Ducunt volentem fata, nolentem trahunt +15

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Сэлли, Хуан
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Фантастика
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Одинокая девушка не находит себе пристанища в жизни, поиск новых ощущений вовсе приводит в психиатрическую клинику. Мало этой беды, ведь еще и галлюцинация терроризирует своим обаянием.
Сможет ли героиня противостоять наваждению? Или же поддастся соблазнам экзотики?
Ответы на все вопросы покажет дальнейшая история. Спасибо за внимание, оставайтесь с нами.

Посвящение:
Огромное спасибо Шыдеврам фикбука за организацию столь интересного проекта! Что бы там ни было, я очень рада, что принимала участие, что Вы стали первыми, кто смог подтолкнуть меня к написанию прозы.
Я очень благодарна, что Вы сделали такое увлекательное задание! Я искренне надеюсь, что будут у нас еще многочисленные конкурсы, где всё получится и откроются новые таланты!)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Произведение выполнено по картинке, которую Вы сможете увидеть, перейдя по ссылке
http://cs9482.vk.me/v9482494/176c/B92CM6TJ6hg.jpg
3 августа 2013, 08:09
Долго или мало, уже не вспомнит никто, разве только стены этого здания. Серые, гладкие, лишенные каких-либо признаков эмоционального воздействия стены. Можно ли их покинуть? Нет, гости здесь задерживаются годами. Лишь по расписанию прогуливаясь с персоналом по озелененному дворику, наблюдая, как сменяются времена года, как вдалеке зимой покрываются инеем решетчатые заборы... А вот внутри здания не меняется ничего, видимо, чтобы полностью опустошить психику, пережитки прошлого, искоренить былые привычки. Для начала новой жизни, возможно. А может, так просто дешевле и реже требуется ремонт.

Сэлли Остберг пыталась считать дни, но безуспешно. Да и был ли в этом смысл? Могла бы веселиться с друзьями, сплетничать с подругами, да вот не было их, друзей-то. С юных лет наша героиня привыкла, что её называли дьявольским отродьем. Еще бы, не каждый день встретишь девушек с абсолютно неокрашенным волосяным покровом, голубоватым оттенком кожи, да с красными глазами. Не привыкли всё же к альбиносам, не привыкли. Ушла бы в работу, только не хватало образования для чего-то стоящего, вот и кочевала она из одной конторки в другую. Кто-то советовал заняться любимыми делами, найти призвание, только Сэлли банально не хватало таланта для бурной деятельности. Так и ходила наша белая ворона неприкаянной, печальной, одинокой, вздыхала по неудавшейся жизни, по сгубленной юности...

Продолжалось бы и дальше подобное проживание, если бы не случай в один прекрасный день. История умалчивает, куда Сэлли направлялась, да и не важно это. В этот далекий и незабываемый денек случилось чудо, благо девушке на пути предстала какая-то местная шаманка. Раньше Остберг просто отмахивалась от подобных подозрительных персон, но сейчас наступило безразличие. После красочной пафосной речи женщины, разодетой в разноцветные лохмотья и обвешанной дешевыми амулетами, Сэлли лишь пожала плечами. Правда, снадобье всё же приняла в дар. Уж очень долго шаманка расхваливала магический порошок, избавляющий от бед. Вроде и подходит – не требуется каких-либо специфичных навыков, просто для проведения ритуала! Изумительное дело, всего-то при лунном свете вдохнуть щепотку данного порошка. Решив не терять времени, в первую же ночь Остберг рассыпала горсть волшебного снадобья на подоконник, освещенный спутником Земли. Еще момент, душа начала оживать, по телу разлилось приятное тепло, губы расплылись в блаженнейшей улыбке, захудалая квартирка показалась внезапно наикрасивейшим местом Вселенной, в глазах водили хороводы разноцветные огоньки. "Вот он, рай! Это моё личное счастье, чудо! Как я не видела счастья вокруг!" – витали в светлой голове мысли, коими являлись сплошные восклицания. По комнатке уже разносился беззаботный смех... Вот хорошего не может быть много, ибо к Сэлли явился "вестник смерти", по крайней мере, она сама окрестила таким образом гостя. Еще бы, не каждую ночь к людям в окна влетают гигантские вороны с человеческим лицом, которые еще и улыбаются, демонстрируют белоснежные идеальные зубы. И откуда только такие на свет берутся? Сказать, что Сэлли испугалась, значит не сказать ничего. Казалось, этот вопль слышали даже в самых отдаленных галактиках, а от ударов головой потрескался подоконник. Существо лишь растерянно махнуло крылом и поспешило незаметно убраться восвояси. Да, как и всегда, хорошему быстро наступил конец, девушка потеряла разумную речь, сон, пугала окружающих ежеминутными сменами настроения, коллекционированием вороньих перышек... А уж когда и вовсе стала "летать" со столов, возомнив себя белой вороной в прямом смысле этого слова , то её отправили туда, где она и находилась в данный период повествования.

Довольно продолжительное время еще во снах преследовал нашу героиню ворон с голливудской улыбкой. К счастью, капельницы не зря превратили вены в решето, а желтоватые таблетки не зря мучали несварением желудка. Потому прояснилось сознание, в глазах пропал безумный огонек, демон смерти больше не казался угрозой. Сэлли даже посмеивалась над своей слабостью – так испугаться галлюцинации после первой же дозы наркотиков! Хотя, эта галлюцинация уже стала интересной, наверняка птичка дружелюбная. В итоге девушка смирилась со своей участью и просто машинально позволяла лечить себя. Стыдно как-то уже выходить наружу и показываться семье, раз совершила такую идиотскую ошибку.

И только сегодня еще с вечера сердце бешено трепетало от предчувствия чего-то нового. Остберг списала это на побочный эффект нового лекарственного препарата и постаралась расслабиться, любуясь видом снаружи...

Ночь давно накрыла спящий город и лишь одна Луна гордо красовалась на вершине, бесстыже заглядывая в огромные бронированные окна, обрамленные белоснежными шторами. В еле уловимой дымке, покрывающей ночной мир, видны неяркие точки звезд, словно кто-то рассыпал мириады золотинок. Но в этой иллюзорной тишине что-то явно не так. Легкий ветерок колышет кроны деревьев, но это не тот звук, который сейчас еле улавливается слухом. Одинокая, тонкая фигурка в окне, расслышав эти неуловимые звуки, будто встрепенувшись, подняла голову, сощуривая глаза и всматриваясь в даль. На горизонте, вырастая из точки, приближался тот, кого она так ждала все эти дни, месяцы, может и годы. Страх и удивление странным образом улетучились, Сэлли не сомневалась в реальности происходящего. Пернатый незнакомец бесшумно приземлился на подоконник, миновав броню окна. Девушка молча бросилась обнимать существо, забывая о боли в венах, а тот словно и ждал подобный расклад.

– Не бойся, Сэлли. Я не могу тебя бросить. – ворон-переросток даже заговорил. И снова показал свои идеальные зубы. Не розыгрыш ли это случайно? Тогда стоит предположить, что видение всего лишь переодетый актер.

– Я не буду спрашивать, кто Вы и зачем сюда пожаловали, но не могли бы Вы пояснить причину, как пролетели сквозь стекло? – Остберг уже начала проклинать себя, что несет нелепицу. Вовсе не это занимало мысли.

– Ты призвала меня, о Джульетта! Пригласив раз, уже так просто не отделаешься! – пришелец весело рассмеялся. – Перейдем на ты, условности нам ни к чему!

Сэлли уже отметила, что гость весьма таки странный. И это замечает пациент дурдома.

– Ромео ты недоделанный, чудо в перьях! Потому меня в психушку завлек, что это романтичнее? – девушка подняла левую бровь. Про себя же она решила, что незнакомец вовсе не в костюме. Или, по крайней мере, перья точно не синтетические.

– Кто у нас мечтал о разнообразии в жизни? – хитро прищурился ворон. – Совсем забыл, меня Хуаном звать!

– Очень мило, судьба пришла в виде недочеловека! - усмехнулась Сэлли, тут же упрекая себя за резкость.

– Нельзя же так грубо, любовь моя! - театрально возвел очи к небу Хуан. – Этот вид выбран прикрытием в вашем мире, иначе все ослепнут от моей красоты. – он громко рассмеялся, что девушка даже вздрогнула. Почему их не слышат в других комнатах? Щеки званой Джульетты порозовели. Если он и улыбается так ослепительно, то каков он действительно в человеческом обличье?

– И чем же я так привлекла внимание сего великолепного пришельца? Увы, моей персоне до тебя далеко. – девушка вздохнула. Она и вправду ни чем не примечательна.

– Этим же, конечно! Всегда восхищался необычными девушками. И твои волосы напоминают сияние Луны, твои глаза словно алая заря... – Ромео уже витал где-то в своих грезах.

– Эм... Хуан? Может прекратишь? – Сэлли уже не знала, смеяться над ним или смущаться.

Гость сразу посерьезнел, вернувшись с небес на землю.

– Сразу к делу? – Остберг молча кивнула. Ну вот не нашла она достойного словесного ответа, что поделать.

Хуан всё понял и не стал медлить. Антропоморфный ворон прижал к себе хрупкую девушку и начал бормотать какое-то заклинание. Примерно через минуту они начали проваливаться в цветную воронку, крепко обнимая друг друга. Еще бы, потеряться в неизвестном измерении не самая завидная участь. А так, если и ошибутся адресом, то хоть ошибутся вместе. Не пропадут.

Так и исчезла из казенного дома пациентка. Искали недолго, без энтузиазма, безрезультатно. Вскоре внесли запись, что окончила жизнь суицидом. Неважно, что тело не нашлось, лишняя суета не нужна никому.

А Хуан и Сэлли больше не возвращались к теме прошлого, разве только поначалу горе-Ромео оправдывался, что своим явлением-то и спас её от наркотиков. Конечно, чудная логика, но Джульетта махнула рукой. Он подарил ей и адреналин, и приключение, и новую жизнь. Это не то, на что следует гневаться, совсем не то. Более того, Хуан действительно оказался красивым, его лучезарности и обаяния хватало на двоих. Что тут сказать? Дополнили друг друга два одиночества, которым повезло с настоящим и будущим.


Противоположности из разных миров...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.