На троечку.

Слэш
NC-17
Завершён
39
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Тэхен - звезда Чонгука.
Примечания автора:
https://vk.com/club203438374 - группа вк
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 0 Отзывы 6 В сборник Скачать

1

Настройки текста
      Тэхен учителя Чона терпеть не может. Несмотря на то, что вроде бы не за что. Как человек он довольно неплохой, как преподаватель… так, на троечку.       На троечку в безупречной успеваемости парня. И то, только потому что мужчина ведет ненавистную всеми фибрами физкультуру. Не так, как старенькие, положившие на свою работу физруки, а как достаточно молодой, по преподавательским меркам, полностью увлеченный своим делом. Требующий от детей полной отдачи, которую те с охотой ему предоставляют. Ну конечно, где еще можно так отдохнуть душой, нежели не на уроках физкультуры?       В библиотеке, под лестницей на первом этаже, кабинет искусств на худой конец открыт всегда, отдыхай не хочу! Крикнет не разделяющий сей факт Тэхен, отжимающийся от силы раза два.       Просто, физический труд не для него. Он — щупленький, миниатюрный, умный мальчик. Предпочитающий книги бесцельному наматыванию кругов по спортзалу, после чего сердце скачет как сумасшедшее. Ладно, скачет оно не только из-за сильной нагрузки, но и из-за пристального взгляда учителя Чона. Тот, без какого бы то зазрения совести, постоянно, из урока в урок, посвящает все свое время дохлому ботанику. Словно забот, кроме как таскаться повсюду за то и дело спотыкающимся, ставящим руки во время игры в волейбол неправильно, из-за чего постоянно с синяками, задыхающимся, словно астматик, Тэ, нет. И ведь как таскается! Высмеивает постоянно, подтрунивает, на первую демонстрацию новых упражнений к себе подзывает. И тут вот непонятно, хочет ли преподаватель сделать лучше для самого Тэ, чтобы тот сразу знал, как делать стоит и не свернул в процессе шею, или же опять издевается, выставляя парня посмешищем среди остальных.  — Тэхен! — Ким закатывает глаза, сразу же, как слышит режущий визг свистка. — Поть сюды, — Чонгук кровожадно ухмыляется, видимо предвкушая скорое веселье. Ну конечно, как же он может упустить такой шанс. — Давай, давай. Шевели окорочками!       По залу эхом проходятся смешки. Тэхену хочется съездить по этой нахальной харе, сильнее, чем обычно.  — Все остальные, разбрелись по парам! — кричит мужчина. — Сегодня будем отрабатывать верхний и нижний приемы. Напоминаю! Когда мяч принимаем снизу, локти не сгибаем, ноги держим полусогнутыми, сверху — наоборот! Со всей дури не бьем! Да, Сонхва, к тебе обращаюсь! Не забываем, что кроме мужиков, в классе есть представительницы прекрасного и нежного пола! Ну и, — Чон смотрит на стоящего перед ним Тэхена. — про чудо наше, женоподобное, тоже помним!       Класс ржет в голос. Тэхену уже просто хочется убраться прочь с чужих глаз, чтобы не терпеть эти обидные слова. Что он, виноват, что ли? Не дано ему матушкой природой сильным, ловким мускулистым быть, не дано, и все тут! Зато мозгов побольше, чем у некоторых! Да, мысленный камень был брошен в огород учителя.  — Что ж, звезда моя, жги! — Ким заламывает густые брови, словно от ощутимого толчка под ребро, но мяч вверх поднимает, замахивается, иии… бьет недостаточно сильно. Сферический снаряд не пересекает и середины спортзала. — М-даааа. Очень мощно, — аплодирует преподаватель.       Ким клянется, еще раз что-то подобное случится, и он не сдержится.       Теперь очередь Чона подавать. Тэхен знает, что словит с нулевой вероятностью, а вот пропустить — это пожалуйста, это за здрасьте. Но попытаться стоит? Может, учитель наконец заметит его старания и выведет в журнале эту злосчастную «четыре».       Не выведет, понимает Тэ, когда Чон замахивается и отправляет мяч прямиком в руки непутевого ученика. Тому только отбить остается. Вытянуть вверх руки и отрикошетить его обратно. Только вот, учитель похоже забыл, что Тэ слабее в сто крат, тех же самых одноклассников. Поэтому то и принимает подачу лицом.       В зале наступает тишина. Чонгук обеспокоенно подлетает к приземлившемуся наземь пострадавшему, у которого от резкой боли слезы непроизвольно из глаз прыщут. И такая обида Тэхена захлестнула. Мало того, что женоподобным называют, так еще и плаксой будут величать. Просто прекрасно. Премия «лох года» теперь по праву принадлежит ему.  — Тэ… — зовёт совсем раскисшего ученика Чон. Ким носом, подбитым, шмыгает, заботливые руки от себя отпихивает, а после прытко вспрыгивает на ноги, будто и не ему вовсе по голове прилетело, хватает этот поганый мяч и швыряет со всех сил в Чонгука. Тот, к слову, ловко уворачивается. Ну кто бы сомневался. Будто бы был хоть мизерный шанс попасть. Волну злости быстро сменяет волной стыда. Парень мечется глазами из угла в угол и не придумывает ничего лучше, как позорно сбежать.       Сидя в раздевалке и плача уже не столько от боли, сколько из-за несправедливого отношения, Ким не может понять. Почему учитель так к нему неблагосклонен? Разве он хоть раз позволил себе чего-то лишнего? Всегда ведь уважительно разговаривал, в отличие от других детей, старался на уроках, хотя этого и не заметно, наверное, было, а что самое главное, он ведь втюрился в этого придурка, как девчонка какая-то! Из-за чего на уроки к нему и ходит, и старается, и упреки терпит. Потому что где еще представится возможность в открытую любоваться мужчиной? Нигде. Да, порой он Чонгука ненавидит. За эти милые улыбочки всем подряд, за «звезда моя» и «женоподобное чудо». Ладно, первое стерпеть можно, ведь там фигурирует слово «моя», пусть не в том значение, в котором хотелось бы, но все равно ласкающее слух. А второе… Какое он, к черту, чудо? Да к тому же еще и женоподобное?  — Ну и чего ты убежал? — раздается над головой непривычно нежный голос. Жалеет? — Подумаешь, с кем не бывает…  — Ни с кем не бывает, — зло выпаливает Тэхен. Нет, ну правда. На его памяти ущербнее человека встречать не доводилось. — С Лиен не бывает. С Минхо не бывает. С вами тоже не бывает! Хотя, это выглядело бы довольно странно, приключись с преподавателем физической культуры такая нелепица.  — Тююю, — тянет Чон, присаживаясь перед учеником на корточки и укладывая локти на острые коленки того же. Он знает, что нарушает все дозволенные нормы, но… Порой так хочется. А Тэхен ситуации не помогает ни сколько. Постоянно весь такой нежный, милый. Сгрести бы в охапку, да из объятий медвежьих не выпускать. — Ты из-за этого нюни распустил, звезда моя?       Тэ неодобрительно, с ноткой глубокого поражения глядит на в конец оборзевшего учителя.  — Ну, надо же соответствовать вашим обзывательствам, — пожимает он плечами, заливаясь краской из-за чуть пробравшихся выше и сжавшихся ладоней, поверх не скрытых широкими шортами ляжек.  — Когда это я обзывался, — щурится Гук.  — А вы и не помните?! — наигранно возмущенно пищит Ким. — Да вот прям только что!  — Тебя слово «звезда» не устроило что ли? — забавляется старший, совсем теряя связь с разумом. Голова ложится на чужие тоненькие ножки, тогда как губы нежно водят по гладкой коже. — Или же моим быть не хочешь?       Тэхен совсем теряется, словно выброшенная на сушу рыба, то открывает, то закрывает рот.  — Ну чего ты пугаешься так, маленький? — проходясь дорожкой поцелуев от коленки до кромки облегающих бедро боксеров, Чонгук обхватывает своими руками хрупкую талию Тэ и утыкается носом в живот. — Твоих горящих алым щек не заметил бы только дальтоник, а про частые взгляды, которые ты, по-моему, даже не пытался как-то скрыть, я вообще молчу.       Тэхен мигом вскидывает руки вверх, прикрывая вспыхнувшие пожаром щеки запястьями. Какой стыд! Боже. И ведь это мысль о том, что его чувства вроде как взаимны еще до адресата не дошла. Застряла где-то на середине. Чонгук же по-доброму смеется, щекоча теплым дыхание мягкий животик. Тэ такой нереальный.  — Ну же, радость, посмотри на меня, — просит мужчина, на что подросток лишь головой неуверенно машет. — Чего-теперь-то смущаться?       Чонгук накрывает миниатюрные ладони своими большими и с легкостью отнимает те от лица. Ким не особо-то и сопротивляется, молча принимает свою прекрасную участь.  — Скажи, если я прямо сейчас тебя поцелую, то совершу самый неправильный поступок в своей жизни? — Чонгука не смущает то, что говорит в основном он сам. Наоборот. Смущенный до нельзя Тэ отдает теплом в грудной клетке.  — Вы совершите самый неправильный поступок, если не сделаете этого, — на грани слышимости выдает парень, заливаясь цветом пуще прежнего. Он наконец поднимает на Гука взгляд и сам, неуверенный в себе до чертиков, но неистово желающий, подается вперед, клюя учителя в верхнюю губу. Мужчина улыбается широко, одновременно удивленный и вместе с тем довольный этим поступком.       Чон стремительно вырастает над младшим, становясь на колени меж вытянутых по обеим сторонам ног. Захватывает его личико в плен своих ладоней и мягко накрывает искусанные губы своими, не менее истерзанными. Сначала просто невесомо касается, водит из стороны в сторону, сталкиваясь носами, но после, когда Тэхен чуть расслабляется, позволяя своему телу прижаться вплотную к горячему чонову, а рукам стянуть с волос тоненькую резинку, разрешая тем рассыпаться в беспорядке, наступает более решительно. Проводит языком меж приоткрытых губ, сразу же врываясь в горячий рот младшего.       А тот под умелыми ласками млеет, разом ослабевает под натиском сильных рук и позволяет Чону все безмолвно.       Оба и не замечают, как переносятся в тренерскую комнату, где Чон остервенело мнет мягкие ягодицы, неустанно сплетает воедино их языки. Ким на это может только несдержанно стонать, да плавиться от жара двух тел. Он тянет ручками свободную футболку учителя вверх, оголяя безупречное тело, проводит ладонью по груди, по кубикам пресса и хочет. Хочет неистово.       Тэхен разрывает поцелуй, накрывая губы слепо потянувшегося к нему Чонгука большим пальцем и проводит языком по яремной ямке между острыми ключицами. Несдержанно кусает грудь мужчины, на что получает одобрительный гортанный стон, пока ручки вовсю хозяйничают, массируя вставший член через ткань спортивок. И как только из очаровательного, застенчивого юноши, Тэ преобразился в такого несдержанного и похотливого?       Шершавые ладони Чонгука наконец пробираются через двухслойную защиту и больно сжимают половинку, оттягивая бархатную кожу вверх. Он звонко шлепает Кима по заднице, на что тот лишь губу закусывает и голову назад запрокидывает. Чертенок маленький.       Мужчина опрокидывает их обоих на не совсем удобный диван, нависая над Тэхеном каменным изваянием. Тот несдержанно скулит, водит руками по предплечьям преподавателя, а тот налюбоваться не может. Насладиться видом, настолько нуждающегося в нем мальчика, такого крохотного и до звездочек перед глазами милого. Кажется, Чон об этом уже говорил.  — Ах, детка, ты великолепен, — говорит старший, одновременно с чем выпутывает Кима из шорт и боксеров, а себя из сковывающих область паха спортивок. Он проводит большим пальцем по поджавшемуся колечку мышц, наслаждаясь его розоватостью и гладкостью. Его мальчик совершенен абсолютно везде. — Потерпи мой хороший, еще немного, — Гук пропихивает внутрь младшего один палец из-за чего тот морщится, но перестает сразу же, как только второй рукой Чон пробегается по яичкам. Ким умоляет поторопиться, иначе боится кончить уже лишь от таких незамысловатых ласк. Он льнет к пальцам Гука, пытаясь насаживаться самостоятельно, и мужчина принимает этот сигнал за зеленый свет к более серьезным действиям. Он обильно сплевывает на сочащийся смазкой член, размазывая слюну по всей длине и успокаивающе поглаживает младшего, который привстал на локтях, чтобы так же полюбоваться своим мужчиной, по животу.  — Терпи, радость, — просит Чонгук, резко входя сразу на всю длину. — Чшшш, — успокаивает он мальчика, собирая влагу с щек и ресниц мягкими поцелуями.       После нескольких минут передышки Тэхен привыкает к распирающему изнутри огромному органу и опускает вниз руку, ощупывая пальцами основание чонгукова члена и растянувшиеся вокруг него стеночки ануса. Он счастливо улыбается, откидываясь назад на диван, едва заметно кивая головой. Чонгук начинает медленно выходить и чувственно, с нажимом врываться обратно, вырывая из Тэхена протяжные стоны.       Они не следят за временем, проведенном в сладостной неге. Сейчас для Чонгука существует лишь его звезда, а для Тэхена его учитель, которого тот терпеть не может. Оба наконец заполучили то, чего хотелось очень давно. И сейчас, любовно оглаживая ягодицу Тэ, который отрубился сразу же, как только Чонгук вышел из него и излился на подрагивающий после бурного оргазма живот, он с уверенностью может заявить, что эта радость, так удачно попавшая в руки именно ему, будет получать лишь хорошие оценки по физкультуре.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты