже даже полез к ремню на его штанах, как Шаст перехватил его руку, — Ты же не серьезно это, да? Ты же бросил это, да? — уже нервозно спросил Дима. — Дима, я правда бросил, — Совсем тихо произнес парень, пытаясь нормализовать дыхание, и свое, и друга, — Пожалуйста, просто пойдем отсюда.       Дима ещё полминуты смотрел на Антона скептическим взглядом, как бы решаясь, верить ему или нет, но после все же смягчился и произнес: — Ко мне? — Ничего не отвечая, Антон лишь молча кивнул. Он был благодарен судьбе, что та послала ему такого замечательного друга как Дима. Он всегда понимал его без слов.
Примечания:
не кидайте тапками пж
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты