нло

Слэш
NC-17
Завершён
17
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
— Меня похитили инопланетяне, — он говорит и отпивает из кружки охренительно черный кофе, в то время как Чонин давится молочным коктейлем, который идет у него чуть ли не через нос.

— Что, прости?
Посвящение:
exo_unpopular
Примечания автора:
работа написана на по тропу "инопланетяне заставили их сделать это"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 5 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Чанёль ненавидит себя и, в общем-то, думает, что правильно делает. Потому что в одну кровать с Ким Чондэ он никогда бы не залез. По собственному желанию, так точно. Поэтому объяснение только одно. — Меня похитили инопланетяне, — он говорит и отпивает из кружки охренительно черный кофе, в то время как Чонин давится молочным коктейлем, который идет у него чуть ли не через нос. — Что, прости? — Меня похитили инопланетяне. Ну, знаешь, зеленый свет с неба, серые человечки, которые говорят, что я должен отсосать именно у Ким Чондэ, а потом трахать его, пока тот не потеряется сознание. Чонин, очевидно, к своему коктейлю больше не притрагивается, и лишних вопросов Чанёлю задавать не очень хочет. Потому что тот сам выкладывает все, как есть. И это просто ужасно. — За что мне это? — Что именно? — Ты и твои потрясающие истории. — Я твой друг, — говорит Чанёль, и явно собирается продолжить. — Инопланетяне же похищают людей с вечеринки, да? Так вот… / / / Вечеринка оказывается тухлой. Во всяком случае, на взгляд Чанёля, который уже не знает, куда себя приткнуть. В какой угол опустить свою тощую задницу. И даже не знает, что выпить. Ифань, вечеринка которого оказывается такой тухлой, заботливо подкидывает идею выпить абсента, чтобы мир заиграл новыми красками. И Чанёль, недолго думая, или не думая вовсе, следует совету. О чем сожалеет, если не сразу, то… — О, какие люди, и без охраны. Ким Чондэ! Мой старый злейший враг. Чондэ смотрит на упитого вусмерть парня. Потом смотрит на Ифаня, который гадко хихикает рядом, пытаясь не ржать во весь голос. — И чем ты его так? — Абсент. С волшебством. — Боже. Чанёль, земля вызывает Пак Чанёля. Чанёль вместо ответа неприглядно икает. Подходит к Чондэ ближе и пытается смотреть в тому в глаза. Выходит откровенно плохо. Примерно так же, как и стоять на своих двух. Поэтому он лишь слегка наваливается на Чондэ, так чтобы ему было максимально удобно шептать тому в ухо. Шептать такое, от чего уши могут свернуться в трубочку. Но вместо этого Чанёль шепчет откровенную дичь. — Если бы тебя забрали инопланетяне, то я был бы самым счастливым человеком на свете. Потому что я ненавижу тебя. Ненавижу твои губы, когда ты улыбаешься своей этой улыбкой. Ненавижу, как ты смотришь на всех вокруг приветливо и ласково, и совсем не смотришь на меня таким взглядом. Если бы тебя забрали чертовы инопланетяне, я бы достал ракету, чтобы достать этих инопланетян и вызволить тебя из плена. Чондэ откровенно офигевает от каждого из этих слов. Во-первых, потому что Чанёль под веществами. Во-вторых, какого хрена, Пак Чанёль? Чондэ, не долго думая, готов ногами избить Ву Ифаня, который на своей вечеринки творит всякую дичь. Еще больше готов избить Чанёля, который даже не думает отлипать от него. Поэтому Чондэ выдыхает и самым спокойным голосом их всех, что у него есть, интересуется: — Где у тебя спальня? Чондэ просто хочет избавиться от тела. И даже не в прямом смысле слова, а жаль. Ему правда очень жаль — людей просто так убивать нельзя. Он выслушивает ответ Ифаня. Проклинает его пару раз за то, что Чанёля тащить придется аж на второй этаж по сраной лестнице, на которой сидят и целуются люди. Сам Чанёль задачу не облегчает, потому что по пути хватает со стола бутылку с бирюзовым абсентом и присасывается к ней прямо так. И если бы Чондэ не было так тяжело, он определенно бы отметил, как умело это делает Пак Чанёль. В спальню они добираются с горем пополам. И Чондэ нескончаемо радуется этому, особенно, когда удается отцепить от себя Чанёля и скинуть на кровать. Плечи отваливаются, руки отваливаются. И Чондэ совсем немного ненавидит Чанёля в этот момент. — Чондэ, я вижу зеленый свет, они прилетели, надо бежать, иначе они нас схватят, — Чанёль, лежа на кровати трясет над головой бутылку с жидкостью и смотрит сквозь нее. — У тебя совсем крыша поехала. — Чондэ, я люблю тебя. — Что? Чанёль смеется. Чанёль опускает бутылку на кровать, а потом приподнимается на локтях, и взгляд у него куда более осмысленный, чем пару минут назад. Чанёль говорит: — Инопланетяне промыли мне мозг, Чондэ. Теперь уверен, что люблю тебя. И хочу. Чондэ на самом деле поражается реакции пьяного в говнище Чанёля. Потому что вот он стоит перед кроватью, а в следующую минуту уже лежит под Чанёлем, который своими горячими губами выцеловывает его шею — и это пиздец какой-то, если честно. Хуже становится только в тот момент, когда Чанёль опускается ниже, задирая футболку Чондэ, и начинает целовать грудь, живот, опускаясь все ниже и ниже. И Чондэ впервые в жизни понимает, что какое нафиг сопротивляться в такой момент? Ему же, черт возьми, нравится. Нравится даже то, как Чанёль забирается пальцами под кромку джинс, а потом долго и упорно пытается расстегнуть ремень и сами джинсы. Нравится, как горячие губы Чанёля обхватывает головку его члена. И это так прекрасно, и так отвратительно одновременно. — Черт, черт, черт, — шипит Чондэ, когда Чанёль размеренно начинает двигаться, беря его член в рот до середины — так горячо и влажно. Чондэ чувствует, как Чанёль сглатывает, чувствует, как Чанёль с отвратительным причмокиванием выпускает член изо рта и начинает облизывать его так, что крыша едет. — Перестань, пожалуйста. — Я перестану только в одном случае. — О нет. — О да, Чондэ, — шепчет Чанёль и облизывает собственные пальцы. / / / — То есть, — Чонин сидит и ахуевает от всего, что услышал. Потому что, ну честно, лучше бы он ничего не знал о личной жизни Пак Чанёля. — Ты хочешь сказать, что с удовольствием трахнул КИм Чондэ, а теперь ты списываешь все это на инопланетян. — Я не говорил, что это было с удовольствием! Меня заставили! — Правда? — мурлыкающий голос Чондэ за спиной Чанёля заставляет того съежиться до невероятно маленьких для Пак Чанёля размеров. — А мне казалось, что это меня заставили. Может, мне стоит подать заявление об изнасиловании, м? — Чондэ, я… — Будешь перед своими серыми человечками извиняться, — Чондэ на самом деле выглядит озадаченным и немного озабоченным тем, что говорил Чанёль. И Чанёль ненавидит себя за то, что язык за зубами держать не умеет. И за то, что Чонину он это все рассказывает в ближайшей к университету кофейне. Потому что очевидно, что Чондэ может сюда зайти. Вывод один: он — Чанёль — полный кретин и самый настоящий идиот. — Чондэ, подожди! Чанёль с места вскакивает и идет за удаляющимся Чондэ. Потому что ему, правда, стыдно. Не только за то, что оправдывает все инопланетянами, а за то… он даже не знает, за что именно. И не знает, сколько Чондэ простоял у него за спиной. — Что тебе еще надо, Чанёль? — Прости. — Я тебе уже сказал, кому ты можешь говорить свое «прости». Чанёль догоняет Чондэ и останавливает. Ему хочется обнять Чондэ, прижать к себе. И пора уже признать, наконец, что никакого НЛО не существует. Никто не похищал, и мысли странные в голову не внедрял. Это все его собственное. — Я сделаю все, что захочешь. Чондэ, ну прости идиота. — Все, что захочу? — Да! — Тогда тебе придется повторить все, что ты делал. Только уже без абсента. Чанёль ненавидит Чондэ за то, что любит его. А еще ненавидит свою логику настолько, что готов отказаться от нее. Только это то, от чего он отказаться не может. Точно так же, как не может отказаться от самого Чондэ.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты