Найди меня среди развалин

Слэш
R
Завершён
9
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Он пробирается сквозь развалины этого проклятого города. Ноги вечно подкашивались. Руки уже не держали монтировку так крепко, как это было еще с самого сначала. Еще в Чёрной Мезе.
И вот он выходит. Бывший охранник подхватывает его под руку...
Посвящение:
Любителям этого замечательного пейринга!
Примечания автора:
П.А. Идея возникновения этого фанфика достаточно неприятная, однако, когда вспоминаешь об этом, становится даже смешно за саму себя. Это было обычное раннее утро этих выходных. Казалось бы, ничего не предвещало беды и день обещал быть прекрасным, до того момента, пока мне не захотелось спуститься вниз на кухню... А дальше всё мельтешит перед глазами и сваливаюсь с этой проклятой лестницы...
Ко мне подбегает напуганный брат, берет под руку, и тащит на диван, чтобы осмотреть... Теперь вы знаете, откуда у писателей возникают идеи для фанфиков 😂
Приятного чтения~
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Навстречу дул ужасный ветер. Он обжигал израненное лицо, и раздувал каштановые волосы. Гордон Фримен вырвался. Он вырвался из Цитадели. Он ломал, простреливал, подрывал и, в конце концов, убивал их. И делал это нещадно... Со всем накопившимся гневом и ненавистью. Однако, сейчас главное — убежать. Убежать, спрятаться и забыть это всё, подобно маленькому ребенку, которому приснился кошмарный сон. Но каждый последующий шаг откликался в теле учёного невыносимой болью. Это заставляло его вздрагивать, падать, останавливаться. Снова и снова... Но HEV-костюм время от времени снабжал Гордона новыми дозами морфия. Это единственное, что сейчас поддерживало мужчину, и не давало ему замертво свалиться на кровавую землю. Но морфий кончался, как и силы учёного. Ноги вечно подкашивались. Руки уже не держали монтировку так крепко, не размахивали ей так резво, как это было еще с самого сначала. Тогда, в Чёрной Мезе. И вот он выходит... Из теней развалин домов Сити-17, попадая под яркие лучи рассвета. Сколько же времени прошло с момента ухода из Цитадели? Наверняка не один час. Хотя Гордон уже потерял счёт времени, и это уже совсем не имело значение. Он был готов принять свою смерть. Здесь, посреди развалин. Пусть даже никто и не вспомнит о нём. Был готов к провалу перед тем бюрократом в пиджаке, что и поручил ему всё это. Он был готов ко всему... И вот, костюм оповещает об экстренном состоянии пациента. Из рук выпадает монтировка. Ноги предательски дрожат, не в силах больше держать ослабевшее тело. Фримен медленно опускается на колени, и сваливается на землю... Но не успевает учёный сомкнуть веки, как из-за угла одной из развалин появляется чей-то силуэт. Было ясно, что это человек. У него была форма ГО-шника. Он бежал именно к Фримену, так быстро... Однако мужчина уже не мог разглядеть точных очертаний лица... Через несколько мгновений он чувствует на своих плечах чьи-то руки. Одна из них спустилась вниз, к спине, крепко обхватив её. Гордон чувствует, как его осторожно, но уверенно поднимают и ставят на ноги. Вдруг мужчина чувствует над самым носом до жути знакомый запах... Этот человек... Фримен находит в себе силы открыть глаза. Ни нос ни глаза не обманули учёного. Это был тот самый Барни, который должен ему пиво... По лицу мужчины проскальзывает непримечательная улыбка. Веки вновь прикрываются, а изо рта вырывается тихий хрип. Гордон понял, что совершенно не может говорить, и лишь начал захлёбываться в своей собственной крови. Бывший охранник мгновенно протягивает ладонь ко рту учёного, и перчаткой вытирает красные пятна. Аккуратно и нежно, настолько, что это могло бы заглушить всю ту боль, которая штормом бушевала внутри зеленоглазого мужчины. — Тише ты, не двигайся, Гордон! — Барни затаил дыхание. Ему было ужасно больно смотреть на товарища, и было жаль его. Фримена нужно было оттащить в тихое и безопасное место, чтобы хоть как-то помочь ему. Одно такое место Барни и нашел по пути сюда. Оно уже было готово и обустроено для Гордона. Калхун перехватил руку учёного, запрокинув её к себе на плечи, и, тем самым перенося его вес на себя. Они шли. Барни старался ступать медленно, не торопясь, чтобы его товарищ успевал, и это не приносило бы ему ещё больше боли. Черт, эти мгновения казались вечностью для обоих мужчин, пока Калхун наконец не перешёл порог развалины, и не уложил Фримена в подготовленную койку. Гордон следил за каждым движением Барни, пусть это давалось с трудом — каждый раз поворачивать голову из стороны в сторону. Охранник бегал от одного устройства к другому, из одной комнаты в другую, с какими-то лекарствами и приборами... Учёного не покидало чувство слабости и усталости. Его глаза смыкались, но как только Фримен расслабился, он вновь почувствовал этот мягкий аромат... — Я помогу тебе... Ты не умрёшь, слышишь? — казалось, охранник успокаивал сам себя, да и дрожащий голос говорил о переживаниях. Фримен опустил свою ладонь на руку товарища, и сжал её со всей силы, на которую только сейчас был способен. Оба подняли друг на друга взгляд. Их лица осветили ранние лучи солнца. Бледное лицо Фримена приобрело розоватый оттенок. Он стал похож на человека... В зеленых глазах, сквозь очки, читалась благодарность за всё. За всё, что стоящий перед ним человек сделал для него, и сделает... — Гордон, мы... — Барни волнительно сглотнул и медленно вытащил свою руку из под ладони приятеля, — Нам нужно поспешить... Калхун перехватил ладонь Фримена, сняв с него окровавленную перчатку, сложив ту рядом. Затем последовали железные пластины на руках, плечах, ногах, сам корпус на груди, обувь. Все действия были настолько осторожными, продуманными и внимательными, будто Гордон сейчас был подобен хрупкому цветку, который мог завянуть от одного неосторожного движения. Все вещи были сложены на соседней койке. Гордон же, даже не смел возразить на то, что его просто так раздевают, — под железной бронью еще находился эластичный костюм. Однако учёному было даже страшно смотреть на то, как его раздевают, а точнее, чувствовать это... Ведь он знал, что сейчас он зависит только от железной оболочки, которую только что у него отняли. Все раны, порезы, синяки, ушибы, ожоги, отравления, всё контролировал костюм, а сейчас... Гордон глубоко вдохнул ворвавшийся в комнату воздух. Как же ему этого не хватало. Прохлады, остужающей разгорячённую кожу учёного, и на секунду давая тому чувство свободы... Вдруг... Гордон широко распахнул глаза. Из него вырвался недокрик, а сам учёных согнулся в три погибели. — Прости, Гордон, но без обработки ран никуда ты пойдёшь... — Барни отстранил намоченные тряпки от израненного торса товарища и виновато посмотрел на него. Гордон прекрасно понимал это, он просто замечтался... В неподходящий момент. Он послушно отстранился назад, на постель и кивнул Барни в знак готовности. Тот кивнул в ответ и продолжил обработку ран, после чего приступил к бинтам. Это заняло не так много времени, как думал Гордон. Барни был явно обучен всему этому, иначе какой из него охранник? Фримен мысленно оценил способности медика у Барни. За всё время он ни сказал не слова, даже не ворчал, да и если бы захотел — просто бы не смог. Двигаться и дышать стало гораздо легче, поэтому учёный привстал, свесив ноги с койки. На шорох Барни обернулся к нему. — Тебе лучше прилечь и хорошенько так отдохнуть, — мужчина тяжело вздохнул и вплотную подошел к учёному, приложив растрепавшиеся волосы того ладонью. — Твои очки потрескались... Не хочешь подыскать новые? — охранник вздохнул и снял свои перчатки, вспомнив, что пару часов назад ими же вытирал кровь с лица приятеля. Гордон не ответил. Он просто осматривал свои полностью перебинтованные ноги, изредка подрагивая от неутихавшей боли. Калхун знал, что тот ничего не ответит, как и всегда знал... Но он хотел убедить товарища, что тому не стоит забывать, за кого тот сражается. Хотел подбодрить его, просто хотел... Ничего не оставалось делать, кроме как вновь напялить на товарища этот святой костюм, и дать тому в придачу парочку электронных батарей для него. Барни так же аккуратно, как и ранее, начал надевать на Гордона по каждой детальке, словно собирая детский пазл. Вскоре мужчина вновь был в своем привычном виде, вместе с полным зарядом аккумулятора костюма, сидя напротив стоящего перед ним товарища. Фримен протянул вперед руку, легонько отпихнув от себя Барни, и встав перед ним. В это мгновение под лучами солнца его хмурого лица почти не было видно, и охраннику пришлось зажмуриться от противного света. Он не понял, что произошло дальше... Калхун хотел было что-то сказать, но почувствовал что-то очень мягкое и приятное на своих губах. Мужчина широко распахнул глаза, чуть не свалившись на пол. Однако руки Фримена крепко держали того за плечи, не давая возможности для «побега». Только через пару мгновений Барни почувствовал, как это «что-то» мягкое и немного колючее наконец отстранилось. Внутри охранника пылал пожар. Он точно не мог сказать, что это за чувство, однако очень и очень приятное... Мужчина провел пальцем по своим губам. Он не смел поднять на учёного глаз, даже рта раскрыть не успел, чтобы хоть что-то сказать, дабы не казаться дураком, но его опередили. — Спасибо тебе большое.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты