Без будущего

Гет
NC-17
Завершён
143
автор
Размер:
25 страниц, 5 частей
Описание:
Иногда мир переворачивается с ног на голову и судьба никогда не спрашивает у тебя разрешения на это. Два совершенно разных человека. С поломанными жизнями. С травмами. Без надежды. И как всегда судьба решает пошутить сталкивая эти личности. Шутит даря им надежду. Шутит даря им любовь. Но в конечном счете отбирает у них абсолютно все.
Посвящение:
Моим любимым змейкам
Примечания автора:
Это первая работа. Я надеюсь увижу некоторый отклик, и, возможно, вы оцените мою попытку.
Будет небольшой сиквел.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
143 Нравится 27 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      Из огромного панорамного окна во всю лился солнечный свет, полностью освещая небольшую квартиру на окраине Лондона. Как только лучи света коснулись лица девушки, она поморщилась и лениво потянулась на кровати. Огромное, сбитое в кучу одеяло валялось рядом с ней, напоминая о том, что спать с ней было некому. Открыв глаза, она уставилась невидящим взглядом в потолок и раскинула руки по сторонам. Она не спешила вставать, так как знала, что на сегодня у неё нет определенных планов. Как и вчера, и позавчера, и последние пол года ее жизни. «Что же, Гермиона, еще один день! Давай! Ты сможешь! В конце концов ты всё равно встанешь...» Из мыслей её выдернул сигнал домашнего телефона, оповещая о непрослушанных звонках на автоответчик. Она давно ни с кем не разговаривала. Последние пол года она вычеркнула всю прошлую жизнь и сбежала в магловский мир, не оставляя никому никаких адресов. Но к сожалению телефонный номер она так и не сменила. Она как обычно оправдывала это тем, что нет на это времени, и что вот завтра она точно его поменяет. И это был совсем не страх того, что останется ненужной этому миру, что её все забыли забыли, ведь эти несчастные записи на автоответчике помогали ей думать, что она хотя бы кому-то всё еще не бесполезна. Встав с постели, она взглянула на прикроватные часы, которые показывали 14:38. «Отличное время для завтрака! И похмелиться не помешает!..» Она медленно зашагала в ванну. В зеркале над умывальником ее встретила явно уставшая и повидавшая жизнь: исхудавшее лицо с синяками под глазами; Взгляд давно померкший, сухие искусанные губы. Стараясь не заострять на этом внимание, она ополоснула лицо холодной водой и открыла шкафчик, который прятался за этим небольшим зеркалом. Схватив привычные баночки, в ее руке в итоге оказалось около пятнадцати различных таблеток. Всех форм, размеров и цветов. «Да, моя дорогая, ночью пьешь как алкаш, но лекарства всегда по расписанию. Какая ответственная маленькая ведьма!» «Ведьма» Гермиона вот уже несколько месяцев не использовала свою палочку. Просто не видела в этом необходимости. Зачем ей магия? Сахар в кофе она может и сама размешать, по работе она не требовалась, впрочем как и сама работа. После победы над Темным Лордом им выделили круглую сумму из казны министерства. Она была такой неприличной, что, скорее всего, ей не придётся работать ни одной минуты в своей жизни. Запихнув все таблетки одним разом в рот, она наклонилась и запила их водой из открытого крана. Почистив зубы, она направилась на кухню. И настолько отработанными движениями заварила кофе и закинула в него вместо сахара коньяк, что можно было подумать, будто она всю жизнь этим занимается. Пройдя обратно в совмещенную спальню с залом, она впервые за неделю решила прослушать ее автоответчик. Он противно запищал и начал проигрывать записи. «Гермиона перезвони, мы все волнуемся», - голос Гарри сильно повзрослел, на заднем плане были слышны детский смех и какой-то посторонний шум, явно создаваемый детьми. Удалить. «Герм! Умоляю, ответь хотя бы что-то. Где ты? Дай хотя бы знать, что ты жива. Мы со всем справимся. Перезвони.» - Рон не унимался, пытаясь вытащить подругу из одиночества и, хотя бы раз в неделю, точно оставлял ей одно сообщение. Удалить. «Гермиона, добрый вечер. Пришли результаты ваших анализов и загляните в клинику в четверг после обеда.» Автоотвечик пропищал о том что записей больше нет и оставил девушку в легком ступоре. Она побежала к своему мобильному и судорожно пыталась выяснить какой сегодня день недели. Четверг. «Твою ж, блять, мать!» Вот она уже возле платяного шкафа ищет хотя бы что-то, что можно накинуть и вылететь из квартиры. Достав любимую футболку, которую года три назад ей подарил Гарри, и обычные джинсовые шорты, она оделась и побежала к входной двери. «Сука! Дай Мерлин, хоть одно такси увижу в этой жопе грёбанного Лондона!» За две минуты оказавшись на улице, она подбежала к обочине дороги и начала судорожно смотреть на дорогу. В обед здесь было хоть и оживленно, но не так уж и сильно: вся активная деятельность находилась в центре, и сюда обычно днем почти не заглядывали таксисты – ловить нечего. Как только ее посетила мысль о том, что придется ехать на автобусе и потратить час на дорогу, плечи заметно опустились, но тут же из-за угла выглянуло симпатичное желтое такси, которому Гермиона активно замахала рукой. — 203 Фэлхэм, пожалуйста! — она выпалила адрес, не успев даже захлопнуть дверь, — и, если есть возможность, побыстрее, буду благодарна. «Все еще пытаешься строить из себя вежливую правильную девочку? Иронично...» - Будет сделано, мисс, — без лишних вопросов, без суеты. Отлично. Дорога заняла добрых пол часа, что было довольно быстро для заполненных узких улочек города. Выйдя из машины, она привычно окинула взглядом огромное здание из красного кирпича и, вздохнув, решительно зашагала к главному входу. На стойке регистрации ее окинули доброжелательным взглядом, даже не спрашивая к какому врачу она направляется. Ведь все последние шесть месяцев она была постоянным клиентом этой клиники. Как и все остальные. Тут все пациенты были постоянными. Кто-то слегка дольше, меньше. Поднявшись на второй этаж, она нашла привычную дверь и, вежливо постучавшись, заглянула во внутрь. — Доктор Робертс, можно? — она знала, что сегодня у него никого нет, но из соображения приличия всегда выполняла это механическое действие. — Гермиона, конечно, проходи! — он привстал из своего кресла и направился к большому шкафу картотеке выискивая ее медицинскую карту, — Как твое самочувствие? — Спасибо, никаких изменений, к счастью, — она опустилась в мягкое велюровое кресло перед его столом и ждала развития событий, — я надеюсь, сегодня вы скажете мне что-то хорошее. — Ты все еще не согласна на психотерапию? Хотя бы групповую? Моя хорошая, никто не должен проходить это в одиночестве, — он вышагивал через кабинет, будто никуда не спешил. — Это лишнее. Какая разница на мое психическое состояние, если мы с Вами знаем что смысла копошиться нет? — она откинула голову на спинку и старалась начать дышать ровнее. Каждый раз когда доктор Робертс пытается увильнуть от прямых разговоров – это значит, что хороших новостей нет. Он опустился в свой стул и раскинул ее карту на столе, лениво перелистывая страницы, пока в конечном счёте не наткнулся на нужную. Его глаза забегали по строчкам, а старые пухлые пальцы начали теребить края страниц. — На сколько все плохо? — Может быть виски? — он приподнял уголки губ и взглянул на девушку. — Никогда не откажусь! — В общем-то новости, конечно, есть, — он отодвинул ящик своего стола и в нем зазвенели бокалы, — ты знаешь, я борюсь до последнего, — вот он ставит два бокала на стол и разливает янтарную жидкость. — Конечно, именно поэтому я обратилась к Вам, — она схватила протянутый ей бокал и быстро отпила. — Пара месяцев. Может чуть больше если повезет. Анализы не улучшились, и вряд ли это сделают. Мы испробовали абсолютно всё, - она заметила, как он вертит свой виски в руках так и не сделав ни одного глотка. После слов «пара месяцев» Гермиона уже не совсем разбирала слова, осушив бокал до дна, она медленно встала и зашагала прочь. Он что-то кричал ей вслед: о том, что она могла к нему обратиться в любой момент и что-то о хосписе. Но это её уже не волновало. Выйдя из здания, она посмотрела на часы, которые показывали 16 часов дня, и подняла глаза в небо. «Ты с самого начала все знала. Чему ты удивляешься?» Она сбито вздохнула и зажмурила глаза, прогоняя слезы с глаз. Если уж плакать, то точно не здесь. Решив в итоге, что смысла рыпаться нет, она зашагала вдоль по улице, предположительно в противоположную сторону от центра города. В голове крутились мысли, не давая покоя и создавая огромный ком в горле. «Волан-де-Морта победить смогла, а какую то магловскую болезнь нет! Идиотизм...» К пяти часам вечера, прилично устав от прогулки пешком, она набрела на круглосуточный клуб-бар, который ей показался манной небесной, и зашла внутрь. Спросив о том, есть ли у них уединенные кабинки, она заказала какие-то легкие напитки, и решила расслабиться и подумать о том, что ей стоило делать дальше. Как только она плюхнулась на диван, ей принесли заказанный алкоголь и удалились. Осушив в один глоток первую порцию, она потянулась ко второму бокалу. «Думай, Гермиона! Ты вроде говорила – тебе есть, что терять!» «Может стоит вернуться к друзьям и провести это время с ними?» «Ага! Что бы вокруг собралась толпа жалеющих и смотревших за тем как я умираю? Представляю эти статейки в прессе: Великая Гермиона Джин Грейнджер умирает от магловского рака» «Замечательно! Значит в одиночестве!» «Стоит добыть морфина прозапас... Так что бы на последние дни хватило...» «Врачи говорят, это больно.» «Не больно только от рака мозга, Грейнджер! Ты просто засыпаешь навсегда...» Она осушила еще порцию алкоголя, и жестом попросила повторить. С каждым глотком плохие мысли сменялись на позитивные, медленно но верно ее настроение улучшалость. «Вот, малышка, твое лекарство: Секс, наркотики и рок-н-ролл!» Рассмеявшись своим мыслям, Гермиона наконец-то заметила, что дневная негромкая музыка сменилась на энергичную клубную, и в помещении стало довольно много народу. Жестом пригласив официантку, она заказала бутылку любого крепкого, и принялась ждать свой заказ, все так же посматривая на людей в клубе. «Вот уж кто отрываться умеет!» За распитием прошло уже приличное количество времени, она дошла до той приятной кондиции, когда уже очень хорошо, но еще не плохо. Возможно, завтра она пожалеет о количестве алкоголя, но только не сегодня. Сейчас ее вечер. Решив, что нечего мелочиться, она вынырнула из кабинки и пошла на танцпол. «Что может быть лучше? Куча нетрезвых во всех смыслах людей, никому не известна твоя личность и оглушающе громкая музыка! Боже, да!» В эту же секунду она начала двигаться в такт музыке и припрыгивать на особо заводных моментах. Когда выдавалась минута, она возвращалась к своему столику, чтобы отпить новую порцию алкоголя и сразу же возвращалась обратно в толпу. Она двигалась и отдавала всю свою боль, всё своё сожаление, всю свою обиду на эту жизнь в этот танец. Ее руки то блуждали по телу, то просто свисали вниз и покачивались от ее зажигательных движений. Когда последняя грустная мысль улетучилась в ее голове, она ослепительно улыбнулась и закрыла глаза от удовольствия. Треки сменялись другими, в лицо били лазеры, и здесь она чувствовала что жила. Весь её настрой резко обрушился, когда её настойчиво дернули за кисть. — Грейнджер, какого хуя ты здесь забыла? Она увидела знакомые платиновые волосы, широкие плечи и пронизывающе холодные глаза. Неужели это действительно... — Малфой? Это я должна спросить! Это же магловский клуб! — она расплылась в улыбке, совсем не понимая, что происходит, — лучше давай тоже танцуй! Или ты ещё не достаточно пьян? — она залилась смехом. — Ты судя по всему в хлам. — А ты как будто нет? Здесь все люди пьяные, Малфой! — Да, думаю в этом есть доля истины. Что ты здесь забыла? Где грива и твои полоумные дружки? — он соскалил улыбку, которую врядли можно принять за дружескую. Их то и дело толкали люди танцующие вокруг них, и они все больше смещались под этим напором от начального места их разговора. — Ты прямо здесь хочешь поговорить? — она вскинула бровь и улыбнулась, — слушай, мы оба на этом дне сидим! Может хотя бы выпьем ещё? — Эм... Да, можно, я вон за тем столиком сижу, — он обернулся, ища место где сидел до этого, и указал куда то за спину большим пальцем. — А я в кабинке в конце зала, там поспокойнее, — не дождавшись ответа она схватила его за рукав водолазки и потащила сквозь толпу в противоположную сторону. Протиснувшись сквозь кучу движущихся тел они наконец то вышли к дальнему углу клуба и шли вдоль скрытых за небольшими ширмами кабинок. В итоге, остановившись у одной них, Гермиона нырнула первая во внутрь, удобно и привычно плюхнувшись на диванчик, она улыбнулась и схватила бокал с очередным дешевым поилом и осушила его. — Воу! Где пай-девочка Гермиона Грейнджер? Я тебя не узнаю!.. — он взял один из пустых стаканов и даже не брезгуя тем, что это один из тех откуда она пила налил себе точно такого же бурбона, что он пил за своим столиком. — Ну, знаешь, ты тоже не особо вписываешься в тот образ, который я помню, — она облокотилась щекой о кулак и смотрела ему прямо в глаза. — От того мальчишки давно ничего не осталось, как видишь, — он отпил из бокала и цокнул, поднимая на нее взгляд. Теперь он смог рассмотреть ее ближе: некогда пухловатые щеки сменились легкими впадинами и теперь явно очерченные скулы делали ее лицо болезненно худым, такое же исхудавшее тело и уставшие глаза. Прическа, сначала показавшаяся Малфою вроде модной и аккуратной, оказалась слегка неровно подстриженной и с явными, еле видными, участками голой кожи. — От той заучки тоже мало чего осталось. Как видишь, мы оба здесь, — она протянула стакан, приглашая чокнуться. Он сразу поняв намек, быстрым движением столкнулся со стаканом в ее руке и отпил. — Рассказывай, — он слегка поморщился и отодвинул от себя напиток. — Так быстро? — Я просто вижу, что хочешь поделиться. У меня та же ситуация, Грейнджер, больше не с кем. Учитывая то, что ты здесь совершенно одна, тебе тоже не с кем попиздеть. Так что давай выкладывай! — он махнул рукой в ее сторону и вальяжно откинулся на спинку. — Что же, возможно ты прав, да и я в той стадии опьянения, что готова первому встречному вообще всю жизнь пересказать, — она хихикнула, но от Малфоя не укрылось, что выражение ее глаз совершенно не поменялось, все такие же пустые и стеклянные. Она сместилась на диване в сторону и закинула на него ноги, принимая положение полулежа, как на софе у какого-нибудь психолога. Проведя ладонью по волосам, как бы поправляя их, она ощетинилась и убрала руки за голову. — Как тебе моя стрижка? Элегантно не правда ли? — она улыбнулась и вскинула свои глаза к потолку, — мне сегодня сказали, что дай бог пару месяцев протяну, так что как видишь беру от жизни все. — В смысле пару месяцев?! — Малфой, у меня рак, — она быстро села обратно и посмотрела прямо в его глаза, — никаких вариантов, кроме смерти, мой дорогой друг. Все перепробовали: магическую медицину, магловскую – ноль результатов. — Да, знаешь, ты победила, тебе явно хуже, — он концертно зааплодировал и заулыбался. За их столиком воцарилась тишина. Они сидели, пили и смотрели в свои стаканы, то и дело подливая еще алкоголя. Спустя пару минут парень прервал молчание: — Два месяца назад мама покончила с собой. Она посмотрела на его поникшую фигуру и совсем не узнавала этого человека, который всегда ходил с прямой спиной и поднятым подбородком. Перед ней сидел совершенно убитый горем парень. — Я сожалею, — она не знала, что еще можно сказать в этой ситуации. Она не знала Нарциссу достаточно хорошо, чтобы рассуждать о ней и ее жизни, поддерживая эту беседу. — Так значит ты умираешь? — Проницательно. Я живу так уже пол года. С самого начала знала, что надежды нет, и вот я здесь – решила оторваться напоследок. Алкоголь, знаешь, все ужасные мысли выталкивает из головы и остается пустота, которая явно лучше, чем мысли о том, что скоро сдохнешь. — Знаю, Грейнджер, знаю. Он поднял на Гермиону глаза и увидел улыбку на ее лице такую, что с первого взгляда и не скажешь, что девушка в пучине отчаяния. Затем, неожиданно для себя, Драко нашел под столом рукой ее колено, и начал легонько оглаживать голую кожу. Медленно поднимаясь круговыми движениями выше. Девушка перед ним медленно прикрыла глаза, ловя каждое ощущение на своей коже, незаметно для себя самой подвигаясь ближе к краю дивана прямо на встречу его руке. — Все настолько плохо, Грейнджер? — он начал ухмыляться, смотря на девушку и начиная гладить выше - прямо по внутренней стороне бедра. — Какая к черту разница? Я здесь не для того чтобы жалеть себя! – Она быстрым движение поднялась на ноги и, перекинувшись через стол, схватила за край ворота его водолазки и притянула ближе впечатываясь в его губы своими. Опешив, Малфой не сразу сообразил настрой девушки, но уже через пару секунд ответил на поцелуй, запуская свой язык в ее рот. Это не было нежным поцелуем, но и грубым его было сложно назвать. Через минуту, расцепившись, чтобы отдышаться, девушка быстро обогнула стол и забралась на Драко верхом, желая скорее возобновить поцелуй. Его руки мгновенно нашли ее талию, и, грубо вцепившись в нее, он старался подвинуть ее еще ближе к себе. Удостоверившись, что ближе некуда он начал блуждать руками по ее ногам и плавно переходить на поясницу. Почувствовав прохладные нежные пальцы под футболкой, она рвано выдохнула ему прямо в губы и сильнее выгнула спину. Она запустила свои пальцы ему в волосы и продолжала исследовать его рот. То нежно посасывая его язык, то слегка покусывая нижнюю губу. От нахлынувшего возбуждения она слегка заерзала на его коленях, почувствовав промежностью его возбужденный член. — Такого поворота событий я уж точно не ожидал, — оторвавшись от ее губ, он слегка улыбнулся и приник губами к ее тонкой шее. Он начал с места за ухом, оставляя влажный, прохладный след от языка и спускался ниже. Следующим его шагом было слегка всосать нежную кожу Гермионы, не забывая при этом оглаживать ее голую спину. Она откинула голову назад, предоставляя парню свободу действий. Спустившись еще на пару сантиметров ниже, он укусил ее и сразу же поцеловал то место, как бы извиняясь, когда с ее губ сорвался сдавленный стон. Он нашел ее губы и вновь поцеловал, не задержавшись надолго. — К тебе или ко мне? — Ко мне, у меня лекарства. — Ты ведьма, Грейнджер! Очень горячая, отчаянная и сексуальная ведьма! – он облизнул губы, – Показывай дорогу!..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты