Маленькая Ведьмочка

Гет
NC-17
В процессе
3
Размер:
планируется Миди, написано 79 страниц, 11 частей
Описание:
Иногда люди на самом деле не те, кем кажутся. А ещё чаще, именно такие люди и становится Великими. И совсем скоро, вся Магическая Франция в этом убедиться.
Примечания автора:
* все название взятые из серии "Гарри Поттер" Дж. Роулинг спровоцированы отсутствием фантазии у автора когда дело касается названий
* в коледже Маринетт учится на втором году, так как поступила туда в 15., а в Шармбатоне на третьем курсе, так как поступают туда с 13.
* на момент начала истории главной героине 16 лет.
* все временные нестыковки, большая прозьба игнорировать все это можно объяснить очень просто "Так надо!"

Факультеты на Шармбатоне:
Дом Огня - талисман тигр - сила, отвага, работа в команде; уклон - боевая магия.
Дом Воды - талисман волк - хитрость, расчетливость, одиночество; уклон - зельеварение .
Дом Земли - талисман обезьяна - игривость, доброта, взаимовыручка; уклон - травология.
Дом Воздуха - талисман орел - мудрость, точность, верность; уклон - руны.
!на 3 году обучения ученики должны выбрать дополнительные предметы, независимо от дома к которуму пренадлежат!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
По тропинке шла привлекательной наружности девушка. Чёрные как смоль волосы мягкой волной спускались на её плечи, а девственно белое платье мягко развивалось под струями летнего ветерка. На голове был возложен венок из таких же белых, как и платье, лилий. Она мягкой поступью шла по лесной тропинке, всем видом излучая благородство и некую долю волшебства. Удивительно, но среди лесной фауны она выглядела как нимфа, или богиня, что только сошла с небес. В какой-то момент девушка пришла к чистому озеру, чью зеркальную гладь изредка прерывал гуляющий ветер. Подойдя к самому краю и взглянув в воду, она увидела синевой блеснувшие глаза…

***

Дз-зззз…

Настойчивый будильник без зазрения совести прервал столь интересный сон, жужжа где-то под ухом. И, решив проигнорировать столь варварский способ пробуждения, я старалась ухватиться за уже помахавшие мне ручкой сновидение. И только через какое-то время я вспомнила, что на будильнике у меня стоит совсем другая мелодия, и если я слышу не её, это значит, что прямо сейчас мне кто-то настойчиво пытается дозвонится. Проклиная всё на этом свете, начиная от Мерлиновых подштанников и заканчивая католический Дьяволом, кряхтя как дама пенсионного возраста, я поднялась с такого уютного фолиала по рунам, начиная, ещё не привыкшими к дневному свету, глазами искать чудо техники под названием телефон. Нашла я искомое под кипой древней (но очень скучной) литературы, что столпилась на моём рабочем столе. Взяв этот маленький вибратор, первое, что я увидела — смешную фотографию Али, которая, выпив двойной латте за раз, не рассчитала объёма своего рта и оказалась, мало того что заляпанная, так ещё и с милыми усами из пенки. И я бы с удовольствием ударилась в ностальгию, вспоминая всё более забавные моменты, если бы не настойчивое жужжание в руке, что начинало конкретно раздражать. Собравшись с духом и ещё раз посетовав на Мерлина я приняла вызов. — Ну наконец-то, копуша! Я уже собиралась обзванивать морги и полицейские участки! Где тебя носит? — у меня прям перед глазами стал образ запыхавшейся и брызжущей слюной Али, что старается не повышать голос до отметки «ультразвук». — А где может носить такую порядочную даму как я ранним утром? Дома конечно! И если бы не ты, я бы досматривала весьма интересный сон. — Знаю я, какие сны у тебя находятся в разделе «интересное», с Адрианом в главной роли, — снизив голос до приемлемой громкости, пытаясь скрыть ехидство, сказала эта язва. — То, что ты дома меня конечно успокаивает, но намного лучше я бы себя чувствовала, если бы ты была там, где тебе и полагается в десять часов дня — в школе! — закончила свою тираду она. Бросив молниеносный взгляд на настенные часы в моей комнате, чтобы убедиться в серьёзности сказанного, я подавила стон откровенно усталого и невыспавшегося человека. Делая эссе по рунам, я слишком заинтересовалась темой и решила «почитать перед сном главу другую». Уж слишком увлекло меня использование рун в ритуалистике. И снова, в который раз не уследив за временем, я заснула на этом бесценнейшем экземпляре! Миссис Роланда заавадила бы меня на месте. — Эй, подруга ты там в обморок не упала? Ну, подумаешь, опоздание на полдня! Какое уже за неделю…? — делая вид что старается провести сложные математические калькуляции у себя в голове, спросила Аля. — Всего лишь пятое, — с наигранным вздохом полным безысходности проговорила я. Маггловское образование — прихоть моем мамы и мера предосторожности. Этакий запасной билет, если в магическом мире опять найдётся какой нибудь психопат с идеей мирового господства. Тёмный Лорд Гриндевальд орудовал преимущественно в Англии, но в последних годах своего расцвета зацепил и другие государства, Франция была в их числе. Моя мама была тогда ещё ребенком, однако в ней намертво отложилось то время безысходности и ощущение Смерти за спиной. Именно поэтому она твёрдо настояла, чтобы я имела как магическое так и маггловское образование, и если запахнет жареным — смогла скрыться. Но я отвлеклась, опоздание в обычной школе волнует меня меньше, чем волновало бы тоже самое в магической. Хотя бы потому, что там за подобное назначат минимум неделю отработок, а здесь просто скажут родителям и пожурят для пущего эффекта. Я не хочу казаться зазнавшейся девчонкой, но как только увидишь магический мир, маггловский становится каким-то серым и несерьёзным. Как песочница для взрослых. Моя мама растила меня одна, так как отец скончался почти сразу после моего рождения. Единственное, что я о нём знаю, так это то, что он из знатного, в магической Франции, рода Дюпен, и что на нём лежало какие то проклятье под названием «Безотцовщина». Нет, природу проклятия и его последствия я могу себе вообразить, но вот историю его происхождения или хотя бы время, когда оно было наложено, узнать не в состоянии. И то, я смогла вытянуть это из мамы только в детстве, смотря на неё умоляющими глазами. Держу пари, она думала, что я забуду это, когда вырасту. Ни алкоголь, ни зелья болтливости не могли развязать маме язык, когда разговор заходил об отце. Хотя попытки были… — …ри. Маринетт Дюпен-Чен! — о, видимо я слишком глубоко ушла в себя. И, видимо, её терпение уже на пределе, она ненавидит называть людей их полными именами. — Да-да, Аля я всё поняла. Каюсь, была не права, не вели казнить, — полушуточно полусерьёзно говорю я. Иногда я, честно, побаиваюсь её; она конечно, как и я — девушка, но вот весит больше меня. Да и сумка у неё минимум килограмм десять весит, а она её носит как пушинку… — Раз поняла, то дуй в школу, иначе Хлоя вконец обслюнявит Адриана, и он всё-таки заразится от неё идиотизмом. Боясь сказать что-то ехидное и совсем не в «моём» духе, я отключаю связь и ещё минуту смотрю на бардак в комнате, в который раз обещая себе прибраться, когда приду со школы. Иногда меня очень утомляет быть «нормальной». Ничем не выделяться, быть такой же среднестатистической девочкой-подростком как все, что были до меня и все, что будут. Такое положение вещей мне с детства привила мама. «Нельзя показывать другим всё» или «Нужно сдерживать себя, милая». И хоть это было сказано мягким тоном, хоть мне тысячи раз объясняли причины этой просьбы, — это трудно. Мама никогда не скрывала, кто я. Хоть мы жили не в готичном мэноре и даже не в магической части, мы никогда ни в чём не нуждались. Наследство, чтоб его. Мы жили обычной маггловской семьёй, даже несмотря на то, что в нашем доме можно было найти стёртые в порошок зубы ядовитой кобры или шёлк акромантула. Всё это, конечно, было спрятано в «тайной» части дома, которая находилась под землей — что-то вроде волшебного подвала. Мама с детства учила меня всему, что знала сама, хоть знаний и было немного. Она была магглорожденной и, так называемой, Новой Кровью. Благодаря этому меня, собственно, и получилось зачать, ведь одно из проклятий на папином роде ясно исключает такую возможность. Благодаря разбавленной крови я и появилась на свет. Прекратив копаться в собственной душе, я взглянула на время. Полвторого. Придётся идти в школу, большая часть уроков ещё впереди. Хотя, если бы я не пришла, думаю, Аля меня бы точно пришибла своей сумкой, конечно совершенно случайно. Сладко потянувшись на стуле и с удовольствием хрустнув шеей, что ныла после проведённой ночи в неудобном положении, я направилась в ванную. Там в зеркале я увидела не совсем опрятную девушку подходящую под слово «порядочность». Косметика, не смытая вчера, размазалась, а волосы представляли собой полураспавшийся пучок, спасибо Мэрлину, чистых волос. Усталые и конкретно покрасневшие глаза отлично вписывались в эту картину под названием: «Я милашка, путь и не первой свежести». Кое-как расчесав волосы и завязав их в привычных два хвостика, ибо нужно поддерживать имидж обычной застенчивой девочки, я принялась за глаза. Моя внешность привлекала бы слишком много внимания, так как не совсем «нормальная». Чёрные волосы, ещё куда не шло, но вот ярко-голубые глаза… Это могло привлечь в лучшем случае навязчивых поклонников, а в худшем — психов-маньяков. Именно поэтому я научилась носить линзы, что слегка притемняют мой родной цвет, делая его тёмно-синим. Я конечно пробовала носить что-то более обычное, но моя мама расплакалась, когда первый раз увидела меня с болотного цвета глазами и в сухую выглушила несколько флаконов успокаивающего зелья. Позже (читай: два часа спустя) она конечно объяснила мне, в чём дело. Оказывается, мой цвет точь-в-точь повторяет глаза моего отца и ей довольно трудно не видеть их на моём лице. С тех пор я ношу только притемняющие мой цвет линзы, чтобы лишний раз не расстраивать маму. Она растила меня одна, и путь финансово ни в чём не нуждалась, всё же воспитывать ребёнка одной наверняка сложнее, чем притворятся тем, кем не являешься. Пока тяжёлые мысли окончательно не поглотили меня, и улыбаться было бы ещё сложнее, я стала искать по комнате своё привычное обмундирование, как я люблю называть свою школьную одежду. Розовые бриджи, белая футболка и чёрный пиджачок — униформа, которую я привыкла носить. Не к чему прикопаться ни учителям, ни сверстникам. Прилично, практично и со вкусом. А главное — человек в такой одежде не слишком врезается в память. Одним словом — обычно. По дому я не хожу в этом, ведь одно из маминых правил — кем бы ты ни был за дверью дома, все маски должны слетать, как только ты переступаешь его порог. Это первое правило, которое привила мне мама, когда объясняла причины нашей конспирации. «Безопасность безопасностью, маски масками, а дома мы должны чувствовать себя, прежде всего, комфортно. Именно поэтому как только я прихожу домой, сразу снимаю с себя как непривычную одежду, так и маску «обычной». Нашлось искомое закинутой в угол тряпкой, к тому же и помятой. Я всегда прихожу опрятная и весёлая, чтобы не доставали учителя или, ещё хуже, детский психолог, но сегодня меня видимо так всё достало, что я надеваю помятую одежду, надеясь хоть как-то компенсировать это глуповатой улыбкой, разрабатывая челюсть и щёки. Несколько раз спотыкаясь об то тут, то там разбросанные книги, я выхожу из своей «норы» — как любит отзываться о моём островке индивидуальности мама. Всё верно, это даже не моя комната, а так — что-то между мастерской и библиотекой. Здесь я делаю уроки по магической части или просто изучаю что-то из книг, доставшихся от папы. Я уверена, это не вся родовая библиотека, что предки могли собрать за столетия существования. Скорее всего мама отсортировала книги «опасного содержания», но я уверена — у неё не поднялась рука их выбросить, уничтожить или что ещё хуже — продать. Больно сентиментальная она натура, да и было бы это той ещё глупостью. Я не в обиде на неё, кто знает, какой гормон мне в голову ударит, но всё же надеюсь, что с моим совершеннолетием она будет доверять мне чуточку больше. Выйдя из своей берлоги, я прохожу по длинному коридору, ступая по чистому красному ковру. Проходя мимо разных дверей, я прислушиваюсь на этом ли этаже мама и дома ли вообще. Моя мама не сильно опекает меня по части учёбы, хоть и следит, чтобы я сильно не распоясалась. Я могу получить от неё нагоняй за опоздания или невыполненное задание, но она знает, как мне сложно жить на два мира, и не сильно давит. У неё немного другие методы воспитания, так что с детства я боюсь увидеть в её глазах не злость, а разочарование, боль и обиду. К тому же, она никогда не скупилась на рассказы о времени, когда орудовал Лорд Гриндевальд, так что заставлять меня учится не нужно, это въелось в подкорку мозга ещё с детских страшилок. Поняв, что всё чисто и, скорее всего, мама либо в пекарне, либо ушла куда-то, я выдохнула и спокойно поднялась наверх по винтовой лестнице. Оказавшись в настоящем, грязном, пыльном и затхлом подвале, я быстро поднялась в саму пекарню. Что поделать, конспирация, а когда дело касается мамы, она за всё натуральное. Готова поспорить, если бы ей сказали сделать вечеринку в пиратском стиле, она бы туда русалку притащила. Не уловив запаха свежей выпечки, я заглянула на ресепшене и заметила, что магазин который был создан для легенды, закрыт и на кассе с самоприлепляющегося стикера на меня глядела надпись:

Я в банк, а потом в гости к Делакурам! Не скучай доченька, вернусь поздно! Ps: Узнаю, что прогуливала, не подпишу разрешение на выход в Хогсмид. PPs: И не засиживайся допоздна за книгами, чтоб когда я вернулась, уже была в кровати и видела десятый сон!

И главное — смайлик внизу нарисовала. Как это вообще сочетается с прямой угрозой? Ну ладно, это мне на руку, иначе точно лишилась бы выхода в Хогсмид. Уж что-что, а обещания моя мама всегда выполняет. Сказала даст эту книгу — значит даст, сказала не подпишет — значит не подпишет. Содрогнувшись от мурашек пробежавших по телу, от прикосновения холодной плитки к холодным ступням, я побежала наверх — в «свою комнату». Ох, лучше бы я спала в пыточной… Стены, увешанные фотографиями, вырезками из журналов и просто снимками из-под тишка (спасибо, мать твоя Моргана, Аля) одного единственного человека. Адриана Агреста. Местного секс-символа, идола молодёжи и просто сына лучшего модельера Парижа. Насколько я знаю, по нему пускает слюни добрая половина Франции и это не только подростки, хотя их и большинство. И я, чтобы не выделяться, естественно решила тоже «влюбиться» в него. В конце концов у каждой девочки-подростка должен быть мальчик-подросток, в которого она безответно влюблена. Идеально, если это будет самый популярный парень школы, ну, а тут я просто сорвала джек-пот. Идеальная внешность, идеальный характер и идеальная родословная. Что ещё девочкам нужно? И на этом моя «история любви» могла бы закончится если бы не… Аля. Как известно, у каждой обычной девушки должна быть такая же обычная лучшая подружка. Иначе она будет либо изгоем (если подружки не будет), либо популярной светской львицей (если подружек слишком много). Меня ни один вариант не привлекал, поэтому я выбрала золотую середину. Аля Сезер такая же обычная, не выделяется ни оценками, ни внешностью, ни увлечениями. Как же я тогда ошибалась… Как только мы познакомились, она сразу взяла меня в оборот. С виду обычная и слегка себе на уме девушка превратилась в своеобразное радио, которое не заткнешь. И главное, ей ещё же и отвечать надо! Иногда я думаю, что она сидит если не на энергетиках, то на тяжёлых наркотиках… Но это сейчас не важно! Эта чудесной наружности девочка, как только услышала, что мне нравится Адриан, загорелась идеей узнать об этом побольше, и мне пришлось выкручиваться, рассказать какой чистой и всепоглощающей любовью я пылаю к нему, что моя комната увешана его фотографиями, а сама я сплю и вижу как мы поженимся и у нас будет трое детей, дворецкий и собака. Не знаю откуда я всё это взяла, но надеялась, что либо она не поверит и я превращу всё это в шутку, либо, на худой конец, скажет, что у меня с головой не всё в порядке. Но произошло то чего я боялась: в её взгляде промелькнул какой-то дикий огонёк, а потом на меня посмотрели как на давно потерянную, но счастливо найденную сестру. А потом начали горячо заверять, что у меня есть вся её поддержка на этом скользком и опасном пути к любви всеё моей жизни. Меня сжали в стальных объятьях, и я уже прикидывала, сколько флаконов костероста мне придется выпить. Вот так и зародилась эта странная дружба, где Адриан Агрест стал клеем, что намертво связал нас с Алей, я надеюсь не до конца моих дней. Она точно переживёт и меня, и Агреста, больно много энергии в этом подтянутом теле. В тот день я вернулась домой вся поникшая и злая на саму себя. Мама даже перепугалась и закрыла магазин раньше обычного, чтобы узнать в чём дело. Пришлось рассказать и умолять помочь с превращением моей прекрасной комнаты на чердаке в штаб-квартиру сталкера. Ведь для каждого очевидно, что рано или поздно эта ненормальная заявится ко мне домой на «девчачьи посиделки», а проколоться так просто я не готова. Эту дорожку я проходила уже не раз, если начинаешь дружить, но постепенно эта дружба занимает всё больше времени и пространства. Конечно, я получила отказ со словами: «Сама заварила кашу, сама и отдувайся». Надувшись как мышь на крупу, пошла печатать фото из интернета и пару вырезок из журналов и клеить их в самый дальний угол комнаты, чтобы не начинать каждый свой день с улыбки Агреста, а то я бы его в какой то момент отравила. Стараясь не смотреть на лицо, выглядывающее на меня практически с каждой стены, я подхватила свой розовый рюкзак и ещё раз взглянула в зеркало. Не совсем как всегда выглаженная одежда, но думаю это не вызовет подозрений при оправдании, что я опоздала, обычная причёска, линзы, и идиотская улыбка на пол-лица. Идеально! Продолжение следует…
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты